WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Богатырева Е. Л. Франция хочет вернуться (закрепиться) в Азиатско-Тихоокеанском регионе как великая держава

Научная статья

 

Азиатско-тихоокеанский регион (АТР) достаточно давно начал привлекать к себе пристальное внимание политиков, стратегов и экономистов. Еще на заре XX столетия, в 1914 г., в связи с открытием Панамского канала и последовавшим за этим «сближение» США с их соседями по другую сторону Великого океана, в Америке стал широко употребляться новый термин «тихоокеанские проблемы». Повышенный интерес к Тихому океану подкреплялся верой в большие потенциальные экономические возможности этого обширного географического пространства. «Грядущий век, - говорил в 1901 г. президент США Теодор Рузвельт, - будет веком Тихого океана» [1] . Современная эволюция АТР подтвердила справедливость этих слов. «На заре третьего тысячелетия Тихий океан превращается в Средиземное море в планетарных масштабах…» [2] .

Франция традиционно проявляла большой интерес к делам региона. Знаменитая экспедиция кавалера Бугенвиля 1768 г. открыла Тихий океан французским амбициям. Начав тогда серию колониальных захватов, Франция к концу XIX в. создала в Азии и Тихом океане обширную империю, включавшую французский Индокитай, Меланезию (остров Новая Каледония, острова Луайотэ, Уон, Честерфильд, Уоллис и в совместном владении с Великобританией острова Новые Гибриды), в Полинезии (острова Общества, Туамоту, Гамбье, Тубуай, Маркизские острова и остров Клиппертон). Вплоть до середины пятидесятых годов прошлого столетия Азия и Тихий океан постоянно были в центре внимания французских политиков.

После завоевания независимости странами Индокитая наступил тридцатилетний «перерыв» в отношениях Франции с АТР. «Физически» продолжая присутствовать в регионе как владелец заморских территорий, Франция мало интересовалась его проблемами. В этот период, Европа и Африка, а не АТР, были основными направлениями французской внешней политики. Видимо, французы исходили их того, что именно «Индокитай сделал Францию тихоокеанской державой…,  а без него всякое французское присутствие в Тихом океане будет лишено смысла». [3]

Однако, будучи самым динамично развивающимся регионом планеты, новым «полюсом экономического процветания», «новым центром мира», удерживающим «все три ключа будущего»: массы, торговля и технология, которые, по мнению Ф.М. Дефарж, «ускользают из рук Европы» [4] , современный АТР не мог не вызывать к себе новый интерес со стороны Франции.

С 80-х гг. часто говорят о «вторичном открытии» (redecouverte) Францией Тихого океана. Не случайно был издан целый ряд французских исследований, посвященных Азиатско-Тихоокеанской проблематике. Постоянно начали проводиться многочисленные семинары, в которых, наряду с ведущими специалистами в области международных отношений в АТР, принимают участие и крупные политические деятели, члены французского правительства, бизнесмены (так, в семинаре, организованном в 1984 г. в Париже Международном институтом геополитики, ими стали тогдашний премьер-министр Франции Ролан Фабиус, генерал Галлоа – автор французской концепции ядерного сдерживания «по всем азимутам»). Начали создаваться также специальные группы экспертов, готовящих доклады и предложения по отдельным аспектам политики Франции в АТР (доклад Экономического и социального совета Национальной Ассамблеи «Роль Франции на Севере Тихого океана»).

Интерес французов к АТР отнюдь не имеет чисто академического характера. Они сейчас уже не те сторонние наблюдатели, которые рассматривали процесс эволюции региона как некое любопытное, но абстрактное явление. В 80-е гг. резко возросла активность Франции в странах Азии и Тихого океана. Так, в политическом плане она, опираясь на свой статус мировой державы, постоянного члена Совета Безопасности ООН, имеющей к тому же давние исторические связи со странами Индокитая, стала играть одну из ведущих ролей в процессе камбоджийского урегулирования. Улучшаются французские позиции на Юге Тихого океана, интенсивно развиваются франко-китайские отношения… В сфере экономики АТР также стал одним из приоритетных направлений во французской стратегии. Экспорт французских товаров в направлении АТР постоянно растет, в то время как экспорт во все другие, за исключением Европы, регионы мира падает. Так, если за период с 1980 по 1991 гг. страны Африки – традиционный рынок Франции, Латинской Америки, Ближнего Востока, Центральной и Восточной Европы сократили свой импорт из Франции в среднем вдвое, то Япония, страны Азии и Океании, наоборот, увеличили его почти в два раза. [5]

Все это свидетельствует о том, что проблема отношений Франции со странами АТР становится весьма актуальной.

Автор считает весьма злободневным анализ основных интересов и целей Франции в АТР, казалось бы уже забытом ею, и политики Франции, проводимой для достижения этих целей, рассмотрение предпринимаемых для преодоления «дефицита» своего политического присутствия в регионе.

Этой теме посвящено много работ, документов и справочных материалов, изданных во Франции. Это: Journal Officiel de la Re?publique Francoise, L’Anne?e Asie-Pacifique, L’Anne?e Strate?gique, RAMSES и другие.

Приходится констатировать временное отсутствие в научной литературе на русском языке исследований, посвященных изучению отношений Франции с АТР, которые, хотя и занимают все более заметную роль во Французской внешней политике, остаются в значительной мере новой темой для ученых политологов. Пока имеются лишь работы, в которых затрагиваются те или иные стороны этой политики (например, коллективный труд «Международные отношения в Юго-Восточной Азии на современном этапе (80-е годы)», монографии К.В. Малаховского «Новь Великого океана», В.П. Славенова – «Внешняя политика Франции. 1974-1981 гг.», «Очерки внешней политики Франции. 1981-1986 гг.»). К сожалению, зачастую содержащийся в них фактологический материал либо устарел, либо сопровождается идеологизированным анализом, и поэтому может представлять лишь ограниченный интерес.

Среди литературы на французском языке, по мнению автора, наибольшую ценность представляет коллективная работа «Тихий океан – «новый центр мира» (Institut du Pacifique. Le Pacifique – «Nouveau centre du monde». Paris, 1986), выпущенная в 1983 г. и переизданная в 1986 г. Институтом Тихого океана. На основе тщательного анализа политической, экономической и военно-стратегической ситуации в АТР в ней предлагаются три «сценария» эволюции региона: «триумф капитализма», «всеобщая дестабилизация» и «многополярность + независимость от сверхдержав = взаимозависимость». Проанализированы последствия каждого сценария для политики Франции в регионе. Наиболее вероятным было сочтено развитие событий по последнему сценарию. Несмотря на то, что исследование было впервые издано достаточно давно, остается ценным трудом, всесторонне рассмотревшим и оценившим ситуацию.

Монография члена Французского института международных отношений (IFRI) Эрве Куто-Бегари Геогстратегия Тихого океана (Coutau-Begarie H. Geostrategie du Pacifique. Paris, 1987.) содержит общую характеристику военно-стратегического положения в АТР, сложившегося к началу второй половины 80-х гг., а также оценку влияния ведущих держав мира, в том числе и Франции, в регионе.

Большую ценность  представляет исследование Франсуа Жуайо «Геополитика Дальнего Востока» (Joyaux F. Geopolitigue de lExtreme-Orient. 2 vol. Paris, 1991), в котором содержится интересный анализ геополитических изменений в Азии, центробежных и центростремительных тенденций в регионе.

Особое место занимает интересная, но спорная во многом книга крупного специалиста в области геополитики Ива Лакоста «Вопросы геополитики: ислам, море, Африка» (Lacoste Y. Questions de geopolitique: l’islam, la mer, lAfrique. Paris, 1988.). В ней содержится критика точки зрения, в соответствии с которой АТР становится «новым центром мира». Автор делает основной акцент на полное отсутствие географического, демократического, политического единства АТР. С такой крайней точкой зрения трудно согласиться. Приведенные аргументы свидетельствуют скорее о незавершенности процессов интеграции в АТР, а не об их полном отсутствии.. Кроме того, необходимо отметить две книги крупного французского историка Жана Шено «Транспасифик» (Chesneaux J. Transpacifiques. Observations et considerations diverses sur les Terres et Archipels du Grand Ocean. Paris, 1987) и Франция в Тихом океане: от Бугенвиля до Моруроа (Chesnaux J., Maclelan N. La France dans le Pacifique. De Bougainville a Moruroa. Paris, 1992.).

Франция и Индокитай. Камбоджийское урегулирование во французской политике. Как уже отмечалось ранее, в течение почти десяти лет после поражения во Вьетнаме в 1954 г. Франция практически не играла сколько-нибудь значительной роли в Индокитае. Лишь начиная с середины шестидесятых годов, в связи с возрастанием трудностей США во Вьетнаме, она стала уделять большее внимание проблемам Юго-Восточной Азии. В 1964 г. генерал де Голль выдвинул идею о нейтрализации сначала Индокитайского полуострова, а затем и всей Юго-Восточной Азии. Ее осуществление должно было бы положить конец военному и политическому присутствию США в регионе и воспрепятствовать укреплению позиций СССР и Китая. А создавшийся «вакуум» был бы заполнен Францией, которая тем самым смогла бы восстановить свой статус ведущей державы региона.

Эта политика, с некоторыми поправками, проводилась вплоть до второй половины 70-х гг. Способствуя началу, длившихся почти пять лет, секретных переговоров между ДРВ и США, Франция добивалась возврата к ситуации, закрепленной в женевских соглашениях 1954 г., то есть к сосуществованию двух вьетнамских государств.

Парижские соглашения, подписанные в январе 1973 г. по окончании этих переговоров, дали новый импульс французской политике нейтрализации ЮВА. Сразу же были установлены дипломатические отношения в полном объеме с Северным Вьетнамом. Восстановлены и прекратившиеся с 1965 г. отношения с Южным Вьетнамом. По замыслу французов, первым должен был стать нейтральным именно Южный Вьетнам, где на смену режиму Тхиеу пришло бы, поддерживаемое Францией правительство «третьей силы».

Объединение Вьетнама в 1975 г. сделало невозможной осуществление этой политики. Кроме того, определенный спад в отношениях с Китаем, бывшим тогда главным политическим партнером Франции в Азии, поставил перед ней необходимость внести некоторые изменения в свою индокитайскую политику.

Не отказываясь от идей нейтрализации Индокитая, Франция стремилась, теперь, когда американцы уже вынуждены были покинуть полуостров, не допустить их замещения Советским Союзом или Китаем. Поэтому уже в ноябре 1975 г. через семь месяцев после падения Южного Вьетнама в Ханой прибыл специальный посланник В.-Ж. д’Эстена, Жефроа де Курсель. Он привез с собой пакет финансовой помощи Вьетнаму, рассчитанный на два года (1975-1976) на сумму 660 млн франков [6] .

«Вьетнам, - говорилось на совещании послов в Азии, проходившем в феврале 1976 г. в Куала-Лумпуре, - наряду с Индонезией, стал одной из главных точек опоры французской политики в Азии» [7] . Политика активной поддержки Вьетнама проводилась Францией вплоть до 1978 г., когда в ноябре был заключен советско-вьетнамский договор о дружбе и сотрудничестве, означавший фактически провал планов нейтрализации Вьетнама.

С этого момента начался спад в двусторонних отношениях, усилившийся после начала так называемой третьей индокитайской войны. Франция, как  другие западные страны, выступила против вьетнамского военного присутствия в Камбодже. Однако в ее позиции просматривались определенные расхождения с политикой этих стран. Французская политика исходила, по всей видимости, из того, что усиление советского военного и политического влияния в ЮВА является более опасным для безопасности Запада, нежели присутствие вооруженных сил СРВ в Камбодже. Получив доступ к теплым морям, советские военные корабли могли угрожать морским коммуникациям в районе проливов, соединяющих Тихий океан с Индийским океаном. И значительное усиление «советского» окружения Китая за счет стран Индокитая лишь добавит трудности Западу. «Именно поэтому, здравый смысл велит Франции сделать все возможное, чтобы удалить Вьетнам от Советского Союза и заставить его проводить более сбалансированную политику в отношении КНР и СССР» [8] . Многие во Франции были убеждены, что «не в Пномпене, а в Камране находится настоящая проблема Запада» [9] .

Действительно, Франция проголосовала лишь за резолюции ООН, требовавшие вывода вьетнамских войск из Камбоджи и предоставления кхмерскому народу права на самоопределение (резолюции 34/22 от 14 ноября 1979 г. и 35/6 от 22 октября 1980 г.), но воздержалась во время голосования в 1979 и 1980 гг. по поводу предложения стран АСЕАН о признании коалиции «Демократическая Кампучия» в качестве единственного законного представителя кхмерского народа.

В рамках ЕЭС Франция выступила против решения о прекращении в качестве санкций продовольственной помощи Вьетнаму. По ее же инициативе Европейский парламент принял в феврале 1984 г. решение о предоставлении Вьетнаму срочной гуманитарной помощи, оговорив при этом, что эта помощь не будет оказываться в будущем, если Вьетнам не «докажет намерение вывести войска из соседних стран» [10] . В мае 1980 г. французское правительство объявило о намерении продолжать сотрудничество с Ханоем, посчитав, что камбоджийская проблема не является поводом для замораживания отношения с Вьетнамом [11] .

Вероятно, именно такая умеренная политика – «быть другом всех» [12] – позднее и позволила Франции играть активную роль в камбоджийском урегулировании.

В декабре 1987 г. она сумела организовать первую встречу между принцем Сиануком и премьер-министром Хун Сеном в Фер-ан-Тарденоа, за которой последовала встреча в Сен-Жермен-де-Прэ в январе 1988 г. Эти встречи открыли долгий путь переговоров, завершившихся подписанием 23 октября 1991 г. в Париже соглашений по урегулированию камбоджийского кризиса. «Парижская конференция, - по мнению представителей французского министерства иностранных дел, - ознаменовала собой восстановление влияния Франции в трех странах бывшего французского Индокитая и начала проведения ею более активной политики в Юго-Восточной Азии» [13] .

В основу этих соглашений был положен мирный план пяти постоянных членов Совета безопасности, предложенный Австралией («план Эванса»). По мнению некоторых специалистов, фактически этот план означает попытку предложить Вьетнаму «продать свой колониальный захват»: взамен на уход из Камбоджи, Запад обещает оказать Вьетнаму экономическую помощь [14] .

Как бы там ни было, Франция сейчас явно пытается разыграть «вьетнамскую карту». При этом выдвигается тезис о том, что Вьетнам и СССР уже не имеют достаточно средств для осуществления своих амбиций в Индокитае. Следовательно, нужно быть готовым их заменить пока отсутствует «конкуренция» (в частности, со стороны США, пока еще не восстановивших отношения с Вьетнамом).

Поэтому неудивительно, что французская позиция в камбоджийском урегулировании является наиболее гибкой. Так, во время обсуждения вышеупомянутого плана ООН она вместе с Японией многократно предлагала внести в его первоначальный вариант изменения, на которых настаивали Вьетнам и правительство Хун Сена. Она предложила отказаться от пункта о ликвидации существующих двух кхмерских правительств в пользу Временной власти ООН в Камбодже и Высшего Национального Совета. Вместо этого в течение переходного периода на территории Камбоджи будут находиться три власти: два уже названных органа и «существующие административные структуры», то есть нынешнее правительство в Пномпене [15] . Кроме того, Франция сумела добиться принятия сторонами компромисса в вопросе о разоружении сторон. Вместо полного разоружения, предложенного США и Китаем и отвергнутого Пномпенем, была достигнута договоренность о 70% демобилизации сторон, а также сосредоточении и 100% разоружении вооруженных сил лишь в зонах военных действий, границы которых будут определяться Временной властью ООН в Камбодже. Согласно представителю Франции на этих переговорах  - Жану Давиду Левиту, именно «прорыв Патайа» (по месту проведения переговоров четырех кхмерских сторон в Таиланде в 1991 г., на которых были достигнуты эти договоренности), стал «ключом к успеху» конференции в Париже. [16]

Многое делалось Францией и в пользу правительства в Пномпене. С 1990 г., не признавая официально правительство НРК, она фактически установила с ним тесные отношения через неправительственные и частные организации. Так, в октябре-ноябре 1984 г. в Париже побывали с «частными» визитами заместитель министра здравоохранения и министр иностранных дел НРК. В сентябре 1990 г. в Пномпень приезжал член французского правительства Тьерри де Босэ. Официально целью его визита было открытие там центра по распространению французского языка – «Французского союза» («Alliance Francoise»). В июне следующего года Камбоджу посетила супруга президента Франции Даниэль Миттеран, представлявшая Фонд Франс-Либертэ. Одновременно в Париже находился, также с частным визитом, первый секретарь народной партии Камбоджи Чеа Сим, который был принят председателем Национального собрания Франции [17] .

Таким образом, в Камбодже Франция стремилась изменить равновесие сил в пользу двух из четырех камбоджийских фракций. Ставка делалась, во-первых, на правительство Хун Сена, реально контролировавшего 90% территории страны и являющегося единственной кхмерской силой (40 тыс. солдат), не сумела, если не выйти из изоляции, то, по крайней мере, значительно улучшить свои отношения со странами Юга Тихого океана. Ей удалось добиться – и это является значительным достижением – прекращения здесь «антиядерных волнений» середины восьмидесятых годов. Кроме того, нормализация отношений со странами региона открывает реальные возможности интегрировать французские заморские территории в процесс бурного экономического развития региона, которые таким образом станут плацдармом для будущего проникновения в другие зоны АТР. Вторым таким плацдармом может стать бывший французский Индокитай.

 



[1] Цит. по Puaux F. Le politique internationale des Anne?es 80. De Reagan a Gorbatchov. Paris. 1983. Р. 267

[2] Institut du Pacifique. Le Pacifique – «Nouveau centre du monde». Paris, 1986.

[3] Levy R. Extreme-Orient et Pacifique. Paris. 1948. Р. 149.

[4] Coutau-Begarie H. Geostrategie du Pacifigue. Paris, 1987. Р. 38.

[5] Proble?mes economiques. 1992. № 2.289, 2/09. Р. 6.

[6] La Politique exterieure de Valiry-Giscard d’Estaing. Sous la direction de Samy Cohen et Marie-Claude Smouts. Paris, 1985. Р 384.

[7] La Politique exterieure de Valiry-Giscard d’Estaing. Sous la direction de Samy Cohen et Marie-Claude Smouts. Paris, 1985. Р 385

[8] La nouvelle Asie. Un dossier de la revue “Politque Internationale.” Presente par Patrick Wajsman et Francois Joyax. Paris, 1984. Р. 411

[9] Pour une nouvelle politique etragere de la revue „Politique Internetionale,“ Presente par Patrick Wajman et Francuis Joyaux. Paris, 1986. Р. 466

[10] Международные отношения в Юго-Восточной Азии на современном этапе (80-е годы)  М., 1988. С. 134.

[11] La politique exterieure de Valery-Giscard d’Estaing sous la direction de Samy Cohen et Marie-Claude Smouts. Paris, 1985. Р. 399.

[12] Ibid.  Р. 400

[13] Le Figaro.  23/10/1991

[14] Le Figaro. 7/11/1991

[15] Le Figaro. 24/10/1991

[16] Le Monde. 24/10/1991

[17] Thaddee In. Camboge, An I. Politique Internationale. № 54. Р. 286

 

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.