WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Строганова Е.Д. Идеи социализма в Латинской Америке// Латинская Америка. 2009. № 12. с. 43-59

Научная статья

 

ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ

Е.Д.Строганова

Идеи социализма

в Латинской Америке

В статье прослеживается распространение идей социализма в Латинской Америке с их появления до настоящего времени. Рассматриваются различные модели социализма в ре­гионе на примерах Кубы, Чили, Бразилии и Венесуэлы.

Ключевые слова: Латинская Америка, социальная справедливость, солидарность, кол­лективизм, компартии, соцпартии, «социализм XXI века».

Социалистические идеи оказали большое воздействие на развитие общественной мысли и освободительного движения в Латинской Аме­рике. Они имеют давние традиции на континенте. В разных вариантах социалистические учения распространились в странах региона уже в первой половине и особенно в середине XIX в. В них отразились чая­ния социальной справедливости и коллективной солидарности обездо­ленных масс населения, стремления радикально настроенной части ин­теллигенции и молодежи к справедливому общественному устройству без эксплуатации человека человеком.

Еще в доиспанской Америке имелись исторические истоки появления социалистических идей, восходящие к общинной традиции индейских ци­вилизаций. На рубеже XVI—XVII вв. сын инкской принцессы и испанско­го конкистадора Инка Гарсиласо де ла Вега (1539—1616) представил свой идеал «Государства Солнца» — общества социальной справедливости, черты которого он находил в инкском общинном устройстве: все живут в достатке, искоренены пороки, царят согласие и справедливость, а благо­родные правители делают все для блага народа . Существует предположе­ние, что именно Гарсиласо де ла Вега повлиял на одного из ранних провоз­вестников социализма в Европе — итальянского революционера первой половины XVII в. Томмазо Кампанеллу, который идеальное общество бу­дущего назвал «Городом Солнца».

Идеи социализма в Латинской Америке развивались под непосредст­венным влиянием европейской социалистической мысли и под впечатлени­ем от революционных событий 1848—1849 гг. в Европе. Именно тогда в ре­гион проникают произведения К.Сен-Симона, Ф.Фурье, Р.Оуэна, ПЛрудона, Л.Блана, которые несли идеи утопического социализма.

Елена Дмитриевна Строганова — кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института социологии РАН (utro97@mail.ru).

43


Сам термин «социализм» появился в первой половине XIX в. как уче­ние, в котором в качестве цели и идеала выдвигается осуществление прин­ципов справедливости, свободы и равенства, а также формирование обще­ственного строя, воплощающего эти принципы. Научное обоснование со­циализма дали К.Маркс и Ф.Энгельс, рассматривая его как низшую фазу (ступень) коммунизма, приходящего на смену капитализму в результате пролетарской революции и установления диктатуры пролетариата. Сложи­лись основные признаки классического социализма: общество социальной справедливости; власть трудящихся; общественная собственность на сред­ства производства; уничтожение эксплуатации человека человеком; осуще­ствление принципа «от каждого — по способности, каждому — по труду»; планомерное, бескризисное развитие экономики в интересах народа, гаран­тия социальных и политических прав трудящихся; создание условий для подлинной демократии, реального участия широких народных масс в управлении обществом, для всестороннего развития личности, равнопра­вия наций и дружбы между народами.

За создание в Латинской Америке «социальной цивилизации», которая в корне отличалась бы от «индивидуалистической», «эксплуататорской» цивили­зации Западной Европы, выступал венесуэльский просветитель, учитель и сподвижник Симона Боливара Симон Родригес (1771—1854). В Аргентине в 30—40-е годы XIX в. социалистические идеи отстаивал видный писатель и об­щественный деятель, лидер радикальной демократической оппозиции диктату­ре Росаса Эстебан Эчеверриа (1805—1851), в юности пять лет проживший во Франции и познакомившийся там с идеями европейских социалистов. Под влиянием Эчеверриа увлечение социалистическими идеями испытали в моло­дости такие выдающиеся общественно-политические деятели Аргентины, как Х.БАльберди (1810—1884) и Д.Ф.Сармьенто (1811—1888). В Чили распро­странение социализма связано с деятельностью Ф.Бильбао (1823—1865) и С.Аркоса (1822—1874), непосредственных участников революции 1848 г. во Франции, основателей Общества равенства (1850) — первой массовой револю­ционно-демократической организации Чили. Социалистические взгляды повлия­ли и на участников восстания «прайейрос» в Бразилии (штат Пернамбуко) в 1848—1849 гг., которые наряду с требованиями всеобщего избирательного права, свободы печати добивались раздела крупных латифундий. В конце 40-х и в 50-х годах большую популярность приобрели социалистические идеи в Новой Гранаде (Колумбия). Их сторонники даже захватили власть и восемь ме­сяцев удерживали ее в столице республики («Боготинская коммуна», 1854 г.).

В 70-е годы XIX в. в Аргентине существовали секции I Интернациона­ла, состоявшие в основном из рабочих — европейских иммигрантов. В 70—80-х годах с началом формирования фабрично-заводского пролетариа­та и забастовочной борьбы рабочих в Аргентине, Чили, Уругвае, Бразилии и других странах возникают профсоюзы, социалистические организации марксистского, анархистского и анархо-синдикалистского направления. Жестокие формы эксплуатации, нищета и бесправие, фактическое отсутст­вие политических свобод для основных масс населения нередко толкали трудящихся к боевым, бунтарским формам борьбы против владельцев крупного капитала и государства. Среди вовлеченной в профсоюзы и за­бастовки части трудящихся преобладали анархистские и анархо-синди-калистские идеи. В некоторых странах были созданы и действовали социа­листические партии, пропагандировавшие марксизм и призывавшие рабо­чих включиться в политическую борьбу. Наиболее массовой и влиятельной стала Социалистическая партия Аргентины, образованная в 1896 г. и во­шедшая во II Интернационал.

44


ПРОТИВОСТОЯНИЕ КОММУНИСТИЧЕСКИХ И СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИЧЕСКИХ ИДЕОЛОГИЙ

На рубеже XIX—XX вв. в среде социалистов появляется течение, идеологи которого — Э.Бернштейн, К.Каутский и другие подвергли ревизии основные положения марксизма (насильственные формы завоевания власти, диктатуру пролетариата, отказ от многоукладности в экономике и многопартийности в политике и др.). После Первой мировой войны и Октябрьской революции в России, провозгласившей своей целью воплощение на практике идей научного социализма, международное социалистическое движение раскололось на два течения: коммунистическое и социал-демократическое.

Коммунисты Латинской Америки стояли на позициях революционного марксизма, отрицая капитализм и поддерживая социализм в СССР. Основате­лями первых компартий в регионе были Л.Э.Рекабаррен, Х.К.Мариатеги, В.Кодовилья, А.Кун, Р.Гиольди и другие сторонники этого направления. В ре­зультате возникли коммунистические партии (многие — на базе бывших со­циалистических партий), оказывавшие определенное влияние на рабочее дви­жение и политическую жизнь таких стран, как Аргентина, Бразилия, Мексика, Чили, Куба, Уругвай. Организующим и руководящим органом для них стал Коммунистический Интернационал (1919—1943), усиленно подогревавший ре­волюционные настроения в надежде на скорую мировую революцию. Будучи орудием сталинской политики ускоренного развития революционного процесса в мире, который еще не был готов к этому, Коминтерн вызывал недовольство не только оппозиции, но и ряда самих членов организации. Во время Второй ми­ровой войны он окончательно прекратил существование, хотя компартии про­должали свою деятельность порой в самых трудных условиях при поддержке СССР и стран социалистического блока.

Другая ветвь социалистов — социал-демократы — ориентировалась на ре­формирование капитализма (демократизацию его политических, экономиче­ских и социальных структур) и построение социализма на его основе без наси­лия и диктатуры пролетариата как противоречащих демократии, на базе много­укладности в экономике и многопартийности в политике. Позднее они отказа­лись от марксизма и организовали свой руководящий орган — сначала Социа­листический рабочий интернационал (1923—1939), а в 1951 г. — Социалисти­ческий Интернационал.

Между коммунистами и социал-демократами развернулась борьба за влияние на рабочее движение. Наиболее боевыми и успешными проявили себя коммунистические организации. Они всегда находились на первой линии борьбы за социализм. Весомый вклад в разработку теории построе­ния передового общества в Латинской Америке внесли В.Кодовилья и Р.Гиольди (в Аргентине), Л.Корвалан (в Чили), К.Престес (в Бразилии), Р.Арисменди (в Уругвае), А.Мартинес Вердуго (в Мексике), Х.К.Мариа­теги (в Перу), Г.Мачадо (в Венесуэле).

Деятельность же социал-демократических партий как независимой полити­ческой силы к середине XX в. практически прекратилась (за исключением со­циалистических партий, сохранивших левую направленность). Многие из них сильно «поправели» или слились с национал-реформистскими партиями, став их левым крылом. Только после Кубинской революции 1959 г. они стали воз­рождаться благодаря быстрой радикализации масс и востребованности общест­вом, особенно во время и после военных диктатур.

Многие революционные и левые движения 30—40-х годов XX в. в регионе были в той или иной степени подвержены влиянию социалистических идей — так называемая «Социалистическая республика» 1931 г. в Чили, революция

45


1933—1935 гг. на Кубе, Народно-освободительный альянс 1935 г. в Бразилии, деятельность президента Мексики Л.Карденаса (1934—1940) и его сторонни­ков. Социалисты и коммунисты входили в правящие коалиции Народного фронта и Демократического альянса в Чили в 1938—1947 гг.

ВХОЖДЕНИЕ ВО ВЛАСТЬ

СТОРОННИКОВ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ ИДЕЙ

Особенно широко социалистические идеи распространились в Латин­ской Америке начиная с конца 50-х годов XX в. — в период подъема осво­бодительных движений. В первую очередь это было связано с победой ре­волюции на Кубе и провозглашением ее руководителями приверженности социализму. Под влиянием этого примера в ряде стран возникли леворади­кальные партизанские движения с социалистической идеологией. Кумиром прогрессивной молодежи стал один из героев Кубинской революции комму­нист-интернационалист аргентинец Эрнесто Че Гевара, который остался в па­мяти народов как человек, стремившийся построить на Земле общество всеоб­щего благоденствия и социального равенства.

Большой отклик на континенте и за его пределами вызвали мирный — в результате выборов — приход к власти сторонников социализма в Чили в 1970 г. и предпринятая ими попытка осуществить постепенный переход к но­вому строю без гражданской войны, конституционным путем, с соблюдением демократических свобод, при политическом и идеологическом плюрализме и сосуществовании различных форм собственности, включая частную.

Отдельные социалистические идеи активно применялись левонациона-листическими военными революционерами в Перу в 1968—1975 гг. и в некоторых других странах. Лозунги «национального социализма» выдви­нули Х.Перон и его последователи, а тезис о «социальной справедливости» («хустисиализм») стал основой перонистской доктрины еще в начале 40-х годов. Среди христиан Латинской Америки были многочисленные сторон­ники «теологии освобождения», поддерживавшие идеи социальной спра­ведливости и социализма. Многие участники «низовых христианских общин» связывали эти идеи с идеалами раннего христианства и учением Иисуса Христа. Переход к социализму был желанной целью Сандинистской революции в Ни­карагуа и сандинистского правительства 1979—1990 гг., Гренадской революции 1979—1983 гг., сальвадорских повстанцев 70—80-х годов.

В 60—70-х годах влиятельной силой в Латинской Америке становятся партии, выступавшие с позиций «демократического социализма». Они свя­зывают социалистическую перспективу развития с углублением демокра­тии и социальных сдвигов в интересах широких народных масс в рамках существующего общества, на основе его постепенного совершенствования и эволюции. Эти партии не раз побеждали на выборах в 70—80-е годы и возглавляли правительства в Венесуэле, Коста-Рике, Доминиканской Рес­публике, Ямайке, Перу.

Активизировалась и деятельность Социнтерна, который в настоящее время объединяет 170 социалистических, социал-демократических и рабо­чих партий из различных стран, из них — 35 латиноамериканских. Руково­дство Социнтерна продолжает придерживаться заявленных при образова­нии принципов демократического социализма: отказ от марксизма как тео­ретической основы своей идеологии и политики, постепенная трансформа­ция капитализма в социализм без классовой борьбы, без социалистических революций и установления власти рабочего класса при сохранении частной собственности в ряде отраслей экономики. Наряду с решением чисто поли-

46


тических задач Социнтерн определяет наиболее болезненные проблемы общества и организует международные кампании для их решения. В на­стоящее время это — проблема бедности, долги беднейших стран, права женщин и др.

Раннее и довольно устойчивое распространение в Латинской Америке социалистических идей объясняется рядом причин. Прежде всего — это развитие социально-экономических противоречий капитализма, усугуб­ленных тем, что в регионе он проявлялся в наиболее грубых, примитивных, драконовских, консервативных и болезненных в социальном отношении формах. Социалистические настроения в значительной степени усилива­лись под воздействием иммиграции из Европы, достижений ее левой об­щественной мысли с углубленной критикой пороков капиталистического общества (дух наживы, индивидуализм, социальные контрасты и многое другое), а также под влиянием успехов европейского рабочего и социали­стического движения XIX—XX в. Немаловажное значение имели все еще сильные местные коллективистские, общинные традиции, склонность к коллективизму, а также традиции социальной солидарности (в том числе в рамках патриархально-патерналистских, клановых уз). Сама социальная психология латиноамериканских народов с их эмоциональным восприяти­ем жизни, общительным, открытым характером, а также большое влияние мировоззренческих и ряда определенных нравственных ценностей католи­цизма, связь идеалов христианства со стремлением к социальной справед­ливости содействовали распространению идей и настроений социальной солидарности. В какой-то мере это было как бы антитезой культу свободы личности, индивидуализма, предпринимательства, превалировавших как символ прогресса в протестантских кругах англосаксонского общества, особенно в Северной Америке.

ПОЛИТИКА ЛЕВЫХ ПРАВИТЕЛЬСТВ

В XX в. сторонники социализма в Латинской Америке, как и в других частях света, были очень далеки от своей цели — построение социалисти­ческого общества. А после поражения «реального социализма» в Совет­ском Союзе казалось, что идеи социализма уйдут в прошлое и будут забы­ты, но общественно-политическое развитие в регионе в начале нового сто­летия свидетельствует о возврате к идеям построения общества социальной справедливости.

Полная несостоятельность использовавшейся в течение 80—90-х годов неолиберальной модели экономического развития в Латинской Америке и ее отрицательные социальные последствия (рост неравенства, безработи­цы, маргинализации и исключение обширных слоев общества из процесса модернизации), обострение социальных и политических противоречий, кризис демократии в связи с падением влияния традиционных партий, дис­кредитация правительств, не сумевших обеспечить устойчивое развитие в своих странах, а также снижение влияния США на континенте привели к неожиданному результату: оказалось, что идеи социализма живы и, более того, наблюдается их массовое распространение.

В новом тысячелетии в ряде стран региона к власти пришли или усилили свое влияние левоцентристские и леворадикальные силы (и те, и другие — пре­имущественно социал-демократического типа), критически настроенные в отношении ортодоксального неолиберального курса. И происходило это не вследствие каких-то бурных революционных действий, а вполне законным

47


конституционным демократическим путем — в результате президентских, парламентских выборов и референдумов.

В настоящее время партии социалистической и социал-демократической ориентации находятся у власти и имеют влиятельные позиции во многих стра­нах региона (Аргентина, Бразилия, Венесуэла, Боливия, Эквадор, Чили, Перу, Никарагуа, Коста-Рика, Куба, Уругвай, Сальвадор и др.). В зависимости от правительственной политики партии склоняются к центристским или ра­дикальных позициям. Если радикалы (Венесуэла, Боливия, Эквадор) — сторонники революционного пути, для которых характерно забегание вперед, разрушение политических и экономических структур, правда, мирным путем, то центристы (Бразилия, Аргентина, Чили, Уругвай) придерживаются эволюционных методов. Их политика направлена на преобразование существующего строя, с постепенным встраиванием в него социалистических структур, направленных на защиту интересов трудящихся, утверждение идей коллективизма, гуманизма, подлинной демократии. По их мнению, создание такого развитого гражданского общества позволит обеспечить социальную справедливость, права и свободы человека, установить эффективный общественный контроль за деятельностью государства.

ПОНИМАНИЕ И ПРЕТВОРЕНИЕ В ЖИЗНЬ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ ИДЕЙ

Так возможно ли построение социалистического общества в наше вре­мя, особенно после поражения «реального социализма» в веке минувшем? По крайней мере, лучшие умы человечества всегда надеялись на это, а ос­новополагающие черты этой модели общественного развития не утратили своей привлекательности, несмотря на их неудачное воплощение в жизнь в ряде стран.

В социалистическом идеале, как и в любом другом, неизбежно присут­ствуют утопические черты. В истории распространения социалистических идей в Латинской Америке, как и в мире в целом, нередки проявления сек­тантства и догматизма, революционного экстремизма, тоталитарных тен­денций, с негативными, деструктивными последствиями для общества. Но нельзя сводить социализм только к этому. Это сложное и многоплановое явление, постоянно видоизменяющееся и претерпевающее эволюцию. Так, с середины XX в. начинается переосмысление идей социализма с целью их обновления, обогащения, развития и более эффективного применения в новых условиях.

Правительство Кубы, к примеру, взяв в 1961 г. курс на построение со­циализма, решило использовать модель «реального социализма» в СССР: в политической области — единая партия и система народной власти, в эко­номической — централизованное планирование, в социальной — гаранти­рованные образование и медицинское обслуживание, право на труд, жилье, отдых, обеспечение старости для всех граждан. Но эта модель не принима­лась полностью и безоговорочно, за что правительство подвергалось кри­тике со стороны ортодоксальных марксистов. В докладе на I съезде Ком­мунистической партии Кубы (1975 г.) Фидель Кастро обосновывал та­кую позицию как «реалистическое усвоение опыта и попытку применить его к нашим условиям, действуя очень осторожно и осмотрительно» . Дальнейшее развитие событий подтвердило правильность такой политики. Оказавшись в условиях острейшего кризиса после развала СССР и всей социалистической системы, кубинское руководство приступило к разра-

48


ботке необходимых реформ. Обратив внимание на опыт Китая и Вьетнама по развитию рыночной экономики, оно решило использовать основную идею — «установление твердой власти и гибкой экономики», согласуя это с кубинскими реалиями. В 1992 г., подтверждая незыблемость социалисти­ческого пути, правительство вносит в конституцию ряд изменений, глав­ным пунктом которых стало признание права частной и смешанной собст­венности при сохранении за государством контроля над базовыми отрас­лями экономики.

Не желая отказываться от реализации социалистических идей и приня­тия восточноевропейской модели развития, кубинцы начали выработку своей экономической политики, приспосабливая ее к новым реалиям, к не­обходимости вписаться в мировой рынок на новых условиях. Важным ус­ловием для решения этих задач должны были стать пресечение коррупции в экономической сфере, сокращение разросшегося бюрократического ап­парата в системе управления народным хозяйством, ужесточение контроля за соблюдением законности, укрепление связи руководства с массами, мо­билизация населения на проведение намеченных реформ, а главное — со­хранение достигнутых ценностей и принципов социальной справедливо­сти. Так было положено начало самостоятельному развитию кубинской модели социализма. «Мы избрали социализм, который в нашем понимании представляет собой постоянно обновляющуюся и совершенствующуюся систему», — объясняют кубинские лидеры . А любимым изречением Фи­деля стала фраза: «Куба не пытается изменить мир, а меняется вместе с меняющимся миром». Отказываясь от западного потребительского обще­ства и сохраняя социальные завоевания народа, Куба показывает пример того, как маленькая небогатая страна, даже совершая массу неизбежных ошибок на неизведанном пути, может сделать многое ограниченными средствами. «Куба убеждена, что лучший мир возможен, равно как воз­можна — и абсолютно необходима — и иная по характеру глобализация, основанная на принципах разума, справедливости и солидарности» .

Как известно, иной вариант предлагал Сальвадор Альенде в Чили. В по­слании конгрессу от 21 мая 1971 г. «Наш путь к социализму» он выдвинул пять основных пунктов, которые поставил в основу построения «чилийско­го социализма»: гарантия принципа законности, укрепление государствен­но-правовых институтов, соблюдение политических свобод, исключение любого насилия и обобществление средств производства. «Мы стремимся к установлению социальных свобод на основе действия политических сво­бод, что в свою очередь требует достижения экономического равнопра­вия». Для этого необходимо возвращение национальных богатств (природ­ных ресурсов, банков, промышленных предприятий, крупных латифундий и т.д.) подлинным хозяевам — трудовому народу — и создание на их осно­ве общественного сектора, «избегая анархических действий и непоследова­тельного авантюризма». Понимая, что путь этот долгий и трудный, он предлагал идти по нему с предельной осторожностью. К сожалению, ему не удалось воплотить в жизнь свои планы мирным путем и избежать обо­стрений. Установление кровавой диктатуры А.Пиночета прервало осуще­ствление этих идей на долгие годы и послужило уроком для чилийских со­циалистов, вновь пришедших к власти. Демократическим путем подняв знамя Альенде, они следуют его совету: «Невозможно сломать суще­ствующую социальную, экономическую, общественную структуру, не создав прежде, хотя бы в минимальной степени, ту, которая призвана заменить ее» .

49


Избранная президентом Чили в январе 2006 г. Мишель Бачелет является политической преемницей предыдущего правительства социалиста Р.Лагоса, членом Социалистической партии и правящей с 1990 г. коалиции партий левого центра «Concertacion» («Согласованность»). Они уже не столь радикальны, как правительство Альенде. Программа правительства М.Бачелет, неслучайно озаглавленная «Я с тобой!» , адресована всем жи­телям Чили независимо от их социального и экономического положения, а также политических и религиозных убеждений, что говорит о стремлении добиться окончательного политического согласия в стране, длительное время пребывавшей в состоянии раскола вследствие многолетней военной диктатуры. Программа ориентирована на решение острых вопросов совре­менности и социальных противоречий без излишних обострений. Прави­тельство решает актуальные проблемы экономической модернизации и адаптации к условиям глобализации при помощи гражданского общества, совершенствуя демократические институты. Рыночные механизмы им не отвергаются, антиамериканские настроения не разжигаются. Вся политика правительства направлена на сглаживание противоречий внутри чилийско­го общества с опорой на средний класс (а в партийном отношении — на христианских демократов), обеспечение высоких темпов роста экономики, выполнение намеченных социальных обязательств. Такую политику — рынок и демократия, открытая экономика при усилении социальной защи­ты — вполне можно определить как социал-демократическую.

Осмысление идей социализма и его сущности сыграло важную роль в становлении личности политического лидера бразильских трудящихся, а ныне президента Бразилии Луиса Инасио да Силвы (известного как Лула). В статье «Наш социализм», написанной им в 1993 г., он изложил свое представление о реализации идеи построения нового общества. Он сразу же отмежевался от модели «реального советского социализма», критикуя его «за отсутствие демократии, за слияние государства и партии, за моно­полию одной партии на власть, за отсутствие политического плюрализма и однопартийную систему, за преобладание в политической структуре при­вилегированной касты бюрократии», и заявил, что «такой социализм не имеет ничего общего с «социализмом освобождения».

Социализм в нашем понимании, подчеркивал Лула, должен преодолеть как логику рынка, так и командную экономику, когда все решения прини­мает государство. Не «стратегические интересы государства», а воля обще­ства — вот что станет определять экономический выбор. Экономическая демократия должна базироваться на общественной собственности на сред­ства производства, но это не будет означать «государственной собственно­сти» (могут быть различные формы собственности, например, кооператив­ная). Ни государство, ни какая-либо политическая партия не должны пре­вратиться в «патрона» общества. Роль партии — организовать общество. Государство же является организатором системы производства и распреде­ления. Помимо этого, функции государства — справедливое распределе­ние произведенного богатства и удовлетворение материальных запросов общества путем создания условий для повышения производительности труда на предприятиях и внедрения новой организации труда, которая ос­лабила бы ярмо эксплуатации трудящихся.

В политической области, считал Лула, социализм обязан не только со­хранить, но и расширить политические свободы, затем пойти дальше — внедрить прямую демократию, которая облегчила бы наемным трудящим­ся широкое участие в принятии экономических и политических решений («народные советы» в муниципалитетах, «советы на заводах»). Но прямая

50


демократия обязана сосуществовать с представительной демократией — обе они призваны выражать коллективные интересы.

«Мы выступаем за плюралистическое общество, которое уважает права меньшинства», — подчеркивал Лула. «Мы — за все те формы организации, которые действуют в гражданском обществе. Общество не должно ограничивать творческий потенциал людей... А демократия для нас — отнюдь не тактический лозунг. Демократия является завое­ванием трудящихся — и это верно как для Латинской Америки, так и для Европы» .

Однако осуществление большинства этих идей пока остается на заднем плане. Вступив в должность президента в 2002 г., Лула начал выполнять свою предвыборную программу социальных реформ, главным пунктом которой стала борьба с голодом. Именно эта проблема виделась наиболее актуальной для страны в тот период и потребовала мобилизации всех эко­номических и политических усилий правительства. Претворение же в жизнь отдельных социалистических идей имеет место в ряде регионов Бра­зилии, где левые организации стали определять политику многих муници­пальных объединений и оказывать помощь низовым гражданским союзам.

Наиболее яркий пример такой деятельности в Бразилии наблюдает­ся в г. Порто-Алегре, где правящая Партия трудящихся реализовала систему общественного самоуправления и контроля над распределением муниципального бюджета. Город стал идеальным местом для проведения собраний противников неолиберальной модели мирового развития. Про­званный журналистами «Анти-Давосом», Порто-Алегре в одночасье при­обрел мировую известность. Именно здесь в феврале 2001 г. и было положено начало проведению Всемирных социальных форумов, кото­рые в дальнейшем стали проводиться по всему миру как альтерглоба-листские, выступающие не против глобализации, а под лозунгом «Иной мир возможен».

СТАНОВЛЕНИЕ «БОЛИВАРИЙСКОГО СОЦИАЛИЗМА XXI ВЕКА»

В отличие от Альенде и Лулы, президент Венесуэлы Уго Чавес изна­чально не был приверженцем социалистических идей, он проникался ими постепенно, по мере усиления его политических позиций. К власти он пришел будучи националистом, революционером, сторонником идей Си­мона Боливара-Освободителя (независимость, равенство, братство, объе­динение латиноамериканских народов), противником неолиберализма и империализма. Победив на выборах 1998 г., он выступил с планом созда­ния «Пятой Республики» — «подлинно демократического общества соци­альной справедливости» — и начал реформу экономики и государственной системы. Основной идеей его программы стала «коренная перестройка су­ществующей социально-экономической и политической системы с целью ее трансформации в общественный строй, обеспечивающий и гаранти­рующий реальное участие широких масс в принятии решений на всех уровнях власти» . Важным этапом в этом направлении явилось создание новой Конституции (1999 г.), которая считается самой демократичной, ра­дикальной и прогрессивной в Южной Америке.

После принятия Конституции в соответствии с новым избирательным законом были проведены выборы всех ветвей власти снизу доверху, вклю­чая президента, что сплотило многих сторонников вокруг Чавеса. В ре­зультате политических преобразований фактически были разрушены тра­диционные структуры и созданы новые, демократические органы власти.

51


В стране сохранилась довольно сильная, дееспособная центральная власть, и в то же время народу была предоставлена возможность осущест­вления различных форм демократии. Именно эти факторы — сильная пре­зидентская власть и поддержка появившихся многочисленных низовых организаций — позволили У.Чавесу выстоять в упорной борьбе, развер­нувшейся в стране в 2002 и 2004 гг., и вновь победить на выборах 2006 г.

В Венесуэле под руководством президента начала воплощаться в жизнь идея альтернативного развития. Первоначально предполагалось создание общества, отличного как от капитализма, так и от социализма, с использо­ванием лучших черт обеих формаций . Но после убедительной победы сторонников преобразований на референдуме 2004 г., навязанном оппози­цией, идея «третьего пути» утратила жизнеспособность, и лидер револю­ции предложил приступить к строительству общества без эксплуататоров и эксплуатируемых, для чего необходимо разработать модель социализма, соответствующую реалиям нового века. Этот курс получил название «бо-ливарийский социализм XXI века». Чавес и его сподвижники считают, что этот решительный поворот не был вызван конъюнктурными соображения­ми, а обусловлен разочарованием в капитализме, который не способен раз­решить кардинальные проблемы развития человечества. Построение «нового социализма» будет основываться на трех главных элементах: лидирующей роли государства, укреплении «солидарного» частного сектора и создании «социальной» экономики. Под «солидарным» сектором предполагается существенное расширение числа мелких собственников в городе и деревне, которые станут основой и опорой государства. На это нацелена аграрная реформа, а также поддержка мелкого и среднего предпринимателя.

ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ

Е.Д.Строганова

Идеи социализма

в Латинской Америке

В статье прослеживается распространение идей социализма в Латинской Америке с их появления до настоящего времени. Рассматриваются различные модели социализма в ре­гионе на примерах Кубы, Чили, Бразилии и Венесуэлы.

Ключевые слова: Латинская Америка, социальная справедливость, солидарность, кол­лективизм, компартии, соцпартии, «социализм XXI века».

Социалистические идеи оказали большое воздействие на развитие общественной мысли и освободительного движения в Латинской Аме­рике. Они имеют давние традиции на континенте. В разных вариантах социалистические учения распространились в странах региона уже в первой половине и особенно в середине XIX в. В них отразились чая­ния социальной справедливости и коллективной солидарности обездо­ленных масс населения, стремления радикально настроенной части ин­теллигенции и молодежи к справедливому общественному устройству без эксплуатации человека человеком.

Еще в доиспанской Америке имелись исторические истоки появления социалистических идей, восходящие к общинной традиции индейских ци­вилизаций. На рубеже XVI—XVII вв. сын инкской принцессы и испанско­го конкистадора Инка Гарсиласо де ла Вега (1539—1616) представил свой идеал «Государства Солнца» — общества социальной справедливости, черты которого он находил в инкском общинном устройстве: все живут в достатке, искоренены пороки, царят согласие и справедливость, а благо­родные правители делают все для блага народа . Существует предположе­ние, что именно Гарсиласо де ла Вега повлиял на одного из ранних провоз­вестников социализма в Европе — итальянского революционера первой половины XVII в. Томмазо Кампанеллу, который идеальное общество бу­дущего назвал «Городом Солнца».

Идеи социализма в Латинской Америке развивались под непосредст­венным влиянием европейской социалистической мысли и под впечатлени­ем от революционных событий 1848—1849 гг. в Европе. Именно тогда в ре­гион проникают произведения К.Сен-Симона, Ф.Фурье, Р.Оуэна, ПЛрудона, Л.Блана, которые несли идеи утопического социализма.

Елена Дмитриевна Строганова — кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института социологии РАН (utro97@mail.ru).

43


Сам термин «социализм» появился в первой половине XIX в. как уче­ние, в котором в качестве цели и идеала выдвигается осуществление прин­ципов справедливости, свободы и равенства, а также формирование обще­ственного строя, воплощающего эти принципы. Научное обоснование со­циализма дали К.Маркс и Ф.Энгельс, рассматривая его как низшую фазу (ступень) коммунизма, приходящего на смену капитализму в результате пролетарской революции и установления диктатуры пролетариата. Сложи­лись основные признаки классического социализма: общество социальной справедливости; власть трудящихся; общественная собственность на сред­ства производства; уничтожение эксплуатации человека человеком; осуще­ствление принципа «от каждого — по способности, каждому — по труду»; планомерное, бескризисное развитие экономики в интересах народа, гаран­тия социальных и политических прав трудящихся; создание условий для подлинной демократии, реального участия широких народных масс в управлении обществом, для всестороннего развития личности, равнопра­вия наций и дружбы между народами.

За создание в Латинской Америке «социальной цивилизации», которая в корне отличалась бы от «индивидуалистической», «эксплуататорской» цивили­зации Западной Европы, выступал венесуэльский просветитель, учитель и сподвижник Симона Боливара Симон Родригес (1771—1854). В Аргентине в 30—40-е годы XIX в. социалистические идеи отстаивал видный писатель и об­щественный деятель, лидер радикальной демократической оппозиции диктату­ре Росаса Эстебан Эчеверриа (1805—1851), в юности пять лет проживший во Франции и познакомившийся там с идеями европейских социалистов. Под влиянием Эчеверриа увлечение социалистическими идеями испытали в моло­дости такие выдающиеся общественно-политические деятели Аргентины, как Х.БАльберди (1810—1884) и Д.Ф.Сармьенто (1811—1888). В Чили распро­странение социализма связано с деятельностью Ф.Бильбао (1823—1865) и С.Аркоса (1822—1874), непосредственных участников революции 1848 г. во Франции, основателей Общества равенства (1850) — первой массовой револю­ционно-демократической организации Чили. Социалистические взгляды повлия­ли и на участников восстания «прайейрос» в Бразилии (штат Пернамбуко) в 1848—1849 гг., которые наряду с требованиями всеобщего избирательного права, свободы печати добивались раздела крупных латифундий. В конце 40-х и в 50-х годах большую популярность приобрели социалистические идеи в Новой Гранаде (Колумбия). Их сторонники даже захватили власть и восемь ме­сяцев удерживали ее в столице республики («Боготинская коммуна», 1854 г.).

В 70-е годы XIX в. в Аргентине существовали секции I Интернациона­ла, состоявшие в основном из рабочих — европейских иммигрантов. В 70—80-х годах с началом формирования фабрично-заводского пролетариа­та и забастовочной борьбы рабочих в Аргентине, Чили, Уругвае, Бразилии и других странах возникают профсоюзы, социалистические организации марксистского, анархистского и анархо-синдикалистского направления. Жестокие формы эксплуатации, нищета и бесправие, фактическое отсутст­вие политических свобод для основных масс населения нередко толкали трудящихся к боевым, бунтарским формам борьбы против владельцев крупного капитала и государства. Среди вовлеченной в профсоюзы и за­бастовки части трудящихся преобладали анархистские и анархо-синди-калистские идеи. В некоторых странах были созданы и действовали социа­листические партии, пропагандировавшие марксизм и призывавшие рабо­чих включиться в политическую борьбу. Наиболее массовой и влиятельной стала Социалистическая партия Аргентины, образованная в 1896 г. и во­шедшая во II Интернационал.

44


ПРОТИВОСТОЯНИЕ КОММУНИСТИЧЕСКИХ И СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИЧЕСКИХ ИДЕОЛОГИЙ

На рубеже XIX—XX вв. в среде социалистов появляется течение, идеологи которого — Э.Бернштейн, К.Каутский и другие подвергли ревизии основные положения марксизма (насильственные формы завоевания власти, диктатуру пролетариата, отказ от многоукладности в экономике и многопартийности в политике и др.). После Первой мировой войны и Октябрьской революции в России, провозгласившей своей целью воплощение на практике идей научного социализма, международное социалистическое движение раскололось на два течения: коммунистическое и социал-демократическое.

Коммунисты Латинской Америки стояли на позициях революционного марксизма, отрицая капитализм и поддерживая социализм в СССР. Основате­лями первых компартий в регионе были Л.Э.Рекабаррен, Х.К.Мариатеги, В.Кодовилья, А.Кун, Р.Гиольди и другие сторонники этого направления. В ре­зультате возникли коммунистические партии (многие — на базе бывших со­циалистических партий), оказывавшие определенное влияние на рабочее дви­жение и политическую жизнь таких стран, как Аргентина, Бразилия, Мексика, Чили, Куба, Уругвай. Организующим и руководящим органом для них стал Коммунистический Интернационал (1919—1943), усиленно подогревавший ре­волюционные настроения в надежде на скорую мировую революцию. Будучи орудием сталинской политики ускоренного развития революционного процесса в мире, который еще не был готов к этому, Коминтерн вызывал недовольство не только оппозиции, но и ряда самих членов организации. Во время Второй ми­ровой войны он окончательно прекратил существование, хотя компартии про­должали свою деятельность порой в самых трудных условиях при поддержке СССР и стран социалистического блока.

Другая ветвь социалистов — социал-демократы — ориентировалась на ре­формирование капитализма (демократизацию его политических, экономиче­ских и социальных структур) и построение социализма на его основе без наси­лия и диктатуры пролетариата как противоречащих демократии, на базе много­укладности в экономике и многопартийности в политике. Позднее они отказа­лись от марксизма и организовали свой руководящий орган — сначала Социа­листический рабочий интернационал (1923—1939), а в 1951 г. — Социалисти­ческий Интернационал.

Между коммунистами и социал-демократами развернулась борьба за влияние на рабочее движение. Наиболее боевыми и успешными проявили себя коммунистические организации. Они всегда находились на первой линии борьбы за социализм. Весомый вклад в разработку теории построе­ния передового общества в Латинской Америке внесли В.Кодовилья и Р.Гиольди (в Аргентине), Л.Корвалан (в Чили), К.Престес (в Бразилии), Р.Арисменди (в Уругвае), А.Мартинес Вердуго (в Мексике), Х.К.Мариа­теги (в Перу), Г.Мачадо (в Венесуэле).

Деятельность же социал-демократических партий как независимой полити­ческой силы к середине XX в. практически прекратилась (за исключением со­циалистических партий, сохранивших левую направленность). Многие из них сильно «поправели» или слились с национал-реформистскими партиями, став их левым крылом. Только после Кубинской революции 1959 г. они стали воз­рождаться благодаря быстрой радикализации масс и востребованности общест­вом, особенно во время и после военных диктатур.

Многие революционные и левые движения 30—40-х годов XX в. в регионе были в той или иной степени подвержены влиянию социалистических идей — так называемая «Социалистическая республика» 1931 г. в Чили, революция

45


1933—1935 гг. на Кубе, Народно-освободительный альянс 1935 г. в Бразилии, деятельность президента Мексики Л.Карденаса (1934—1940) и его сторонни­ков. Социалисты и коммунисты входили в правящие коалиции Народного фронта и Демократического альянса в Чили в 1938—1947 гг.

ВХОЖДЕНИЕ ВО ВЛАСТЬ

СТОРОННИКОВ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ ИДЕЙ

Особенно широко социалистические идеи распространились в Латин­ской Америке начиная с конца 50-х годов XX в. — в период подъема осво­бодительных движений. В первую очередь это было связано с победой ре­волюции на Кубе и провозглашением ее руководителями приверженности социализму. Под влиянием этого примера в ряде стран возникли леворади­кальные партизанские движения с социалистической идеологией. Кумиром прогрессивной молодежи стал один из героев Кубинской революции комму­нист-интернационалист аргентинец Эрнесто Че Гевара, который остался в па­мяти народов как человек, стремившийся построить на Земле общество всеоб­щего благоденствия и социального равенства.

Большой отклик на континенте и за его пределами вызвали мирный — в результате выборов — приход к власти сторонников социализма в Чили в 1970 г. и предпринятая ими попытка осуществить постепенный переход к но­вому строю без гражданской войны, конституционным путем, с соблюдением демократических свобод, при политическом и идеологическом плюрализме и сосуществовании различных форм собственности, включая частную.

Отдельные социалистические идеи активно применялись левонациона-листическими военными революционерами в Перу в 1968—1975 гг. и в некоторых других странах. Лозунги «национального социализма» выдви­нули Х.Перон и его последователи, а тезис о «социальной справедливости» («хустисиализм») стал основой перонистской доктрины еще в начале 40-х годов. Среди христиан Латинской Америки были многочисленные сторон­ники «теологии освобождения», поддерживавшие идеи социальной спра­ведливости и социализма. Многие участники «низовых христианских общин» связывали эти идеи с идеалами раннего христианства и учением Иисуса Христа. Переход к социализму был желанной целью Сандинистской революции в Ни­карагуа и сандинистского правительства 1979—1990 гг., Гренадской революции 1979—1983 гг., сальвадорских повстанцев 70—80-х годов.

В 60—70-х годах влиятельной силой в Латинской Америке становятся партии, выступавшие с позиций «демократического социализма». Они свя­зывают социалистическую перспективу развития с углублением демокра­тии и социальных сдвигов в интересах широких народных масс в рамках существующего общества, на основе его постепенного совершенствования и эволюции. Эти партии не раз побеждали на выборах в 70—80-е годы и возглавляли правительства в Венесуэле, Коста-Рике, Доминиканской Рес­публике, Ямайке, Перу.

Активизировалась и деятельность Социнтерна, который в настоящее время объединяет 170 социалистических, социал-демократических и рабо­чих партий из различных стран, из них — 35 латиноамериканских. Руково­дство Социнтерна продолжает придерживаться заявленных при образова­нии принципов демократического социализма: отказ от марксизма как тео­ретической основы своей идеологии и политики, постепенная трансформа­ция капитализма в социализм без классовой борьбы, без социалистических революций и установления власти рабочего класса при сохранении частной собственности в ряде отраслей экономики. Наряду с решением чисто поли-

46


тических задач Социнтерн определяет наиболее болезненные проблемы общества и организует международные кампании для их решения. В на­стоящее время это — проблема бедности, долги беднейших стран, права женщин и др.

Раннее и довольно устойчивое распространение в Латинской Америке социалистических идей объясняется рядом причин. Прежде всего — это развитие социально-экономических противоречий капитализма, усугуб­ленных тем, что в регионе он проявлялся в наиболее грубых, примитивных, драконовских, консервативных и болезненных в социальном отношении формах. Социалистические настроения в значительной степени усилива­лись под воздействием иммиграции из Европы, достижений ее левой об­щественной мысли с углубленной критикой пороков капиталистического общества (дух наживы, индивидуализм, социальные контрасты и многое другое), а также под влиянием успехов европейского рабочего и социали­стического движения XIX—XX в. Немаловажное значение имели все еще сильные местные коллективистские, общинные традиции, склонность к коллективизму, а также традиции социальной солидарности (в том числе в рамках патриархально-патерналистских, клановых уз). Сама социальная психология латиноамериканских народов с их эмоциональным восприяти­ем жизни, общительным, открытым характером, а также большое влияние мировоззренческих и ряда определенных нравственных ценностей католи­цизма, связь идеалов христианства со стремлением к социальной справед­ливости содействовали распространению идей и настроений социальной солидарности. В какой-то мере это было как бы антитезой культу свободы личности, индивидуализма, предпринимательства, превалировавших как символ прогресса в протестантских кругах англосаксонского общества, особенно в Северной Америке.

ПОЛИТИКА ЛЕВЫХ ПРАВИТЕЛЬСТВ

В XX в. сторонники социализма в Латинской Америке, как и в других частях света, были очень далеки от своей цели — построение социалисти­ческого общества. А после поражения «реального социализма» в Совет­ском Союзе казалось, что идеи социализма уйдут в прошлое и будут забы­ты, но общественно-политическое развитие в регионе в начале нового сто­летия свидетельствует о возврате к идеям построения общества социальной справедливости.

Полная несостоятельность использовавшейся в течение 80—90-х годов неолиберальной модели экономического развития в Латинской Америке и ее отрицательные социальные последствия (рост неравенства, безработи­цы, маргинализации и исключение обширных слоев общества из процесса модернизации), обострение социальных и политических противоречий, кризис демократии в связи с падением влияния традиционных партий, дис­кредитация правительств, не сумевших обеспечить устойчивое развитие в своих странах, а также снижение влияния США на континенте привели к неожиданному результату: оказалось, что идеи социализма живы и, более того, наблюдается их массовое распространение.

В новом тысячелетии в ряде стран региона к власти пришли или усилили свое влияние левоцентристские и леворадикальные силы (и те, и другие — пре­имущественно социал-демократического типа), критически настроенные в отношении ортодоксального неолиберального курса. И происходило это не вследствие каких-то бурных революционных действий, а вполне законным

47


конституционным демократическим путем — в результате президентских, парламентских выборов и референдумов.

В настоящее время партии социалистической и социал-демократической ориентации находятся у власти и имеют влиятельные позиции во многих стра­нах региона (Аргентина, Бразилия, Венесуэла, Боливия, Эквадор, Чили, Перу, Никарагуа, Коста-Рика, Куба, Уругвай, Сальвадор и др.). В зависимости от правительственной политики партии склоняются к центристским или ра­дикальных позициям. Если радикалы (Венесуэла, Боливия, Эквадор) — сторонники революционного пути, для которых характерно забегание вперед, разрушение политических и экономических структур, правда, мирным путем, то центристы (Бразилия, Аргентина, Чили, Уругвай) придерживаются эволюционных методов. Их политика направлена на преобразование существующего строя, с постепенным встраиванием в него социалистических структур, направленных на защиту интересов трудящихся, утверждение идей коллективизма, гуманизма, подлинной демократии. По их мнению, создание такого развитого гражданского общества позволит обеспечить социальную справедливость, права и свободы человека, установить эффективный общественный контроль за деятельностью государства.

ПОНИМАНИЕ И ПРЕТВОРЕНИЕ В ЖИЗНЬ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ ИДЕЙ

Так возможно ли построение социалистического общества в наше вре­мя, особенно после поражения «реального социализма» в веке минувшем? По крайней мере, лучшие умы человечества всегда надеялись на это, а ос­новополагающие черты этой модели общественного развития не утратили своей привлекательности, несмотря на их неудачное воплощение в жизнь в ряде стран.

В социалистическом идеале, как и в любом другом, неизбежно присут­ствуют утопические черты. В истории распространения социалистических идей в Латинской Америке, как и в мире в целом, нередки проявления сек­тантства и догматизма, революционного экстремизма, тоталитарных тен­денций, с негативными, деструктивными последствиями для общества. Но нельзя сводить социализм только к этому. Это сложное и многоплановое явление, постоянно видоизменяющееся и претерпевающее эволюцию. Так, с середины XX в. начинается переосмысление идей социализма с целью их обновления, обогащения, развития и более эффективного применения в новых условиях.

Правительство Кубы, к примеру, взяв в 1961 г. курс на построение со­циализма, решило использовать модель «реального социализма» в СССР: в политической области — единая партия и система народной власти, в эко­номической — централизованное планирование, в социальной — гаранти­рованные образование и медицинское обслуживание, право на труд, жилье, отдых, обеспечение старости для всех граждан. Но эта модель не принима­лась полностью и безоговорочно, за что правительство подвергалось кри­тике со стороны ортодоксальных марксистов. В докладе на I съезде Ком­мунистической партии Кубы (1975 г.) Фидель Кастро обосновывал та­кую позицию как «реалистическое усвоение опыта и попытку применить его к нашим условиям, действуя очень осторожно и осмотрительно» . Дальнейшее развитие событий подтвердило правильность такой политики. Оказавшись в условиях острейшего кризиса после развала СССР и всей социалистической системы, кубинское руководство приступило к разра-

48


ботке необходимых реформ. Обратив внимание на опыт Китая и Вьетнама по развитию рыночной экономики, оно решило использовать основную идею — «установление твердой власти и гибкой экономики», согласуя это с кубинскими реалиями. В 1992 г., подтверждая незыблемость социалисти­ческого пути, правительство вносит в конституцию ряд изменений, глав­ным пунктом которых стало признание права частной и смешанной собст­венности при сохранении за государством контроля над базовыми отрас­лями экономики.

Не желая отказываться от реализации социалистических идей и приня­тия восточноевропейской модели развития, кубинцы начали выработку своей экономической политики, приспосабливая ее к новым реалиям, к не­обходимости вписаться в мировой рынок на новых условиях. Важным ус­ловием для решения этих задач должны были стать пресечение коррупции в экономической сфере, сокращение разросшегося бюрократического ап­парата в системе управления народным хозяйством, ужесточение контроля за соблюдением законности, укрепление связи руководства с массами, мо­билизация населения на проведение намеченных реформ, а главное — со­хранение достигнутых ценностей и принципов социальной справедливо­сти. Так было положено начало самостоятельному развитию кубинской модели социализма. «Мы избрали социализм, который в нашем понимании представляет собой постоянно обновляющуюся и совершенствующуюся систему», — объясняют кубинские лидеры . А любимым изречением Фи­деля стала фраза: «Куба не пытается изменить мир, а меняется вместе с меняющимся миром». Отказываясь от западного потребительского обще­ства и сохраняя социальные завоевания народа, Куба показывает пример того, как маленькая небогатая страна, даже совершая массу неизбежных ошибок на неизведанном пути, может сделать многое ограниченными средствами. «Куба убеждена, что лучший мир возможен, равно как воз­можна — и абсолютно необходима — и иная по характеру глобализация, основанная на принципах разума, справедливости и солидарности» .

Как известно, иной вариант предлагал Сальвадор Альенде в Чили. В по­слании конгрессу от 21 мая 1971 г. «Наш путь к социализму» он выдвинул пять основных пунктов, которые поставил в основу построения «чилийско­го социализма»: гарантия принципа законности, укрепление государствен­но-правовых институтов, соблюдение политических свобод, исключение любого насилия и обобществление средств производства. «Мы стремимся к установлению социальных свобод на основе действия политических сво­бод, что в свою очередь требует достижения экономического равнопра­вия». Для этого необходимо возвращение национальных богатств (природ­ных ресурсов, банков, промышленных предприятий, крупных латифундий и т.д.) подлинным хозяевам — трудовому народу — и создание на их осно­ве общественного сектора, «избегая анархических действий и непоследова­тельного авантюризма». Понимая, что путь этот долгий и трудный, он предлагал идти по нему с предельной осторожностью. К сожалению, ему не удалось воплотить в жизнь свои планы мирным путем и избежать обо­стрений. Установление кровавой диктатуры А.Пиночета прервало осуще­ствление этих идей на долгие годы и послужило уроком для чилийских со­циалистов, вновь пришедших к власти. Демократическим путем подняв знамя Альенде, они следуют его совету: «Невозможно сломать суще­ствующую социальную, экономическую, общественную структуру, не создав прежде, хотя бы в минимальной степени, ту, которая призвана заменить ее» .

49


Избранная президентом Чили в январе 2006 г. Мишель Бачелет является политической преемницей предыдущего правительства социалиста Р.Лагоса, членом Социалистической партии и правящей с 1990 г. коалиции партий левого центра «Concertacion» («Согласованность»). Они уже не столь радикальны, как правительство Альенде. Программа правительства М.Бачелет, неслучайно озаглавленная «Я с тобой!» , адресована всем жи­телям Чили независимо от их социального и экономического положения, а также политических и религиозных убеждений, что говорит о стремлении добиться окончательного политического согласия в стране, длительное время пребывавшей в состоянии раскола вследствие многолетней военной диктатуры. Программа ориентирована на решение острых вопросов совре­менности и социальных противоречий без излишних обострений. Прави­тельство решает актуальные проблемы экономической модернизации и адаптации к условиям глобализации при помощи гражданского общества, совершенствуя демократические институты. Рыночные механизмы им не отвергаются, антиамериканские настроения не разжигаются. Вся политика правительства направлена на сглаживание противоречий внутри чилийско­го общества с опорой на средний класс (а в партийном отношении — на христианских демократов), обеспечение высоких темпов роста экономики, выполнение намеченных социальных обязательств. Такую политику — рынок и демократия, открытая экономика при усилении социальной защи­ты — вполне можно определить как социал-демократическую.

Осмысление идей социализма и его сущности сыграло важную роль в становлении личности политического лидера бразильских трудящихся, а ныне президента Бразилии Луиса Инасио да Силвы (известного как Лула). В статье «Наш социализм», написанной им в 1993 г., он изложил свое представление о реализации идеи построения нового общества. Он сразу же отмежевался от модели «реального советского социализма», критикуя его «за отсутствие демократии, за слияние государства и партии, за моно­полию одной партии на власть, за отсутствие политического плюрализма и однопартийную систему, за преобладание в политической структуре при­вилегированной касты бюрократии», и заявил, что «такой социализм не имеет ничего общего с «социализмом освобождения».

Социализм в нашем понимании, подчеркивал Лула, должен преодолеть как логику рынка, так и командную экономику, когда все решения прини­мает государство. Не «стратегические интересы государства», а воля обще­ства — вот что станет определять экономический выбор. Экономическая демократия должна базироваться на общественной собственности на сред­ства производства, но это не будет означать «государственной собственно­сти» (могут быть различные формы собственности, например, кооператив­ная). Ни государство, ни какая-либо политическая партия не должны пре­вратиться в «патрона» общества. Роль партии — организовать общество. Государство же является организатором системы производства и распреде­ления. Помимо этого, функции государства — справедливое распределе­ние произведенного богатства и удовлетворение материальных запросов общества путем создания условий для повышения производительности труда на предприятиях и внедрения новой организации труда, которая ос­лабила бы ярмо эксплуатации трудящихся.

В политической области, считал Лула, социализм обязан не только со­хранить, но и расширить политические свободы, затем пойти дальше — внедрить прямую демократию, которая облегчила бы наемным трудящим­ся широкое участие в принятии экономических и политических решений («народные советы» в муниципалитетах, «советы на заводах»). Но прямая

50


демократия обязана сосуществовать с представительной демократией — обе они призваны выражать коллективные интересы.

«Мы выступаем за плюралистическое общество, которое уважает права меньшинства», — подчеркивал Лула. «Мы — за все те формы организации, которые действуют в гражданском обществе. Общество не должно ограничивать творческий потенциал людей... А демократия для нас — отнюдь не тактический лозунг. Демократия является завое­ванием трудящихся — и это верно как для Латинской Америки, так и для Европы» .

Однако осуществление большинства этих идей пока остается на заднем плане. Вступив в должность президента в 2002 г., Лула начал выполнять свою предвыборную программу социальных реформ, главным пунктом которой стала борьба с голодом. Именно эта проблема виделась наиболее актуальной для страны в тот период и потребовала мобилизации всех эко­номических и политических усилий правительства. Претворение же в жизнь отдельных социалистических идей имеет место в ряде регионов Бра­зилии, где левые организации стали определять политику многих муници­пальных объединений и оказывать помощь низовым гражданским союзам.

Наиболее яркий пример такой деятельности в Бразилии наблюдает­ся в г. Порто-Алегре, где правящая Партия трудящихся реализовала систему общественного самоуправления и контроля над распределением муниципального бюджета. Город стал идеальным местом для проведения собраний противников неолиберальной модели мирового развития. Про­званный журналистами «Анти-Давосом», Порто-Алегре в одночасье при­обрел мировую известность. Именно здесь в феврале 2001 г. и было положено начало проведению Всемирных социальных форумов, кото­рые в дальнейшем стали проводиться по всему миру как альтерглоба-листские, выступающие не против глобализации, а под лозунгом «Иной мир возможен».

СТАНОВЛЕНИЕ «БОЛИВАРИЙСКОГО СОЦИАЛИЗМА XXI ВЕКА»

В отличие от Альенде и Лулы, президент Венесуэлы Уго Чавес изна­чально не был приверженцем социалистических идей, он проникался ими постепенно, по мере усиления его политических позиций. К власти он пришел будучи националистом, революционером, сторонником идей Си­мона Боливара-Освободителя (независимость, равенство, братство, объе­динение латиноамериканских народов), противником неолиберализма и империализма. Победив на выборах 1998 г., он выступил с планом созда­ния «Пятой Республики» — «подлинно демократического общества соци­альной справедливости» — и начал реформу экономики и государственной системы. Основной идеей его программы стала «коренная перестройка су­ществующей социально-экономической и политической системы с целью ее трансформации в общественный строй, обеспечивающий и гаранти­рующий реальное участие широких масс в принятии решений на всех уровнях власти» . Важным этапом в этом направлении явилось создание новой Конституции (1999 г.), которая считается самой демократичной, ра­дикальной и прогрессивной в Южной Америке.

После принятия Конституции в соответствии с новым избирательным законом были проведены выборы всех ветвей власти снизу доверху, вклю­чая президента, что сплотило многих сторонников вокруг Чавеса. В ре­зультате политических преобразований фактически были разрушены тра­диционные структуры и созданы новые, демократические органы власти.

51


В стране сохранилась довольно сильная, дееспособная центральная власть, и в то же время народу была предоставлена возможность осущест­вления различных форм демократии. Именно эти факторы — сильная пре­зидентская власть и поддержка появившихся многочисленных низовых организаций — позволили У.Чавесу выстоять в упорной борьбе, развер­нувшейся в стране в 2002 и 2004 гг., и вновь победить на выборах 2006 г.

В Венесуэле под руководством президента начала воплощаться в жизнь идея альтернативного развития. Первоначально предполагалось создание общества, отличного как от капитализма, так и от социализма, с использо­ванием лучших черт обеих формаций . Но после убедительной победы сторонников преобразований на референдуме 2004 г., навязанном оппози­цией, идея «третьего пути» утратила жизнеспособность, и лидер револю­ции предложил приступить к строительству общества без эксплуататоров и эксплуатируемых, для чего необходимо разработать модель социализма, соответствующую реалиям нового века. Этот курс получил название «бо-ливарийский социализм XXI века». Чавес и его сподвижники считают, что этот решительный поворот не был вызван конъюнктурными соображения­ми, а обусловлен разочарованием в капитализме, который не способен раз­решить кардинальные проблемы развития человечества. Построение «нового социализма» будет основываться на трех главных элементах: лидирующей роли государства, укреплении «солидарного» частного сектора и создании «социальной» экономики. Под «солидарным» сектором предполагается существенное расширение числа мелких собственников в городе и деревне, которые станут основой и опорой государства. На это нацелена аграрная реформа, а также поддержка мелкого и среднего предпринимателя.

Главным направлением этой политики станет максимально широкое привлечение народа к управлению, что и будет подлинной социалистиче­ской демократией в отличие от демократии капитализма, обслуживающей привилегированные слои общества. Любимое выражение Чавеса звучит так: «Если мы хотим покончить с бедностью, надо дать власть бедным» . И действительно в беднейших районах страны появились органы местного самоуправления, которые получили возможность решать насущные про­блемы региона: строительство медицинских пунктов, больниц, аптек, школ, обувных и текстильных фабрик, дорог, канализации, водопровода, столовых, пекарен, рынков и магазинов, спортивных сооружений и др. . Правительство оказывает мощную всестороннюю поддержку индейским общинам. Получая огромные доходы от добычи нефти, оно выделяет большие суммы на социальные программы: льготное продовольствие и питание, бесплатные образование, здравоохранение и спорт, дешевое жи­лье и др. В реализацию социальных задач включаются различные общест­венные организации и объединения. Для бедняков Чавес стал символом справедливости и закона, а «чавизм» означает много больше, чем полити­ка, он стал формой их жизни . Не скупится Чавес и на помощь другим странам. Действия венесуэльского лидера способствуют созданию в Ла­тинской Америке союза государств — борцов с бедностью. Оказывается реальная помощь братским странам региона (порой безвозмездная), кото­рая служит лучшей пропагандой идеи социализма.

Большое влияние на мировоззрение Чавеса оказали пример Кубы, с ко­торой развиваются самые тесные отношения, а также личная дружба с Ф.Кастро. Наладилось гармоничное, взаимовыгодное сотрудничество: Ку­ба получает дешевую нефть, а в Венесуэле трудятся кубинские специали­сты — свыше 26 тыс. учителей, врачей, строителей, спортивных тренеров

52


и т.д. предоставляют огромную помощь в решении социальных программ в беднейших и отдаленных уголках страны.

Внешнеполитическая и внешнеэкономическая политика Чавеса направлена на укрепление суверенитета, независимости и политического единства стран Латинской Америки. Венесуэла заключила соглашение с Бразилией и Аргенти­ной о строительстве газопровода через весь континент, предложила радикаль­ную программу интеграции стран Латинской Америки, направленную на даль­нейшее укрепление политической и экономической независимости от США, вступила в Меркосур в 2006 г. и стала ее постоянным членом. В 2004 г. в проти­вовес вашингтонскому проекту — Соглашению о свободной торговле для Аме­рик (АЛКА) Венесуэла и Куба подписали договор, получивший название «Бо-ливарийская альтернатива для Америк» (АЛБА). В 2005 г. к ним присоедини­лась Боливия. Идеологической основой этого интеграционного проекта, по за­мыслу Чавеса, является принцип «кооперативных преимуществ», который предполагает устранение неравенства в развитии и введение неэквивалентного обмена между богатыми и бедными странами посредством применения различ­ных компенсационных механизмов наподобие тех, которые установились меж­ду Кубой и Венесуэлой. Делается это во благо партнера в ожидании ответных шагов с его стороны, в отличие от либеральной догмы «сравнительных пре­имуществ», предполагающих получение высокой и быстрой прибыли . Позд­нее в АЛБА вошли Никарагуа, Гондурас, Доминика, а в ряде проектов органи­зации уже участвуют Эквадор, Панама, Доминиканская Республика и другие государства. Прослеживается координация социальных программ. В результате торговый оборот Венесуэлы с соседними странами значительно вырос.

Вскоре после повторного избрания на пост президента (3 декабря 2006 г.) Чавес внес предложение ускорить процесс трансформации Венесуэлы в эгали­тарное социалистическое государство. В своем выступлении 17 января 2007 г. он выдвинул программу «пяти моторов» , направленную на достижение этой цели: закон об особых полномочиях, дающий возможность президенту в тече­ние последующих полутора лет издавать указы, имеющие силу закона, в связи со срочной необходимостью изменять устаревшие законодательные акты; ре­форма конституции в целях создания социалистического государства; образо­вание народа, способствующее формированию и внедрению в жизнь социали­стической морали и идеологии, позволяющее успешно участвовать в политиче­ской жизни страны, бороться с коррупцией и создать единую социалистиче­скую партию; новая геометрия власти, т.е. ее реформирование, расширение и углубление содержания; существенное увеличение числа Коммунальных сове­тов и коммун в целях усиления общественной власти на местах. Намеченная программа успешно выполняется.

Чавес уверен в правильности проводимой им политики. Выступая 21 ноября 2009 г. на I Внеочередном съезде Единой соцпартии Венесуэлы, он заявил, что, поскольку Латинская Америка стала ареной революционной борьбы, Венесуэла должна взять на себя роль авангарда и превратиться в центр ан­тиимпериалистического движения, чтобы подготовить почву для перехода от капитализма к социализму. 22 ноября на международной встрече 55 ле­вых политических партий из 39 стран мира, состоявшейся в Каракасе, Ча­вес предложил создать V Социалистический Интернационал для объедине­ния всех социалистических движений планеты. Участники встречи под­держали эту инициативу. Было принято решение образовать рабочую группу для созыва учредительного форума, который планируется провести в апреле 2010 г. в венесуэльской столице.

53


Итак, что же такое социализм «по Чавесу»? Сам он неоднократно заявлял, что готового проекта у него нет. И, обращаясь к народу, предлагал строить со­циализм «снизу». Поэтому говорить определенно о «венесуэльской модели» пока не приходится. Этот эксперимент еще далек от реализации. Судить можно будет лишь по результатам революционного процесса (политическим, эконо­мическим и социальным). В политическом плане это демократия и создание общественной власти (Коммунальные советы, коммуны и политическая партия во главе с Чавесом). В экономике — различные виды собственности (государст­венная, общественная, коллективная, смешанная и частная, средняя и мелкая). Как разъясняют авторы проекта, «боливарийский социализм не уничтожает собственность вообще», однако природные ресурсы должны быть в руках госу­дарства. В социальной области — равенство, бесплатные медицина, образова­ние, обеспечение жильем малоимущих слоев населения, ликвидация безработи­цы и рост благосостояния малообеспеченной части народа.

Критики и претензий к Чавесу высказывается очень много, часто они заслужены — это и популизм, и авторитаризм, и жесткие методы управле­ния, и многое другое, но при этом никто не может упрекнуть Чавеса в не­демократичности и незаконных действиях.

Некоторые исследователи считают: «Ничего нового в «социализме по Чавесу» нет: с 20—40-х годов прошлого века латиноамериканские нацио­налисты брали на вооружение подобные лозунги. В Аргентине Хуан До-минго Перон сконструировал доктрину хустисиализма, иначе называемого «аргентинским социализмом», Жетулио Варгас изобрел трабальизм — его бразильский аналог, в Перу существует идеология апризма, в Колумбии — анапизма, в Парагвае — фебреризма и т.д. Все это примерно одно и то же, латиноамериканские социал-националистические теории отличаются друг от друга в основном степенью радикализма да глубиной теоретической проработки. Опора на госсектор и корпоративные структуры, противо­стояние с империализмом, латиноамериканская солидарность и патер­нализм по отношению к беднякам — вот суть всех вариантов латиноаме­риканского социализма, включая и идеологию Чавеса». «Почему на конти­ненте вновь востребованы идеи, казалось, канувшие в прошлое?», — зада­ется вопросом российский исследователь Е.Трифонов и сам же отвечает: «К началу XXI века другой модели, понятной для местных элит и привле­кательной для населения, помимо социал-националистической, в полити­ческом арсенале Латинской Америки не осталось. Этим и объясняются ус­пехи левых в последние годы»  .

Но есть и другая точка зрения: «У.Чавес тратит внушительную часть доходов от добычи нефти на социальные программы, что также способствует сглаживанию культурной травмы и скорейшему пережи­ванию обществом эпохи социальных изменений. Таким образом, мож­но сделать вывод, что такая разновидность венесуэльского популизма на данный момент является защитным и корректирующим средством... и дает основание говорить о новом типе популизма, обновленного и приближенного к современности, о популизме, сосуществующем с де­мократией, сохраняющем все ее ценности и определяющемся как ме­тод формирования и управления общественным мнением, реализую­щийся через политический дискурс на этапе глубинных социальных трансформаций в структуре общества»   .

Анализ революционного процесса в Венесуэле представляет большой интерес для ученых, ибо растет число его сторонников в Латинской Аме­рике. Идеи венесуэльского социализма и его практика находят благодат­ную почву главным образом в относительно бедных и отсталых странах,

54


для которых Венесуэла является лидером благодаря не только своей нефти, но и успехам в социальной области. По пути социализма, соответствующе­го местным условиям, намерены идти и другие государства.

Нынешний президент Боливии индеец Эво Моралес не является сто­ронником ортодоксального социализма, считая, что государственный со­циализм уже «мертв». Свою программу действий он назвал «демократиче­ской революцией», в которой, однако прослеживаются вполне социалисти­ческие принципы: построение эгалитарного общества справедливости, на­ционализация нефтегазовой отрасли, усиление государственного контроля за природными ресурсами, перераспределение национального дохода в пользу беднейшего населения, выработка новой стратегии, которая при­звана провести предлагаемые реформы, направленные на улучшение жиз­ни всех боливийцев независимо от их цвета кожи, пола, политической или религиозной ориентации  .

Президент Эквадора, ученый-экономист Рафаэль Корреа намерен соз­дать «новое Отечество» в результате «гражданской революции», целью которой станет строительство «социализма XXI века» — справедливого эгалитарного общества. Для этого, считает он, необходимы проведение структурных социально-экономических реформ, отказ от неолибераль­ной модели, разработка новой политики, переводящей вектор развития от капитализма к достоинству человека и его труда, переориентация ре­сурсов государства на социальные нужды населения и улучшение бла­госостояния бедных   .

Нынешний президент Никарагуа сандинист Даниэль Ортега еще в 80-е годы прошлого столетия предпринял попытку социалистических преобра­зований, но общество оказалось не готово к такому повороту, а 16 лет спустя оно вновь призвало к власти сторонников социализма, поскольку неолиберальная политика, проводимая пришедшими ему на смену прави­телями, не принесла ожидаемого улучшения жизни народа. Являясь сто­ронником боливарийских идей Чавеса, что особенно привлекло к нему беднейшее население, Ортега обещает руководить страной ради благопо­лучия «тех, кто внизу», в условиях «мира и национального примирения». Главными пунктами его программы стали борьба с нищетой, повышение заработной платы, увеличение расходов на образование, а во внешней по­литике — пересмотр некоторых договоренностей, которые ставят его стра­ну в неравноправные условия  .

Очевидно, что пришедшие к власти в ряде государств Латинской Аме­рики левые лидеры не одиноки в поиске альтернативных вариантов разви­тия в условиях глобализируемого мира. Прогрессивная мировая общест­венность заинтересована в выработке более справедливой, приемлемой для большинства населения модели развития. Это прежде всего представители левого сегмента мирового сообщества.

ПОДДЕРЖКА СТОРОННИКОВ СОЦИАЛИЗМА ИЗВНЕ И ВНУТРИ РЕГИОНА

Исследования о «возможности социалистической революции в XXI ве­ке» проводят испанские коммунисты. Они считают, что «повторение того же социализма в одной отдельно взятой стране невозможно. Но это не оз­начает, что вообще невозможно. Претворение этой идеи на практике воз­можно, но в другой форме, соответствующей новым историческим услови­ям развития капитализма в эпоху глобализации». Испанские коммунисты заключают, что поражение неолиберальной модели и развитие процесса

55


глобализации создают такие экономические, политические и социальные условия во всемирном масштабе, которые вполне «могут сделать антика­питалистическую альтернативу современному процессу реальной». Этому способствуют растущие различия в экономиках богатых и бедных стран; интеграционные процессы ведут к объединению стран по уровню развития и интересам; активно втягиваются в борьбу с пороками капитализма орга­низованные наемные работники; существует масса планетарных задач, ко­торые могут быть решены только совместными усилиями; появилась воз­можность противопоставить неолиберальной модели другую, более спра­ведливую демократическую модель развития. На современном этапе от­дельные страны и целые регионы выдвигают альтернативные пути разви­тия и объединяют усилия для защиты своих интересов . «Коммунизм как реализация человеческих ценностей (справедливость, свобода, правда кра­сота и др.) — есть историческая необходимость для человечества» , — подчеркивают испанские коммунисты.

Несмотря на все трудности, выпавшие на его долю, бывший генераль­ный секретарь Коммунистической партии Чили Луис Корвалан по-прежнему искренне верит в правоту коммунистических идей. «Люди должны держаться вместе. Поднять руки и сдаться — это не выход. У со­циализма великое будущее!», — заявил он в сентябре 2006 г. в канун сво­его 90-летия  .

По мнению венесуэльских коммунистов, разговоры о построении социа­лизма после распада Советского Союза не являются анахронизмом, так как «в СССР не существовало полного и целостного социализма». Главная проблема на данном этапе, считает лидер коммунистов Венесуэлы Р.Эрнандес, — соз­дание условий для постепенного перехода к «новому социализму»  .

В заявлении, принятом на всемирном конгрессе Международной марксистской тенденции в Барселоне в августе 2006 г., большие наде­жды возлагаются на реальную социалистическую плановую экономи­ку, которая базируется на демократическом участии и контроле на всех уровнях самими трудящимися, а «применение новой технологии будет вести к сокращению рабочего времени, что является первичным условием для участия масс в управлении промышленностью и государ­ством, а также в искусстве, науке и культуре. Это, и ничто иное, есть под­линный материальный базис, на котором будет построен социализм XXI ве­ка... В конечном счете будущее Боливарийской революции станет опре­делять та мера, в какой она распространится на остальную Латинскую Америку и за ее пределы»   .

Созвучно этому заявлению высказывание президента Социалистическо­го Интернационала Георгиу Папандреу на заседании Совета Социнтерна в январе 2006 г. в Афинах: «Мы должны развернуть процесс глобализации на 180 градусов, чтобы вовлечь в него две трети человечества, исключен­ных из него в настоящее время, причем на условиях, основанных на социа­листических принципах, культурном разнообразии и устойчивом разви­тии... Важнейший для нас, социалистов, приоритет состоит в том, чтобы восстановить баланс между экономической производительностью, соци­альной справедливостью и демократическими свободами»  .

Активную поддержку новым правительствам оказывает объединение левых партий Латинской Америки, известное как «Форум Сан-Пауло», проводившийся впервые в 1990 г. в Бразилии. С тех пор встречи проходят ежегодно в различных странах региона. Благодаря гибкой структуре этого объединения в него вошли партии всего левого спектра от умеренных (Со­циалистическая партия Аргентины) до радикальных (Компартия Кубы).

56


Целью «Форума» стал поиск альтернатив неолиберальному развитию эко­номики и путей перехода к социализму в Латинской Америке. Многие партии — участницы «Форума» стали правящими в Чили, Аргентине, Бразилии, Венесуэле, Уругвае, Никарагуа, Гаити или ведущими оппо­зиционными силами в ряде стран (Мексика и др.). В Бразилии, Венесу­эле и некоторых других государствах левые организации определяют политику многих муниципальных объединений и оказывают помощь низовым гражданским союзам.

ИДЕИ СОЦИАЛИЗМА В УСЛОВИЯХ КРИЗИСА

В настоящее время, когда мир охвачен глубоким финансово-экономи­ческим кризисом, правительства ведущих стран мира приходят к выводу о необходимости усиления роли государства в урегулировании экономиче­ских и социальных процессов. «Рынок решит все» — этот девиз капита­лизма опять оказался несостоятельным. Осознание потребности изменений в политике и экономике в сторону большей социализации становится все очевиднее и влечет за собой переосмысление теоретических постулатов и политической практики. Новая обстановка в мире толкает правительства крупнейших стран мира усиливать социальную политику государства, а сторонники социализма стремятся перенять у капитализма некоторые чер­ты, отвечающие потребностям современного общества (наличие демокра­тии, различных форм собственности, существование оппозиционных пар­тий и мнений, многопартийности и т.д.). Такое положение свидетельствует о том, что идет процесс обновления общества на базе восприятия лучших черт обеих систем, т.е. конвергенции.

Капитализм и социализм, хотя и противостоят друг другу по способу производства, в то же время взаимосвязаны и взаимозависимы. Если бы в свое время не возникли социалистические страны, капитализм вряд ли бы прогрессировал с такой скоростью и достиг таких успехов в своем разви­тии. А без капитализма социализм не очищался бы от искажений и догма­тизма. Вольно или невольно обе системы перенимают друг у друга наибо­лее приемлемые черты. Все это свидетельствует о том, что и та, и другая формация движутся к единому обществу социальной справедливости. Это будет общество не утопических, а реальных социалистических устоев.

Современная концепция социализма учитывает разнообразие историче­ских, традиционных, экономических, политических, социально-культур­ных особенностей различных регионов. Время непререкаемых догм про­шло. Отдельные положения классической теории социализма утратили свою актуальность. Так, в связи с изменившимся социальным составом на­селения, когда пролетариат уже не является основным и самым многочис­ленным отрядом в структуре общества, речь идет не о диктатуре пролета­риата, что вызывало негативные реакции других слоев общества, а о демо­кратизации и власти трудящихся в целом. К тому же само слово «диктату­ра» давно уже воспринимается отрицательно.

Ослабление в последние десятилетия социально-классовых антагониз­мов ведет к отказу от тезиса о разрушении старого строя «до основанья». С другой стороны, в результате проведения неолиберальных реформ, осо­бенно в условиях современного мирового кризиса, стало очевидным, что стихийный рынок нуждается в общественном регулировании и придании ему социальной направленности, что также является шагом в сторону социа­лизма. Нынешние социалисты уже не видят и необходимости отказываться от рынка и различных видов собственности, пока им нет достойной замены. Они

57


считают, что строить социализм надо не в противовес рынку, а развивая рыноч­ные отношения и нейтрализуя их отрицательные проявления с помощью опре­деленного общественного контроля, не переходящего, однако, в жесткую цен­трализованную экономическую политику государства.

Ряд ученых, исследуя новые тенденции развития общества в мире и в Латинской Америке, приходят к мысли о появлении принципиально нового направления в теории социализма — «обновленческого социализма», кото­рый аккумулирует в себе как марксистские теории, так и новейшие науч­ные разработки, формируя новую концепцию будущего общества социаль­ной справедливости, преодолевающего рыночную цивилизацию и создаю­щего основы для формирования гармоничной личности.

ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ ИДЕЙ

На основании мирового опыта и латиноамериканской практики разви­тия социалистических идей можно сделать некоторые выводы. Идеи со­циализма, понимаемого как общество социальной справедливости, соли­дарности, равенства и братства, неистребимы: они были в прошлом, ши­рятся в настоящем и будут актуальны в обозримом будущем; дороги к со­циализму могут быть разными: взрывными и мирными, вооруженными и парламентскими. В последнее время общество склоняется к мирным, эво­люционным вариантам социал-демократической направленности без из­лишнего радикализма; нет и не может быть единой модели социализма. При сохранении основополагающих моментов социализма каждая страна предлагает свой вариант его строительства в зависимости от исторических и культурных особенностей, традиций, уровня экономики, сопутствующих обстоятельств и т.д.; идеи социализма — не догма, а руководство к дейст­вию, позволяющее корректировать их в изменившихся условиях, вести ак­тивные поиски нового более глубокого содержания.

Как показывает опыт Кубы, Чили, Никарагуа, Венесуэлы, Боливии, Эк­вадора, а ныне и Гондураса, экономические и социальные преобразования не проходят без столкновения интересов различных слоев общества и серь­езных обострений обстановки в стране, поэтому сторонники социализма должны уметь защищаться и отстаивать свои позиции.

Движение к социализму в Латинской Америке обретает новую силу. Ес­ли в свое время Куба и Чили периода Альенде были одиноки, то теперь это веяние охватило значительную часть общества во многих странах региона. Конечно, соотношение сил «за» и «против» (55—60 и 40—45% соответст­венно ) очень зыбкое. На него может оказать влияние множество различ­ных и неожиданных факторов. Но даже при развитии самых неблагоприят­ных сценариев для сторонников социалистических идей того, что уже про­делано в начале нового столетия, не отменить. Этот опыт заслуживает тща­тельного изучения, он несомненно будет оказывать влияние на формиро­вание социалистической мысли.

При оценке исторической роли тех или иных идей и движений в первую очередь учитываются реальные результаты и последствия их реализации. И вряд ли можно отрицать существенный вклад сторонников социалистиче­ских идей в развитие общественной мысли, в борьбу против реакционных диктатур, против консервативных, олигархических и проимпериалисгиче­ских сил, в защиту интересов трудящихся, в искоренение одиозных прояв­лений социальной несправедливости, в социальный прогресс народов Ла­тинской Америки. Социализм как идея остается влиятельным левым флан­гом общественно-политической жизни региона.

58


ПРИМЕЧАНИЯ

1 И н к а Гарсиласо де ла Вега. История государства инков. Л., 1975. F.C astro Ruz. Informe central al Congreso del PCC. LaHabana, 1975, p. 111. Латинская Америка, 2004, № 3, с. 18. 4 Там же, с. 24. См.: Сальвадор Альенде. История принадлежит нам. Речи и статьи 1970—1973. М., 1974, с. 111—133.

6 jEstoy contigo! Programa de gobierno 2006—2010 de Michelle Bachelet. Chile, noviembre 2005. L.I.L ula da  Silva. О nosso socialismo. — О Novo Politis. Sao Paulo, 1993. Цит. no: Л.С.О к у н e в а. Бразилия: особенности демократического проекта. М., 2008, с. 596—597. 8 Э.С.Д а б а г я н. Венесуэла: сдвиг влево. — Латинская Америка, 1999, № 9, с. 63—64. Подробнее об этом см.: Э.Д а б а г я н. Социализм по-венесуэльски. — Свободная мысль, 2006, № 2.

10 Cambio. Madrid, 15.1.2007, p. 34. "ibidem.

12 Ibid., p. 32—33.

13 Ю.С м и p н о в. Латинская Америка: интеграция с социалистическим лицом. — Новая

политика, 26.VII.2006.

Poder Popular: Alma de la Democracia Revolucionaria. Juramentacion del Consejo Presidencial para la Reforma Constitucional у del Consejo Presidencial del Poder Comunal. Teatro Teresa Carreno. Miercoles, 17 de enero de 2007.

E.T p и ф о н о в. Трущобный социализм. «Левый бунт» латиноамериканских лидеров чреват гражданскими войнами на континенте. —www.newtimes.ru, 28.V.2006.

Т.Ю.Р у с а к о в а. Популизм как социально-политическое явление и его новое звуча­ние. — Латинская Америка, 2006, № 11, с. 76.

17 См.: М.Л.Ч у м а к о в а. Боливия: поворот к альтернативной модели? — Латинская Америка, 2006, № 3; Washington Post Foreign Service, 22.1.2007.

См.: М.Л.Ч у м а к о в а. Эквадор: перемены на политической арене. — Латинская Америка, 2007, № 2; Эквадор: новый президент покончит с неолиберальной моделью. — http://www.tiwy.com; Рафаэль Корреа: «Никогда больше Эквадор не будет «банано­вой республикой».— www.tiwy.com, 3 марта 2009 г.

19 А.Р.К а р м е н. Возвращение Даниэля Ортеги. — Латинская Америка, 2007, № 2. См.: Editorial: /,Es posible una revolution socialista en el siglo XXI? — Nuestra bandera. Madrid, N 183, vol. 1/2000, p. 4—18.

21 M.M anzanera Salavert. Reflexion sobre las posibilidades de un nuevo socialismo. — Nuestra bandera, N 192/193, vol. II-III/2002, p. 342.

Цит. по: Латинская Америка, 2006, № 11, с. 96. 23 Пульс планеты. ИТАР-ТАСС, 24.1.2006.

By the International Marxist Tendency, — www.maxist.com/venezuelan-elections-russian.htm, 17.X.2006.

25 Социнтерн. Социнтерн в России. Весна 2006, № 1, с. 7—8.

В расчет принимаются результаты последних по времени президентских выборов в Боливии, Венесуэле, Никарагуа, Эквадоре и ряде других стран.

59


60

Главным направлением этой политики станет максимально широкое привлечение народа к управлению, что и будет подлинной социалистиче­ской демократией в отличие от демократии капитализма, обслуживающей привилегированные слои общества. Любимое выражение Чавеса звучит так: «Если мы хотим покончить с бедностью, надо дать власть бедным» . И действительно в беднейших районах страны появились органы местного самоуправления, которые получили возможность решать насущные про­блемы региона: строительство медицинских пунктов, больниц, аптек, школ, обувных и текстильных фабрик, дорог, канализации, водопровода, столовых, пекарен, рынков и магазинов, спортивных сооружений и др. . Правительство оказывает мощную всестороннюю поддержку индейским общинам. Получая огромные доходы от добычи нефти, оно выделяет большие суммы на социальные программы: льготное продовольствие и питание, бесплатные образование, здравоохранение и спорт, дешевое жи­лье и др. В реализацию социальных задач включаются различные общест­венные организации и объединения. Для бедняков Чавес стал символом справедливости и закона, а «чавизм» означает много больше, чем полити­ка, он стал формой их жизни . Не скупится Чавес и на помощь другим странам. Действия венесуэльского лидера способствуют созданию в Ла­тинской Америке союза государств — борцов с бедностью. Оказывается реальная помощь братским странам региона (порой безвозмездная), кото­рая служит лучшей пропагандой идеи социализма.

Большое влияние на мировоззрение Чавеса оказали пример Кубы, с ко­торой развиваются самые тесные отношения, а также личная дружба с Ф.Кастро. Наладилось гармоничное, взаимовыгодное сотрудничество: Ку­ба получает дешевую нефть, а в Венесуэле трудятся кубинские специали­сты — свыше 26 тыс. учителей, врачей, строителей, спортивных тренеров

52


и т.д. предоставляют огромную помощь в решении социальных программ в беднейших и отдаленных уголках страны.

Внешнеполитическая и внешнеэкономическая политика Чавеса направлена на укрепление суверенитета, независимости и политического единства стран Латинской Америки. Венесуэла заключила соглашение с Бразилией и Аргенти­ной о строительстве газопровода через весь континент, предложила радикаль­ную программу интеграции стран Латинской Америки, направленную на даль­нейшее укрепление политической и экономической независимости от США, вступила в Меркосур в 2006 г. и стала ее постоянным членом. В 2004 г. в проти­вовес вашингтонскому проекту — Соглашению о свободной торговле для Аме­рик (АЛКА) Венесуэла и Куба подписали договор, получивший название «Бо-ливарийская альтернатива для Америк» (АЛБА). В 2005 г. к ним присоедини­лась Боливия. Идеологической основой этого интеграционного проекта, по за­мыслу Чавеса, является принцип «кооперативных преимуществ», который предполагает устранение неравенства в развитии и введение неэквивалентного обмена между богатыми и бедными странами посредством применения различ­ных компенсационных механизмов наподобие тех, которые установились меж­ду Кубой и Венесуэлой. Делается это во благо партнера в ожидании ответных шагов с его стороны, в отличие от либеральной догмы «сравнительных пре­имуществ», предполагающих получение высокой и быстрой прибыли . Позд­нее в АЛБА вошли Никарагуа, Гондурас, Доминика, а в ряде проектов органи­зации уже участвуют Эквадор, Панама, Доминиканская Республика и другие государства. Прослеживается координация социальных программ. В результате торговый оборот Венесуэлы с соседними странами значительно вырос.

Вскоре после повторного избрания на пост президента (3 декабря 2006 г.) Чавес внес предложение ускорить процесс трансформации Венесуэлы в эгали­тарное социалистическое государство. В своем выступлении 17 января 2007 г. он выдвинул программу «пяти моторов» , направленную на достижение этой цели: закон об особых полномочиях, дающий возможность президенту в тече­ние последующих полутора лет издавать указы, имеющие силу закона, в связи со срочной необходимостью изменять устаревшие законодательные акты; ре­форма конституции в целях создания социалистического государства; образо­вание народа, способствующее формированию и внедрению в жизнь социали­стической морали и идеологии, позволяющее успешно участвовать в политиче­ской жизни страны, бороться с коррупцией и создать единую социалистиче­скую партию; новая геометрия власти, т.е. ее реформирование, расширение и углубление содержания; существенное увеличение числа Коммунальных сове­тов и коммун в целях усиления общественной власти на местах. Намеченная программа успешно выполняется.

Чавес уверен в правильности проводимой им политики. Выступая 21 ноября 2009 г. на I Внеочередном съезде Единой соцпартии Венесуэлы, он заявил, что, поскольку Латинская Америка стала ареной революционной борьбы, Венесуэла должна взять на себя роль авангарда и превратиться в центр ан­тиимпериалистического движения, чтобы подготовить почву для перехода от капитализма к социализму. 22 ноября на международной встрече 55 ле­вых политических партий из 39 стран мира, состоявшейся в Каракасе, Ча­вес предложил создать V Социалистический Интернационал для объедине­ния всех социалистических движений планеты. Участники встречи под­держали эту инициативу. Было принято решение образовать рабочую группу для созыва учредительного форума, который планируется провести в апреле 2010 г. в венесуэльской столице.

53


Итак, что же такое социализм «по Чавесу»? Сам он неоднократно заявлял, что готового проекта у него нет. И, обращаясь к народу, предлагал строить со­циализм «снизу». Поэтому говорить определенно о «венесуэльской модели» пока не приходится. Этот эксперимент еще далек от реализации. Судить можно будет лишь по результатам революционного процесса (политическим, эконо­мическим и социальным). В политическом плане это демократия и создание общественной власти (Коммунальные советы, коммуны и политическая партия во главе с Чавесом). В экономике — различные виды собственности (государст­венная, общественная, коллективная, смешанная и частная, средняя и мелкая). Как разъясняют авторы проекта, «боливарийский социализм не уничтожает собственность вообще», однако природные ресурсы должны быть в руках госу­дарства. В социальной области — равенство, бесплатные медицина, образова­ние, обеспечение жильем малоимущих слоев населения, ликвидация безработи­цы и рост благосостояния малообеспеченной части народа.

Критики и претензий к Чавесу высказывается очень много, часто они заслужены — это и популизм, и авторитаризм, и жесткие методы управле­ния, и многое другое, но при этом никто не может упрекнуть Чавеса в не­демократичности и незаконных действиях.

Некоторые исследователи считают: «Ничего нового в «социализме по Чавесу» нет: с 20—40-х годов прошлого века латиноамериканские нацио­налисты брали на вооружение подобные лозунги. В Аргентине Хуан До-минго Перон сконструировал доктрину хустисиализма, иначе называемого «аргентинским социализмом», Жетулио Варгас изобрел трабальизм — его бразильский аналог, в Перу существует идеология апризма, в Колумбии — анапизма, в Парагвае — фебреризма и т.д. Все это примерно одно и то же, латиноамериканские социал-националистические теории отличаются друг от друга в основном степенью радикализма да глубиной теоретической проработки. Опора на госсектор и корпоративные структуры, противо­стояние с империализмом, латиноамериканская солидарность и патер­нализм по отношению к беднякам — вот суть всех вариантов латиноаме­риканского социализма, включая и идеологию Чавеса». «Почему на конти­ненте вновь востребованы идеи, казалось, канувшие в прошлое?», — зада­ется вопросом российский исследователь Е.Трифонов и сам же отвечает: «К началу XXI века другой модели, понятной для местных элит и привле­кательной для населения, помимо социал-националистической, в полити­ческом арсенале Латинской Америки не осталось. Этим и объясняются ус­пехи левых в последние годы»  .

Но есть и другая точка зрения: «У.Чавес тратит внушительную часть доходов от добычи нефти на социальные программы, что также способствует сглаживанию культурной травмы и скорейшему пережи­ванию обществом эпохи социальных изменений. Таким образом, мож­но сделать вывод, что такая разновидность венесуэльского популизма на данный момент является защитным и корректирующим средством... и дает основание говорить о новом типе популизма, обновленного и приближенного к современности, о популизме, сосуществующем с де­мократией, сохраняющем все ее ценности и определяющемся как ме­тод формирования и управления общественным мнением, реализую­щийся через политический дискурс на этапе глубинных социальных трансформаций в структуре общества»   .

Анализ революционного процесса в Венесуэле представляет большой интерес для ученых, ибо растет число его сторонников в Латинской Аме­рике. Идеи венесуэльского социализма и его практика находят благодат­ную почву главным образом в относительно бедных и отсталых странах,

54


для которых Венесуэла является лидером благодаря не только своей нефти, но и успехам в социальной области. По пути социализма, соответствующе­го местным условиям, намерены идти и другие государства.

Нынешний президент Боливии индеец Эво Моралес не является сто­ронником ортодоксального социализма, считая, что государственный со­циализм уже «мертв». Свою программу действий он назвал «демократиче­ской революцией», в которой, однако прослеживаются вполне социалисти­ческие принципы: построение эгалитарного общества справедливости, на­ционализация нефтегазовой отрасли, усиление государственного контроля за природными ресурсами, перераспределение национального дохода в пользу беднейшего населения, выработка новой стратегии, которая при­звана провести предлагаемые реформы, направленные на улучшение жиз­ни всех боливийцев независимо от их цвета кожи, пола, политической или религиозной ориентации  .

Президент Эквадора, ученый-экономист Рафаэль Корреа намерен соз­дать «новое Отечество» в результате «гражданской революции», целью которой станет строительство «социализма XXI века» — справедливого эгалитарного общества. Для этого, считает он, необходимы проведение структурных социально-экономических реформ, отказ от неолибераль­ной модели, разработка новой политики, переводящей вектор развития от капитализма к достоинству человека и его труда, переориентация ре­сурсов государства на социальные нужды населения и улучшение бла­госостояния бедных   .

Нынешний президент Никарагуа сандинист Даниэль Ортега еще в 80-е годы прошлого столетия предпринял попытку социалистических преобра­зований, но общество оказалось не готово к такому повороту, а 16 лет спустя оно вновь призвало к власти сторонников социализма, поскольку неолиберальная политика, проводимая пришедшими ему на смену прави­телями, не принесла ожидаемого улучшения жизни народа. Являясь сто­ронником боливарийских идей Чавеса, что особенно привлекло к нему беднейшее население, Ортега обещает руководить страной ради благопо­лучия «тех, кто внизу», в условиях «мира и национального примирения». Главными пунктами его программы стали борьба с нищетой, повышение заработной платы, увеличение расходов на образование, а во внешней по­литике — пересмотр некоторых договоренностей, которые ставят его стра­ну в неравноправные условия  .

Очевидно, что пришедшие к власти в ряде государств Латинской Аме­рики левые лидеры не одиноки в поиске альтернативных вариантов разви­тия в условиях глобализируемого мира. Прогрессивная мировая общест­венность заинтересована в выработке более справедливой, приемлемой для большинства населения модели развития. Это прежде всего представители левого сегмента мирового сообщества.

ПОДДЕРЖКА СТОРОННИКОВ СОЦИАЛИЗМА ИЗВНЕ И ВНУТРИ РЕГИОНА

Исследования о «возможности социалистической революции в XXI ве­ке» проводят испанские коммунисты. Они считают, что «повторение того же социализма в одной отдельно взятой стране невозможно. Но это не оз­начает, что вообще невозможно. Претворение этой идеи на практике воз­можно, но в другой форме, соответствующей новым историческим услови­ям развития капитализма в эпоху глобализации». Испанские коммунисты заключают, что поражение неолиберальной модели и развитие процесса

55


глобализации создают такие экономические, политические и социальные условия во всемирном масштабе, которые вполне «могут сделать антика­питалистическую альтернативу современному процессу реальной». Этому способствуют растущие различия в экономиках богатых и бедных стран; интеграционные процессы ведут к объединению стран по уровню развития и интересам; активно втягиваются в борьбу с пороками капитализма орга­низованные наемные работники; существует масса планетарных задач, ко­торые могут быть решены только совместными усилиями; появилась воз­можность противопоставить неолиберальной модели другую, более спра­ведливую демократическую модель развития. На современном этапе от­дельные страны и целые регионы выдвигают альтернативные пути разви­тия и объединяют усилия для защиты своих интересов . «Коммунизм как реализация человеческих ценностей (справедливость, свобода, правда кра­сота и др.) — есть историческая необходимость для человечества» , — подчеркивают испанские коммунисты.

Несмотря на все трудности, выпавшие на его долю, бывший генераль­ный секретарь Коммунистической партии Чили Луис Корвалан по-прежнему искренне верит в правоту коммунистических идей. «Люди должны держаться вместе. Поднять руки и сдаться — это не выход. У со­циализма великое будущее!», — заявил он в сентябре 2006 г. в канун сво­его 90-летия  .

По мнению венесуэльских коммунистов, разговоры о построении социа­лизма после распада Советского Союза не являются анахронизмом, так как «в СССР не существовало полного и целостного социализма». Главная проблема на данном этапе, считает лидер коммунистов Венесуэлы Р.Эрнандес, — соз­дание условий для постепенного перехода к «новому социализму»  .

В заявлении, принятом на всемирном конгрессе Международной марксистской тенденции в Барселоне в августе 2006 г., большие наде­жды возлагаются на реальную социалистическую плановую экономи­ку, которая базируется на демократическом участии и контроле на всех уровнях самими трудящимися, а «применение новой технологии будет вести к сокращению рабочего времени, что является первичным условием для участия масс в управлении промышленностью и государ­ством, а также в искусстве, науке и культуре. Это, и ничто иное, есть под­линный материальный базис, на котором будет построен социализм XXI ве­ка... В конечном счете будущее Боливарийской революции станет опре­делять та мера, в какой она распространится на остальную Латинскую Америку и за ее пределы»   .

Созвучно этому заявлению высказывание президента Социалистическо­го Интернационала Георгиу Папандреу на заседании Совета Социнтерна в январе 2006 г. в Афинах: «Мы должны развернуть процесс глобализации на 180 градусов, чтобы вовлечь в него две трети человечества, исключен­ных из него в настоящее время, причем на условиях, основанных на социа­листических принципах, культурном разнообразии и устойчивом разви­тии... Важнейший для нас, социалистов, приоритет состоит в том, чтобы восстановить баланс между экономической производительностью, соци­альной справедливостью и демократическими свободами»  .

Активную поддержку новым правительствам оказывает объединение левых партий Латинской Америки, известное как «Форум Сан-Пауло», проводившийся впервые в 1990 г. в Бразилии. С тех пор встречи проходят ежегодно в различных странах региона. Благодаря гибкой структуре этого объединения в него вошли партии всего левого спектра от умеренных (Со­циалистическая партия Аргентины) до радикальных (Компартия Кубы).

56


Целью «Форума» стал поиск альтернатив неолиберальному развитию эко­номики и путей перехода к социализму в Латинской Америке. Многие партии — участницы «Форума» стали правящими в Чили, Аргентине, Бразилии, Венесуэле, Уругвае, Никарагуа, Гаити или ведущими оппо­зиционными силами в ряде стран (Мексика и др.). В Бразилии, Венесу­эле и некоторых других государствах левые организации определяют политику многих муниципальных объединений и оказывают помощь низовым гражданским союзам.

ИДЕИ СОЦИАЛИЗМА В УСЛОВИЯХ КРИЗИСА

В настоящее время, когда мир охвачен глубоким финансово-экономи­ческим кризисом, правительства ведущих стран мира приходят к выводу о необходимости усиления роли государства в урегулировании экономиче­ских и социальных процессов. «Рынок решит все» — этот девиз капита­лизма опять оказался несостоятельным. Осознание потребности изменений в политике и экономике в сторону большей социализации становится все очевиднее и влечет за собой переосмысление теоретических постулатов и политической практики. Новая обстановка в мире толкает правительства крупнейших стран мира усиливать социальную политику государства, а сторонники социализма стремятся перенять у капитализма некоторые чер­ты, отвечающие потребностям современного общества (наличие демокра­тии, различных форм собственности, существование оппозиционных пар­тий и мнений, многопартийности и т.д.). Такое положение свидетельствует о том, что идет процесс обновления общества на базе восприятия лучших черт обеих систем, т.е. конвергенции.

Капитализм и социализм, хотя и противостоят друг другу по способу производства, в то же время взаимосвязаны и взаимозависимы. Если бы в свое время не возникли социалистические страны, капитализм вряд ли бы прогрессировал с такой скоростью и достиг таких успехов в своем разви­тии. А без капитализма социализм не очищался бы от искажений и догма­тизма. Вольно или невольно обе системы перенимают друг у друга наибо­лее приемлемые черты. Все это свидетельствует о том, что и та, и другая формация движутся к единому обществу социальной справедливости. Это будет общество не утопических, а реальных социалистических устоев.

Современная концепция социализма учитывает разнообразие историче­ских, традиционных, экономических, политических, социально-культур­ных особенностей различных регионов. Время непререкаемых догм про­шло. Отдельные положения классической теории социализма утратили свою актуальность. Так, в связи с изменившимся социальным составом на­селения, когда пролетариат уже не является основным и самым многочис­ленным отрядом в структуре общества, речь идет не о диктатуре пролета­риата, что вызывало негативные реакции других слоев общества, а о демо­кратизации и власти трудящихся в целом. К тому же само слово «диктату­ра» давно уже воспринимается отрицательно.

Ослабление в последние десятилетия социально-классовых антагониз­мов ведет к отказу от тезиса о разрушении старого строя «до основанья». С другой стороны, в результате проведения неолиберальных реформ, осо­бенно в условиях современного мирового кризиса, стало очевидным, что стихийный рынок нуждается в общественном регулировании и придании ему социальной направленности, что также является шагом в сторону социа­лизма. Нынешние социалисты уже не видят и необходимости отказываться от рынка и различных видов собственности, пока им нет достойной замены. Они

57


считают, что строить социализм надо не в противовес рынку, а развивая рыноч­ные отношения и нейтрализуя их отрицательные проявления с помощью опре­деленного общественного контроля, не переходящего, однако, в жесткую цен­трализованную экономическую политику государства.

Ряд ученых, исследуя новые тенденции развития общества в мире и в Латинской Америке, приходят к мысли о появлении принципиально нового направления в теории социализма — «обновленческого социализма», кото­рый аккумулирует в себе как марксистские теории, так и новейшие науч­ные разработки, формируя новую концепцию будущего общества социаль­ной справедливости, преодолевающего рыночную цивилизацию и создаю­щего основы для формирования гармоничной личности.

ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ ИДЕЙ

На основании мирового опыта и латиноамериканской практики разви­тия социалистических идей можно сделать некоторые выводы. Идеи со­циализма, понимаемого как общество социальной справедливости, соли­дарности, равенства и братства, неистребимы: они были в прошлом, ши­рятся в настоящем и будут актуальны в обозримом будущем; дороги к со­циализму могут быть разными: взрывными и мирными, вооруженными и парламентскими. В последнее время общество склоняется к мирным, эво­люционным вариантам социал-демократической направленности без из­лишнего радикализма; нет и не может быть единой модели социализма. При сохранении основополагающих моментов социализма каждая страна предлагает свой вариант его строительства в зависимости от исторических и культурных особенностей, традиций, уровня экономики, сопутствующих обстоятельств и т.д.; идеи социализма — не догма, а руководство к дейст­вию, позволяющее корректировать их в изменившихся условиях, вести ак­тивные поиски нового более глубокого содержания.

Как показывает опыт Кубы, Чили, Никарагуа, Венесуэлы, Боливии, Эк­вадора, а ныне и Гондураса, экономические и социальные преобразования не проходят без столкновения интересов различных слоев общества и серь­езных обострений обстановки в стране, поэтому сторонники социализма должны уметь защищаться и отстаивать свои позиции.

Движение к социализму в Латинской Америке обретает новую силу. Ес­ли в свое время Куба и Чили периода Альенде были одиноки, то теперь это веяние охватило значительную часть общества во многих странах региона. Конечно, соотношение сил «за» и «против» (55—60 и 40—45% соответст­венно ) очень зыбкое. На него может оказать влияние множество различ­ных и неожиданных факторов. Но даже при развитии самых неблагоприят­ных сценариев для сторонников социалистических идей того, что уже про­делано в начале нового столетия, не отменить. Этот опыт заслуживает тща­тельного изучения, он несомненно будет оказывать влияние на формиро­вание социалистической мысли.

При оценке исторической роли тех или иных идей и движений в первую очередь учитываются реальные результаты и последствия их реализации. И вряд ли можно отрицать существенный вклад сторонников социалистиче­ских идей в развитие общественной мысли, в борьбу против реакционных диктатур, против консервативных, олигархических и проимпериалисгиче­ских сил, в защиту интересов трудящихся, в искоренение одиозных прояв­лений социальной несправедливости, в социальный прогресс народов Ла­тинской Америки. Социализм как идея остается влиятельным левым флан­гом общественно-политической жизни региона.

58


ПРИМЕЧАНИЯ

1 И н к а Гарсиласо де ла Вега. История государства инков. Л., 1975. F.C astro Ruz. Informe central al Congreso del PCC. LaHabana, 1975, p. 111. Латинская Америка, 2004, № 3, с. 18. 4 Там же, с. 24. См.: Сальвадор Альенде. История принадлежит нам. Речи и статьи 1970—1973. М., 1974, с. 111—133.

6 jEstoy contigo! Programa de gobierno 2006—2010 de Michelle Bachelet. Chile, noviembre 2005. L.I.L ula da  Silva. О nosso socialismo. — О Novo Politis. Sao Paulo, 1993. Цит. no: Л.С.О к у н e в а. Бразилия: особенности демократического проекта. М., 2008, с. 596—597. 8 Э.С.Д а б а г я н. Венесуэла: сдвиг влево. — Латинская Америка, 1999, № 9, с. 63—64. Подробнее об этом см.: Э.Д а б а г я н. Социализм по-венесуэльски. — Свободная мысль, 2006, № 2.

10 Cambio. Madrid, 15.1.2007, p. 34. "ibidem.

12 Ibid., p. 32—33.

13 Ю.С м и p н о в. Латинская Америка: интеграция с социалистическим лицом. — Новая

политика, 26.VII.2006.

Poder Popular: Alma de la Democracia Revolucionaria. Juramentacion del Consejo Presidencial para la Reforma Constitucional у del Consejo Presidencial del Poder Comunal. Teatro Teresa Carreno. Miercoles, 17 de enero de 2007.

E.T p и ф о н о в. Трущобный социализм. «Левый бунт» латиноамериканских лидеров чреват гражданскими войнами на континенте. —www.newtimes.ru, 28.V.2006.

Т.Ю.Р у с а к о в а. Популизм как социально-политическое явление и его новое звуча­ние. — Латинская Америка, 2006, № 11, с. 76.

17 См.: М.Л.Ч у м а к о в а. Боливия: поворот к альтернативной модели? — Латинская Америка, 2006, № 3; Washington Post Foreign Service, 22.1.2007.

См.: М.Л.Ч у м а к о в а. Эквадор: перемены на политической арене. — Латинская Америка, 2007, № 2; Эквадор: новый президент покончит с неолиберальной моделью. — http://www.tiwy.com; Рафаэль Корреа: «Никогда больше Эквадор не будет «банано­вой республикой».— www.tiwy.com, 3 марта 2009 г.

19 А.Р.К а р м е н. Возвращение Даниэля Ортеги. — Латинская Америка, 2007, № 2. См.: Editorial: /,Es posible una revolution socialista en el siglo XXI? — Nuestra bandera. Madrid, N 183, vol. 1/2000, p. 4—18.

21 M.M anzanera Salavert. Reflexion sobre las posibilidades de un nuevo socialismo. — Nuestra bandera, N 192/193, vol. II-III/2002, p. 342.

Цит. по: Латинская Америка, 2006, № 11, с. 96. 23 Пульс планеты. ИТАР-ТАСС, 24.1.2006.

By the International Marxist Tendency, — www.maxist.com/venezuelan-elections-russian.htm, 17.X.2006.

25 Социнтерн. Социнтерн в России. Весна 2006, № 1, с. 7—8.

В расчет принимаются результаты последних по времени президентских выборов в Боливии, Венесуэле, Никарагуа, Эквадоре и ряде других стран.

59


60

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.