WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Вебер А.Б. Проблемы стратегии российского развития: социально-экономические аспекты // Россия реформирующаяся: Ежегодник - 2004 / Отв. ред. Л.М. Дробижева. - М.: Институт социологии РАН, 2004

Научная статья

 

A3. Вебер

ПРОБЛЕМЫ СТРАТЕГИИ РОССИЙСКОГО РАЗВИТИЯ: СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ

«...Мы не проявили понимания сложности и опасности процессов, происходящих в своей собственной стране и в мире в целом», — сказал Президент Путин в телевизионном обращении, с которым он выступил в связи с трагедией в Беслане. Эти слова адресованы, конечно, в первую очередь политикам, самой власти, но их можно интерпретировать и в более общем смысле, актуальном для социологической науки. Обострившиеся внутренние конфликты и межэтнические противоречия заставляют вновь и вновь обращаться к оценке состояния и уровня развития нашего общества, к проблемам стратегии развития. В научных дискуссиях и высказываниях известных экспертов давно звучат сетования на отсутствие долгосрочной стратегии развития, адекватной российским условиям и ожиданиям большинства населения. Вопрос о том, куда идет Россия, — на протяжении всех последних лет не сходит с повестки дня публичных дебатов (см., в частности, материалы международного симпозиума Интерцентра « Куда идет Россия?...» и их обстоятельный обзор в [28]).

Политика догоняющего развития и ее последствия

В начале 1990-х годов, перед лицом распада Советского Союза и вызовов глобализации, реформаторы-либералы предложили, а, по существу, навязали России политику догоняющего развития. Эта политика изначально заключала в себе внутреннее противоречие: если процесс глобализации, при всей его неоднозначности, создает определенные новые возможности развития, то политика неолиберального глобализма ограничивает их, поддерживая (и даже увеличивая) дистанцию между лидерами технологического прогресса и «догоняющими» странами [см.: 25].

Избрав имитационный путь модернизации (с ориентацией на американскую модель), реформаторы приступили к форсированному внедрению рыночных отношений, невзирая на отсутствие необходимых социокультурных и институциональных предпосылок для этого. Они сильно переоценили возможности рыночной «самонастройки» и серьезно недооценили присущие рынку элементы дисфункциональности, значение ре-


384


А.Б. ВЕБЕР


гулирующей роли государства в рыночной экономике, особенно в переходный период, отсутствие институциональных и моральных сдержек деструктивного поведения участников складывающихся рыночных отношений, масштабы возможных рисков и издержек. Догматизм плановой экономики сменился рыночным догматизмом. Реддэвей и Глинский в своем капитальном исследовании «Трагедия российских реформ» не без оснований назвали это «рыночным большевизмом» [31].

Постфактум была выстроена следующая объяснительная схема, призванная оправдать разрушительные импульсы, заложенные в либеральном проекте. На начальном этапе реформ якобы неизбежно крутое падение производства и уровня жизни; позднее наступает стадия «восстановительного роста», за ней, наконец, может последовать переход к устойчивому экономическому росту на основе использования «эффективного набора рыночных инструментов» [3]. Общая посылка, лежащая в основе этой схемы, — ориентация на догоняющее развитие, на достижение экономических показателей стран-лидеров (США и других) через интеграцию в глобальный рынок. Утверждают, что России на протяжении первой половины XXI века придется столкнуться с теми же проблемами, что решались странами-лидерами на протяжении второй половины XX века. Какие это проблемы, удалось ли их решить — это праволиберальных политиков не интересует [см. 4, с. 33 и ел.]. Модель развития, задаваемая лидерами мировой экономики, принимается как универсальный образец.

Концепция догоняющего развития игнорирует тот факт, что западная цивилизация (прежде всего американская) переживает кризис, причем кризис системный, обусловленный природными, социальными и моральными пределами развития, которое ориентировано на максимизацию накопления капитала и индивидуального потребления. Большинство человечества не может реально рассчитывать на достижение западных потребительских стандартов, поскольку это потребовало бы увеличения материального производства в масштабах, несовместимых с сохранением окружающей среды в пригодном для жизни будущих поколений состоянии. В США и других странах Запада все чаще звучит критика расточительного потребительства — и не только по экологическим мотивам: критики связывают феномен потребительского изобилия со вседозволенностью, утратой нравственных ориентиров и самоконтроля людей над своим социальным поведением. Усиливаются сомнения в нравственной корректности и перспективности господствующей системы ценностей, морали и принципов человеческих отношений1. В мире растет недовольство политикой

'   «Мне кажется — пишет известный американский социолог И. Валлерстайн, — что мы бродим по темному лесу и не вполне понимаем, в каком направлении следует идти» [2, с. X]


ПРОБЛЕМЫ СТРАТЕГИИ РОССИЙСКОГО РАЗВИТИЯ: СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ      385

неолиберальной глобализации, сопротивление ей носит массовый характер и приобретает самые различные формы, в том числе агрессивно-террористические.

Представление о догоняющем развитии отражает идеализацию Запада как олицетворения так называемого магистрального пути цивилизации. В этот «магистральный путь», если взять только XX век, наряду со многими достойными восхищения достижениями, укладываются и две кровопролитные мировые войны, очаги которых возникли в Западной Европе, фашизм, нацизм, колониальные войны, безоглядная эксплуатация человеческих и природных ресурсов «третьего мира», проблемы с экологией и т.д. В него укладывается и культивируемый неоконсервативными кругами Америки рыночный фундаментализм, который сопровождается возрождением имперской силовой политики и который, по мнению некоторых, стал более опасным для «открытого общества», чем тоталитарная идеология [21, с. XIX]. Но здесь нет той жесткой предопределенности, которую приписывают общественному развитию приверженцы детерминистского взгляда на историю. Западный мир стоит на пороге системной бифуркации с неопределенными перспективами [2, с. 181].

Ориентация на догоняющее развитие уже привела к серьезным негативным последствиям для России. Ее интеграция в глобальную экономику приобрела однобокий, деформированный характер. Доля экспорта в процентах к ВВП увеличилась в 90-е годы более чем в два раза. В значительной мере это объясняется сокращением объема ВВП. Но как бы то ни было, данный показатель у нас выше, чем в среднем по странам ОЭСР и развивающимся странам (см. таблицу).

Таблица. Структура внешней торговли России в сравнении с промышленно развитыми и развивающимися странами (2002 г.)

Страны

Импорт товаров и услуг

(в % к ВВП)

Экспорт товаров и услуг

(в % к ВВП)

Экспорт сырья

(в % от экспорта товаров)

Экспорт

промышл.

товаров

(в % от экспорта товаров)

Экспорт

высоких

технологий

(в % от промышл. товаров)

Россия

24

35

69

22

13

Страны ОЭСР

21

21

16

81

22

Развивающиеся страны

30

33

73

20

Источник: [8, с. 215, 217].

Как видно из таблицы, высокая доля экспорта достигается за счет вывоза сырья (нефть, газ, металлы, лес), тогда как доля изделий обрабатывающей промышленности невелика, а доля высокотехнологичной


386


А.Б. ВЕБЕР


продукции в экспорте несырьевых промышленных товаров крайне мала2. К тому же мы экспортируем намного больше, чем импортируем. Такого нет ни в одной промышленно развитой стране. Ситуация парадоксальная: при немалом положительном сальдо торгового баланса (в 2002 г. — 45,3 млрд. долларов, в 2003 г. — 60 млрд.) и солидном золотовалютном запасе денег на финансирование бюджетных расходов катастрофически не хватает, жизненно важные сектора народного хозяйства, культуры и социальной сферы постоянно испытывают дефицит инвестиций. Накопления, получаемые за счет высоких цен на энергоносители, остаются втуне: государство уклоняется от участия в инвестировании реального сектора экономики, а крупный бизнес использует любые возможности, законные и незаконные, чтобы вывозить капиталы за рубеж.

К потенциально опасным аспектам влияния глобализации относятся угрозы для целостности государственного пространства. Ее воздействие чревато ослаблением связей регионов с центром — вследствие тяготения Северо-Запада к Европе, Северного Кавказа — к мусульманскому Югу, Дальнего Востока и Восточной Сибири — к Китаю, Японии, Корее. При огромной территории и слабой заселенности большей ее части эта опасность вполне реальна.

Форсированный перенос на российскую почву западной социально-экономической модели имел и ряд других негативных последствий. Крайнее расслоение общества — здесь мы «обогнали» Западную Европу и «догоняем» Латинскую Америку. Обострение демографической ситуации — «шоковая терапия» внесла свою лепту в переживаемую Россией трагедию депопуляции. Резкое ухудшение нравственного климата — многие восприняли переход от закрытости к максимальной открытости как санкцию на вседозволенность. В отсутствие достаточно эффективных институциональных сдержек девиантного поведения государство оказалось практически беспомощным перед накатом преступности, коррупции, наркомании и т.п.

Главные причины этих явлений, конечно, — в самом обществе, но провоцируют и стимулируют их развитие во многом внешние факторы.

2 Следует, конечно, иметь в виду, что развивающиеся страны достигли сравнительно высоких показателей экспорта несырьевых промышленных товаров главным образом за счет «грязных» и сборочных производств.


ПРОБЛЕМЫ СТРАТЕГИИ РОССИЙСКОГО РАЗВИТИЯ: СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ      387

ПРОГРАММА НОВОГО ЦИКЛА РЕФОРМ ВЫЗЫВАЕТ ВОПРОСЫ

В первом Послании В. Путина Федеральному Собранию (8 июля

2000 года) говорилось: «...развитие общества немыслимо без согласия

по общим целям. И эти цели — не только материальные. Не менее важ

ные — духовные и нравственные цели». И еще: «Главное — понять, в

какую Россию мы верим и какой хотим мы эту Россию видеть». А так

же: «У нас были и есть общие ценности. Ценности, которые сплачива

ют и позволяют называть нас единым народом» [17].

Насколько социально-экономическая политика последних лет соответствовала этим важным положениям? В основу представленной в

2001 году Центром стратегических разработок программы нового цик

ла реформ на десятилетие (известной как «программа Грефа») был

положен все тот же принцип догоняющей модернизации, принимае

мой априори, как нечто само собой разумеющееся, без обсуждения его

релевантности применительно к России и без необходимой критичес

кой оценки.

Разработанная позднее среднесрочная программа на 2003-2005 годы [16] основана на тех же принципах, хотя и содержит некоторые новые акценты. В этом документе признается, что продолжающееся углубление сырьевой ориентации российской экономики препятствует общему экономическому росту. Вследствие благоприятной конъюнктуры на мировых рынках сырья и льготного налогообложения сырьевые сектора получают значительные преимущества в конкуренции за привлечение внешних и внутренних ресурсов (капитала и труда) по сравнению с несырьевыми. Понимание этого вроде бы есть, однако соблазн высоких цен на энергоресурсы побуждает наращивать объемы добычи нефти и газа и, соответственно, их экспорта. Экономика становится все более зависимой от экспорта сырья.

A3. Вебер

ПРОБЛЕМЫ СТРАТЕГИИ РОССИЙСКОГО РАЗВИТИЯ: СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ

«...Мы не проявили понимания сложности и опасности процессов, происходящих в своей собственной стране и в мире в целом», — сказал Президент Путин в телевизионном обращении, с которым он выступил в связи с трагедией в Беслане. Эти слова адресованы, конечно, в первую очередь политикам, самой власти, но их можно интерпретировать и в более общем смысле, актуальном для социологической науки. Обострившиеся внутренние конфликты и межэтнические противоречия заставляют вновь и вновь обращаться к оценке состояния и уровня развития нашего общества, к проблемам стратегии развития. В научных дискуссиях и высказываниях известных экспертов давно звучат сетования на отсутствие долгосрочной стратегии развития, адекватной российским условиям и ожиданиям большинства населения. Вопрос о том, куда идет Россия, — на протяжении всех последних лет не сходит с повестки дня публичных дебатов (см., в частности, материалы международного симпозиума Интерцентра « Куда идет Россия?...» и их обстоятельный обзор в [28]).

Политика догоняющего развития и ее последствия

В начале 1990-х годов, перед лицом распада Советского Союза и вызовов глобализации, реформаторы-либералы предложили, а, по существу, навязали России политику догоняющего развития. Эта политика изначально заключала в себе внутреннее противоречие: если процесс глобализации, при всей его неоднозначности, создает определенные новые возможности развития, то политика неолиберального глобализма ограничивает их, поддерживая (и даже увеличивая) дистанцию между лидерами технологического прогресса и «догоняющими» странами [см.: 25].

Избрав имитационный путь модернизации (с ориентацией на американскую модель), реформаторы приступили к форсированному внедрению рыночных отношений, невзирая на отсутствие необходимых социокультурных и институциональных предпосылок для этого. Они сильно переоценили возможности рыночной «самонастройки» и серьезно недооценили присущие рынку элементы дисфункциональности, значение ре-


384


А.Б. ВЕБЕР


гулирующей роли государства в рыночной экономике, особенно в переходный период, отсутствие институциональных и моральных сдержек деструктивного поведения участников складывающихся рыночных отношений, масштабы возможных рисков и издержек. Догматизм плановой экономики сменился рыночным догматизмом. Реддэвей и Глинский в своем капитальном исследовании «Трагедия российских реформ» не без оснований назвали это «рыночным большевизмом» [31].

Постфактум была выстроена следующая объяснительная схема, призванная оправдать разрушительные импульсы, заложенные в либеральном проекте. На начальном этапе реформ якобы неизбежно крутое падение производства и уровня жизни; позднее наступает стадия «восстановительного роста», за ней, наконец, может последовать переход к устойчивому экономическому росту на основе использования «эффективного набора рыночных инструментов» [3]. Общая посылка, лежащая в основе этой схемы, — ориентация на догоняющее развитие, на достижение экономических показателей стран-лидеров (США и других) через интеграцию в глобальный рынок. Утверждают, что России на протяжении первой половины XXI века придется столкнуться с теми же проблемами, что решались странами-лидерами на протяжении второй половины XX века. Какие это проблемы, удалось ли их решить — это праволиберальных политиков не интересует [см. 4, с. 33 и ел.]. Модель развития, задаваемая лидерами мировой экономики, принимается как универсальный образец.

Концепция догоняющего развития игнорирует тот факт, что западная цивилизация (прежде всего американская) переживает кризис, причем кризис системный, обусловленный природными, социальными и моральными пределами развития, которое ориентировано на максимизацию накопления капитала и индивидуального потребления. Большинство человечества не может реально рассчитывать на достижение западных потребительских стандартов, поскольку это потребовало бы увеличения материального производства в масштабах, несовместимых с сохранением окружающей среды в пригодном для жизни будущих поколений состоянии. В США и других странах Запада все чаще звучит критика расточительного потребительства — и не только по экологическим мотивам: критики связывают феномен потребительского изобилия со вседозволенностью, утратой нравственных ориентиров и самоконтроля людей над своим социальным поведением. Усиливаются сомнения в нравственной корректности и перспективности господствующей системы ценностей, морали и принципов человеческих отношений1. В мире растет недовольство политикой

'   «Мне кажется — пишет известный американский социолог И. Валлерстайн, — что мы бродим по темному лесу и не вполне понимаем, в каком направлении следует идти» [2, с. X]


ПРОБЛЕМЫ СТРАТЕГИИ РОССИЙСКОГО РАЗВИТИЯ: СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ      385

неолиберальной глобализации, сопротивление ей носит массовый характер и приобретает самые различные формы, в том числе агрессивно-террористические.

Представление о догоняющем развитии отражает идеализацию Запада как олицетворения так называемого магистрального пути цивилизации. В этот «магистральный путь», если взять только XX век, наряду со многими достойными восхищения достижениями, укладываются и две кровопролитные мировые войны, очаги которых возникли в Западной Европе, фашизм, нацизм, колониальные войны, безоглядная эксплуатация человеческих и природных ресурсов «третьего мира», проблемы с экологией и т.д. В него укладывается и культивируемый неоконсервативными кругами Америки рыночный фундаментализм, который сопровождается возрождением имперской силовой политики и который, по мнению некоторых, стал более опасным для «открытого общества», чем тоталитарная идеология [21, с. XIX]. Но здесь нет той жесткой предопределенности, которую приписывают общественному развитию приверженцы детерминистского взгляда на историю. Западный мир стоит на пороге системной бифуркации с неопределенными перспективами [2, с. 181].

Ориентация на догоняющее развитие уже привела к серьезным негативным последствиям для России. Ее интеграция в глобальную экономику приобрела однобокий, деформированный характер. Доля экспорта в процентах к ВВП увеличилась в 90-е годы более чем в два раза. В значительной мере это объясняется сокращением объема ВВП. Но как бы то ни было, данный показатель у нас выше, чем в среднем по странам ОЭСР и развивающимся странам (см. таблицу).

Таблица. Структура внешней торговли России в сравнении с промышленно развитыми и развивающимися странами (2002 г.)

Страны

Импорт товаров и услуг

(в % к ВВП)

Экспорт товаров и услуг

(в % к ВВП)

Экспорт сырья

(в % от экспорта товаров)

Экспорт

промышл.

товаров

(в % от экспорта товаров)

Экспорт

высоких

технологий

(в % от промышл. товаров)

Россия

24

35

69

22

13

Страны ОЭСР

21

21

16

81

22

Развивающиеся страны

30

33

73

20

Источник: [8, с. 215, 217].

Как видно из таблицы, высокая доля экспорта достигается за счет вывоза сырья (нефть, газ, металлы, лес), тогда как доля изделий обрабатывающей промышленности невелика, а доля высокотехнологичной


386


А.Б. ВЕБЕР


продукции в экспорте несырьевых промышленных товаров крайне мала2. К тому же мы экспортируем намного больше, чем импортируем. Такого нет ни в одной промышленно развитой стране. Ситуация парадоксальная: при немалом положительном сальдо торгового баланса (в 2002 г. — 45,3 млрд. долларов, в 2003 г. — 60 млрд.) и солидном золотовалютном запасе денег на финансирование бюджетных расходов катастрофически не хватает, жизненно важные сектора народного хозяйства, культуры и социальной сферы постоянно испытывают дефицит инвестиций. Накопления, получаемые за счет высоких цен на энергоносители, остаются втуне: государство уклоняется от участия в инвестировании реального сектора экономики, а крупный бизнес использует любые возможности, законные и незаконные, чтобы вывозить капиталы за рубеж.

К потенциально опасным аспектам влияния глобализации относятся угрозы для целостности государственного пространства. Ее воздействие чревато ослаблением связей регионов с центром — вследствие тяготения Северо-Запада к Европе, Северного Кавказа — к мусульманскому Югу, Дальнего Востока и Восточной Сибири — к Китаю, Японии, Корее. При огромной территории и слабой заселенности большей ее части эта опасность вполне реальна.

Форсированный перенос на российскую почву западной социально-экономической модели имел и ряд других негативных последствий. Крайнее расслоение общества — здесь мы «обогнали» Западную Европу и «догоняем» Латинскую Америку. Обострение демографической ситуации — «шоковая терапия» внесла свою лепту в переживаемую Россией трагедию депопуляции. Резкое ухудшение нравственного климата — многие восприняли переход от закрытости к максимальной открытости как санкцию на вседозволенность. В отсутствие достаточно эффективных институциональных сдержек девиантного поведения государство оказалось практически беспомощным перед накатом преступности, коррупции, наркомании и т.п.

Главные причины этих явлений, конечно, — в самом обществе, но провоцируют и стимулируют их развитие во многом внешние факторы.

2 Следует, конечно, иметь в виду, что развивающиеся страны достигли сравнительно высоких показателей экспорта несырьевых промышленных товаров главным образом за счет «грязных» и сборочных производств.


ПРОБЛЕМЫ СТРАТЕГИИ РОССИЙСКОГО РАЗВИТИЯ: СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ      387

ПРОГРАММА НОВОГО ЦИКЛА РЕФОРМ ВЫЗЫВАЕТ ВОПРОСЫ

В первом Послании В. Путина Федеральному Собранию (8 июля

2000 года) говорилось: «...развитие общества немыслимо без согласия

по общим целям. И эти цели — не только материальные. Не менее важ

ные — духовные и нравственные цели». И еще: «Главное — понять, в

какую Россию мы верим и какой хотим мы эту Россию видеть». А так

же: «У нас были и есть общие ценности. Ценности, которые сплачива

ют и позволяют называть нас единым народом» [17].

Насколько социально-экономическая политика последних лет соответствовала этим важным положениям? В основу представленной в

2001 году Центром стратегических разработок программы нового цик

ла реформ на десятилетие (известной как «программа Грефа») был

положен все тот же принцип догоняющей модернизации, принимае

мой априори, как нечто само собой разумеющееся, без обсуждения его

релевантности применительно к России и без необходимой критичес

кой оценки.

Разработанная позднее среднесрочная программа на 2003-2005 годы [16] основана на тех же принципах, хотя и содержит некоторые новые акценты. В этом документе признается, что продолжающееся углубление сырьевой ориентации российской экономики препятствует общему экономическому росту. Вследствие благоприятной конъюнктуры на мировых рынках сырья и льготного налогообложения сырьевые сектора получают значительные преимущества в конкуренции за привлечение внешних и внутренних ресурсов (капитала и труда) по сравнению с несырьевыми. Понимание этого вроде бы есть, однако соблазн высоких цен на энергоресурсы побуждает наращивать объемы добычи нефти и газа и, соответственно, их экспорта. Экономика становится все более зависимой от экспорта сырья.

В качестве сверхзадачи на перспективу ставится ускорение темпов экономического роста и удвоение ВВП к 2010 году. Многие эксперты высказывают серьезные сомнения в осуществимости подобного «большого скачка». В любом случае значение имеет не столько сам по себе рост ВВП, сколько качество роста. Величина ВВП в денежном выражении не дает адекватного представления ни об источниках роста, ни об уровне социального развития и благосостояния людей. Показатель ВВП служит для измерения общего объема экономической деятельности, независимо от ее характера; в нем учитывается и деятельность, связанная с преодолением последствий природных и техногенных катастроф, аварий, с «постарением» населения, заболеваемостью, преступностью, с обеспечением внешней и внутренней безопасности, — то, что в действительности представляет собой издержки для общества. По мере учащения природных катак-


388


А.Б. ВЕБЕР


лизмов, техногенных катастроф, эскалации терроризма, ухудшения экологической ситуации и других угроз, а также увеличения связанных с этим расходов разрыв между ВВП и реальным уровнем благосостояния людей будет возрастать3.

Другая важнейшая задача, поставленная перед правительством РФ — уменьшение масштабов бедности; ее решение напрямую связывается с ускорением темпов экономического роста. Проблема массовой бедности в России возникла как следствие реализации рыночной модели социал-дарвинистского типа — пусть выживает сильнейший! Распространению этого явления способствовало государство, проводя политику создания максимально благоприятных условий для частного накопления и концентрации экономических ресурсов в руках немногих.

Поэтому для борьбы с бедностью недостаточно повышения темпов экономического роста. Глобализация породила феномен «обедняющего роста», когда в жесткой конкуренции по издержкам преимуществом становится поддержание низкой заработной платы. Увеличение ВВП за счет наращивания добычи и экспорта энергоресурсов само по себе не ведет к ликвидации массовой бедности, если не сопровождается социально ориентированной политикой доходов, т.е. существенной корректировкой использования национального дохода. Бедность обусловлена не в последнюю очередь отсутствием или недостатком базовых возможностей для развития [20, с. 107 и ел.], что требует политики, ставящей принцип общего блага выше формальной экономической рациональности.

Новые формы неравенства воспринимаются большинством населения как несправедливость4; в результате снижается мотивация трудовой деятельности. Ухудшаются и другие социальные индикаторы — такие как ожидаемая продолжительность жизни, здоровье нации, образовательный уровень. Однако программа нового цикла реформ идет дальше: она ориентирует на коммерциализацию социальных услуг, расширение их платности и свертывание бесплатных услуг. При сохранении крайне низкого среднего уровня заработной платы и пенсий реализация этой программы означает дальнейшее разделение социальной сферы на услуги более высокого качества для тех, кто способен платить, и сводимые к жалкому минимуму общественные услуги для

3   Исследования Стокгольмского института окружающей среды показали, что с середины

70-х годов прошлого века уровень экономического благосостояния в США, Великобритании

и других странах ОЭСР стал снижаться — при продолжающемся росте ВНП [1, с. 355].

4   «Можно сказать, что в глазах большинства населения общество устроено несправед

ливо», констатирует О. Коленникова на основе проведенного ею социологического иссле

дования [9, с. 100].


ПРОБЛЕМЫ СТРАТЕГИИ РОССИЙСКОГО РАЗВИТИЯ: СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ      389

нуждающихся в поддержке5. Тем самым закрепляется социально-классовое деление общества, исключение больших групп населения из участия в обещанном прогрессе и благосостоянии. Эта политика базируется на ценностях праволиберального толка, которые большинство населения не поддерживает.

Согласия «по общим целям» не получается. Это показала и реакция общественности на «монетизацию льгот», осуществляемую под видом заботы о гражданах, а на деле — в надежде поднять конкурентоспособность российской экономики, ликвидировав «наследие социализма» в социальной сфере. Свое настойчивое стремление к демонтажу социальных гарантий и фактическому отказу от принципа социального государства (ст. 7 Конституции РФ) сторонники рыночных реформ «по Гайдару» объясняют необходимостью снизить долю государственных расходов в валовом продукте. Она, мол, слишком велика, что тормозит экономический рост. В действительности напряжение с государственными расходами объясняется не их чрезмерностью (34-36% ВВП — против примерно 50% в среднем по странам ОЭСР [24, с. 27]), а двукратным уменьшением валового продукта в 90-е годы. Но верно и другое: недоразвитый, полутеневой рынок лимитирует возможности государства в социальной сфере.

Здесь обнаруживается еще одно сущностное противоречие российского развития в условиях глобализации: потребность в развитии рынка и одновременно — в таком его ограничении (контроле, регулировании), которое сводило бы к минимуму ущерб от так называемых провалов рынка6. Недооценка второй стороны проблемы — прямое следствие абсолютизации рынка, т.е. выбора в пользу рыночного общества, устроенного по принципу «все на продажу». Формирование рынков и рыночной инфраструктуры — важнейшая задача, но проблемы стратегии российского развития к ней не сводятся. Свойственные рыночным механизмам дисфункции, если они не корректируются политикой, приводят к серьезным перекосам в социальном развитии.

Расчеты на то, что ускорение темпов экономического роста позволит России в обозримом будущем сравняться с Западом по уровню и качеству жизни, иллюзорны. Ведь это потребовало бы увеличения ВВП даже не в два раза, а в несколько раз, что, во-первых, едва ли вообще достижимо, во-вторых, — привело бы к угрожающему истощению отнюдь не безграничных ресурсов и катастрофическому ухудшению экологической ситуации, которая и без того вызывает серьезную тревогу.

5   По оценке экспертов, не более 13-15% россиян могут позволить себе платное обра

зование и не более 5% — платную медицину [24, с. 23-24].

6   Емкое и точное описание феномена «провалов рынка» (market failure) см. [13].


390


А.Б. ВЕБЕР


Состояние окружающей среды — один из главных в наше время компонентов качества жизни. Однако, вопреки официальным заявлениям, защита окружающей среды на практике не стала приоритетной задачей государственной политики. Затраты на экологию рассматриваются как помеха экономическому росту7. В планы экономического развития на ближайшую перспективу и в энергетическую стратегию заложен экологически ущербный подход. Это значит, что по мере экономического роста и развития основных производств нагрузка на природную среду будет возрастать. Экологические издержки обещанного удвоения ВВП перекладываются на ныне живущих и на следующие поколения.

ДИСКУССИИ О СТРАТЕГИИ: ПРОБЛЕМА КРИТЕРИЕВ

В свете сказанного — какой путь развития в наибольшей мере отвечает интересам России? Следует ли просто приспосабливаться к глобализации, поскольку это объективный и неизбежный процесс? Или искать свой, особый путь, пытаясь игнорировать вызовы глобализации? Возможен ли иной вариант? Какие тут просматриваются сценарии?

С официальной точки зрения выбор «исторического пути» Россией уже сделан, «наши цели абсолютно ясны» и любые отклонения «абсолютно исключены» [18]. Постулируется безальтернативность существующей модели развития8. Однако в общественно-политических и научных кругах высказываются различные мнения на этот счет. Известно немало попыток нащупать и сформулировать стратегию развития для России; как правило, они несут на себе печать тех или иных идеологических и политических пристрастий9. Одна из версий была изложена в претенциозной статье А. Чубайса под названием «Миссия России в XXI веке» [23]. Глубина и масштабы стоящих перед Россией проблем таковы, констатировал автор, что нужен совершенно другой

7См., например, интервью помощника президента А. Илларионова (известного своими ультралиберальными взглядами) английской газете «Дейли телеграф», 24 мая 2004 г. [32].

в Такого мнения придерживаются и представители российского крупного бизнеса. По словам одного из них, О.Дерипаски, в условиях глобализации «не существует реальной эффективной альтернативы для России в выборе модели развития...» [6].

' Таковы, например, стратегические разработки Совета по внешней и оборонной политике (СВОП); они идут в основном в русле сложившегося порядка вещей и отражают предпочтения бюрократической и предпринимательской элиты [ср. 30, с. 217 и ел.]. Совет по национальной стратегии (СНС), известный тем, что летом 2003 г. дал сигнал «антиолигархической кампании», представил в начале 2004 г. доклад «Национальная стратегия и повестка второго срока Владимира Путина». Основная идея доклада (наряду с содержащимися в нем разумными конкретными предложениями) — призыв к «сплочению нации» вокруг «президента надежды» во имя «Великой России».


ПРОБЛЕМЫ СТРАТЕГИИ РОССИЙСКОГО РАЗВИТИЯ: СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ      391

«горизонт планирования» по сравнению с тем, что делает власть. Этот горизонт — 30—50 лет, только в таком временном масштабе можно по настоящему оценить стратегические задачи развития России.

Посылка, в сущности, правильная, но задачи эти видятся А. Чубайсу как реализация «правой идеологии», которую, как он утверждает, страна сама выбрала. Базовые ценности этой идеологии — свобода (прежде всего, экономическая. — А.В.), частная собственность и государство, которое должно эти ценности гарантировать и защищать. Весь круг обсуждаемых и реализуемых реформ в целом, по мнению А. Чубайса, предопределен. «Сейчас мы (т.е. правые, СПС) берем на себя задачу введения в общественную дискуссию проблематики следующего поколения», — опрометчиво заявлял он незадолго до парламентских выборов 2003 года в присущем ему самоуверенном и безапелляционном тоне. И далее, переходя к «постановке задачи»(!): «Идеологией России на всю обозримую перспективу должен стать либеральный империализм, а миссией России — построение либеральной империи». Задача сформулирована явно в подражание американским неоконсерваторам. Россия видится Чубайсу как страна, которая замкнет кольцо «великих демократий» Северного полушария, чтобы «на равных» и сообща с США, Европейским союзом и Японией «отстаивать порядок и свободу на земле».

Итоги парламентских и президентских выборов поставили крест на претензии правых «приватизировать» разработку стратегии российского развития. Едва ли может рассчитывать на успех и противоположная концепция, которая связывает выход России из кризиса с «новым изоляционизмом», свертыванием контактов с внешним миром, с хозяйственной и культурной автаркией [см. 27]. Принципиально иной подход намечен в Аналитическом докладе «О стратегии российского развития», подготовленном ранее группой исследователей под руководством В.И. Толстых [14].

Главная особенность доклада в том, что он сконцентрирован на проблеме ценностного обоснования российских реформ, на поиске оптимального для России сочетания ценностей свободы, справедливости и солидарности. В противовес логике неолиберального экономического детерминизма авторы доклада выдвигают в качестве ключевых элементов стратегии российского развития состояние духовной сферы, социокультурные параметры развития, от выбора которых зависит, по их мнению, успех или неуспех экономических преобразований. Перспективы преобразований они связывают с прояснением образа будущего России, с ее самоопределением на основе широкого общественного согласия. Критика усмотрела здесь попытку оценить проблемы сегодняшней России, взирая на них «из некоего оптимистически окрашенного далека», чреватую утратой объективности [12].


392


А.Б. ВЕБЕР


Проблема объективных критериев социального развития обсуждается в мировом научном сообществе. Разработаны различные типовые индексы, учитывающие качественные параметры, которые не находят отражения в показателях ВВП или искажаются . Наибольшее признание получил Индекс развития человеческого потенциала (ИРЧП), предложенный в начале 90-х годов экспертами Программы развития ООН10. Международные сопоставления на базе этого индекса выявили отсутствие жесткой корреляции между показателями социального развития и экономическим ростом. В одних случаях ранг страны по ИРЧП выше (и иногда значительно) ее ранга по показателю реального ВВП на душу населения, в других — картина противоположная.

Стоит отметить, что в первую группу (сопоставление охватывает в общей сложности 177 стран) попадают почти все государства СНГ (включая Российскую Федерацию, где, впрочем, расхождение в пользу ИРЧП минимально), большинство других стран бывшего «социалистического лагеря»11, а также Швеция и некоторые другие страны с сильными социал-демократическими традициями. Во второй группе — США, нефтедобывающие государства Ближнего Востока (Катар, Кувейт, ОАЭ, Оман, Саудовская Аравия12), некоторые другие исламские страны (Турция, Иран, Алжир), а также многие африканские государства13 [поданным: 7, с. 161-163].США, занимая одно из первыхмест по размеру среднедушевого ВВП, по распространению нищеты «лидируют» среди 17 промышленно развитых стран, для которых эксперты ООН рассчитывают индекс нищеты населения (ИНН-2) [7, с. 150-151]. Причины столь контрастных результатов следует искать, очевидно, как в цивилизационных и социокультурных различиях, так и в политике (в том числе, в существенных различиях в использовании и распределении национального дохода).

Таким образом, рост и развитие — не идентичные понятия. Экономический рост — необходимое, но недостаточное условие социального

10  ИРПЧ представляет собой интегральный показатель, включающий три основных компо

нента: 1) ожидаемую продолжительность жизни, 2) грамотность взрослого населения и со

вокупная доля обучающихся в начальных, средних и высших учебных заведениях, 3) реальный

доход на душу населения по паритету покупательной способности. Другой пример — Ин

декс устойчивого экономического благосостояния, также разработанный в начале 90-х гг.;

он учитывает такие категории, как богатство, накапливаемое в неформальном секторе эко

номики, баланс ресурсов, оставляемых будущим поколениям, увеличение неравенства до

ходов, обострение криминогенной обстановки, ухудшение состояния окружающей среды.

11    Причем Куба, например, имея 91-е место по величине ВВП на душу населения, зани

мает 52-е по ИРЧП.

12  Саудовская Аравия занимает 44-еместо по ВВП на душу населения, и только 77-е по

ИРЧП.

13  В Южной Африке разрыв особенно разителен: 53-е место по среднедушевым дохо

дам и 119-е по ИРЧП.


ПРОБЛЕМЫ СТРАТЕГИИ РОССИЙСКОГО РАЗВИТИЯ: СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ      393

развития. Не менее важны измеряемые и верифицируемые гуманитарные критерии. Этот принцип заложен, в частности, в одобренной лидерами стран мира Декларации тысячелетия (2000 г.) и в сформулированных там «Целях в области развития» (Millennium Development Goals). Достижение этих целей, полагают эксперты ООН, требует признания того, что каждой стране нужно проводить в жизнь стратегию развития, которая согласуется с ее конкретным потребностями. И каждая страна вправе самостоятельно определять стратегию, соответствующую местным условиям [8, с. 15].

СТРАТЕГИЯ ОРГАНИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ

Развитие общества — это всегда изменения, их направленность и темп определяются техническим прогрессом, рыночными силами, культурой, они носят преимущественно стихийно-инерционный характер. Стихийное развитие имеет тот или иной вектор, но не имеет разумной цели. Стратегия развития подразумевает системное видение желаемого направления развития, то есть целеполагание, а также комплекс предпринимаемых властью мер, призванных обеспечить достижение выдвигаемых целей.

В условиях глобализации выбор той или иной страной стратегии своего развития приобретает особое значение. Ни одна страна, тем более такая крупная, как Россия, обладающая к тому же развитой промышленной инфраструктурой, не может избежать воздействия глобализации. Но перед каждой страной это ставит вопросы, которые не имеют однозначного решения. Каждая вынуждена искать свои ответы, свои решения возникающих проблем. Выбор в значительной мере зависит от позиции политических элит и политики государства. Как свидетельствует международный опыт, лучших результатов добиваются те страны, которые имеют возможность проводить и проводят независимую политику.

России, как и всякой другой стране, присущи свои особенности, обусловленные ее историческим прошлым, географическим положением, природно-климатическими условиями и т.п. Это наложило свой отпечаток на нравственные представления и менталитет народа. Уже по этой причине должно быть ясно, что России, тем более в период глубокой социальной трансформации, нужна собственная стратегия развития. Она нужна и потому, что Запад (по крайней мере, в некоторых отношениях) утрачивает значение образца для подражания. Есть и другие веские причины. Глобальный рынок гораздо более неоднороден и конфликтен, чем сформировавшиеся национальные рынки, он имеет тенденцию подрывать национальные механизмы макроэконо-


394


А.Б. ВЕБЕР


мического регулирования, способствует возникновению хозяйственных диспропорций, рассогласованию различных параметров развития общества. Поэтому необходима такая социально-экономическая политика, которая позволяла бы минимизировать шоковое воздействие внешних эффектов.

Не менее важно обеспечить условия, которые позволяли бы максимизировать использование позитивных возможностей глобализации. Их освоение, интернализация требуют адекватного осознания и учета культурной самоидентификации общества. Экономические процессы обусловлены исторически сложившейся социокультурной средой, включая привычные системы ценностей и традиции — тем, что принято называть архетипом нации. В отечественных и зарубежных исследованиях подчеркивается значение «локализации» как другой стороны глобализации («глокализация»). Привносимые благодаря глобализации новые технологические, организационные, производственные и потребительские навыки в той или иной степени должны адаптироваться к местным условиям. Защищать социокультурную и цивилизационную идентичность не значит претендовать на исключительность или желать самоизоляции от остального мира14. Только «оставаясь Россией», можно с пользой для страны участвовать в глобальной интеграции.

Такое развитие можно назвать органическим — в отличие от предлагаемых моделей догоняющего, опережающего, прорывного, лидирующего, имперского развития, — моделей, которые несут на себе печать искусственного конструирования и определенных идеологических предпочтений. Всепроникающая глобализация делает неизбежной трансформацию обществ, но важно, чтобы это происходило в возможно более органичных для данного общества формах. В этой связи следует сказать о некоторых принципиальных основаниях стратегии органического развития.

КЛЮЧЕВЫЕ ВОПРОСЫ СТРАТЕГИИ ОРГАНИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ

Первый ключевой вопрос — соотношение рынка и других институтов

общества. Экономический либерализм (неолиберализм, неоконсерватизм) придерживается расширительного понимания рынка, точнее —

14 Это мнение разделяет, согласно опросам, большинство российских граждан; оно преобладает и в бизнес-сообществе. По данным опроса, проведенного Ассоциацией менеджеров России (AMP) совместно с Институтом социологии РАН, 70% респондентов заявили, что у нашей страны, в силу ее огромной территории, богатой истории и т.п., должен быть «особый» путь развития, понимая под этим преимущественно необходимость учитывать национальную специфику. [См.: 5, с. 285, 353].


ПРОБЛЕМЫ СТРАТЕГИИ РОССИЙСКОГО РАЗВИТИЯ: СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ      395

редукционистской трактовки общества как Рынка. Рыночная рациональность, т.е. калькуляция индивидуальных затрат и выгод, рассматривается как универсальный организационный принцип, действительный для любой социальной сферы, включая государственное управление, политику, культуру, спорт, семейные отношения. Рынок воспринимается как воплощение механизма самоорганизации общества, демиург «нормальных» человеческих отношений.

Более убедительной представляется точка зрения, согласно которой общество несводимо к рыночному порядку. Иначе это можно выразить так: должен ли рынок определять развитие общества или, напротив, общество должно использовать рынок, направляя его функционирование? Должен ли рынок диктовать приоритеты социально-экономического и технологического развития, потребительские стандарты, или общество вправе и может — через институты публичной сферы — ограничивать экспансию рынка, устанавливая свои приоритеты? С точки зрения экономического либерализма управлять обществом должны «безличные силы рыночной экономики» (Фридрих фон Хайек). Критики этого взгляда придерживаются другого мнения: рынки — хорошие слуги, но плохие хозяева...

Стихийные рыночные силы, будучи «мотором» экономического развития, одновременно обусловливают неустойчивость в экономике, обществе и, что стало очевидным в XX веке, в системе «человек—природа». Возможности рынка сами по себе недостаточны для достижения долгосрочных целей общества. Эти цели обусловлены ценностными представлениями более глубокими, чем способен эксплицировать рыночный механизм. Рынок эффективен, когда речь идет об удовлетворении индивидуальных потребностей (какими бы они ни были), но не может сам по себе обеспечить общественное благосостояние. Коллективный выбор не сводится к сумме индивидуальных предпочтений, напротив, он предполагает то или иное их ограничение — навязанное или добровольное15.

Отсюда следующий вопрос: о взаимодействии рынка и государства. Противопоставление рынка и государства радикал-либералами антиисторично и ошибочно как в теоретическом, так и в практическом отношении. Участие в развитии хозяйства и формировании рынка — одна из важнейших функций государства как представителя интересов общества. Государство прямо или косвенно определяет основные параметры рынка и ориентиры для деятельности субъектов рыночных от-

15 Строгое доказательство этого было приведено нобелевским лауреатом Кеннетом Эрроу. «Теорема Эрроу» гласит: невозможно сведение индивидуальных функций полезности группы независимых и равноправных лиц в общую функцию полезности этой группы [см.: 26, с. 130,201].


396


А.Б. ВЕБЕР


ношений. Оно формирует правовое пространство, в рамках которого функционирует рынок. Экономическая политика государства определяет общий контекст, в котором происходит самоорганизация рынка.

Сторонники неолиберальной глобализации выступают с идеей «отмирания» национального государства (как своего рода реликта Вестфальской системы), предрекают его растворение в какой-то космополитической системе мироустройства. Однако не видно, чтобы США или другие страны Запада собирались отказываться от важнейших функций государства, в том числе в экономической сфере. Идея «демонтажа» национальных государств адресуется другим. Но другие страны, оказавшись по тем или иным причинам в уязвимом положении перед лицом натиска глобализации, нуждаются как раз в укреплении государства, включая повышение его роли в развитии национальных экономик. Рыночные ценности не должны быть поставлены выше целей и ценностей политической демократии.

В условиях России и с учетом испытываемых ею трудностей вхождения в мировой рынок вопрос о соотношении рынка и государства имеет особое значение. На современном этапе перед страной вновь и во весь рост встала проблема формирования производственного капитала — необходимого условия развития и модернизации промышленности и народнохозяйственной инфраструктуры. Надежды либеральных реформаторов на то, что рынок в качестве механизма оптимальной аллокации ресурсов может сам успешно решить эту задачу, несостоятельны. Наша квазирыночная система оказалась в этом отношении скорее дисфункциональной.

И прошлый опыт России (в том числе советский), и международный опыт подтверждают ключевую роль государства в качестве инструмента формирования капитала в так называемой эмержентной экономике. В экономической теории для этого существует специальный термин— «развивающее государство» (developmental state). Такое государство не только поддерживает макроэкономический баланс и обеспечивает необходимые социальные блага и услуги, но и берет на себя прямую ответственность за увеличение инвестиционных ресурсов и их перевод в производственные инвестиции.

Ситуация в России и с этой точки зрения крайне противоречива. Переход от планово-централизованной экономики к рыночной сопровождался призывами «убрать» государство из экономики. В этом реформаторы немало преуспели. Но и сейчас, по их мнению, роль государства чрезмерна; поэтому требования дальнейшего сокращения вмешательства государства и государственного регулирования звучат постоянно. Конечно, делается оговорка: надо сокращать необоснованное и избыточное вмешательство. В принципе это правильно, но вопрос в том, что считать «необоснованным» и «избыточным». Проблема


ПРОБЛЕМЫ СТРАТЕГИИ РОССИЙСКОГО РАЗВИТИЯ: СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ      397

государственного вмешательства в условиях рыночной экономики не имеет простого, однозначного решения. Сокращение неэффективного (прямого, административного) вмешательства должно сочетаться с повышением роли эффективного регулирования (преимущественно косвенного, использующего экономические рычаги и стимулы), в соответствии с известным принципом: «Рыночная конкуренция — насколько возможно, планирование — насколько необходимо».

Одно из фундаментальных противоречий российского развития заключается в чрезмерном присутствии государства там, где вмешательство излишне и контрпродуктивно, и отсутствии там, где оно необходимо. Нет ясной, целостной, отвечающей российским условиям концепции государственной экономической политики; власть балансирует между неолиберальной доктриной и жестким давлением на крупный бизнес; ее действия остаются непоследовательными, а возможности активно влиять на ситуацию весьма ограничены вследствие неэффективности государственного аппарата и далеко зашедшего срастания бюрократии с полукриминальными и криминальными структурами.

Заявлена идея сильного государства. В повестке дня — административная реформа, формирование эффективной государственной власти. Вызовы терроризма делают эту задачу более актуальной, чем когда-либо. Но существует и опасность усиления административного произвола со стороны неподконтрольных обществу силовых структур. Притязания экономически окрепшей «сырьевой» фракции крупного корпоративного капитала на политическое влияние вызвали жесткую ответную реакцию властей, направленную на сохранение более привычной моноцентрической политической системы [см. 15]. «Управляемая демократия» обнаруживает явные признаки трансформации в авторитарный режим. Появление милитократии уже зафиксировано эмпирической социологией [10]. Поддаваясь соблазну авторитаризма, власти встали на путь ограничения свободы слова, общественной самодеятельности, подчинения средств массовой информации государственному контролю. Это может лишь затруднить решение стоящих перед страной проблем.

ОСНОВНЫЕ ЗАДАЧИ И НАПРАВЛЕНИЯ СТРАТЕГИИ ОРГАНИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ

Приоритетной задачей с точки зрения формирования цивилизованного рынка и социально ориентированной рыночной экономики являются институциональные преобразования, которые обеспечивали бы соблюдение принципа разделения властей не на словах, а на деле, создание эффективной, компетентной, честной государственной служ-


398


А.Б. ВЕБЕР


бы, независимого суда, правовое регулирование рынка и частного предпринимательства. Это трудная для России проблема, поскольку коррупция глубоко въелась в государственные структуры на всех уровнях. Перспективы утверждения законности и оздоровления государственных служб неразрывно связаны с развитием гражданского общества, гражданских свобод, гласности и т.п.

Оптимальной можно считать такую ситуацию, когда государство способно содействовать исправлению «провалов рынка» (market failures), а частный сектор и гражданское общество равным образом обладают способностью содействовать исправлению «провалов политики» (policy failures). Стратегия органического развития предполагает создание нормальных условий для деятельности независимых общественных организаций, для политической оппозиции, для конструктивного диалога между властью и обществом, властью и бизнесом. Только правовое, демократическое государство, приверженное принципам социальной справедливости, способно пробудить в людях надежду на реальное улучшение жизни и дать весомые импульсы созидательной энергии народа.

Существенно важной задачей является развитие внутреннего рынка. В России потенциально емкий внутренний рынок, и при правильной политике она могла бы в перспективе значительно уменьшить свою зависимость от экспорта энергоносителей и импорта готовой продукции. Способствовать развитию внутреннего рынка значит также (в пределах разумного) защищать отечественных производителей, стимулировать мелкий и средний бизнес, поддерживать как частные, так и кооперативные и государственные предприятия, содействовать увеличению потребительского спроса. Емкость российского внутреннего рынка может быть значительно увеличена путем повышения гарантированного минимума заработной платы. В то же время должна быть ограничена коммерциализация жизненно важных дефицитных ресурсов, а также коллективных благ и услуг, входящих в состав основных прав и потребностей человека.

Все более очевидными и настоятельными становятся задачи в области структурной и промышленной политики. Структурные изменения, по оценке аналитиков Всемирного банка, представляют собой главный резерв экономического роста в России [см. 28]. Речь идет об исправлении прежних структурных перекосов, модернизации производственной базы промышленности и других отраслей хозяйства, инфраструктуры, более рациональном (в том числе по экологическим соображениям) размещении производственных мощностей, содействии внедрению инновационных технологий, особенно по таким направлениям, как информатика, средства связи, энергосбережение, ресурсо-эффективность, экотехнологии, простые, но эффективные технологии


ПРОБЛЕМЫ СТРАТЕГИИ РОССИЙСКОГО РАЗВИТИЯ: СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ      399

для сельского хозяйства, мелкого и среднего бизнеса и т.п. Государство должно иметь взвешенную промышленную и инновационно-технологическую политику и соответствующие механизмы для проведения ее в жизнь, не полагаясь в этом на автоматизм рынка [см.: 11].

Стратегия долгосрочного развития включает также широкий спектр задач в области социальной политики, касающихся сфер народного образования, здравоохранения, социального обеспечения, занятости и трудоустройства, распределения доходов и т.п. [22] Эти общественные службы и услуги не должны отдаваться на откуп рынку. В условиях, когда речь идет о новом, постиндустриальном типе экономического роста, о формировании информационного общества16, возрастают требования к системе образования. Общество заинтересовано в такой системе образования, которая обеспечивала бы необходимый уровень грамотности и общей культуры граждан, подготовку кадров специалистов и управленцев. Следовательно, это должна быть система образования, доступная для всех — независимо от уровня личного дохода (учащихся или их родителей). Коммерциализация средней и высшей школы стимулирует тенденцию к элитарности и узкому практицизму, что существенно ограничивает роль образования с точки зрения целей развития общества. Без активного участия государства невозможно осуществить в необходимых масштабах прогресс образования.

Такое развитие можно назвать органическим — в отличие от предлагаемых моделей догоняющего, опережающего, прорывного, лидирующего, имперского развития, — моделей, которые несут на себе печать искусственного конструирования и определенных идеологических предпочтений. Всепроникающая глобализация делает неизбежной трансформацию обществ, но важно, чтобы это происходило в возможно более органичных для данного общества формах. В этой связи следует сказать о некоторых принципиальных основаниях стратегии органического развития.

КЛЮЧЕВЫЕ ВОПРОСЫ СТРАТЕГИИ ОРГАНИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ

Первый ключевой вопрос — соотношение рынка и других институтов

общества. Экономический либерализм (неолиберализм, неоконсерватизм) придерживается расширительного понимания рынка, точнее —

14 Это мнение разделяет, согласно опросам, большинство российских граждан; оно преобладает и в бизнес-сообществе. По данным опроса, проведенного Ассоциацией менеджеров России (AMP) совместно с Институтом социологии РАН, 70% респондентов заявили, что у нашей страны, в силу ее огромной территории, богатой истории и т.п., должен быть «особый» путь развития, понимая под этим преимущественно необходимость учитывать национальную специфику. [См.: 5, с. 285, 353].


ПРОБЛЕМЫ СТРАТЕГИИ РОССИЙСКОГО РАЗВИТИЯ: СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ      395

редукционистской трактовки общества как Рынка. Рыночная рациональность, т.е. калькуляция индивидуальных затрат и выгод, рассматривается как универсальный организационный принцип, действительный для любой социальной сферы, включая государственное управление, политику, культуру, спорт, семейные отношения. Рынок воспринимается как воплощение механизма самоорганизации общества, демиург «нормальных» человеческих отношений.

Более убедительной представляется точка зрения, согласно которой общество несводимо к рыночному порядку. Иначе это можно выразить так: должен ли рынок определять развитие общества или, напротив, общество должно использовать рынок, направляя его функционирование? Должен ли рынок диктовать приоритеты социально-экономического и технологического развития, потребительские стандарты, или общество вправе и может — через институты публичной сферы — ограничивать экспансию рынка, устанавливая свои приоритеты? С точки зрения экономического либерализма управлять обществом должны «безличные силы рыночной экономики» (Фридрих фон Хайек). Критики этого взгляда придерживаются другого мнения: рынки — хорошие слуги, но плохие хозяева...

Стихийные рыночные силы, будучи «мотором» экономического развития, одновременно обусловливают неустойчивость в экономике, обществе и, что стало очевидным в XX веке, в системе «человек—природа». Возможности рынка сами по себе недостаточны для достижения долгосрочных целей общества. Эти цели обусловлены ценностными представлениями более глубокими, чем способен эксплицировать рыночный механизм. Рынок эффективен, когда речь идет об удовлетворении индивидуальных потребностей (какими бы они ни были), но не может сам по себе обеспечить общественное благосостояние. Коллективный выбор не сводится к сумме индивидуальных предпочтений, напротив, он предполагает то или иное их ограничение — навязанное или добровольное15.

Отсюда следующий вопрос: о взаимодействии рынка и государства. Противопоставление рынка и государства радикал-либералами антиисторично и ошибочно как в теоретическом, так и в практическом отношении. Участие в развитии хозяйства и формировании рынка — одна из важнейших функций государства как представителя интересов общества. Государство прямо или косвенно определяет основные параметры рынка и ориентиры для деятельности субъектов рыночных от-

15 Строгое доказательство этого было приведено нобелевским лауреатом Кеннетом Эрроу. «Теорема Эрроу» гласит: невозможно сведение индивидуальных функций полезности группы независимых и равноправных лиц в общую функцию полезности этой группы [см.: 26, с. 130,201].


396


А.Б. ВЕБЕР


ношений. Оно формирует правовое пространство, в рамках которого функционирует рынок. Экономическая политика государства определяет общий контекст, в котором происходит самоорганизация рынка.

Сторонники неолиберальной глобализации выступают с идеей «отмирания» национального государства (как своего рода реликта Вестфальской системы), предрекают его растворение в какой-то космополитической системе мироустройства. Однако не видно, чтобы США или другие страны Запада собирались отказываться от важнейших функций государства, в том числе в экономической сфере. Идея «демонтажа» национальных государств адресуется другим. Но другие страны, оказавшись по тем или иным причинам в уязвимом положении перед лицом натиска глобализации, нуждаются как раз в укреплении государства, включая повышение его роли в развитии национальных экономик. Рыночные ценности не должны быть поставлены выше целей и ценностей политической демократии.

В условиях России и с учетом испытываемых ею трудностей вхождения в мировой рынок вопрос о соотношении рынка и государства имеет особое значение. На современном этапе перед страной вновь и во весь рост встала проблема формирования производственного капитала — необходимого условия развития и модернизации промышленности и народнохозяйственной инфраструктуры. Надежды либеральных реформаторов на то, что рынок в качестве механизма оптимальной аллокации ресурсов может сам успешно решить эту задачу, несостоятельны. Наша квазирыночная система оказалась в этом отношении скорее дисфункциональной.

И прошлый опыт России (в том числе советский), и международный опыт подтверждают ключевую роль государства в качестве инструмента формирования капитала в так называемой эмержентной экономике. В экономической теории для этого существует специальный термин— «развивающее государство» (developmental state). Такое государство не только поддерживает макроэкономический баланс и обеспечивает необходимые социальные блага и услуги, но и берет на себя прямую ответственность за увеличение инвестиционных ресурсов и их перевод в производственные инвестиции.

Ситуация в России и с этой точки зрения крайне противоречива. Переход от планово-централизованной экономики к рыночной сопровождался призывами «убрать» государство из экономики. В этом реформаторы немало преуспели. Но и сейчас, по их мнению, роль государства чрезмерна; поэтому требования дальнейшего сокращения вмешательства государства и государственного регулирования звучат постоянно. Конечно, делается оговорка: надо сокращать необоснованное и избыточное вмешательство. В принципе это правильно, но вопрос в том, что считать «необоснованным» и «избыточным». Проблема


ПРОБЛЕМЫ СТРАТЕГИИ РОССИЙСКОГО РАЗВИТИЯ: СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ      397

государственного вмешательства в условиях рыночной экономики не имеет простого, однозначного решения. Сокращение неэффективного (прямого, административного) вмешательства должно сочетаться с повышением роли эффективного регулирования (преимущественно косвенного, использующего экономические рычаги и стимулы), в соответствии с известным принципом: «Рыночная конкуренция — насколько возможно, планирование — насколько необходимо».

Одно из фундаментальных противоречий российского развития заключается в чрезмерном присутствии государства там, где вмешательство излишне и контрпродуктивно, и отсутствии там, где оно необходимо. Нет ясной, целостной, отвечающей российским условиям концепции государственной экономической политики; власть балансирует между неолиберальной доктриной и жестким давлением на крупный бизнес; ее действия остаются непоследовательными, а возможности активно влиять на ситуацию весьма ограничены вследствие неэффективности государственного аппарата и далеко зашедшего срастания бюрократии с полукриминальными и криминальными структурами.

Заявлена идея сильного государства. В повестке дня — административная реформа, формирование эффективной государственной власти. Вызовы терроризма делают эту задачу более актуальной, чем когда-либо. Но существует и опасность усиления административного произвола со стороны неподконтрольных обществу силовых структур. Притязания экономически окрепшей «сырьевой» фракции крупного корпоративного капитала на политическое влияние вызвали жесткую ответную реакцию властей, направленную на сохранение более привычной моноцентрической политической системы [см. 15]. «Управляемая демократия» обнаруживает явные признаки трансформации в авторитарный режим. Появление милитократии уже зафиксировано эмпирической социологией [10]. Поддаваясь соблазну авторитаризма, власти встали на путь ограничения свободы слова, общественной самодеятельности, подчинения средств массовой информации государственному контролю. Это может лишь затруднить решение стоящих перед страной проблем.

ОСНОВНЫЕ ЗАДАЧИ И НАПРАВЛЕНИЯ СТРАТЕГИИ ОРГАНИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ

Приоритетной задачей с точки зрения формирования цивилизованного рынка и социально ориентированной рыночной экономики являются институциональные преобразования, которые обеспечивали бы соблюдение принципа разделения властей не на словах, а на деле, создание эффективной, компетентной, честной государственной служ-


398


А.Б. ВЕБЕР


бы, независимого суда, правовое регулирование рынка и частного предпринимательства. Это трудная для России проблема, поскольку коррупция глубоко въелась в государственные структуры на всех уровнях. Перспективы утверждения законности и оздоровления государственных служб неразрывно связаны с развитием гражданского общества, гражданских свобод, гласности и т.п.

Оптимальной можно считать такую ситуацию, когда государство способно содействовать исправлению «провалов рынка» (market failures), а частный сектор и гражданское общество равным образом обладают способностью содействовать исправлению «провалов политики» (policy failures). Стратегия органического развития предполагает создание нормальных условий для деятельности независимых общественных организаций, для политической оппозиции, для конструктивного диалога между властью и обществом, властью и бизнесом. Только правовое, демократическое государство, приверженное принципам социальной справедливости, способно пробудить в людях надежду на реальное улучшение жизни и дать весомые импульсы созидательной энергии народа.

Существенно важной задачей является развитие внутреннего рынка. В России потенциально емкий внутренний рынок, и при правильной политике она могла бы в перспективе значительно уменьшить свою зависимость от экспорта энергоносителей и импорта готовой продукции. Способствовать развитию внутреннего рынка значит также (в пределах разумного) защищать отечественных производителей, стимулировать мелкий и средний бизнес, поддерживать как частные, так и кооперативные и государственные предприятия, содействовать увеличению потребительского спроса. Емкость российского внутреннего рынка может быть значительно увеличена путем повышения гарантированного минимума заработной платы. В то же время должна быть ограничена коммерциализация жизненно важных дефицитных ресурсов, а также коллективных благ и услуг, входящих в состав основных прав и потребностей человека.

Все более очевидными и настоятельными становятся задачи в области структурной и промышленной политики. Структурные изменения, по оценке аналитиков Всемирного банка, представляют собой главный резерв экономического роста в России [см. 28]. Речь идет об исправлении прежних структурных перекосов, модернизации производственной базы промышленности и других отраслей хозяйства, инфраструктуры, более рациональном (в том числе по экологическим соображениям) размещении производственных мощностей, содействии внедрению инновационных технологий, особенно по таким направлениям, как информатика, средства связи, энергосбережение, ресурсо-эффективность, экотехнологии, простые, но эффективные технологии


ПРОБЛЕМЫ СТРАТЕГИИ РОССИЙСКОГО РАЗВИТИЯ: СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ      399

для сельского хозяйства, мелкого и среднего бизнеса и т.п. Государство должно иметь взвешенную промышленную и инновационно-технологическую политику и соответствующие механизмы для проведения ее в жизнь, не полагаясь в этом на автоматизм рынка [см.: 11].

Стратегия долгосрочного развития включает также широкий спектр задач в области социальной политики, касающихся сфер народного образования, здравоохранения, социального обеспечения, занятости и трудоустройства, распределения доходов и т.п. [22] Эти общественные службы и услуги не должны отдаваться на откуп рынку. В условиях, когда речь идет о новом, постиндустриальном типе экономического роста, о формировании информационного общества16, возрастают требования к системе образования. Общество заинтересовано в такой системе образования, которая обеспечивала бы необходимый уровень грамотности и общей культуры граждан, подготовку кадров специалистов и управленцев. Следовательно, это должна быть система образования, доступная для всех — независимо от уровня личного дохода (учащихся или их родителей). Коммерциализация средней и высшей школы стимулирует тенденцию к элитарности и узкому практицизму, что существенно ограничивает роль образования с точки зрения целей развития общества. Без активного участия государства невозможно осуществить в необходимых масштабах прогресс образования.

Общество заинтересовано также в развитой системе здравоохранения. Медицинские услуги, как и другие общественные блага, не являются обычным товаром и не могут рассматриваться исключительно с точки зрения купли-продажи. Потребность в медицинских услугах отличается крайней неопределенностью — чаще всего люди не знают, когда и какие услуги такого рода могут им понадобиться. Поэтому каждый человек должен быть уверен в том, что в случае необходимости он получит квалифицированную медицинскую помощь — вне зависимости от способности ее оплатить. Как и в том, что система здравоохранения способна предотвратить инфекционные угрозы и т.п.

К задачам социальной политики относятся также обеспечение гарантированного прожиточного минимума всем гражданам, содействие достижению полной занятости и более справедливому распределению доходов, регулирование рынка труда и трудовых отношений. Наемные работники должны иметь возможность законными способами отстаивать свои права в коллективных трудовых спорах. Эффективность производства определяется не только эффективностью рыночной аллокации производственных ресурсов (что считается главным досто-

16 Различные аспекты этой проблематики разрабатываются Центром развития информационного общества (РИО-Центр). Его экспертами подготовлен обстоятельный доклад [19].


400


А.Б. ВЕБЕР


инством рынка), но и социально-психологической мотивацией, которая зависит от социального самочувствия работников, морального климата в обществе, от того, воспринимается ли общественное устройство как справедливое или несправедливое. Расширение социальных возможностей граждан способствовало бы экономическому росту.

Культурная политика. В условиях, когда рынок все активнее «осваивает» сферу культуры (в широком ее понимании), особенно велика ответственность государства в этой сфере. Коммерциализация культуры, с одной стороны, способствует увеличению производства и потребления культурных благ, с другой — ведет к распространению низкокачественного «культурного» ширпотреба и деформации нравственных ценностей. Перед реальностью мощного воздействия культурной глобализации Россия нуждается в артикулированной культурной политике, ясно выраженных стратегических ориентирах. Государство обязано ограждать общество от опасности деградации и дегуманизации культуры, защищать национальное культурно-историческое наследие, содействовать сохранению и распространению ценностей высокой культуры, поддерживать деятельность организаций, ставящих своей целью реализацию общественных интересов в области национальной культуры. Оно должно заботиться и о том, чтобы граждане имели доступ к беспристрастной информации, создавать условия для беспрепятственного распространения научных знаний.

Демографическая политика. Перед лицом сложившейся в России тяжелой демографической ситуации крайне необходим комплекс мер по противодействию убыли населения17. Речь идет, прежде всего, о поддержке молодых семей, увеличении и регулярной выплате детских пособий, строительстве дешевого жилья и содействии решению жилищной проблемы, продуманной миграционной политике, всеохватывающей системе профилактики общих и детских заболеваний, более эффективной борьбе с наркоманией и алкоголизмом, развитии массового спорта и пропаганде здорового образа жизни, увеличении бюджетных ассигнований на эти цели.

Экологическая политика — еще одно направление, значение которого постоянно возрастает. Разработка, введение в действие и контроль за соблюдением экологических нормативов — прямая задача государства, его центральных и местных органов. К сожалению, в России, несмотря на ухудшающуюся экологическую ситуацию, значение этой задачи недооценивается, фактически ею жертвуют ради решения текущих экономических задач и «улучшения» инвестиционного климата.

17 Эти меры предусмотрены Концепцией демографической политики Российской Федерации на период до 2015 года. Принятая в 2001 году, она пока остается набором пожеланий, не получивших адекватного отражения в деятельности правительства.


ПРОБЛЕМЫ СТРАТЕГИИ РОССИЙСКОГО РАЗВИТИЯ: СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ      401

РЕСУРСЫ СТРАТЕГИИ ОРГАНИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ

На какие ресурсы может рассчитывать стратегия российского развития, которая исходила бы из представления о социально ориентированном процессе глобализации и позволяла стране извлекать пользу из включения в мировой рынок на основе российских особенностей и преимуществ — и минимизации издержек? Такие ресурсы есть, и лишь несовершенством политики можно объяснить то, что они не были задействованы в должной мере.

Прежде всего, это интеллектуальные ресурсы, которые долгое время оставались невостребованными, и инновационные наработки, которые не могли найти применения в условиях экономического упадка. Множество специалистов, не получая достойного вознаграждения за свой труд, вынуждены были эмигрировать. Значительная часть научного потенциала утрачена. Тем не менее, российская наука и система образования сохраняют возможность восстановить свой потенциал, который при соответствующих условиях может быть использован более эффективно.

Будучи индустриальной страной, Россия располагает немалым промышленным и технологическим потенциалом, развитой промышленной инфраструктурой. Конечно, необходимы массированные инвестиции для преодоления прежнего технологического отставания, структурной перестройки и модернизации промышленности. Обязанности по созданию условий для мобилизации инвестиционных ресурсов лежат прежде всего на государстве.

Важнейшим источником формирования инвестиционного потенциала являются уникальные природные ресурсы России. Это общенациональное достояние, поэтому управление природными ресурсами и недропользованием должно оставаться прерогативой государства, а природная рента — использоваться в интересах всего общества, с учетом долгосрочных целей развития.

В силу своего географического положения Россия может служить транспортным коридором, связывающим страны Запада и Востока, Севера и Юга. Эти возможности пока плохо используются. Между тем в условиях глобализации они приобретают особое значение и могли бы стать нашим важным конкурентным преимуществом.

Не будем забывать и о том, что в России с ее огромными пространствами сохранилось больше, чем где бы то ни было, территорий (до 65%) с незатронутыми или слабо затронутыми хозяйственной деятельностью экосистемами. Нерастраченные экологические ресурсы России играют важную роль в экодинамике Евразии, Северного полушария и всей Земли, в их сохранении заинтересован весь мир. Сбережение и рациональное использование этих ресурсов может стать источником дополнительных доходов для страны.


402


А.Б. ВЕБЕР


Самостоятельная стратегия и укрепление своих экономических и политических позиций в мире позволили бы России использовать экономическую глобализацию как ресурс для собственного развития, участвуя в международных торгово-экономических отношениях на условиях, не ущемляющих ее интересы, привлекая иностранные инвестиции, перенимая отвечающий ее условиям организационный, управленческий и технологический опыт и т.п.

При всей значимости перечисленных факторов главным ресурсом стратегии органического развития является та неуловимая, трудно определяемая субстанция, которую принято называть «духом народа». Угнетенное духовное состояние нации — одно из главных препятствий развития. Попытки «придумать» вдохновляющую национальную идею не увенчались успехом. Изменить положение могла бы такая стратегия национального развития, которая «задействует» присущие российскому менталитету социально-культурные особенности — особое место духовных ценностей в общественном самосознании, потребность в понимании смысла и целей бытия, стремление к социальной справедливости, способность к консолидации перед лицом судьбоносных вызовов.

ЛИТЕРАТУРА

  1. Вайцзеккер Э., Ловинс Э., Ловинс Л. Фактор четыре: Пер. с нем. М.: Academia, 2000.
  2. Валлерстайн И. Конец знакомого мира: Пер. с англ. М.: Логос, 2003.
  3. Гайдар Е. Экономический рост: от восстановительных закономерностей к структурным реформам // Финансовые известия. 2003. 25 февраля.
  4. Гайдар Е. Современный экономический рост и догоняющее развитие // Мировая экономика и международные отношения. 2003. № 8.
  5. Глобализация и Россия: Проблемы демократического развития. М.: Русское слово, 2004.
  6. Дерипаска О.В. Стратегия России в XXI веке // Ведомости. 2000. 6 марта.
  7. Доклад о развитии человека 2004. ПРООН. М.: Издательство «Весь мир», 2004.
  8. Доклад о развитии человека за 2003 год. ПРООН. Нью-Йорк — Оксфорд, 2003.
  9. Коленникова О. Население как субъект оценивания системы неравенств // Свободная мысль. 2004. № 5.
  10. Крыштановская О. Режим Путина: либеральная милитократия? // «Pro et Contra». 2002. Том 7. № 4.
  11. КузыкБ.Н, Яковец Ю.В. Россия — 2050. Стратегия инновационного прорыва. М.: Экономика, 2004.

ПРОБЛЕМЫ СТРАТЕГИИ РОССИЙСКОГО РАЗВИТИЯ: СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ      403

  1. Независимая газета. 2003. 25 сентября.
  2. Некипелов А. Выбор экономической стратегии // Свободная мысль. 2003. № 9.
  3. О стратегии российского развития. Аналитический доклад. М.: Русский путь, 2003. (Наряду с текстом доклада в книгу включены стенограммы трех дискуссий по его проблематике, а также мнения отдельных экспертов, высказавших критические замечания).
  4. Перегудов С. Деловая элита как новые лишенцы // Независимая газета. 2004. 20 января.
  5. Программа социально-экономического развития Российской Федерации на среднесрочную перспективу (2003-2005 годы) // <http://www.economy.gov.ru/merit/267.htm>.
  6. Путин В. Послание Федеральному Собранию Российской Федерации. 8 июля 2000 года // <http://www.president.krernlin.ru>.
  7. Путин В. Ежегодное Послание Федеральному собранию Российской Федерации, 26 мая 2004 г. // <http://www.president.kremlin.ru>.
  8. Развитие информационного общества в России. Программа действий. М., 2004 // <http://www.riocenter.ru>.
  9. Сен А. Развитие как свобода: Пер. с англ. М.: Новое издательство, 2004.
  10. Сорос Дж. Кризис мирового капитализма. Открытое общество в опасности: Пер. с англ. М., 1999.
  11. Социальная защита населения / Под ред. Н.М. Римашевской М.: РИЦ ИСЭПН, 2002.
  12. Чубайс А. Миссия России в XXI веке // Независимая газета. 2003.1 октября.
  13. Шмелев Н.П. До каких же пор? (Некоторые ключевые российские вопросы, ответа на которые все еще нет). М., 2003.
  14. Элъянов А.Я. Глобализация и догоняющее развитие // Мировая экономика и международные отношения. 2004. № 1.
  15. Эрроу К.Дж. Коллективный выбор и индивидуальные ценности: Пер. с англ. М.: Издательский дом ГУ-ВШЭ, 2004.
  16. Юрьев М. Крепость Россия. Концепция для президента // Новая газета. 2004. 15 марта — 17 марта.

28.  Яницкий О.Н. Куда пришла Россия // Pro et Contra. 2004. Том 8. № 3.

2 9. From Transition to Development. A Country Economic Memorandum for

the Russian Federation. The Document of the World Bank. April 2004 // <http: / /www.worldbank.org.ru>.

    • Pro et Contra. 2003. Том 8. № 2.
    • Reddaway P., GlinskiD. The Tragedy of Russia's Reforms. Market Bolshevism against Democracy. Washington, 2001.
    • The Daily Telegraph. 2004. 24 May.

    Общество заинтересовано также в развитой системе здравоохранения. Медицинские услуги, как и другие общественные блага, не являются обычным товаром и не могут рассматриваться исключительно с точки зрения купли-продажи. Потребность в медицинских услугах отличается крайней неопределенностью — чаще всего люди не знают, когда и какие услуги такого рода могут им понадобиться. Поэтому каждый человек должен быть уверен в том, что в случае необходимости он получит квалифицированную медицинскую помощь — вне зависимости от способности ее оплатить. Как и в том, что система здравоохранения способна предотвратить инфекционные угрозы и т.п.

    К задачам социальной политики относятся также обеспечение гарантированного прожиточного минимума всем гражданам, содействие достижению полной занятости и более справедливому распределению доходов, регулирование рынка труда и трудовых отношений. Наемные работники должны иметь возможность законными способами отстаивать свои права в коллективных трудовых спорах. Эффективность производства определяется не только эффективностью рыночной аллокации производственных ресурсов (что считается главным досто-

    16 Различные аспекты этой проблематики разрабатываются Центром развития информационного общества (РИО-Центр). Его экспертами подготовлен обстоятельный доклад [19].


    400


    А.Б. ВЕБЕР


    инством рынка), но и социально-психологической мотивацией, которая зависит от социального самочувствия работников, морального климата в обществе, от того, воспринимается ли общественное устройство как справедливое или несправедливое. Расширение социальных возможностей граждан способствовало бы экономическому росту.

    Культурная политика. В условиях, когда рынок все активнее «осваивает» сферу культуры (в широком ее понимании), особенно велика ответственность государства в этой сфере. Коммерциализация культуры, с одной стороны, способствует увеличению производства и потребления культурных благ, с другой — ведет к распространению низкокачественного «культурного» ширпотреба и деформации нравственных ценностей. Перед реальностью мощного воздействия культурной глобализации Россия нуждается в артикулированной культурной политике, ясно выраженных стратегических ориентирах. Государство обязано ограждать общество от опасности деградации и дегуманизации культуры, защищать национальное культурно-историческое наследие, содействовать сохранению и распространению ценностей высокой культуры, поддерживать деятельность организаций, ставящих своей целью реализацию общественных интересов в области национальной культуры. Оно должно заботиться и о том, чтобы граждане имели доступ к беспристрастной информации, создавать условия для беспрепятственного распространения научных знаний.

    Демографическая политика. Перед лицом сложившейся в России тяжелой демографической ситуации крайне необходим комплекс мер по противодействию убыли населения17. Речь идет, прежде всего, о поддержке молодых семей, увеличении и регулярной выплате детских пособий, строительстве дешевого жилья и содействии решению жилищной проблемы, продуманной миграционной политике, всеохватывающей системе профилактики общих и детских заболеваний, более эффективной борьбе с наркоманией и алкоголизмом, развитии массового спорта и пропаганде здорового образа жизни, увеличении бюджетных ассигнований на эти цели.

    Экологическая политика — еще одно направление, значение которого постоянно возрастает. Разработка, введение в действие и контроль за соблюдением экологических нормативов — прямая задача государства, его центральных и местных органов. К сожалению, в России, несмотря на ухудшающуюся экологическую ситуацию, значение этой задачи недооценивается, фактически ею жертвуют ради решения текущих экономических задач и «улучшения» инвестиционного климата.

    17 Эти меры предусмотрены Концепцией демографической политики Российской Федерации на период до 2015 года. Принятая в 2001 году, она пока остается набором пожеланий, не получивших адекватного отражения в деятельности правительства.


    ПРОБЛЕМЫ СТРАТЕГИИ РОССИЙСКОГО РАЗВИТИЯ: СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ      401

    РЕСУРСЫ СТРАТЕГИИ ОРГАНИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ

    На какие ресурсы может рассчитывать стратегия российского развития, которая исходила бы из представления о социально ориентированном процессе глобализации и позволяла стране извлекать пользу из включения в мировой рынок на основе российских особенностей и преимуществ — и минимизации издержек? Такие ресурсы есть, и лишь несовершенством политики можно объяснить то, что они не были задействованы в должной мере.

    Прежде всего, это интеллектуальные ресурсы, которые долгое время оставались невостребованными, и инновационные наработки, которые не могли найти применения в условиях экономического упадка. Множество специалистов, не получая достойного вознаграждения за свой труд, вынуждены были эмигрировать. Значительная часть научного потенциала утрачена. Тем не менее, российская наука и система образования сохраняют возможность восстановить свой потенциал, который при соответствующих условиях может быть использован более эффективно.

    Будучи индустриальной страной, Россия располагает немалым промышленным и технологическим потенциалом, развитой промышленной инфраструктурой. Конечно, необходимы массированные инвестиции для преодоления прежнего технологического отставания, структурной перестройки и модернизации промышленности. Обязанности по созданию условий для мобилизации инвестиционных ресурсов лежат прежде всего на государстве.

    Важнейшим источником формирования инвестиционного потенциала являются уникальные природные ресурсы России. Это общенациональное достояние, поэтому управление природными ресурсами и недропользованием должно оставаться прерогативой государства, а природная рента — использоваться в интересах всего общества, с учетом долгосрочных целей развития.

    В силу своего географического положения Россия может служить транспортным коридором, связывающим страны Запада и Востока, Севера и Юга. Эти возможности пока плохо используются. Между тем в условиях глобализации они приобретают особое значение и могли бы стать нашим важным конкурентным преимуществом.

    Не будем забывать и о том, что в России с ее огромными пространствами сохранилось больше, чем где бы то ни было, территорий (до 65%) с незатронутыми или слабо затронутыми хозяйственной деятельностью экосистемами. Нерастраченные экологические ресурсы России играют важную роль в экодинамике Евразии, Северного полушария и всей Земли, в их сохранении заинтересован весь мир. Сбережение и рациональное использование этих ресурсов может стать источником дополнительных доходов для страны.


    402


    А.Б. ВЕБЕР


    Самостоятельная стратегия и укрепление своих экономических и политических позиций в мире позволили бы России использовать экономическую глобализацию как ресурс для собственного развития, участвуя в международных торгово-экономических отношениях на условиях, не ущемляющих ее интересы, привлекая иностранные инвестиции, перенимая отвечающий ее условиям организационный, управленческий и технологический опыт и т.п.

    При всей значимости перечисленных факторов главным ресурсом стратегии органического развития является та неуловимая, трудно определяемая субстанция, которую принято называть «духом народа». Угнетенное духовное состояние нации — одно из главных препятствий развития. Попытки «придумать» вдохновляющую национальную идею не увенчались успехом. Изменить положение могла бы такая стратегия национального развития, которая «задействует» присущие российскому менталитету социально-культурные особенности — особое место духовных ценностей в общественном самосознании, потребность в понимании смысла и целей бытия, стремление к социальной справедливости, способность к консолидации перед лицом судьбоносных вызовов.

    ЛИТЕРАТУРА

    1. Вайцзеккер Э., Ловинс Э., Ловинс Л. Фактор четыре: Пер. с нем. М.: Academia, 2000.
    2. Валлерстайн И. Конец знакомого мира: Пер. с англ. М.: Логос, 2003.
    3. Гайдар Е. Экономический рост: от восстановительных закономерностей к структурным реформам // Финансовые известия. 2003. 25 февраля.
    4. Гайдар Е. Современный экономический рост и догоняющее развитие // Мировая экономика и международные отношения. 2003. № 8.
    5. Глобализация и Россия: Проблемы демократического развития. М.: Русское слово, 2004.
    6. Дерипаска О.В. Стратегия России в XXI веке // Ведомости. 2000. 6 марта.
    7. Доклад о развитии человека 2004. ПРООН. М.: Издательство «Весь мир», 2004.
    8. Доклад о развитии человека за 2003 год. ПРООН. Нью-Йорк — Оксфорд, 2003.
    9. Коленникова О. Население как субъект оценивания системы неравенств // Свободная мысль. 2004. № 5.
    10. Крыштановская О. Режим Путина: либеральная милитократия? // «Pro et Contra». 2002. Том 7. № 4.
    11. КузыкБ.Н, Яковец Ю.В. Россия — 2050. Стратегия инновационного прорыва. М.: Экономика, 2004.

    ПРОБЛЕМЫ СТРАТЕГИИ РОССИЙСКОГО РАЗВИТИЯ: СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ      403

    1. Независимая газета. 2003. 25 сентября.
    2. Некипелов А. Выбор экономической стратегии // Свободная мысль. 2003. № 9.
    3. О стратегии российского развития. Аналитический доклад. М.: Русский путь, 2003. (Наряду с текстом доклада в книгу включены стенограммы трех дискуссий по его проблематике, а также мнения отдельных экспертов, высказавших критические замечания).
    4. Перегудов С. Деловая элита как новые лишенцы // Независимая газета. 2004. 20 января.
    5. Программа социально-экономического развития Российской Федерации на среднесрочную перспективу (2003-2005 годы) // <http://www.economy.gov.ru/merit/267.htm>.
    6. Путин В. Послание Федеральному Собранию Российской Федерации. 8 июля 2000 года // <http://www.president.krernlin.ru>.
    7. Путин В. Ежегодное Послание Федеральному собранию Российской Федерации, 26 мая 2004 г. // <http://www.president.kremlin.ru>.
    8. Развитие информационного общества в России. Программа действий. М., 2004 // <http://www.riocenter.ru>.
    9. Сен А. Развитие как свобода: Пер. с англ. М.: Новое издательство, 2004.
    10. Сорос Дж. Кризис мирового капитализма. Открытое общество в опасности: Пер. с англ. М., 1999.
    11. Социальная защита населения / Под ред. Н.М. Римашевской М.: РИЦ ИСЭПН, 2002.
    12. Чубайс А. Миссия России в XXI веке // Независимая газета. 2003.1 октября.
    13. Шмелев Н.П. До каких же пор? (Некоторые ключевые российские вопросы, ответа на которые все еще нет). М., 2003.
    14. Элъянов А.Я. Глобализация и догоняющее развитие // Мировая экономика и международные отношения. 2004. № 1.
    15. Эрроу К.Дж. Коллективный выбор и индивидуальные ценности: Пер. с англ. М.: Издательский дом ГУ-ВШЭ, 2004.
    16. Юрьев М. Крепость Россия. Концепция для президента // Новая газета. 2004. 15 марта — 17 марта.

    28.  Яницкий О.Н. Куда пришла Россия // Pro et Contra. 2004. Том 8. № 3.

    2 9. From Transition to Development. A Country Economic Memorandum for

    the Russian Federation. The Document of the World Bank. April 2004 // <http: / /www.worldbank.org.ru>.

      • Pro et Contra. 2003. Том 8. № 2.
      • Reddaway P., GlinskiD. The Tragedy of Russia's Reforms. Market Bolshevism against Democracy. Washington, 2001.
      • The Daily Telegraph. 2004. 24 May.
       



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.