WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Беленко Н. М. Российский федерализм: достижения, проблемы, перспективы

Научная статья

 

Последовательная смена участников политического процесса и условий его развития в пространстве и времени соответствовали следующим одна за другой стадиям непрерывного развития общественных отношений, в основе которых находились определенные социальные интересы и цели, активные, сознательные и регулируемые социальные действия и взаимодействия людей и их организаций. Это влекло за собой достижение определенных социальных результатов в области государственного федеративного строительства, изменения в подходах к национально-территориальному развитию, а также к преобразованиям в социально–экономической сфере в области образования и  культуры.

В данном случае исследуется стадийный подход к развитию общества и цивилизационный (циклический) подход. Основой такого подхода служит научный метод С. Хантингтона [1] . Однако и сам цивилизационный подход имеет ряд существенных пробелов. Хорошо объясняя историю возникновения культур и этносов, их развитие и сход с исторической арены, метод оставляет за кадром связь истории культуры с развитием производительных сил и производственных отношений. В практическом плане в применении к государственной политике это выглядит как дилемма – либо «направляемое экономическое развитие при сильном государственной регулировании», либо «незримая рука» при исполнении государством роли «ночного сторожа». История показывает, что на одной цивилизационной почве скорее прививается один принцип, а на другой – принципиально иной.

Важнейшими чертами в методике формационного подхода являются: признание материального производства как движущей силы истории; признание поступательного движения истории, исторического прогресса, движения от менее сложных и совершенных форм общественной жизни к более сложным и совершенным; признание единства истории человечества в том смысле, что все человечество последовательно проходит через определенные ступени развития. Ключевыми элементами формационной теории является закон соответствия производственных отношений характеру производительных сил.

В течение многих веков история политической мысли была сконцентрирована на проблеме образования национального государства, которое было бы независимо от Римского Папы, порождало одну нацию и обеспечивало сильную центральную власть. На формирование национального государства в XVIXVII  вв. значительное влияние оказали три великих философа – И.Альтузиус (1577), Боден (род. 1530)  и Томас Гоббс (род. 1588) [2] . Боден, родившийся на 27 лет раньше Альтузиуса, был создателем идеала абсолютного и неделимого суверенитета. В рамках такой концепции не может быть законным никакое право меньшинства, никакое территориальное распределение полномочий или даже разделение власти.

Будучи ограниченными, властные полномочия также делимы. Они могут быть переданы местным властям, городу, области и, наконец, центру. Власть в основе своей динамична, потому что предусматривает возможность образования ее многоуровневой структуры, начиная от местного уровня и кончая международным. Она призвана быть демократичной и учитывать права народа, поскольку только он может наделить кого-либо властными полномочиями.

Родоначальником учения о федерации считается Иоханнес Альтузиус (1561-1638), разработавший теорию «народного суверенитета» на основе принципа союза. Согласно этой теории федерация учреждалась в результате иерархического возвышения новообразованного союза над меньшими по размеру союзами – начиная с семьи вплоть до государства [3] . Первой федерацией традиционно считаются Соединенные Штаты Америки. Время образования – конец XVIII века. Тогда же появился  и сам термин «федерализм».

Важным компонентом исследуемой темы является национальный вопрос. Становление нации – исторически длительный эволюционный процесс. Понятия «нация» и «народ» используются в различных онтологических смыслах: политико-государственном, социально-демографическом и социально-этническом. В условиях демократии многие проблемы наций и национальных отношений поглощаются реализацией универсальных прав личности. При этом обращается внимание на коллективные права национальных, этнических общностей. Особенно это характерно для России, где связь человека со своей общиной всегда была весьма значительной. Этнос складывался исторически при выполнении совместных социальных и культурных задач. Родовые корни этносов дают нам бесконечные нити исторической, наследственной, кровной, духовной, социальной и прочих связей.

Содержание и динамика современных переходных процессов рассматривались, с середины XX века, в основном в рамках теории модернизации. На основе теории модернизации развивается и большинство современных западных исследований национального строительства, понимаемого, прежде всего, как процесс развития горизонтальных связей между этническими общностями и формирования у них определенных форм ценностного единства в рамках мультикультурных обществ.

Россия – это совокупность наций и многочисленных этносов, а российская национальная самобытность заложена не в имперских традициях, а в исторически сложившемся межкультурном взаимодействии и в единстве многонационального сообщества народов. Высшая цель национальной политики Российского государства – это создание всем народам благоприятных и гарантированных законами условий  равноправного и свободного развития в составе многонационального народа Российской Федерации. Национальная политика вырабатывается на основе тщательного научного анализа, изучения, и обобщения этнополитологией исторической практики развития наций и национальных отношений.

Основные принципы федеративного развития предполагают не только совершенствование всей общественной системы, но и отдельных ее частей, как этнотерриториальных, так и региональных. Только в гармонии интересов может сохраниться сама Федерация и сформироваться предпосылки для ее динамичного развития, процветания и укрепления внутренней сопротивляемости разрушительным сепаратистским тенденциям. Этническое многообразие – это не фактор противостояния, а фактор взаимодействия и сотрудничества во имя общего процветания. В логике федеративного развития важно учитывать опыт предыдущих поколений. Необходимо учиться на опыте сотен поколений, прошедших множество вариантов развития до нас.

Известно, что федерализм представляет собой не только форму государственного устройства, но и принцип взаимоотношений центра и регионов. Взаимоотношения центра и  регионов в последние годы формировались в условиях укрепления вертикали власти и в новом веке уже несли на себе отпечаток унитарности. Вместе с тем пятнадцатилетний опыт развития федеративных отношений в России позволил использовать во благо многонационального населения страны огромный потенциал саморазвития государства в разнообразии и самостоятельности его регионов. Федералистское мировоззрение проявлялось и проявляется в готовности сторон идти на диалог, на поиск взаимоприемлемых решений, на разделение ответственности, т.е. федерализм в 1990-е годы и в новом десятилетии во многом обеспечил общественно-политическую стабильность.

Социальная трансформация общества означает относительно мирное, постепенное, но, вместе с тем, достаточно быстрое преобразование социетального типа общества. Академик РАН Т.И. Заславская полагает, что «эмпирическим рефреном этого типа служит характер институциональной структуры, посткоммунистическая трансформация которой предполагает изменение, прежде всего, таких качеств, как легитимность, демократичность и эффективность власти;  развитость, легитимность и защищенность собственности; многообразие и зрелость гражданских структур; широта и надежность прав и свобод человека» [4] .

Великая Россия как государство и как нация формировалась веками, правда с перерывами,  на базе многонационального сообщества людей в составе единого государства. Природа российского государства в современных условиях должна обогащаться великим историческим опытом, который, как показывает реальная практика федеративного строительства, бесценен. Для власти и общества в новых исторических условиях необходимо научиться разумно и эффективно управлять многонациональным потенциалом российского общества так, чтобы каждый человек, независимо от этнонациональной принадлежности чувствовал себя в Российской Федерации защищенным и обеспеченным в своих правах. Именно этому учит нас история России.

К началу XIX века Россия представляла собой огромную континентальную страну, занимавшую обширную территорию Восточной Европы, Северной Азии (Сибирь и Дальний Восток)  часть Северной Америки (Аляска). К 60-м годам XIX столетия ее территория увеличилась с 16 до 18 млн кв. км. за счет присоединения Финляндии, Царства Польского, Бессарабии, Кавказа и Закавказья, Казахстана, Приамурья и Приморья.

Европейская часть России к началу  XIX века в административном отношении состояла из 41 губернии и двух областей  (Таврической и  Области войска Донского). В дальнейшем численность губерний и областей увеличилась как за счет присоединения новых территорий, так и административного преобразования прежних. К середине XIV века Россия состояла из более 50 губерний и областей.

В конце XIX - начале XX веков в условиях обострения национальных отношений в России вопрос ее устройства обсуждался в Государственной думе, появилось множество публикаций по проблемам автономии и федерации. При некоторых различиях в аргументации, в целом преобладала идея перехода к федеративной форме государственного устройства и создания в его рамках областных и национальных автономий. [5]

В культурном отношении Русь была наследницей Византии, откуда пришло на Русь православие и вместе с ним были унаследованы идеи и способы правления византийской полувосточной жестко централизованной государственности. [6]

Стабильность Российской империи в течение ряда лет сохранялась именно благодаря такому разнообразию правовых, государственных управленческих форм (унии и протекторат, особый статус Великого княжества Финляндского, Царства Польского, генерал-губернаторства, наместничества, губернии, области, градоначальство, отдельно организованное в административном отношении управление казачьим поселением).

В 1821-1825 годах были созданы две политические программы революционных преобразований в России – «Русская правда» П.И. Пестеля и Конституция Никиты Муравьева. В основу декабристских проектов политического и социального переустройства России были положены принципы «естественного права», выработанные мыслителями Века Просвещения, - Локком, Руссо, Монтескье, Дидро, Гольбахом, с произведениями которых авторы декабристских конституций были хорошо знакомы. Под «естественным правом» подразумевались: неприкосновенность личности, свобода слова и совести, равенство всех перед законом, непризнание сословных различий, гарантии защиты частной собственности, а в политическом плане – введение представительного образа правления при разделении властей на законодательную, исполнительную и судебную. При разработке своих проектов П.И.Пестель и Н. Муравьев опирались на конституционный опыт других государств Европы и Америки.

Российская империя являлась формой территориальной организации большого геополитического пространства, обеспечения мира и согласия между народами и национальностями. В ходе многовекового развития в России сложились большие территориальные общности (регионы), многие из которых имели свой особенный политический и социально-экономический облик. Такая региональная самоидентификация носила, как правило, надэтническийхарактер и определялась не национальной, а территориальной принадлежностью. Идеи разделения властей в российской научной мысли в XIX—XX в.в. были изложены в работах М.М. Сперанского, М.М. Ковалевского, А.И. Елистратова, Б.Н. Чичерина, М.А. Бакунина и др. [7]

А.И. Герцен и Н.Г. Чернышевский также были сторонниками федеративного устройства. Свободная демократическая федерация рассматривалась ими как альтернатива европейской государственности и бюрократической централизации [8] .

Самодержавная целостность и центробежные факторы, элементы асимметрии в государственном управлении, общинные традиции, опыт земского городского самоуправления явились базой, на которой, начиная с XIX века формулировались идеи российского федерализма.

В советской историографии понятие и сущность федерализма почти всегда рассматривались через призму национальных отношений и этнических проблем, о чем неоднократно писали В.И. Ленин и И.В.Сталин. [9] В 1960-е годы крупный специалист в области национальных отношений, профессор М.С. Джунусов предложил квалифицировать нацию как «социально-этническую категорию», считая этнический признак равноценным с признаком социальным [10] . Советский энциклопедический словарь классифицирует нацию как «историческую общность людей, складывающуюся в процессе формирования общности их территориальных, экономических связей, литературного языка, некоторых особенностей культуры и характера; в зрелом коммунистическом обществе можно предвидеть слияние наций в единое человечество. Народность, исторически сложившаяся языковая, территориальная, экономическая и культурная общность людей, следующая за племенем и предшествующая нации» [11] . В тот период многие находились под влиянием сталинской формулировки о том, что нация - категория историческая, этнос - социальная.

Известно, что В.И. Ленин был автором многих идей в пользу развития федерации. Самоопределение наций, по его мнению, не может иметь с историко-экономической точки зрения иного значения, кроме как: политическое самоопределение, государственная самостоятельность, образование национального государства. В современной России речь не идет о фактическом «самоопределении наций», как отделении национальных республик от Федерации. Речь идет всего лишь о заложенном в Конституцию федеративном принципе о «праве наций на самоопределение», что как бы предполагает сецессию «вплоть до отделения». Ленинская теория нации, объясняя возникновение национальных связей потребностями общественного развития, учитывает ряд факторов, определяющих ее сущность: исторические условия, экономический признак, язык и территорию. Ленин решительно выступал против, т.н., идеалистической теории, объясняющей понятие "нация" как культурную общность.

Впоследствии в адрес национально-территориального принципа устройства Советского государства высказывалось много критики. Отмечалось, что этот именно принцип стал причиной многих межэтнических противоречий и конфликтов на постсоветском пространстве. Но никто не может отрицать, что и спустя пятнадцать лет после распада СССР действующие на его территории независимые государства, а также государственные образования и автономии внутри них в основном развиваются у границах, «нарезанных» советской властью.

Закономерным итогом нарастания политической и правовой дезинтеграции явились распад СССР в декабре 1991 года и возникновение на постсоветском пространстве новых независимых государств. Одним из таких государств является Российская Федерация.

В переходных общественных преобразованиях особую роль играет государство, властные структуры, определенные социальные группы (общественно-политические движения и партия). Государственная власть в условиях кризисной ситуации призвана обеспечить устойчивость политико-властных отношений. Государство и властные структуры с помощью аппарата управления и принуждения на основе закона ограничивают и направляют в правовые рамки деятельность всех участников трансформационного процесса.

В Декларации о государственном суверенитете РСФСР от 12 июня 1990 года, Федеративный договор (1992 г.) и Конституция Российской Федерации (1993 г.)» раскрывается особенность переходного периода, включавшем исторический отрезок времени, в рамках которого происходило радикальное изменение общественных условий. Советский политический строй трансформировался в новый.

К моменту принятия Декларации о государственном суверенитете России и подписания Федеративного Договора структура национально-государственного устройства СССР до 1990 года была следующей: союзные республики – 15, автономные республики – 20, автономные области – 8, автономные округа – 10. РСФСР включала в себя 16 автономных республик, а в результате преобразований в Российской Федерации создана 21 республика [12] .

Опыт федеративного строительства первых 5 постсоветских лет и особенности сложившихся политических реальностей позволяют дать углубленный анализ состояния и перспектив государственных политико-трансформационных процессов в России, выявить новые политические и социально-экономические условия и отдельные проблемы переходности. Из большого количества вариантов и способов общественного развития 1990-х годов необходимо рассмотреть и вычленить те направления и пути к федерализму, которые более полно соответствовали стратегии государственной национальной и региональной политики, свойственной федерации. Такая стратегия призвана обеспечивать гарантии сохранения единства и целостности государства, учитывать специфику региональных и этнополитических интересов. При этом следует принимать во внимание особенности сложившихся противоречий, как в самом государственном устройстве, так и в кругах федеральной и региональной политической элиты.

Президент Российской Федерации, новая политическая элита всех уровней, а обобщенно, - власть, склонявшаяся к державности, с одной стороны, и к региональному этноцентризму - с другой, должны были путем терпеливых переговоров обеспечить оптимальный выбор сбалансированной модели разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти различных уровней в России на базе Конституции Российской Федерации, конституций и уставов субъектов, Федеративного и иных договоров о разграничении предметов ведения и полномочий между федеральным центром и субъектами РФ.

Первый этап развития федерализма в России – это первые попытки высшего законодательного органа страны сформировать правовую базу, которая позволила бы  в полной мере реализовать на практике стратегию государственного развития в условиях перехода от жесткой однопартийной системы и плановой экономики к демократии и рынку.  В этой связи особый интерес представляют документы Государственной Думы, которые в полной мере отражают сложность и неоднозначность стоявших перед страной проблем.

Федерализм, как его определял один из ведущих политиков того периода в области федеративных отношений С.М. Шахрай, был динамичным, меняющимся и противоречиво развивающимся организмом. [13]

В Конституции Российской Федерации была предусмотрена возможность заключения дополнительных договоров и соглашений между федеральными органами государственной власти и органами государственной власти субъектов Федерации. (Конституция Российской  Федерации ч.3. ст. 11 и ч. 3 ст. 78).

Существовавшая в первой половине 1990-х годов схема федеративных отношений не могла устраивать федеральный Центр. Претензии на суверенизацию грозили развалить страну. Вместе с тем у Центра от­сутствовал достаточный политический ресурс для наведения в стране порядка - в пору противостояния с Верховным Советом РФ сам Президент России остро нуждался в поддержке регионов. Так и родился шаткий тандем Конституции и договорного права, где основные па­раметры взаимоотношений центра и регионов определялись Консти­туцией и далее находили свое развитие не в федеральных законах, а в договорах и соглашениях. Однако, даже учитывая тот факт, что мно­гие акты договорного права принимались вразрез с Конституцией РФ, данную практику на каком-то этапе можно считать положитель­ной: во-первых, она определенным образом институализировала пе­реговорный процесс Центра и регионов, во-вторых, позволила со­хранить единство страны.

Несмотря на противоречивую оценку договорной практики, необходимо отметить и позитивную сторону, подписанных в то время двусторонних договоров и соглашений. Самым важным плюсом договорного процесса принято считать возможность дифференцированного подхода к регионам. Действи­тельно, в одном общем для всех законе сложно предусмотреть регио­нальную специфику. Правда, многое зависит от того, что понимать под дифференцированным подходом - неизбежные местные осо­бенности либо попытку «выторговать» себе особые права. Но, если посмотреть на сами договоры, то выяснится, что они, за редким ис­ключением, носили общий характер, что абсолютно нивелировало необходимость в договорном процессе. Недостатки договорного права были очевидны. Вызывал сомнения предмет регулирования данных договоров. Многие авторы считали, что предметы ведения,  разгра­ничение полномочий между Центром и субъектами РФ, о  которых велась речь в договорах, уже были разграничены Кон­ституцией РФ и в дополнительном разграничении не нуждались. [14] Возможно, было договорное разграничение только тех предметов ве­дения, которые по тем или иным причинам не отражены в конституци­онных актах, либо полномочий по реализации упомянутых пред­метов ведения, особенно в сфере совместной компетенции. Таким образом, статус двусторонних договоров «понижался» до статуса административных договоров, что, несомненно, противоречило за­вышенным претензиям договаривающихся сторон.

К 1999 году, то есть к моменту принятия Федерального закона «О принципах и порядке разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации» [15] , как считали многие специалисты период  «парада суверенитетов» и войны законов завершился. Продолжалась нормальная, рутинная законодательная работа по формированию и налаживанию подлинно федеративных отношений в Российской Федерации, по укреплению и развитию российского федерализма. [16]

Перевод договорной практики в надежное правовое русло закрывал дорогу для асимметричной федерации, настораживавшей многих экспертов и политиков. Новый закон расширял дорогу конституционному оформлению механизма постоянного переговорного процесса межу исполнительными ветвями власти Центра и субъектов Федерации.

Во второй половине 1990-х годов России предлагались различные подходы к разработке национальной доктрины, начиная от откровенно русских националистических идей, кончая умеренно патриотическими высказываниями. По данным социологических исследований, в конце 1990 годов в обществе отсутствовала какая-либо идея, способная стать общенациональной, получить поддержку большинства населения страны» [17] .

Идеи правового государства получают все большую поддержку. Российский менталитет весьма противоречив, поэтому национальная идея существует скорее как идеология, развиваемая политиками, но не как стабильная система ценностей масс.

Многонациональный народ Российской Федерации объединен общей исторической судьбой на своей земле. Российские этносы в ходе векового взаимодействия и сотрудничества научились взаимно дополнять друг друга, использовать на благо собственного становления этническуюпаcсионарнуюэнергию. На российском геополитическом пространстве постепенно был сформирован российский суперэтнос, имеющий свои отличительные черты, народ, не похожий ни на Восток, ни на Запад и это есть главное богатство современной Российской Федерации.

Совокупность исторических, географических, цивилизационных и социальных факторов придают России абсолютно уникальный этнический колорит. Свое непосредственное выражение он находит в образе жизни, традициях, менталитете, национальных и культурных обычаях, фольклоре. Очевидно, что при такой этнической специфике и многообразии межнациональные отношения в Российской Федерации приобретают особую социальную роль, придавая политике государства в этой сфере первостепенное значение. Участившиеся в последнее время случаи проявления оголтелого национализма, ксенофобии, национальной и религиозной нетерпимости, появление в обществе угрозы со стороны терроризма и фашизма свидетельствуют о том, что при обеспечении национальной безопасности власть должна учитывать фактор многонациональности и поликофессиональности Росийского государства.

Тема этнической идентичности россиян привлекала и привлекает все большее внимание в научных социально-гуманитарных разработках, в междисциплинарном пространстве обществознания, в том числе – в исторических исследованиях и политической науке. Проблематика идентичности получала новое осмысление в контексте изучения мировой истории в качестве одного из ключевых пунктов повестки дня при анализе этнополитических процессов, ассоциирующихся с глобализацией. В научных разработках стал популярным тезис, согласно которому унифицирующему воздействию этих процессов в различных сферах общественной жизни противостояли приобретавшие все большую силу элементы самоидентификации, отражавшие цивилизационную, социокультурную, национальную, этническую самобытность многоплановых субъектов.

Поиск ориентиров этнической самоидентификации в окружающей международной среде по-прежнему не утрачивал своей высокой приоритетности для России, столкнувшейся с вызовами нового мирового порядка.Процессы трансформации государственно-политического устройства Российской Федерации на различных стадиях ее политической истории дали новые импульсы феномену этнонационального развития и регионализации со всеми присущими ему проблемами и противоречиями (включая этнополитические аспекты) – от «парада суверенитетов» до построения вертикали власти. Это сопровождалось и сопровождается постоянным соотнесением идентифицирующих принципов в координатах «Центр – регионы», принципов, которые в зависимости от характера согласования интересов или обострения противоречий между ними, приобретали тот или иной тип взаимной совместимости, сочетаемости или конфликтности.

Второй этап пятнадцатилетней истории Российской Федерации (1995 – 2000 г.) был отмечен определенными конкретными шагами по развитию федеративной государственности страны. В июне 1996 года была принята Концепция государственной национальной политики, ставшая реальной основой для решения многих этнических проблем в многонациональном государстве. Президентом был подписан Указ «Об основных положениях региональной политики в Российской Федерации». В этот период принимается закон «О национально-культурной автономии», подписывается ряд двусторонних договоров и соглашений между Федерацией и рядом ее субъектов, разрабатываются принципы бюджетного федерализма. Указом Президента страны  12 марта  1996 г. утверждено Положение о порядке работы по разграничению предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти и органами государственной власти субъектов Российской Федерации и о взаимной передаче осуществления части своих полномочий федеральными органами исполнительной власти и органами власти субъектов Российской Федерации. Этот этап характеризуется также практической реализацией ФЗ «О принципах и порядке разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации» (от 24 июня 1999г).

Выработка политического курса Российской Федерации во второй половине 1990-х годов представляла собой задачу сложную и неоднозначную. Характерной чертой во взаимоотношениях федерального Центра и субъектов Российской Федерации было то, что центральная власть стремилась найти демократические способы и формы организации системы федеративных отношений. Не случайно, ряд российских политологов, оценивая итоги второго этапа строительства федерализма в России отмечали, что «первичная база федерализма, основанного на принципах демократии и уважения прав человека, в 1990-е годы, была сформирована и в XXI век Россия входила «обновленным, признаваемом в мире государством, у которого есть будущее». [18]

Начавшийся в первом десятилетии XXI века очередной, третий этап развития федерализма стал частью общего политико-трансформационного процесса в России, в ходе которого представители федеральной и региональной элит сознательно стремились воздействовать на выбор пути дальнейшего развития Российской Федерации. Их действия сопровождались формированием политико-правовых условий, влияющих (как позитивно, так и негативно) на дальнейшее развитие федеративного государства. Речь шла в первую очередь о преобразовании нормативно-правовой основы – политико-правовых механизмов взаимодействия властей и базовых институтов.

Такие преобразования сопровождались перераспределением материальных и финансовых ресурсов через механизм государственного бюджета или через деятельность промышленно-финансовых корпораций и групп. Дело в том, что управление финансовыми потоками в федеративном государстве на предыдущих двух этапах государственного строительства играло не меньшую роль, чем формальное реформирование правовых основ. Политики регионального и федерального уровней и многие исследователи трансформационных процессов широко обсуждали новые сценарии развития федерализма в России после ухода с политической сцены Б.Н. Ельцина.

Президент РФ В.В. Путин в обращении к гражданам через газету «Комсомольская правда» подчеркнул, что для реализации всех планов нам было необходимо «сильное, эффективное государство». Дальнейшие действия главы государства – внесение пакета документов, касающихся образования семи федеральных округов, реформирования Совета Федерации, решение Президента, поддержанное Федеральным Собранием по государственной символике России, свидетельствовали о политическом плане Президента консолидировать и укрепить Российскую Федерацию. Первыми действиями Президента в должности главы государства стали издание Указа от 13 мая 2000 года  «О полномочном представителе Президента Российской Федерации в федеральном округе» и внесение на рассмотрение Государственной Думы  трех законопроектов: о порядке формирования Совета Федерации, о внесении дополнений и изменений в законы об общих принципах организации законодательной (представительной) и исполнительной власти в субъектах Федерации, и об организации местного самоуправления.

В Послании 8 июля 2000 года  Федеральному Собранию РФ В.В. Путин определил свои президентские права, как возможность федерального вмешательства в ситуации «когда органами власти на местах попираются Конституция России и федеральные законы, нарушаются единые права и свободы граждан России». [19] Сами губернаторы, в соответствии с поправками к Федеральному закону об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации, получили возможность отстранять от должностей глав органов местного самоуправления.

Обращаясь к Федеральному Собранию, В.В. Путин инициировал создание Государственного совета при Президенте Российской Федерации, государственного института для постоянных консультаций и диалога главы государства с руководителями субъектов РФ.

Предложенные политические реформы, по мнению главы государства, должны были привести к созданию системы сильной и ответственной государственной власти на всех уровнях. Практически все предложения Президента из пакета законопроектов,  реформирующих федеративные отношения, были приняты Государственной Думой и Советом Федерации. Вступил в силу Закон об изменении порядка формирования Совета Федерации, и в конце 2000 года в результате выборов в регионах персональный состав Совета Федерации стал обновляться.

В соответствии с нормами, внесенных законопроектов Президент России усиливал контроль за действиями руководителей администраций регионов, поскольку получил возможность отстранения их от должности при неоднократных нарушениях Конституции Российской Федерации или федерального законодательства. Действия Президента, начиная с 2000, года стали олицетворением стратегии прорыва в реформировании политической системы России и, несомненно, способствовали укреплению доверия населения к  власти. Следует отметить, что крайне отрицательное влияние на развитие федеративных отношений в России, закрепленных в Конституции РФ, Федеративном договоре оказали военно-террористические действия боевиков в Чеченской Республике, сепаратистские проявления в ряде субъектов, в отдельных субъектах Приволжского и Дальневосточного округов.

Совершенствование федеративных отношений в Российской Федерации не могло быть результативным без решения задачи формирования и развития политико-правового механизма взаимодействияорганов публичной властиразличного уровня, что представляло собой новое понятие, входившее в политическую терминологию нового десятилетия.

Политико-правовой механизм взаимодействия органов публичной власти представляет собой совокупность федеральных и региональных законодательных и правовых норм, государственных институтов, а также структур и учреждений федерального, регионального и муниципального уровней. Они задействованы в обеспечении этих норм через властные ресурсы государства в рамках федеративных отношений в политике, экономике, социальной сфере, в области демографии и этнической культуры, деятельности в современном информационном пространстве.

Политико-правовой механизм взаимодействия предполагал согласованное функционирование на принципах демократии и федерализма органов государственной власти различного уровня между собой и органов государственной власти и муниципального уровня народовластия. Эффективные действия государственных властных структур всех уровней были направлены на улучшение форм и видов сотрудничества, как между собой, так и между государственной и муниципальной властью.

В период 2000-2005 годов совершенствование федеративных отношений предполагало более полное и справедливое (прежде всего, для уровня субъектов Российской Федерации) разграничение предметов ведения и полномочий в различных сферах: политической, экономической, социальной. Разграничение предметов ведения и полномочий означало передачу компетенции на властные полномочия на нижестоящий уровень (субсидиарность) и повышение ответственности органов власти за исполнение своих собственных или делегированных полномочий. В данном комплексе задач весьма сложной и трудноразрешимой являлась проблема совершенствования системы местного самоуправления. Необходимо отметить, что принципы федерализма, заложенные в Конституции страны, с самого начала способствовали устойчивому демократическому развитию Российского государства в условиях политической трансформации, достижению прогресса в обеспечении демократии прав и свобод гражданина, достижения достойного уровня жизни населения Россия.

В процессе федерального контроля, установившегося в рамках властной вертикали, выявлялись результаты управленческих воздействий, допущенные отклонения от целей и принципов регулирования. Контроль рассматривался федеральным Центром как своеобразная форма обратной связи, позволявшая устанавливать, насколько точно соблюдались заданные системе параметры. Контроль играл и играет важную роль в укреплении законности и государственной дисциплины при реализации правотворческих, правоприменительных и правоохранительных полномочий.

Несмотря на многочисленность государственных органов, специально предназначенных для осуществления контрольных функций и полномочий, их работа оставалась малоэффективной. Несмотря на определенные положительные изменения в организации взаимодействия контрольных органов на местах, которые произошли с введением института представителей Президента РФ в федеральном округе, уровень координации контрольной деятельности федеральных органов и региональных органов все еще недостаточен. Слабость ведомственного контрольно-надзорного механизма приводила к необходимости использования возможностей независимого надзорного института - прокуратуры. Что же касается прокурорского надзора, то он был направлен, преимущественно, на устранение уже совершенных правонарушений, коррупции и преступлений. В то же время предотвращение правонарушений также является важной задачей надзора.

Процесс совершенствования механизмов управления в России на федеральном, региональном и муниципальном уровнях осложнялся слабостью институтов гражданского общества и демократической политической культуры. Во многом это было обусловлено тем, что движение в сторону реформы федеративных отношений в стране, совершенствования процедур разграничения предметов ведения и полномочий между уровнями публичной власти не всегда согласовались с интересами конкретных субъектов Российской Федерации. Их участие в федеральном законотворчестве было сведено к минимуму и, как показала практика, принятые федеральные законы (например, федеральный закон, касающийся «монетизации» льгот населения) не только не отражали мнения региональной элиты, но и во многом не отвечали коренным интересам значительной части населения страны.

В этот период в стране завершился процесс формирования государственных институтов власти, образующих социально-экономическую, политическую и правовую систему Российского государства. Однако дальнейшее развитие федеративного государства было невозможно без совершенствования политико-правовых форм управления и методов взаимодействия между органами власти на всех уровнях.

В историографии федерализма вопросы местного самоуправления освещаются достаточно широко и многосторонне. Большое внимание уделяется реализации в России Европейской хартии о местном самоуправлении, прежде всего ее важнейшего положения о том, что местное самоуправление является  одной из основ демократического строя, что оно должно быть признано в законодательстве. В основах местного самоуправления содержится базовый принцип о том, что контроль за деятельностью его органов должен касаться только вопросов соблюдения законности и конституционных норм, а также положение о выполнении органами местного самоуправления делегированных им государством полномочий. Местное самоуправление рассматривается и воспринимается как неотъемлемый элемент единой системы территориального управления государства, как составной элемент формирования гражданского общества и федерализации общественных отношений.

Российский исследователь А.И. Черкасов, отмечает «В современном федеративном государстве имеет место не только зависимость местных органов от субъектов федерации (в первую очередь в плане правового регулирования и финансовой помощи), но и обратная зависимость. Так местные власти зачастую играют важную роль в реализации на местах политики правительства соответствующего субъекта федерации» [20] .

Становление местного самоуправления в демократической федеративной России совпало с первым этапом развития федерализма в 1990-егоды и несло в себе весь груз социально-политических и финансово-ресурсных противоречий, которые были характерны для государства, ставшего на рельсы демократических федеративных преобразований.

С 1993 года (в связи с принятием новой Конституции РФ) прослеживается процесс институционализации местного самоуправления в качестве самостоятельного,  отделенного от государства элемента в структуре гражданского общества, подчеркивается его обязательность в системе общественных отношений и территориального управления. Формирование, становление и совершенствование местного самоуправления в России протекало в сложной ситуации. Срабатывали унаследованные от прежней общественно-политической системы формы самоуправления и утверждаются новые. Существенно сказывается на местном самоуправлении нестабильность политической системы, отсутствие национальной идеи, трудности формирования экономической базы местного самоуправления, ограниченность финансовых возможностей. [21]

В России взаимодействие органов местного самоуправления с государственной властью осуществлялось, в первую очередь, на уровне региональной исполнительной власти. Следовательно, непосредственное влияние исполнительных органов власти субъектов РФ на органы местного самоуправления значительно выше, чем у федеральных органов.

С учетом накопленного в практике местного самоуправления опыта стало очевидным, что изменение структуры экономики, производственных отношений, влечет за собой и необходимость изменения полномочий органов местного самоуправле­ния. Без решения этой задачи нельзя рассчитывать на дееспособность народовластия в целом. Поэтому требуется принятие целого пакета нормативных актов на республиканском уровне. Однако законотворчество само по себе не есть какая-либо панацея от всех трудностей, с которыми сталкивается местное самоуправление. Политическое реформирование не должно забегать вперед реформирования экономического.

Именно на местном уровне происходила отработка и закрепление механизмов социального партнерства, объединение людей, развитие их самодеятельности и повышение ответственности в управлении делами того общества, частью которого они является. Вот почему, так была необходима государственная поддержка народовластия. Решение же этой задачи возможно лишь в случае, если система местного самоуправления будет пониматься не как «придаток» государственных органов, а как относительно самостоятельный, организационно обособленный социальный институт. Для того, чтобы этот процесс стал необратимым необходимо обеспечить гарантии местному самоуправлению, выработать единую государственную политику в данной сфере, создать разветвленную и многоуровневую систему взаимоотношений государственной власти и местного самоуправления.

Масштабные преобразования в экономике и политике выдвигали перед органами государственной власти и управления страны задачу создания необходимых условий для дальнейшего развития системы местного самоуправления, обеспечения и защиты их неотъемлемых интересов.

Материалы исследования показывают, что реальная политика и практика государственного развития базируются на Конституции РФ, конституциях и уставах субъектов Федерации, правовых основах и принципах федерализма в широком значении и других инструментах развития правового государства. Научные проблемы, относящиеся к современному федерализму, регионализму и политико-правовой реформе в России, составляют базу демократического федеративного правового развития и требуют дальнейшего совершенствования. Российский опыт регионального управления, а также зарубежные методы федеративного строительства органично вписываются в процесс современной политико-правовой трансформации государства. Выявлено, что в исследуемый период возрастает роль субъектов РФ в структуре российского федеративного государства. Сущностные характеристики государственного суверенитета, конституционные права граждан, сочетание законодательных нормативов в Российской Федерации и в субъектах Федерации должны приниматься во внимание всеми участниками федеративных отношений.

Социально-политическая трансформация российского общества сопровождалась определенным уровнем развития политических институтов на каждом из трех этапов. Логика и темпы социально-политических изменений, происходивших в Российской Федерации в соответствующие временные периоды, отражали уровень развития политических институтов, которые формировались и совершенствовались по мере выработки конституционно-правовых основ для становления и развития демократического федеративного правового государства. Участники политического процесса и условия его протекания в пространстве и времени постоянно менялись и закономерно соответствовали следующим одна за другой стадиям непрерывного развития общественных отношений. В основе федеративных отношений находились определенные социальные интересы и цели, активные, сознательные и регулируемые социальные действия и взаимодействия людей и их организаций. Это влекло за собой достижение определенных результатов в области государственного федеративного строительства, изменения в базовых подходах к национально-территориальному развитию и преобразованиям в законотворчестве, политической практике, социальной системе, культуре и местном самоуправлении.

Из основных положений диссертации вытекает, что российский федерализм, опираясь на мировой и отечественный опыт (положительный и отрицательный), выработал определенные общие принцип государственного устройства и правления в РФ. Это позволило, начиная с последнего десятилетия XX века и вплоть до завершения первого пятилетия нового века, сформировать, законодательно обеспечить и успешно развивать демократическое правовое федеративное государство с республиканской формой правления. Поиск оптимальной стратегии развития многонационального государства привел уже в 2000 году к необходимости более четкой разработки стратегии реформы властных структур и методов совершенствования национальной политики. Именно от понимания политических оснований российского федерализма, в конечном итоге, зависит эффективность проводимой работы по разграничению предметов ведения и полномочий между уровнями власти всех уровней.

Таким образом, выявленные особенности событий и тенденций переходного периода свидетельствуют о трех, достаточно четко проявившихся этапах государственного федеративного развития страны. Политико-трансформационные процессы, происходившие в ходе реформирования федеративных отношений в России за последние 15 лет, составляющие суть всех трех  этапов, исследованы историками и политологами лишь частично. Это объясняется, прежде всего, самой спецификой новейшей российской истории, новизной тематики и противоречивостью развития  российского федерализма.

Россия имеет значительный исторический опыт федерализма, который является национальным достоянием, из которого проистекают исторические уроки, позволяющие обеспечить формирование федеративного устройства и федеративных отношений с учетом опыта зарубежных федеративных образований. Особенности федерализма в России и стратегия федеративного государственного развития предполагают не только решение проблем социально-экономического развития территорий, но и сохранение духовно-культурных ценностей, национальных традиций и этнических особенностей в условиях многонациональности и поликонфессиональности населения России.



[1] Хантингтон С. Столкновение цивилизаций. Пер. с англ. – М. 2003; Пирогов Г.Г. Стадийный и цивилизационный подходы//Россия. Политические вызовы XXI века/Материалы Второго всероссийского конгресса политологов (21-23 апреля 2000 года). – М. РОССПЭН, 2002.  С. 832.

[2]   Томас Фляйнер и Лидия Р. Баста Фляйнер: Федерализм: Российское и международное измерение (опыт сравнительного анализа). Казань, 2004 г. С. 8-9.

[3] Федерализм. Энциклопедический словарь. М. Инфра-М. 1997.  С. 247

[4] Заславская Т.И. О субъектно-деятельностном аспекте трасформационного процесса // Кто  и куда стремится вести Россию?..Акторы макро-, мезо-, и микроуровней  трансформационного процесса. - М., 2001.- С. 5-6.

[5] См. более подробно: Никонов С.Ю. Общее и особенное  во взаимоотношениях центра с губерниями и  другими территориями в России (конец XIX –начало  XX вв.) //Казанский федералист. - № 2-3 (14-15). Весна – лето. Казань, 2005.

[6] Соловьев С.М. Русь изначальная.  Кн.1.  Т. 1.  Гл. 3.  М., 2001  С. 92 -95.

[7] М.А Бакунин, например, в своей работе «Международное тайное сообщество освобождения человечества» описал единую систему глобальной федерации, в которой выделял общинный, провинциальный, национальный и международный уровни интеграции. Предполагалось, что каждое звено международной федеративной организации должно строиться на принципе разделения властей, иметь особые законодательные и исполнительные органы. Федеративный идеал М.А. Бакунина – универсальный проект объединения индивидов, ассоциация их и регионов, наций в иерархическую федеративную организацию, со сложной системой общественной власти, образованной снизу вверх, от периферии к  центру. Бакунин выступал за образование Соединенных Штатов Европы и Соединенных Штатов Мира.

[8] Федерализм. Энциклопедический словарь.  М. Инфра  М, 1997.  С. 25.

[9] Сталин И.В.Марксизм и национальный вопрос. – М. 1951. Соч. - Т.2. С . 295; Национальный вопрос и ленинизм. Соч. Т.П.  С. 336.

[10] Джунусов М. С.Нация как социально-этническая общность людей // Вопросы истории, 1966.  № 4.  С. 25.

[11] Советский энциклопедический словарь. М., 1979. С. 860, 867.

[12] В ч. 1 ст. 65 Конституции Российской Федерации в соответствии с указами Президента РФ были внесены изменения: Республика Ингушетия, Республика Северная Осетия (Алания) и Республика Калмыкия//Собрание законодательных актов Российской Федерации, 1996.  № 3.  Ст. 152; № 7. Ст. 676.

[13] Шахрай С.М. Договоры с регионами не разваливают, а укрепляют Федерацию. Известия от 6.04.1996 г.

[14]   Шаккум Мартин. Как преодолеть кризис мнимого федерализма? // Независимая газета от 03.12 1996 г.; Тишков В.А. Как преодолеть интеллектуальные провокации? // Независимая газета от 18.01 1997 г.

[15] ФЗ «О принципах и порядке разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти РФ и органами государственной власти субъектов РФ» от 24 июня 1999 г// Российская газета, 1999, 30 июня.

[16] Шахрай С.М. Федерализм власти и власть федерализма. М., 1997. С. 161.

[17] Горшков М. Что с нами происходит? // НГ-Сценарии, 1997.  №6.

[18] См., например: Столяров М.В. Стратегия перспектив или размышления о российском федерализме // Федерализм.  № 1. 2000.

[19] Обращение Президента В.В. Путина к Федеральному Собранию Российской Федерации от 8 июля 2000 года. Актуальные проблемы политики и политологии в России. М., 2001.  С. 19.

[20] Черкасов А.И. Местное самоуправление в механизмах власти современных федераций//Экономические, финансовые и правовые основы местного самоуправления в городе и административном округе/Материалы научно-практической конференции, организованной Московским экономико-правовым институтом 11-12 ноября 1999 года. М. 1999.

[21] Емельянов Н.А. Местное самоуправление в России: генезис и тенденции развития. Москва-Тула 1997; Котенков А.А. От Советов к муниципалитетам //  Россия: власть на местах. 1995. №4; Игнатов В. Г. Становление системы государственного и местного управления в современной России, 1990-е гг. Ростов н/Д, 1997; Европейская хартия о местном самоуправлении // Русская версия. Страсбург. Совет Европы. Отдел изданий и документов.JSD  № 92-871-0804-8. май 1990; Органы местного самоуправления в странах Центральной и Восточной Европы и в СНГ, 1994 г. Антология описательных материалов. Будапешт, 1995.

 

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.