WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Клюев Н. В. Индия и Пакистан образование государств и возникновение конфронтации между ними

Научная статья

 

Индийско-пакистанские отношения представляют собой сложную смесь национальных предрассудков, возбужденной психики, ущемленного самолюбия и откровенного соперничества. ( Датт В.П. Внешняя политика Индии / Пер. с англ. М. 1988. С. 188). В конечном счете, противоречия между Индией и Пакистаном упираются в межрелигиозную индо-мусульманскую рознь. Как отмечает видный отечественный индолог Л.Б. Алаев, история взаимоотношений индусов и мусульман имеет, отнюдь не только историческое значение. Та или иная интерпретация истории является в настоящее время политическим оружием. (Этносы и конфессии на Востоке: конфликты и взаимодействие / Отв. ред. А.Д. Воскресенский. М.: МГИМО (У). М. 2005. С. 434).

Ислам начал проникать в Южную Азию почти сразу же после своего появления. Первыми ислам принесли арабские торговцы, бывавшие на берегах Малабара и в портах Гуджарата. Несмотря на покровительство, оказываемое мусульманским миссионерам, индусские раджи юга Индии сами ислам не принимали, так как он был для них заморской верой торговцев и моряков (как известно, индуизм не поощряет плавания в море – «черных водах» (кала пани). (Котин И.Ю. Ислам в Южной Азии: мечом и молитвой. СПб. 2005. С. 22). Ко времени появления в Индии мусульманских миссионеров исконная индийская религия насчитывала уже две с половиной тысячи лет развития. Индуизм эволюционировал из политеизма и пантеизма, сохранил множество архаических черт и великое многообразие божеств. Индуизм, как справедливо отмечает известный петербургский востоковед И.Ю. Котин, сложное и многогранное явление, с трудом поддающееся описанию и анализу методами западного религиоведения. (Наряду с индуизмом в Индии существовали так называемые «шраманские» учения, возникшие в VI-V вв. до н.э., т.е. учения бродячих проповедников – буддизм и джайнизм. Возникшие как альтернатива брахманизму и не сумевшие вытеснить его, эти учения стали религиями отдельных групп населения (хотя сами индусы их понимали как секты в индуизме), и ко времени прихода мусульман их лучшие дни были уже в прошлом. Все три индийские религии, взаимодействуя друг с другом, формировали культурное единство при локальном разнообразии форм и политической раздробленности. Они служили нуждам общества, освящая обычаи, регулируя социальные отношения, в меньшей степени они подходили нуждам государственного управления и сильной централизованной власти. Идеи ненасилия, подчинения воинов-кшатриев жрецам и советникам – брахманам, увлечение оторванными от жизни философствованием в политической и даже военной теории вели к ослаблению государственной власти во многих княжествах Северной Индии и к потере ими оборонного потенциала. – Подр. см.: Этносы и конфессии на Востоке: конфликты и взаимодействие / Отв. ред. А.Д. Воскресенский. М. МГИМО (У). М. 2005. С. 437).

В VIII в. мусульмане сумели подчинить одну из областей исторической Индии Синд (нижнее течение реки Инд), а с конца Х в. грабительские походы в Северную Индию начали султаны мусульманских государств, возникших на рубежах Индийской цивилизации. Политика мусульманских правителей в отношении индусов первоначально была непримиримой, практиковались насильственные обращения, массовые казни и т.д. Большинство населения стало мусульманским в двух регионах – Северо-Западной Индии и Бенгалии. Исламизация Пенджаба и Синда вполне логична, поскольку именно в этот район из-за пределов страны накатывались все новые волны мусульман. Тесное взаимодействие индусской и мусульманской культур началось на рубеже XII-XIII вв., когда в Северной Индии возникают первые государства во главе с мусульманскими султанами и военачальниками. Власть мусульман постепенно распространилась на другие регионы, и к XIII в. они доминировали почти во всей Индии.

Результатами взаимовлияния двух религий в период Средневековья стали: в индуизме – развитие идеи о едином Боге, оживление мистических направлений – бхакти (букв. – любовь к Богу), возникновение сикхизма; в исламе – восприятие индусских праздников (холи, дивали), проникновение кастовых представлений. Фактически, возник «индийский ислам», отличавшийся от канонического образца. (Этносы и конфессии на Востоке: конфликты и взаимодействие. С. 437). Большинство исследователей склоняются к утверждению, что индусско-мусульманский синтез происходил в средние века, однако не был завершен, о чем свидетельствуют события конца XIX в. - второй половины ХХ столетия, которые развели две общины.

Новым стимулом к эволюции индусско-мусульманских отношений стал колониальный период, на начальных этапах которого единение индийских индусов и мусульман сохранялось. Мусульмане лишились прежнего привилегированного положения и были наиболее враждебно настроены в отношении англичан.  (Наиболее ярким свидетельством стихийного единения индусских народных масс и мусульман стало Сипайское восстание 1857-1859 гг., которое, однако, не поддержали европеизированная индусская местная элита).

В начале XIX в. начало формироваться новое самосознание индусов. Видными мыслителями стали Р. Рая (1772-1833), Д. Сарасвати (1824-1883), Св. Вивекананда (1862-1902) и мн. др. проповедники, чьи взгляды сочетали просветительские и религиозно-реформаторские черты. Это движение получило название «религиозной реформации индуизма» и сыграло двойственную роль. С одной стороны, она способствовала становлению национального самосознания, став идеологией национально-освободительного движения и обеспечив ему религиозное обоснование (например, в деятельности М.К. Ганди). С другой стороны, она противопоставила конфессии друг другу, в конечном итоге, привела к длительному и кровопролитному конфликту. В конце XIX в. стали возникать индусские шовинистические организации (например, Хинду Махамандал, Хинду сабха и др.). В начале ХХ в. в среде экзальтированной религиозно-мыслящей молодежи начали возникать первые террористические организации (Анушилон шомити и Абхинав Бхарат). В.Д. Саваркар обосновал идеологию хиндутвы – интегрального единства политики, культуры и религии всего субконтинента.

Параллельно во второй половине XIХ в. развивалось Мусульманское «возрождение». Основателем мусульманского культурного движения стал сэр Сайид Ахмад-хан (1817-1898). В нем существовали направления: радикальные, антианглийские, террористические.

В 1885 г. был образован Индийский Национальный Конгресс, чьи ежегодные конференции должны были преодолеть негативные процессы формирования двух общинной структуры страны. Оба движения получили массовое распространение и широкий общественный резонанс, отражая идеи и взгляды, которые бурно эволюционировали в индийском общественном сознании.

Роль англичан в процессе постепенного размежевания между индусами и мусульманами нельзя отрицать, но не следует и преувеличивать. Бесспорно, английская администрация была крайне заинтересована в расширении своей социальной базы в Индии, вследствие чего мусульманские образованные круги оказались союзниками британским властям в условиях поднимающего голову национализма, получившего индуистскую окраску.

Показателем промусульманской политики англичан в конце XIX – начале ХХ вв. стали раздел Бенгалии (1905 г.) на «индусскую» и «мусульманскую» части и создание Мусульманской лиги – партии, занявшей первоначально отчетливую верноподданническую позицию и созданную, чтобы «защищать и развивать политические права мусульман».

Мощным давлением мусульманского лобби было продиктовано решение вице-короля Индии лорда Керзона разделить огромную провинцию Бенгалия на западную и восточную части. От этого выиграли англичане, получившие более компактные административные единицы, а также мусульмане, ставшие на одной из территорий большинством и имевшие право на соответствующие квоты в управлении ею. Решение лорда Керзона вызвало общенациональное недовольство. Англичанам пришлось пойти на уступку этим силам и отменить раздел провинции. Однако англичане оценили опасность индийского национального движения и увидели в мусульманском общинном движении своего надежного союзника в деятельности по ослаблению националистов. В 1906 г. на конференции мусульманских общественных и культурных организаций под председательством Вакур ул-мулка в Дакке было объявлено о создании всеиндийской Мусульманской Лиги. Активное вовлечение партии в политику началось с Первой Мировой войны. Тогда МЛ стала массовой организацией, крупнейшей после ИНК, работавшей среди мусульман, секуляристской партией мусульманских «культурных националистов». Ислам воспринимался ими скорее как часть культурного наследия, отличающая их от индусов, нежели жесткая монотеистическая религия, предписывающая строгое следование определенному образу мысли и эталону поведения.

В 1916 г. в Лакхнау на объединенном съезде двух партий был подписан пакт о совместных действиях Мусульманской Лиги и ИНК в борьбе за права населения Индии и за его более широкое представительство в создаваемых колониальными властями совещательных органах при вице-короле и губернаторах провинций. Инициатором совместной сессии ИНК и МЛ стал М.А. Джинна (1876-1948) – будущий «отец Пакистана». (Мухаммад Али Джинна родился в семье катхиварского купца из исмаилитской общины ходжа, в среде которых была популярна традиция «сокрытия» – «такийа», т.е. сокрытие принадлежности к секте. М.А. Джинна получил образование в христианской миссионерской школе в Карачи, продолжил образование в Лондоне, вед адвокатскую практику в Бомбее, был личным секретарем одного из основателей ИНК парса Д. Наороджи. Женился на дочери парса-миллионера, одного из основателей города Бомбея Диншоу Петита. До 1917 г. Джинна участвовал в деятельности ИНК и был направлен в Лондон его представителем. Однако, с 1912 г. он состоял также в рядах МЛ. Совместный съезд ИНК и МЛ в Лакхнау стал переломным для Джинны, после чего он больше занялся делами Мусульманской Лиги. Очевидно, что Джинна не был классическим образцом мусульманина (некоторые современники утверждали, что он любил выпить и употреблял в пищу свинину), скорее, он использовал ислам, который отличал его от индусов и обеспечил ему значительную поддержку братьев по вере. В ИНК М.А. Джинне терял позиции в силу противостояния его амбициям амбиций других лидеров Конгресса, прежде всего, Дж. Неру).

Основной причиной усиления индусского и мусульманского коммунализма стал общий процесс развития идентичности, охвативший конфессиональные и этнические общности, касты. Многие деятели крайне националистической Хинду махасабхи также состояли в ИНК. Особенно негативную роль в разрушении единства национального движения сыграли Б.Г. Тилак (1856-1920) и его сторонники из фракции «экстремистов» ИНК. Недолгим периодом относительного согласия индусов и мусульман стали 1911-1924 гг., когда ИНК и МЛ действовали организованно и единым фронтом, даже поднимался вопрос об их слиянии. (Этому способствовал приход к руководству МЛ новых людей, среди которых наиболее известным стал «посол индусско-мусульманского единства» М.А. Джинна). Важным фактором стало также и развернувшееся в это время массовое подлинно всенародное движение под руководством М.К. Ганди. Однако после того, как ИНК принял гандизм как идеологию и тактику, М.А. Джинна дистанцировался от него, поскольку расценил это как смещение политики к религии и индуизацию политической партии. Более того, так как Джинна был либералом - конституционалистом, он считал, что обращаться к народу за поддержкой не следует. Появилась идея о «двух нациях» в Индии – индусской и мусульманской, наиболее ярким пропагандистом которой и стал М.А. Джинна. Именно эта идея служила обоснованием создания государства индийских мусульман – Пакистана. Индусские политики вскоре поняли, что теория двух наций” работает не на них и противопоставили ей обратную теорию: в Индии существует лишь одна нация – индусская, а неиндусы – это пришельцы, захватчики, нежелательные гости. Фактически, как справедливо замечает индийский дипломат В.П. Датт, индусский и мусульманский коммунализмы были двумя сторонами одной медали, один питал другого. (Датт В.П. Внешняя политика Индии  / Пер. с англ. М. 1988. С. 191, 199).

После принятия Акта об управлении Индией 1935 г. и выборов в провинциальные собрания в 1937 г. ИНК получил большинство почти во всех провинциях и образовал в них свои правительства. Два с небольшим года нахождения ИНК у власти на уровне провинций показали, что он не собирается считаться с чувствами и правами мусульман, были приняты проиндусские законы, вследствие чего участились случаи дискриминации мусульман при приеме на работу, хинди стал обязательным, изучение урду и арабской литературы было отменено. Все это побудило Мусульманскую Лигу в 1938 г. назначить Комитет по расследованию притеснений мусульман в провинциях, контролируемых ИНК.

26 января 1930 г. по решению ИНК был отмечен День Независимости, а вскоре по инициативе Махатмы Ганди вся Индия оказалась охваченной движением гражданского неповиновения. Поддержавшие кампанию лидеры МЛ были испуганы перспективой передачи власти индийским националистам. Такой переход власти означал для мусульман Индии потерю многих социальных позиций. Индусы составляли большинство населения страны, политической элиты, были монополистами в области банковского бизнеса и в промышленности. Слабая и не готовая к конкуренции мусульманская политическая элита проигрывала бы и в парламентских играх более опытным индийским националистам.

В 1930 г. с идеей создания государства индийских мусульман выступил выдающийся индийский поэт и философ Мухаммад Икбал. Через десятилетие 22-24 марта 1940 г. на сессии Мусульманской Лиги в Лахоре была принята резолюция, требовавшая образовать в северной части Британской Индии два независимых мусульманских государства – на северо-западе (в его границы должны были войти Пенджаб, Синд, Северо-западная пограничная провинция, Белуджистан, Кашмир), другое – на северо-востоке (в составе Бенгалии и Ассама). 8 апреля 1946 г. на конференции мусульман-парламентариев была принята резолюция о создании единого независимого мусульманского государства – Пакистана.

Чувства соперничества, страха и опасения в индо-мусульманских отношениях в Британской Индии сохранились после ее раздела и образования двух независимых государств — Индии и Пакистана. Особенно остро это выразилось в кашмирском споре, с которым, так или иначе, увязываются большинство взаимных претензий Индии и Пакистана, поэтому большинство двусторонних событий рассматриваются в кашмирском преломлении.

Возможность сохранения единого государства – преемника английского владычества и способность индусов и мусульман к совместным действиям убывали по мере приближения Дня независимости. К моменту получения независимости две крупные религиозные общины боялись и ненавидели друг друга больше, чем англичан. Индия и ее лидирующая партия ИНК вынуждены были согласиться с формулой раздела страны по религиозному принципу, учитывая, что реальной альтернативой могло бы быть либо сохранение британского господства, либо начало широкомасштабной гражданской войны в регионе.

25 мая 1947 г. последний генерал-губернатор Британской Индии лорд Маунтбеттен встретился с 75 самыми влиятельными князьями для того, чтобы убедить их в необходимости принять решение о будущем княжеств до 15 августа 1947 г., при этом он призывал учитывать «географические факторы» и «пожелания народов».(Alden Hatch. The Maunbetteens. London. 1966. C. 23). В июле того же года лорд Маунтбеттен, отправившись в Кашмир на отдых, беседовал с махараджой Кашмира Хари Сингхом, убеждая его присоединиться к одному из доминионов. Махараджа, мечтая о независимости, стремился поддерживать одинаково равные отношения с Индией и Пакистаном.

14 августа 1947 г. английская колония Британская Индия получила независимость и была разделена на два доминиона: Пакистан и Индийский Союз, который с января 1950 г. был провозглашен Республикой Индия.

В соответствие с «планом Маунтбеттена» основным принципом раздела Британской Индии стал вопрос религиозной принадлежности населения различных районов страны. Территории с преобладающим индусским населением должны были стать частью Индии, с мусульманским — образовать новое государство Пакистан. В состав Пакистана вошли две части — Восточный (Восточная Бенгалия) и Западный.

Территория Джамму и Кашмира, расположенная в одном из самых живописных районов Центральной Азии, занимает уникальное геополитическое положение, в связи с чем контроль над ним имеет важное значение. Площадь Джамму и Кашмира составляет чуть более 222 тыс. кв.км, население его в 1941 г. составляло около 4 млн чел., из которых 77% являлись мусульманами, 20% - индусами, 2,2% - сикхами, а остальные – буддистами, христианами и джайнами. Этот красивый и благодатный край стал главным предметом спора между Индией и Пакистаном. Махараджа Кашмира Хари Сингх и почти вся правящая верхушка были индусами. Пакистанское руководство, со своей стороны, пыталось всеми силами предотвратить вхождение Кашмира в состав Индии, мотивируя это тем, что 77% населения Кашмира исповедовало ислам. Индийская элита и широкие слои населения Индии не могли себе представить, что Кашмир мог бы быть безвозвратно потерян. К 15 августа 1947 г., на которое было назначено официальное провозглашение независимости Индии, махараджа Кашмира, в отличие от правителей большинства других княжеств, еще не принял решения о том, будет ли Кашмир присоединяться к Индии или Пакистану, и к кому из них, или же будет добиваться независимости. Судьба Кашмира решалась в сложной политической обстановке вражды между мусульманским и индийским населением бывшей британской Индии. Образование двух доминионов сопровождалось погромами и другими актами насилия.

Расчленение единой хозяйственной структуры Британской Индии нанесло огромный ущерб экономике обеих частей некогда единой страны. Раздел ее по религиозному признаку привел к трагическим столкновениям на религиозно-общинной почве. Взаимное переселение – индусов из Пакистана в Индию, и мусульман из Индии в Пакистан – исчислялись 17 млн чел. Первая индо-пакистанская война разразилась сразу же, как только объявили о создании двух доминионов Индийского Союза и Пакистана и закончилась разделом Кашмира на две части. Отношения между двумя странами омрачились трагическими событиями периода раздела Индии на многие десятилетия, и такое положение продолжает сохраняться в настоящее время. В итоге эта вражда вылилась в эскалацию вооружений (в том числе – ядерных), три полномасштабные войны – в 1947-1949, 1965, 1971 гг. и серьезный Каргильский кризис 1999 г., поставивший оба государства и весь мир на порог ядерного конфликта.

 

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.