WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Железняков А.С. Россия и Монголия в условиях политической диверсификации мира// Официальный сайт ИC РАН. - 2008

Научная статья

 

ЖЕЛЕЗНЯКОВ А.С. (РОССИЯ) Доклад на пленарном заседании Улан-Баторского форума 2007 !

РОССИЯ И МОНГОЛИЯ В УСЛОВИЯХ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ДИВЕРСИФИКАЦИИ МИРА

Улан-Баторский форум, созывающийся уже второй раз в столице Монголии, поднимает весьма важные темы развития ситуации в Северовосточной Азии, затрагивающие интересы крупнейших субъектов мировой политики, прежде всего, России и Китая. Причем поднимается и та тема, вокруг которой недавно сложился теоретический вакуум. Об этой теме я скажу подробнее позже, а сейчас отмечу только, что она связана с самой повесткой дня Форума и это завело его организаторов в некую информационную блокаду: мировые информационные агентства предпочли вообще обходить Форум молчанием, нежели давать о нем даже краткую информацию. В мировых новостных лентах о Форуме говорится только в сообщениях МОНЦАМЭ.

Вместе с тем сам факт замалчивания данного знаменательного события, происходящего в Монголии, говорит о многом. Ведь замалчивается международный Форум, который находится под патронажем президента страны, и является своего рода полигоном для теоретической обкатки будущих важнейших внешнеполитических инициатив Монголии.

Теперь о теоретическом вакууме вокруг темы, поднятой на Форуме. Эта тема как раз и касается подготовительных мероприятий для выработки внешнеполитических инициатив современной Монголии. В прошлом эти инициативы всегда нарушали привычный расклад сил в регионе и мешали все планы соседей. Со времен великих кочевых империй древности известно,

1 Доклад подготовлен в рамках гранта РГНФ и МииОКН Монголии 2007 г., №07-03-9220 la/G. Политические и социальные трансформации России и Монголии в глобальном контексте (сравнительный анализ).


2 что инициативы, исходящие от немногочисленных народов монгольской степи, имеют особенность вести к явлениям всемирно-исторического масштаба. В XX веке эта тема подспудно и часто незримо вошла в ткань важнейших явлений и событий международной политики, стала органической частью поистине драматической истории создания и крушения гигантского коммунистического блока в Евразии, причем в формировании советско-китайского альянса Монголия выступила важнейшим инициатором и геополитическим плацдармом.

Субъектом мировой политики Монголия в XX веке становилась благодаря тому, что ее инициативы, выработанные на базе собственных материальных и интеллектуальных ресурсов, либо изначально спонсировались извне, либо превращались в предмет пристального интереса глав великих держав, ведущих идеологов, пытавшихся дать этим инициативам свою трактовку и «нужное исполнение». В «именной указатель» здесь попадают и лидеры крупнейших государств, в частности, основатель Советского государства Ленин, его преемник Сталин, президент США Рузвельт, и авторы доктрин переустройства мира, в частности, опять-таки Ленин уже как идеолог международного коммунистического движения, а также председатель Исполкома Коминтерна Бухарин, премьер-министр Японии Танака, и такие «практические» деятели, как атаман Семенов, барон Унгерн, генералы Чжан Цзолинь, Фын Юйсян и др. Постоянным спонсором монгольских инициатив в XX веке вплоть до начала последнего десятилетия была Россия при всех режимах.

Традиционной реакцией России на монгольские инициативы всегда было стремление превратить их в продолжение своей собственной политики, и уже в «заданный урок» для Монголии. В роли «учителей, задающих уроки на дом», выступали в разное время правительства Российской империи, Колчака, Советской России. Превращение инициативы «ученика» (скажем, монгольская инициатива по обретению независимости) в «заданный урок» (скажем, в предмет российско-китайско-монгольского соглашения в Кяхте в


3 1915 г., а затем в 1945 г. в Ялте - в предмет переговоров глав великих держав) означало многократное усиление этой инициативы и ее претворение в жизнь в форме, соответствующей интересам спонсора. Поэтому проблема спонсорства в российско-монгольских отношениях имеет особый оттенок: следует говорить не только о диктате в Монголии интересов Российской империи, Коминтерна и СССР, но и о том, что с первого и до начала последнего десятилетия XX века монгольские инициативы аккумулировались в политике России, которая несла основную тяжесть забот по их международному урегулированию (начиная с первых шагов создания монгольского государства до его полного международного признания).

Нынешняя же ситуация уникальна. Россия уже не является спонсором подготовительных мероприятий для выработки монгольских инициатив и вообще в данной ситуации единоличным спонсором теоретической обкатки внешней политики Монголии не может выступить ни одна страна мира без того, чтобы не заронить подозрения у соседей в попытке нарушить расклад сил в регионе в свою пользу. Отсюда и соответствующая молчаливая реакция мировых информационных агентств на проявленную в Монголии инициативу теоретически обосновать укрепление своих позиций на международном и региональном уровнях. Это напоминает заминку в момент «обнаружения новых обстоятельств». Видимо, мировому сообществу еще только предстоит привыкать к тому, чтобы не рассматривать за спиной готовящихся монгольских внешнеполитических инициатив какую-нибудь чужую волю.

Для России этот процесс привыкания сложен и противоречив, поскольку обременен фантомными ощущениями. Еще сравнительно недавно, до развала СССР, Монголия в глазах миллионов россиян была не просто географически близким соседом, но и олицетворяла политический феномен «младшего брата», прозванного неофициально «16-ой союзной советской республикой». Теперь же отношения России и Монголии динамично развиваются, но развиваются на совершенно новой основе, после резкого обвала прежних


4 отношений. Участие России в монгольских делах осталось, тем не менее, многогранным, но уже не единоличным, и дополняется разнообразными формами сопричастности к нуждам Монголии США, Канады, Китая, Японии, Кореи, стран Евросоюза. Помимо стран-доноров, Монголия получила доступ к помощи со стороны крупных международных финансовых институтов.

Ситуация получения Монголией западных консультаций в корне отличается, скажем, от ситуации, когда страна, пытаясь в начале 1960-х гг. строить у себя города, развивать промышленность и социальную инфраструктуру, всю подготовку к международной интеграции в рамках СЭВ сводила к консультациям с партийно-политическим руководством СССР. Многим аналитикам в России трудно избавиться от ощущения, что ныне Монголию, вступившую в новый виток экономической интеграции, консультируют другие, но не Россия.

Отсюда и возникает вакуум в центральных СМИ России при освещении работы Улан-Баторского Форума и даже некорректные его оценки в некоторых периферийных информационных агентствах, как, например, в заметке Забайкальского информационного агентства под заголовком «Соседняя с Читинской областью Монголия заявляет, что хочет занять свою позицию в Северо-восточной Азии». В стремлении Форума «активизировать диалоги и исследовательские работы по вопросу более глубокого участия Монголии в процессе интеграции Северо-восточной Азии и Восточной Азии и по оказанию поддержки углублению взаимопонимания и доверия между азиатскими нациями» обозреватели «Забинфо» обнаружили крепкий «душок» панмонголизма .

Эти ощущения, повторяю, связаны всего лишь с трудностями привыкания к новому статусу Монголии на международной арене. Думаю, не меньшей загадкой кухня подготовки внешнеполитических инициатив Монголии представляется в глазах аналитиков КНР, США, Японии и других стран.

2   http://zabinfo.m/modules.php?op=modload&name=News&file=article&sid=15306


5 Со всеми странами, включая Россию, интеграционные отношения у новой Монголии начинаются, практически, с нулевой отметки. Монголия пытается играть сольную партию, самой определять: к кому и с какими вопросами ей следует обращаться. Здесь есть свои взлеты и падения, надежды и разочарования. И именно в данных обстоятельствах соучастие России в монгольских делах может оказаться незаменимым. Ведь Россию и Монголию связывает богатая история всесторонних взаимоотношений, во многом общий теоретический багаж аналитиков, цивилизационная близость стран.

Об этом свидетельствуют эксклюзивные материалы, любезно предоставленные нам президентом Российского фонда Чрезвычайным и Полномочным послом Монголии в Российской Федерации Л. Хангаем. Анализом этих материалов, которые освещают ключевые моменты отношения населения столицы Монголии - города Улан-Батора - к России, и позвольте мне закончить свой доклад.

По заказу Российского фонда Монголии Улан-Баторский центр изучения общественного мнения «Сант Марал фонд» провел социологический опрос, приуроченный к Дням монголо-российской дружбы. Центр имеет более чем 12-летний опыт проведения социологических опросов (в год проводится от 2 до 4 опросов, результаты которых публикуются в печати).

Выборка оказалась достаточно представительной, отражающей приблизительную половозрастную структуру столичных жителей, их различия по критериям образования и занятости. Опрос охватил 860 человек из всех столичных районов. 40,6% респондентов составили мужчины, 59,4% -женщины. По возрасту респонденты делятся на следующие группы: 25,8% -от 18 до 24 лет, 16,3% - от 25 до 29 лет, 23,4% - от 30 до 39 лет, 17,6% - от 40 до 49 лет, 8,4% - от 50 до 59 лет, 8,6% - от 60 лет и выше. По уровню образования опрошенные распределились следующим образом: не имеющие образования - 1,5%, с начальным и неоконченным средним - 16,4%, со


6 средним - 32,0%, со средним специальным - 12,8%, с высшим - 37,3%. По занятости: работающие по найму - 35,9%, по договору - 11,6%, стажеры -1,4%, безработные - 12,8%, домохозяйки - 8,1, пенсионеры - 11,6%, военные - 0,6%, учащиеся- 17,0%, скотоводы - 0,3%, не определились с ответом -1,6%.

Хорошую и удовлетворительную оценку своим знаниям русского языка дали свыше половины респондентов - 50,1% (13,3% - хорошую, 36,8% -удовлетворительную). Еще 21,6% оценили свои знания русского языка как слабые. Т.е. почти столичных жителей знают в той или иной мере русский язык. Побывали в СССР или нынешней России 37,0% опрошенных. Видимо, со всем этим связана высокая популярность российских телеканалов, книг, газет, журналов среди респондентов - свыше половины из них (57,6%) смотрит телепередачи, транслирующиеся из России, почти четверть (24,5%) читает российскую печатную продукцию.

Было     проведено     обследование     отношения      респондентов     к

распространению печатной продукции из России на территории Монголии через сеть специализированных магазинов и библиотек: за развитие этой сети высказались 89,2% опрошенных. Здесь явно обнаруживается уважительное отношение к печатной продукции России даже среди тех, кто не может или не собирается быть потребителем этой продукции. Еще более высокой оказалась доля респондентов, считающих, что нужно преподавать русский язык в средних школах - 93,3%, что монгольской молодежи необходимо знание русского языка - 94,8%, что в стране нужны школы с преподаванием на русском языке - 95,9%, что нужно направлять студентов в Россию -98,5%.

Опрос показал, как жители столицы ощущают нынешнее состояние монголо-российских отношений. Отличным его назвали 7,7%, хорошим -25,4%, удовлетворительным - 47,0%, неважным - 16,6%, плохим - 3,3% респондентов. При этом 35,1% считают, что за последние пять лет эти


7 отношения улучшились, 28,0% - остались прежними, 24,7% - ухудшились, и 12,2% затруднились с ответом.

Концентрированным выражением отношения респондентов к России выглядят их ответы на вопрос о том, какие сильные и слабые стороны они видят в направлении студентов на учебу в Россию. Среди сильных сторон отмечены, прежде всего, высокое качество обучения в российских вузах (38,4%), близость монголов к русскому языку и культуре (29,6%), комфортность пребывания в дружеской стране (11,8%), причем территориально близкой (10,0%) и культурно развитой (6,4%), населенной близкими по духу людьми (3,8%). В качестве слабых участков отмечены проблемы, связанные с распространением в России пьянства (23,4%), дороговизной (31,8%), недостаточной безопасностью (25,2%), порядками (7,5%), визовым режимом (0,9%), искаженной информацией (7,5%), характером людей (1,9%), несовместимостью с нуждами Монголии (1,9%).

Более конкретно в этом плане прозвучал вопрос о том, как экономическое и политическое участие России в делах Монголии отражается на ее экономике. Позитивно оценили роль России 41,0% респондентов, негативно - 10,8%, затруднились с ответом - 48,2%. При этом выгоду от монголо-российского сотрудничества на комбинате Эрдэнета оценили как очень большую 12,1% респондентов, как большую - 60,5%, как мизерную - 18,3%. 9,1% не увидели никакой выгоды. В пользу участия России в разработке в Монголии стратегических месторождений в Таван Толгой, Оюу Толгой и др, высказались 65,0% опрошенных, против - 35,0%. Приоритеты в сотрудничестве с Россией по отраслям респонденты выстроили в следующем порядке: образование, медицина, горно-рудная отрасль, сельское хозяйство, оборона, производство, торговля, дорожное строительство и транспорт.

Наконец, в анкете присутствовал и такой вопрос: «До 1993 г. в договорах о дружбе и взаимной помощи между Россией и Монголией присутствовал    пункт    о    гарантиях    России    в    вопросе    поддержания


8 суверенитета Монголии. Следует ли, на Ваш взгляд, заключить между нашими странами в современных условиях стратегический договор подобного рода?». Почти половина опрошенных на этот вопрос не ответила, позитивно ответили 39,8% (т.е. 80,9% ответивших), негативно - 9,4% (т.е. 19,1% ответивших).

Результаты опроса наглядно свидетельствуют о высоком авторитете России и всего русского в Монголии, о существующих среди населения надеждах на укрепление сотрудничества двух стран.

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.