WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

ГУМАНИТАРНЫЙ ЭКОЛОГИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ-2011(4)-1

Научный журнал

 

ГУМАНИТАРНЫЙ

ЭКОЛОГИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ


РЕДАКЦИОННАЯ КОЛЛЕГИЯ:


Агафонов В.А.                Россия

Александров ДА. Россия, кандидат биологических наук

Марушевский Г.Б. Украина, кандидат философских наук

Борейко  В.Е.

Войцеховский   К. Гараев А.С. Данилина Н.Р. Левченко   В.Ф. Мазуров Ю.Л.

Мишаткина Т.В. Морохин  Н.В. Никольский АА. Поликарпов   Г.Г. Прохорова   ПА. Симонов ЕА. Уинер Д. Шукуров Э.Д. Ясвин ВА.


Украина, Заслуженный природоохранник Украины,

главный редактор

Польша

Азербайджан

Россия

Россия, доктор биологических наук

Россия, кандидат географических наук

Беларусь, кандидат философских наук

Россия, доктор филологических наук

Россия, доктор биологических наук

Украина, доктор биол. наук, академик НАН Украины

Россия, кандидат социологических наук

Россия

США, доктор исторических наук

Кыргызстан, доктор географических наук

Россия, доктор психологических наук


АДРЕС РЕДАКЦИИ:                                                                 ADDRESS:

ул. Радужная,                                              31-48 Raduzhnaya str. 31-48

02218, г. Киев,                                                                              02218 Kyiv

Украина                e-mail: kekz@carrier.kiev.ua                             Ukraine

Электронная версия журнала: http://www.ecoethics.ru

Humanitarian Environmental маШіпе

Volume 13 • Supplement 4 (43) • 2011 Edited by V.E.  Boreyko Международный   экологический   журнал

Учредитель ' Киевский эколого-культурный центр Регистрационное свидетельство KB 4345 от 3.07.2000 г.

Издатели:

Киевский эколого-культурный центр

Всемирная комиссия по охраняемым территориям МСОП (WCPA/IUCN)

^

Ж урна л   издается   при   поддержке   Натальи   Беловой,   г.   Москва   (Россия) Компьютерный набор • О.А. Яцеленко; верстка • С.А. Желясковой Обложка • рис. С.А. Лопарева.

©   Гуманитарный   экологический   журнал,   2011

©   Киевский   эколого-культурный   центр,   2011

©   Всемирная   комиссия   по   охраняемым   территориям   МСОП,   2011

©   Humanitarian   Environmental   Magazine,   2011

©   Kiev   ecological   and   cultural   centre,   2011                                          ISSN  1727-2661  (Print)

©   World   Comission   on   Protected  Areas   IUCN,   2011                           ISSN 1727-270X (Online)


^^^^^^=^^^^^^= ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ ЭТИКА ^^^^^^=^^^^^^=

Красная книга. Этико-правовой анализ и взгляд в будущее

В. Е. Борейко, И.Ю. Парникоза,

Киевский эколого-культурный центр, Киев, Украина; В.А. Бриних, Институт региональных биологических исследований,

Майкоп, Россия; К. Войцеховский, «На пользу всех существ», Люблин, Польша


История Красной книги

Идея Красной книги принадлежит выдающемуся английскому природоохранни-ку, зоологу и анималисту, одному из организаторов Международного Союза Охраны Природы — Питеру Скотту. По его инициативе в МСОП в 1949 г. была создана комиссия по выживанию видов, которая в 1963 г. издала первую Красную книгу МСОП (4). Эта международная Красная книга не является юридическим документом, а носит исключительно рекомендательный характер (4).

Во многих странах стали издаваться национальные Красные книги. В СССР первый список редких животных был подготовлен в1961-1964гг,а первая Красная книга была издана в 1978 г. В отличие от Красной книги МСОП, занесение в нее какого-либо вида означало запрет на его добывание, а также возлагало на соответствующие государственные органы обязательства по охране вида и его мест обитания. В 1980 г. вышла Красная книга Украинской ССР (9), в 1982 г. — Грузии, 1983 — Узбекистана, 1987—Армении и т.д. В 2001 г. вышла Красная книга Российской Федерации (20). Издавались также Красные книги других постсоветских стран. В 1990-х 2000-х годах стали активно издаваться региональные Красные книги. Только в России на сегодняшний день издано более 75 региональных (республиканских, краевых, городских (Москва и С.-Петербург), областных, автономных округов) Красных книг.

В 1995 г. на VI сессии Международного экологического совета стран СНГ было


принято решение об изданиях Красной книги СНГ (40). Это решение, к сожалению, осталось только на бумаге.

Современные попытки ревизии идеи отечественной красной книги

В последнее время, под давлением рыночной экономики, все сильнее и опаснее происходит подмывание принципов и традиций отечественной природоохраны. Это касается и деятельности общественных экологических организаций, когда их работа ведется за деньги, и заповедников, которые по факту и юридически превращают в национальные парки, и отечественной Красной книги, идея которой все чаще подвергается ревизии.

В ряде стран с ведома государства осуществляется охота на краснокнижные виды: в Беларуси на зубров, в Туркмении — на архара, туркменского горного барана, вин-торогого козла, кулана, дрофу, в Узбекистане — на барана Северцова, джека, в Таджикистане и Киргизии на памирского барана, архара, в Казахстане на устюртского муфлона, североказахстанского горного барана, казахстанского архара, джейрана, дрофу, балобана, джека, в Грузии собирают краснокнижные подснежники и цикламены, в Лат-виии открыт лицензионный лов краснокнижных рыб (1). До 50 % российских рыбаков не против разрешения на вылов краснокнижных рыб (35). В России планируется открыть охоту на белого медведя.

В Украине с 1990 по середину 2000-х велась коммерческая охота на зубра, в резуль-


1


тужлтшуный покоішаш жууыл


ТО*   13,   fan.   4   (43)



тате которой его численность почти с 700 особейупала до 200 голов (1,2). В Украине происходили незаконные манипуляции и с краснокнижными дельфинами-афалинами, которые официально отлавливали под видом «оказания помощи больным дельфинам», а затем определяли на «службу» в коммерческие дельфинарии (1). То же самое происходит в России, но под видом научных исследований и просветительской деятельности.

В России на страницах охотничьей и экологической печати обсуждается возможность охоты на занесенного в Красную книгу амурского тигра и белого медведя, в Украине — на глухаря, в Беларуси — на медведя, барсука и рысь (1,7). Причем, что очень настораживает, нередко застрельщиками ревизии Красной книги являются как раз те специалисты-экологи, которые по своему нравственному долгу должны отстаивать идею отечественной Красной книги. Это работник Российского офиса ВВФ А. Вайсман, предлагающий валютную охоту на белого медведя (23), бывший работник Дальневосточного офиса ВВФ М. Кречмар (22). В Киргизии в настоящее время немецкой организацией «Giz» (Штефан Михель и др.) разрабатывается законопроект об охоте, который призван легализовать охоту на краснокнижные виды (якобы для сбора средств на их охрану), подобный документ разрабатывается и в Таджикистане (8). Ничего не видит плохого в охоте на краснокнижных животных эксперт-эколог из Центральной Азии Т. Беркелиев.

Проблема осложняется еще и тем, что абсолютное большинство отечественных специалистов, составляющих краснокнижные списки и т.п., имеют самое отдаленное представление об этических и правовых аспектах отечественной Красной книги. Так, на заседании украинской Национальной комиссии по Красной книге практически никто не смог аргументировано возразить представителям лесного ведомства, демагогически заявившим, что, якобы, занесение в Красную книгу исчезающего в Украине лося ничего не даст для его охраны.


Многие отечественные специалисты, слабо знакомые с природоохранным отечественным и зарубежным правом, смущает зарубежная, в частности, европейская практика, когда Красная книга является лишь рекомендательным документом. Практически нет и никакой литературы по этому вопросу. Поэтому у группы украинских, российских и польских специалис-тов-природоохранников и возникла идея написания этой статьи, цель которой — защита отечественных традиций Красной книги, а также ознакомление с правовой охраной редких видов в дальнем зарубежье (США и Евросоюз). Мы согласны с одним из известных российских природоохранни-ков С. Забелиным в том, что отечественное законодательство по Красной книге сохраняет большое нравственное значение, имеющее самостоятельную ценность. «И защищать остатки этого взлета духа охраны природы — как Символ Веры — святое дело» (8).

Философия и этика отечественной красной книги

Создание Красной книги — это признание ответственности человечества за сохранение живой природы, это один из первых и важнейших шагов человечества на пути к этическому отношению с «братьями нашими меньшими». Красная книга нацеливает человечество на организацию особой опеки над редкими видами, ибо без поддержки человека большинство из них не выживет. Красная книга призывает ценить занесенные в нее виды редких существ по причине их самоценности, а не из-за их хозяйственной полезности (6).

Философия отечественной Красной книги фактически основана на идее прав Природы и, по сути, предусматривает законодательную защиту следующих прав и законных интересов редких и находящихся под угрозой исчезновения видов животных, растений и иных организмов:

К основным правам живых организмов относятся следующие:


2


2011


тунитшуный   экологический   жуунял



1. На организменном уровне:

  1. Право на жизнь.
  2. Право на благоприятную среду обитания (произрастания).
  3. Право на гуманное отношение и защиту от жестокого обращения.

2. На популяционном, подвидовом и ви

довом уровнях:

  1. Право на существование.
  2. Право благоприятную среду обитания (произрастания).

2.3.  Право на запрет хозяйственного

пользования.

К основным законным интересам живых организмов, в свою очередь, можно отнести следующие:

1. На организменном уровне:

  1. На воспроизводство.
  2. На питание.
  3. На оптимальные (жизненно необходимые) условия обитания (произрастания).

2. На популяционном уровне:

  1. На сохранение (поддержание) оптимальной половозрастной структуры.
  2. На оптимальные (жизненно необходимые) условия существования.
  3. На оптимальную кормовую емкость среды обитания.

3. На видовом (подвидовом) уровне:

  1. На поддержание оптимальной (в критических случаях — минимальной) численности, необходимой для существования вида (подвида).
  2. На сохранение в пределах исторического ареала.
  3. На защиту генетической чистоты.

Исходя из вышеуказанных прав и законных интересов живых организмов, следует разрабатывать и соответствующие стратегии сохранения.

Развитие философии Красной книги означает, прежде всего, расширение приоритета защиты прав краснокнижных видов. Так, их защита не должна зависеть от нахождения на территории той или иной страны. Должен быть создан авторитетный международный орган, обладающий правом воздействовать на страны, допускающие уничтожение на своей территории редких видов.


В частности, в случае Украины, можно было бы использовать опыт организации наднационального экологического контроля в рамках Евросоюза и в рамках евроинтегра-ции достичь распространения данного контроля на территорию Украины.

Внесенные в Красную книгу растения и животные должны быть надежно, при помощи права, традиций и морали защищены от коммерческого использования и уничтожения критических мест обитания. Внесению в Красную книгу должны подлежать любые организмы, не только животные, грибы и растения, но даже микроорганизмы. Следует обеспечить усиленной правовой защитой региональные Красные книги.

Права краснокнижных животных и растений должны быть защищены во время военных конфликтов. С этой целью имеет смысл разработать и принять специальный международный договор по аналогии с Пактом Рериха по охране культурных ценностей или Женевской конвенцией о правах военнопленных. Международная Красная книга должна получить юридически значимый статус, обязательный для выполнения всеми странами. Развитие философии Красной книги означает также и защиту других прав краснокнижных видов и индивидов, которые пока не охраняются законодательством: право на генетическое разнообразие; право на процветание, право на наследование, право на защиту от жестокого обращения.

Очень важным нам видится создание независимого, но с предоставленными государством соответствующими полномочиями, института общественных опекунов, которые смогут отстаивать права и интересы краснокнижных видов в суде от их имени, взыскивать ущерб за нарушение прав и законных интересов своих подопечных, контролировать исполнение обязательств по компенсации причиненного вреда. Необходимо юридически обязать государство выделять ежегодно в бюджете отдельной строкой определенные средства на охрану краснокнижных видов через реализацию целевых государственных программ.

Государства, которые вместе с бизнесом сделали очень много для превращения обыкновенных видов животных и растений в редкие и исчезающие, обязаны финансировать мероприятия по охране краснокнижных видов.

От простых запретов уничтожать редкие виды природоохранное законодательство должно переходить к стимуляции охраны редких видов силами государства, бизнеса, частных лиц. Современное отечественное законодательство по охране краснокнижных видов крайне неэффективно регулирует их защиту. Так, сейчас к уголовному наказанию (например, в Украине), привлекаются виновные только в незаконной охоте на краснокнижных птиц и млекопитающих (14). Однако все редкие виды живых организмов бесценны, все они имеют одинаковые права, поэтому за их уничтожение виновные должны нести одинаковую ответственность. Степень наказания должна зависеть только от категории краснокнижных видов (которые зависят от состояния их популяций).

Чтобы избежать злоупотреблений с краснокнижными видами, необходимо разработать и принять природоохранным сообществом этические принципы работы с редкими видами. Они могут быть следующими:

  1. Принцип предосторожности. Если ожидаемый результат неясен, то лучше ничего не делать. Любые сомнения должны решаться в пользу редкого вида.
  2. Принцип обязательной экологической и этической экспертизы. Любая предлагаемая мера в отношении редкого вида должна пройти два вида экспертиз и широкое обсуждение в кругу специалистов.
  3. Принцип обязательного общественного контроля за выдачей разрешений на пользование и другие манипуляции с краснокнижными видами.

Правовое и образовательное значение ОТЕЧЕСТВЕННОЙ КРАСНОЙ КНИГИ

В отличие от большинства Красных книг как мировых, так и национального уров-


ней, занесение вида в Красную книгу Украины, России, Молдовы, Беларуси и ряда других постсоветских стран автоматически влечет за собой возникновение законодательной защиты, своего рода «презумпцию запрета добывания». Потому что Красная книга в постсоветских странах является юридически значимым документом, практическим руководством и инструментом для зашиты редких видов. Этим отечественные национальные Красные книги выгодно отличаются от подобных изданий других стран, где внесение вида в Красную книгу не означает взятие его под охрану государства.

У истоков идеи обеспечить правовую защиту краснокнижным видам стоял выдающийся российский юрист О.С. Колба-сов. Ее поддержали известные российские ученые-биологи, курировавшие составление первой советской Красной книги, — академик В.Е. Соколов и профессор В.Е. Флинт.

Идеи О.С Колбасою, доработанные потом в постсоветских странах, состояли в обеспечении особого правового статуса редких видов следующими способами:

  1. Попадание вида в Красную книгу автоматически прекращало его специспользование (добычу).
  2. За уничтожение краснокнижных видов в Административные и Уголовные кодексы вводились специальные статьи, предусматривающие для нарушителей большие штрафы, или даже тюремное заключение (13,14), утверждались специальные повышенные таксы за ущерб (на каждый вид или группу видов) (18,21).
  3. В Украине Законом «О Красной книге Украины» определено, что наличие краснокнижного вида на данной природной территории уже является веским обоснованием для ее заповедания, что значительно упрощает создание ОПТ (15).
  4. Краснокнижные списки должны пересматриваться через определенное время. В Украине и России этот срок составляет 10 лет. Через 10 лет из списка охотничьих или «рыболовных» видов исключалось ка-

4


2011


тунитшуный   экологический   жуунял



кое-либо охотничье или «рыболовное» животное и попадало в Красную книгу (например медведь, рысь, тетерев, рябчик), и, наоборот, если его численность увеличивалась, то он исключался из Красной книги и возвращался в охотничий или рыболовный список. Так, из последнего издания Красной книги Украины был исключен барсук (хотя целесообразность такого исключения вызывает большие сомнения) с автоматическим его включением в список охотничьих животных (9).

5. Ни о каком двойственном (бинарном)

статусе вида, когда он с одной стороны, в

Красной книге, а с другой—является охот

ничьим, речь идти не могла, так как это дис

кредитирует саму идею Красной книги. Бо

лее того в украинском законе «О Красной

книге Украины» четко сказано, что запре

щается коммерческое использование добы

тых видов.

Административные кодексы Украины и России запрещают нарушение порядка приобретения и сбыта краснокнижных видов, ухудшение мест их обитания (произрастания), нарушение условий их содержания в ботсадах и зоопарках, незаконный вывоз и ввоз на территорию страны (13).

  1. В некоторых постсоветских странах (Россия, Беларусь) регламентацию охраны краснокнижных видов осуществляют законы «О животном мире», «Об охране окружающей среды», Лесной Кодекс, «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов (24, 25, 42, 43), в других странах (Украина, Молдова) действуют специальные законы «О Красной книге» (15).
  2. Закон России «Об охране окружающей среды» обязывает создавать низкотемпературные генетические банки для сохранения генетического фонда редких видов, а также сохранять редкие виды в искусственно созданной среде обитания (41). Кроме того, данный Закон говорит о необходимости учреждения Красной книги редких почв (41).
  3. В Украине административные протоколы за нарушение законодательства о Красной книге имеют право составлять государ-

ственные рыбные и экологические инспектора, работники охотничьего хозяйства, государственной службы охраны природно-заповедного фонда и косвенно милиции. Рассматривается вопрос о том, чтобы подобные полномочия дать также общественным экологическим, рыбным и охотничьим инспекторам.

9. Великое образовательное и моральное значение Красной книги как официального документа, который изучается в школах, в нешкольных заведениях, вузах, широко цитируется в СМИ. Красная книга—это своего рода очень популярный «бренд», который помогает защищать природу. Люди верят Красной книге и уважают ее. Красная книга, по-видимому, самый известный в широких кругах населения экологический символ. Отечественная Красная книга является интеллектуальным национальным достоянием.

Что даёт такой подход?

  1. Общественное мнение наших стран в целом на протяжении более 30 лет было приучено к мысли, что если вид животного или растения занесен в Красную книгу, то он находится под строгой охраной государства и его нельзя добывать, разрушать места его обитания и т.п., ибо за это будет большое как моральное, так и материальное наказание.
  2. Охотники и рыболовы, другие пользователи привыкли, что добывать занесенных в Красную книгу животных и растения нельзя.
  3. Значительно увеличилось, благодаря внесению в Красную книгу, поголовье многих краснокнижников. В Украине это — барсук, рысь, кот лесной, горностай (28). Тот же зубр, до открытия на него в Украине коммерческой охоты в 1991 г, значительно увеличил свою численность (2).

Нельзя не согласиться с одним из авторов последнего издания украинской Красной книги, д.б.н., профессором С. В. Меж-жериным, справедливо считающим, что Красная книга стала одним из самых эффективных инструментов законодательной защиты редких видов (5).


5


тужлтшуный покоішаш жууыл


ТО*   13,   fan.   4   (43)



Региональные Красные книги

С середины 1980-х годов в России, а позже в Украине стали издаваться региональные (республиканские, краевые, областные и даже городские) Красные книги (11,20). В Украине правовым основанием для появления региональных охранных списков (но не региональных Красных книг) является ст. 37 Закона Украины «О животном мире» и ст. 30 Закона Украины «О растительном мире», определяющая возможность составления перечней видов, подлежащих специальной охране на территории АР Крым, областей и городов Киева и Севастополя (29,31). В России региональный статус редких и исчезающих растений, животных и других организмов предусмотрен правовыми нормами ст. 60 федерального закона «Об охране окружающей среды» (41).

Известный российский природоохран-никд.б.н. Ф.Р Штильмарк подверг резкой критике массовое издание региональных Красных книг, которые не имеют никакого юридического статуса, и к тому же еще, нередко, являются путеводителями для браконьеров (30).

Действительно, как можно серьезно относиться, например, к такой информации в прессе: «В Донецке впервые издана «Красная книга Донецкой области: растительный мир (растения, которые подлежат охране на территории региона)» (11). На сегодняшний день реальная охрана видов, занесенных в региональные списки, в Украине не регламентируется ни одним документом. Нет в законах даже статьи, которая подтверждает возможность создания именно региональных Красных книг, а не региональных списков видов, подлежащих особой охране. То есть списки такие создавать можно, но правовой защиты они не имеют. Поэтому, естественно, в Украине необходимо внести соответствующие изменения в законы, сделав региональные списки редких видов действенным инструментом их зашиты. Совсем иное положение в России, в законодательстве которой содержатся правовые нормы, упоминающие о региональных Красных


книгах (ст. 24 Закона «О животном мире», ст. 59 Лесного кодекса РФ, ст. 27 Закона «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов») (25,42,43). Каждыйрос-сийский субъект Федерации может принять свой закон о региональной Красной книге, которым регламентируется охрана занесенных в него видов. Так, закон Сахалинской области гласит о том, что места наибольшего скопления и территории, жизненно необходимые для поддержки вида (критические места обитания), занесенного в Красную книгу Сахалинской области, определенные нормативными правовыми актами, подлежат изъятию из хозяйственного пользования. Закон запрещает любую деятельность, ведущую к сокращению численности, утверждаются специальные таксы для исчисления размера взыскания за ущерб. Юридические лица и граждане, на территории которых обитают (произрастают) виды, занесенные в данную региональную Красную книгу, обязаны принимать меры по их охране. Изъятие из природных мест обитания происходит в исключительных случаях и в порядке, установленном администрацией Сахалинской области (32). Наличие региональных Красных книг в России позволяет исключить региональных краснокнижников из охотничьих и рыболовных ресурсов (42, 52). Однако повышенная уголовная и материальная ответственность за их добычу не предусмотрена. Региональные краснокниж-ники идут по общим таксам, как обыкновенные охотничьи или рыболовные виды.

Вместе с тем в России не во всех субъектах Федерации региональные Красные книги имеют легитимный характер, т.к. изданы без предварительного утверждения соответствующих списков (39). В некоторых субъектах РФ отсутствует тома «Растения Красной книги».

Считается, что при составлении региональных Красных книг необходимо использовать следующие принципы:

1. Списки регионально редких видов нельзя составлять путем простого выписывания их из Красных книг большего административного ранга.


6


2011


тунитшуный   экологический   жуунял



  1. В региональных Красных книгах проявляется необходимость использования по-пуляционного подхода.
  2. Принцип опережающей природоохранной стратегии предполагает включение видов в региональные Красные книги на основе прогноза ухудшения среды их обитания (40).

Опыт ОХРАНЫ РЕДКИХ видов в США

Как таковой, в Соединенных Штатах Америки Красной книги не существует. Ее заменяет Закон США «Об исчезающих видах», принятый в 1973 г. В нем имеются следующие любопытные правовые нормы, которые могут быть взяты на вооружение отечественным природоохранным законодательством. Закон запрещает строительство каких-либо сооружений, если будет доказано, что в результате этого будет уничтожено место обитания редкого вида. На основании этого Закона американским защитникам дикой фауны удалось выиграть в 1978 г. дело в Верховном Суде США, остановив сооружение 116-миллионной дамбы на речке Малой, дабы защитить место обитания редкого вида ихтиофауны—улиточного дроточника (1,36).

Другое любопытное новшество этого закона заключается в том, что если виды между собой трудно различаются, то обыкновенные виды, похожие на редкие, также подлежат охране данным Законом (10). Поэтому в Америке сокольникам запрещено использовать для охоты вполне обычных беркутов ввиду их схожести с исчезающим белоголовым орланом.

Закон предусматривает предоставление государством финансовой помощи для организации мер по охране редких видов, а также запрещает торговлю редкими видами. На базе Закона создан Комитет по исчезающим видам, куда входит 7 человек, который обладает большими полномочиями в организации работы по охране редких видов. Любопытно, что данный Закон дает возможность США поощрять, в том числе финансово, иностранные государства пред-


принимать меры по охране редких видов. Закон разрешает коренным народам добывать определенное количество редких видов. Штраф за нарушение статей Закона очень высок: 500,12 000,25 000 или 50 000 долларов США. Также предусмотрено наказание в виде тюремного заключения на срок от 6 месяцев до 1 года. По Закону подлежат конфискации все незаконно добытые, находящиеся в собственности, проданные, купленные, предлагаемые для продажи или покупки, транспортированные, доставленные, полученные, перевозимые, отправленные, экспортируемые или импортируемые редкие виды, а также средства их добычи, оборудование и транспорт, вплоть до самолетов и морских судов (10).

Опыт ОХРАНЫ РЕДКИХ видов в Польше и Евросоюзе

В Польше существуют Красные книги растений и животных, однако в отличие от наших стран, где виды, в них занесенные, находятся под охраной закона, Красные книги Польши — это только научные спра-вочно-популяризаторские издания, не имеющие юридического статуса и содержащие информацию о редких видах: их изображение, сведения о биологических особенностях, ареале, угрозам и рекомендуемым мерам по охране. То есть, законодательной защиты редких и исчезающих видов, согласно Красной книги Польши, не предусмотрено.

Последняя Красная книга животных вышла в Польше в 2001 году (46). В ней указано 5 научных категорий угрозы. Например, зубр в ней имеет категорию 0 — вида, который спасен от угрозы.

Кроме того в Польше существует еще один сугубо научно-рекомендательный документ — Польский красный список животных, который ни в юридическом плане, ни по своей цели почти ничем не отличается от ранее описанной Красной книги. Разве что занесенные в него животные имеют другие категории, например зубр уже имеет категорию EN (Endangared) — нахо-


7


тужлтшуный покоішаш жууыл


ТО*   13,   fan.   4   (43)



дящийся под угрозой. Данный документ также является более чаще обновляемой сводкой о редких видах (47).

Красная книга растений вышла в Польше в 2001(51).

Красную книгу Польши любят использовать на Украине в качестве сравнения с украинской Красной книгой. При этом, пока речь идет об организации очерков и других научных аспектах, такое сравнение вполне адекватно и результативно. Однако в случае принятия решений об исключении видов из украинской Красной книги, по аналогии с их отсутствием з Красной книге Польши, как это произошло, например, с арникой горной в 2009 г., следует иметь в виду, что в Польше Красная книга не является юридически значимым документом, поэтому ориентироваться нужно вовсе не на неё, а на соответствующие правовые нормы польского законодательства.

Такими юридически закрепленными аналогами Красной книги в Польше являются распоряжения Министра охраны окружающей среды:

1. Распоряжение Министра охраны окружающей природной среды №1764 от 9 июля 2004 г. относительно видов дикорастущих растений, которые пребывают под охраной. Данное распоряжение определяет деление редких дикорастущих растений на виды:

  1. пребывающих под суровой охраной, с отдельным указанием видов, которые для обеспечения охраны требуют специальных мер (приведены в приложении №1 к этому Распоряжению, именно здесь пребывает и арника горная),
  2. подлежащие частичной охране (приведены в приложении №2 к этому Распоряжению),
  3. подлежащие частичной охране, которые могут быть использованы, а также способы их охраны (приведены в приложении №3 к этому Распоряжению),
  4. требующие создания зон охраны их местопроизрастаний и размеры этих зон (приведены в приложении №4 к этому Распоряжению).

По отношению к растениям из групп а-с действуют запреты повреждения, сбора, уничтожения местопроизрастаний, нарушения гидрорежима, применения химических веществ и другого загрязнения, владения, коллекционирования, продажи, купли, рекламы к продаже, обмена, дарения, ввоза и вывоза за границу растений и их частей.

Также распоряжением определяются конкретные меры по охране занесенных в приложения к распоряжению растений.

Юридическое обеспечение данного распоряжения определяется статьями Уголовного кодекса (наказание тюремным заключением сроком на несколько лет или существенным штрафом).

2. Распоряжение Министра охраны окружающей природной среды №1456 от 26 сентября 2001 г. по вопросу определения списка аборигенных диких видов животных, подлежащих полной или частичной охране, а также запретов по отношению к этим видам и исключений из этих запретов.

1)  Определяет понятие аборигенных

диких видов животных, подлежащих полной

охране, список которых приводится в При

ложении №1 к этому Распоряжению.

2) Определяет понятие аборигенных ди

ких видов животных, подлежащих частич

ной охране, список которых приводится в

Приложении №2 к этому Распоряжению.

Требования по отношению к данным животных аналогичны таковым по отношению к растениям.

Нет необходимости в ограничении количества охраняемых видов, вызванного увеличением размера «книги». Все объективно угрожаемые растения и животные попадают в список.

На основании ст. 56 уст. 5 «Закона о охране природы» от 16.04.2004 (Сборник законов. № 92, поз. 880) Министр охраны окружающей природной среды может в качестве исключения разрешить сбор растения или отстрел животного или же другие действия, запрещенные данным законом. Данная норма применяется, если необходимо,


8


2011


тунитшуный   экологический   жуунял



например, отстрелять «особо опасного» волка. Он также применяется для реализации селекционного отстрела, который большинство ученых считают необходимым для сохранения зубра.

Однако не может быть и речи о том, чтобы здоровый зубр или нормальный волк отстреливались с целью «заработка» на охрану их сородичей. Такой подход, немыслимый в Европе, некоторые «экологи» с двойными стандартами пытаются реализовать лишь в третьих странах в коммерческих целях.

Государственная казна Польши отвечает за компенсацию вреда, причиненного дикими охраняемыми животными (например, вреда, который причиняет зубр на полях или же лесному хозяйству) (ст. 126. уст 1. Закона «Об охране природы»). Однако возможная прибыль от вреда согласно этой статье не возмещается (ст. 126. уст. 20). Подтверждение нанесения убытка, определение его объема и размера выплаты осуществляет воевода (губернатор области), а в случае Национального природного парка — директор этого парка (ст. 126, уст. 3 Закона «О охране природы»).

Юридическое обеспечение данного распоряжения определяется нормами Уголовного кодекса (наказание тюремным заключением сроком на несколько лет или существенным штрафом).

Необходимо отметить, что аналогичная ситуация наблюдается и в других странах, таких, как, например, Словакия, однако не во всех, так например в Венгрии национальных списков, которые имеют юридическую силу, нет.

На территории Польши, как и всего Евросоюза, действует также наднациональное европейское законодательство, которое предусматривает дополнительные способы охраны биоразнообразия. В частности первым общеевропейским достижением в этом плане было принятие Конвенции о охране диких животных и растений, а также среды их обитания в Европе (1981 г.), которую мы знаем как Бернскую конвенцию. Заметим, что эта конвенция и ее тре-


бования до сих пор актуальны не только для стран Евросоюза, но и других стран Европы, которые её ратифицировали, в частности, Украины.

В ходе развития природоохранного законодательства в пределах Евросоюза была разработана система охраны участков дикой природы с помощью построения сети особо охраняемых природных территорий «Natura 2000».

Юридической основой для создания сети «Natura 2000» является Директива Совета Европы 79/409/EWG от 2 апреля 1979 г. по охране диких птиц (условно называемая птичьей директивой) и Директива Совета Европы 92/43/EWG от 21 мая 1992 г. по охране природных местообитаний, а также дикой фауны и флоры (директива по местообитаниям). Данные документы были инкорпорированы в польское законодательство, главным образом в Закон от 16 апреля 2004 г. «О охране природы», и таким образом согласованы и обеспечены законодательно.

Территории «Natura 2000», что очень важно, создаются без согласования с местными землепользователями. Однако они подразумевают охрану ландшафтов и видов, которые имеют ценность не в рамках отельной страны, а Европы в целом. Для определения мест для создания объектов этой природоохранной сети существуют построенные на базе списков приложений Бернской конвенции списки приоритетных видов в Птичьей Директиве и Директиве по Местообитаниям.

Птичья Директива не определяет санкций за нарушение её постановлений. Не указывает также источников финансирования для указанных в ней мероприятий. Также не дает более конкретных принципов взятия под охрану местообитаний указанных в ней птиц. Данные обстоятельства, несомненно, являются её слабыми сторонами. Однако значительная часть этих недостатков была скомпенсирована в следующей Директиве по Местообитаниям. Оба эти акта являются сильно взаимосвязанными, и фактически их не имеет смысла рассматривать раздельно.

Директива по Местообитаниям содержит постановления относительно:

  1. Полной охраны избранных видов животных (статья 12) — кроме птиц, охраняемых на основе Птичьей Директивы;
  2. Полной охраны избранных видов растений (статья 13);
  3. Частичной охраны (статья 14);
  4. Разрешенных методов добычи организмов, подлежащих частичной охране (статья 15);

•     Применения исключений в случае охра

ны видов или контроля их использова

ния (статья 16) — такие исключения

являются возможными, подобно как и

в случае Птичьей Директивы, только в

случае существования одной из приве

денных в коротком списке ситуаций.

Однако, как и в случае Птичьей Дирек

тивы, применение исключений в слу

чае охраняемых видов должно быть

крайне ограничено, обосновываться на

конкретных аргументах, а страна, при

меняющая исключение, обязуется к

представлению каждые 2 года отчета о

состоянии популяции данного вида, со

держащий более подробные данные,

чем предусматриваются в рамках обще

го отчета, представляемого всеми стра

нами в рамках Птичьей Директивы.

Указанных определений касаются кон

кретные приложения:

ПРИЛОЖЕНИЕ I. Типы местообитаний, охрана которых требует создания специальных территорий охраны (SOO);

ПРИЛОЖЕНИЕ П. Виды растений и животных, охрана которых требует создания SOO (В данное приложение занесен, например волк, рысь, зубр, бобр, выдра, морская свинья и бурый медведь, как приоритетные виды, в случае которых страны несут особую ответственность перед Евросоюзом, в том числе финансовую).

ПРИЛОЖЕНИЕ III. Критерии выбора объектов, пригодных для создания SOO;

ПРИЛОЖЕНИЕ IV Виды растений и животных, которые требуют полной охраны (в данное приложение также занесен волк);


ПРИЛОЖЕНИЕ V Виды растений и животных, которые нуждаются в охране, однако на определенных условиях их можно добывать.

Заметим, что с точки зрения отдельных стран указанные директивы Евросоюза не идеальны. Однако существует механизм дополнения этих приложений (50).

Выводы:

Красная книга Польши, не обеспеченная юридическими нормами, не является аналогом Красных книг Украины, Беларуси, России и других постсоветских стран, которые такими нормами обеспечены.

Юридически значимыми аналогами Красных книг, действующих в Польше и Евросоюзе, являются конкретные списки животных и растений, утвержденные Министерствами экологии или иными компетентными ведомствами, а также списки, принятые директивами Евросоюза.

Современное состояние правовой защиты редких и исчезающих видов в России

Согласно Конституции Российской Федерации, отношения в сфере охраны природы находятся в совместном ведении Российской Федерации и её субъектов. В отличие от некоторых других государств на постсоветском пространстве, в Российской Федерации отсутствует специальный федеральный закон о Красной книге. Отношения в сфере охраны и ограниченного использования редких и исчезающих видов растений, животных и других организмов фактически регулируются отдельными статьями двух федеральных законов, постановлением Правительства Российской Федерации, приказами Минприроды России и законодательствами субъектов Российской Федерации. Ответственность за нарушение правил охраны и неправомерное использование «краснокнижников» предусмотрена Уголовным кодексом Российской Федерации, Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях и


10


2011


тунитшуный   экологический   жуунял



приказами Минприроды России, а также отдельными нормативно-правовыми актами субъектов Российской Федерации.

Федеральный закон от 10.01.2002 г. № 7-ФЗ «Об охране окружающей среды» содержит две статьи, регулирующие отношения в сфере охраны и оборота редких и исчезающих видов растений, животных и других организмов. Фактически это единственный российский закон, который полностью охватывает указанную сферу природоохранной деятельности, т.к. его правовые нормы касаются не только представителей животного мира, но и растительного, а также всех прочих организмов и даже редких видов почв. Так, согласно части первой статьи 60 указанного закона, в целях охраны и учета редких и находящихся под угрозой исчезновения растений, животных и других организмов учреждаются Красная книга Российской Федерации и красные книги субъектов Российской Федерации. Растения, животные и другие организмы, относящиеся к видам, занесенным в Красные книги, повсеместно подлежат изъятию из хозяйственного использования. Запрещается деятельность, ведущая к сокращению численности этих растений, животных и других организмов и ухудшающая среду их обитания. При этом в целях сохранения редких и находящихся под угрозой исчезновения растений, животных и других организмов их генетический фонд подлежит сохранению в низкотемпературных генетических банках, а также в искусственно созданной среде обитания.

Таким образом, указанная статья федерального закона «Об охране окружающей среды» охватывает все основные аспекты охраны редких и исчезающих видов растений, животных и других организмов, предусмотренные Конвенцией о биологическом разнообразии, как на федеральном, так и на региональном уровнях.

Согласно части второй статьи 60 федерального закона «Об охране окружающей среды», порядок охраны редких и находящихся под угрозой исчезновения растений, животных и других организмов, порядок ве-


дения Красной книги Российской Федерации, Красных книг субъектов Российской Федерации, а также порядок сохранения их генетического фонда в низкотемпературных генетических банках и в искусственно созданной среде обитания определяется законодательством в области охраны окружающей среды.

В соответствии с частью первой статьи 62 федерального закона «Об охране окружающей среды», редкие и находящиеся под угрозой исчезновения почвы также подлежат охране государством, и в целях их учета и охраны учреждаются Красная книга почв Российской Федерации и Красные книги почв субъектов Российской Федерации, порядок ведения которых определяется законодательством об охране почв. Видимо, подразумевалось земельное законодательство Российской Федерации, т.к. отдельного законодательства об охране почв пока не существует. Скорее всего, указанную правовую норму следует рассматривать как правовую основу для принятия специального федерального закона «Об охране почв».

В федеральном законе от 24.04.1995 г. № 52-ФЗ «О животном мире» отношения в сфере охраны редких и находящихся под угрозой исчезновения объектов животного мира регулирует статья 24. Согласно части первой указанной статьи, редкие и находящиеся под угрозой исчезновения объекты животного мира заносятся в Красную книгу Российской Федерации и (или) Красные книги субъектов Российской Федерации.

В соответствии с частью второй статьи 24 федерального закона «О животном мире» действия, которые могут привести к гибели, сокращению численности или нарушению среды обитания объектов животного мира, занесенных в Красные книги, не допускаются. Юридические лица и граждане, осуществляющие хозяйственную деятельность на территориях и акваториях, где обитают животные, занесенные в Красные книги, несут ответственность за сохранение и воспроизводство этих объектов животного мира в соответствии с законодательством Российской Федерации и зако-


11


тужлтшуный покоішаш жууыл


ТО*   13,   fan.   4   (43)



нодательством субъектов Российской Федерации. При этом, согласно части четвертой статьи 24 настоящего закона, оборотос-пособность диких животных, принадлежащих к видам, занесенным в Красную книгу Российской Федерации, допускается в исключительных случаях по разрешению (распорядительной лицензии), выдаваемому Федеральной службой по надзору в сфере природопользования в порядке, предусмотренном Правительством Российской Федерации.

Согласно пункту 2 постановления Правительства Российской Федерации от 19.02.1996 г. № 158 «О Красной книге Российской Федерации», изъятие из естественной природной среды объектов животного и растительного мира, занесенных в Красную книгу Российской Федерации, допускается в исключительных случаях. Список исключительных случаев, не предусматривающий его расширительного толкования, указан в пункте 2.1 Административного регламента Федеральной службы по надзору в сфере природопользования по исполнению государственной функции по выдаче разрешений на добывание объектов животного и растительного мира, занесенных в Красную книгу Российской Федерации, утвержденного Приказом Минприроды России от 30.04.2009 г. № 123: «Добывание объектов животного и растительного мира, принадлежащих к видам, занесенным в Красную книгу Российской Федерации, допускается в исключительных случаях в целях сохранения объектов животного мира, осуществления мониторинга состояния их популяций, регулирования их численности, охраны здоровья населения, устранения угрозы для жизни человека, предохранения от массовых заболеваний сельскохозяйственных и других домашних животных, обеспечения традиционных нужд коренных малочисленных народов».

В соответствии с пунктом 7.2 настоящего Регламента, основными критериями при принятии решений по выдаче разрешения на добывание объектов животного и растительного мира, принадлежащих к видам,


занесенным в Красную книгу Российской Федерации, «являются соответствие заявленных целей добывания целям, установленным пунктом 2.1 настоящего Регламента, а также ненанесение ущерба природной популяции вида и среде его обитания в случае осуществления добывания объектов животного и растительного мира, указанных в заявлении».

Анализ вышеуказанной нормативно-правовой базы позволяет сделать вывод о том, что на федеральном уровне общий порядок использования редких и исчезающих видов установлен лишь для объектов растительного и животного мира, занесенных в Красную книгу Российской Федерации или попадающих под действие международных договоров, ратифицированных Российской Федерацией. Исключение сделано лишь в одном случае —при необходимости рубки деревьев и кустарников, хоть и занесенных в Красную книгу Краснодарского края, но произрастающих на территории особо охраняемых природных территорий федерального значения в зоне строительства объектов зимних олимпийских игр в Сочи 2014 года («Особенности рубки лесных насаждений и воспроизводства видов (пород) деревьев и кустарников, заготовка древесины которых не допускается, и редких и находящихся под угрозой исчезновения видов деревьев и кустарников при использовании лесов для строительства или реконструкции объектов, необходимых для организации и проведения ХХП Олимпийских зимних игр и XI Паралимпийских игр 2014 го да в городе Сочи и развития города Сочи как горноклиматического курорта», утвержденные Приказом Минприроды России от 08.09.2010 г. №357).

Действующее законодательство, предусмотрев учреждение Красных книг субъектов Российской Федерации, всю работу по их ведению возложило на органы государственной власти субъектов Российской Федерации. Исходя из конституционного принципа совместного ведения, отношения в сфере охраны и использования видов, занесенных в региональные Красные книги, должны регулироваться законода-


12


2011


тунитшуный   экологический   жуунял



тельством соответствующих субъектов Российской Федерации. На федеральном уровне установлен лишь общий запрет на деятельность, ведущую к сокращению численности этих растений, животных и других организмов и ухудшающую среду их обитания. Также декларируется повсеместное изъятие указанных видов из хозяйственного использования.

При этом на федеральном уровне отсутствуют основные принципы и критерии включения того или иного вида в региональную Красную книгу, из-за чего ведение Красных книг осуществляется в субъектах Российской Федерации бессистемно, на совершено неравнозначном правовом и организационном уровнях. В некоторых субъектах статус редкого или находящегося под угрозой уничтожения вида (подвида, популяции) не закреплен законодательно, поэтому соответствующие Красные книги могут рассматриваться лишь в качестве научно-информационных изданий. Законодательство Российской Федерации не предусматривает какой-либо единый порядок выдачи разрешений на изъятие из естественной среды обитания (произрастания) и иное использование редких и исчезающих видов, занесенных в региональные Красные книги.

На федеральном уровне предусмотрена ответственность за нанесение вреда лишь тем видам организмов (как растений, так и животных), которые занесены в Красную книгу Российской Федерации (статья 259 Уголовного кодекса Российской Федерации), а также тем, которые попадают под действие международных договоров, ратифицированных Российской Федерацией (статья 8.35 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях). Кроме того, уголовно-правовая защита редких и находящихся под угрозой исчезновения видов животных, занесенных в Красные книги, в какой-то мере обеспечивается уголовно-правовым запретом, содержащимся в пункте «в» части первой статьи 258 Уголовного кодекса Российской Федерации («в отношении птиц и зверей, охота на которых полностью запрещена»).


В научной юридической литературе бытует мнение, что в случае незаконной добычи рыбы, морского зверя и иных водных животных, относящихся к видам, занесенным в Красные книги, содеянное следует квалифицировать по пункту «а» части первой статьи 256 Уголовного кодекса Российской Федерации — незаконная добыча рыбы, морского зверя и иных водных животных или промысловых морских растений, если это деяние совершено с причинением крупного ущерба. Однако это не так, так как подобный подход противоречит конструкции уголовно-правовой нормы, содержащейся в части первой статьи 258 Уголовного кодекса Российской Федерации, в которой разделены понятия «с причинением крупного ущерба» и «в отношении птиц и зверей, охота на которых полностью запрещена». Таким образом, причинение крупного ущерба, применительно к уголовно-правовой ответственности, никак не связано с принадлежностью животного к виду (подвиду, популяции), занесенному в Красную книгу. Да и сама статья 258 Уголовного кодекса Российской Федерации имеет весьма опосредованное отношение к видам, занесенным в Красные книги. Во-первых, указанная статья жестко связана с понятием «охота» и, следовательно, с понятием «охотничий ресурс» в трактовке Федерального закона № 209-ФЗ «Об охоте и сохранении охотничьих ресурсов». Следовательно, виды, занесенные в Красные книги, не относятся к юрисдикции указанной статьи, так как не являются охотничьими ресурсами, а их добыча, говоря строго юридическим языком, не является охотой. Во-вторых, сама формулировка пункта «в» части первой указанной статьи («охота на которых полностью запрещена») не лишена недостатков и значительно затрудняет применение уголовного наказания к лицам, добывшим «краснокнижника». Ведь занесение какого-либо таксона животного мира в Красную книгу не означает полного запрета на его добывание. Есть исключения, предусмотренные действующим законодательс-


13


тужлтшуный покоішаш жууыл


ТО*   13,   fan.   4   (43)



твом, которые допускают добычу «крас-нокнижников».

По мнению отдельных ученых-юристов, конструкция состава преступления, предусмотренного статьей 259 УК РФ, также является несовершенной. Во-первых, как уже указывалось выше, она касается организмов только тех таксонов, которые занесены в Красную книгу Российской Федерации. Вместе с тем, согласно существующей двухуровневой системе Красных книг выделяются и регионально редкие и исчезающие виды, имеющие собственные местообитания. Поскольку уголовное законодательство отнесено к исключительному ведению Российской Федерации, это значит, что органы представительной власти субъектов Российской Федерации не смогут обеспечить уголовно-правовой защитой местообитания регионально редких и исчезающих видов. Во-вторых, в качестве обязательного последствия уничтожения критических местообитаний предусмотрена гибель не одной, а как минимум двух популяций редких и исчезающих видов. Таким образом, если в Красную книгу Российской Федерации занесен не весь вид, а его отдельная популяция (другие популяции, обитающие на территории страны, не отнесены к угрожаемым), либо уязвимый вид на территории России представлен одной единственной популяцией, то при её уничтожении уголовное дело по данной статье возбуждено быть не может. В последнем случае это особенно недопустимо, поскольку вид полностью исчезает с территории страны, а виновные в этом лица остаются безнаказанными.

Статья 8.35 «Уничтожение редких и находящихся под угрозой исчезновения видов животных или растений» Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях также нуждается в коренной переработке, так как не охватывает многих аспектов правовой защиты всех таксонов, занесенных в Красные книги, не касается представителей тех таксонов, которые занесены в региональные Красные книги и частично дублирует статью 259 Уго-


ловного кодекса Российской Федерации. При этом во многих субъектах Российской Федерации отсутствует или недостаточно развито законодательство в области административно-правовой ответственности за причинение вреда редким и исчезающим растениям и животным, их среде обитания (произрастания).

Также на региональном уровне в основном отсутствуют региональные таксы за причинение вреда растениям и животных тех видов, которые занесены в Красные книги субъектов Российской Федерации, что при определении суммы ущерба приравнивает их к обычным охотничьим ресурсам.

Что ИЗ ЭТОГО СЛЕДУЕТ?

  1. На всей территории Российской Федерации установлена законодательная защита редких и исчезающих видов растений, животных и иных организмов, а также редких почв.
  2. Реально осуществляется зашита лишь редких и исчезающих видов растений и животных. В отношении иных организмов, а также редких почв нормативно-правовые механизмы реализации федеральных норм отсутствуют. При этом достаточно полно проработан порядок охраны и использования только тех видов, которые занесены в Красную Книгу Российской Федерации. Судьба региональных «краснокнижников» полностью зависит от активности властей субъектов Российской Федерации.
  3. В сфере охраны и использования (оборота) видов организмов, занесенных в Красные книги субъектов Российской Федерации, сложилась парадоксальная ситуация. В случае отсутствия в республике, крае, области, автономном округе Российской Федерации собственного законодательства о Красной книге, нормы федеральных законов действуют напрямую, что означает полный (без всяких исключений) запрет на изъятие или какое-либо иное использование (оборот) видов, занесенных в региональную красную книгу. Поэтому отсутствие в каком-нибудь субъекте Российской Федерации регионального законодательства, устанавливающего порядок использования редких и

14


2011


тунитшуный   экологический   жуунял



находящихся под угрозой исчезновения видов растений, животных и других организмов, а также иные аспекты оборотоспособ-ности указанных видов, в настоящее время является скорее благом, чем проблемой. Что, конечно же, не отменяет задачу разработки и совершенствования регионального законодательства в этой сфере.

4. Повышенная юридическая (уголовная, административная, гражданско-правовая) ответственность, связанная со статусом особой охраны редких и исчезающих видов живых организмов, установлена сейчас в основном только для тех видов (подвидов, популяций), которые занесены в Красную книгу Российской Федерации. При этом применение уголовно-правовых норм действующего законодательства затруднено неудачной конструкцией соответствующих статей Уголовного кодекса Российской Федерации. Требуется внесение дополнений и изменений в уже существующие статьи Уголовного кодекса Российской Федерации и Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, а также внесение дополнительной статьи Уголовного кодекса Российской Федерации, обеспечивающей уголовное наказание за незаконную добычу и иное уничтожение представителей таксонов, занесенных в Красные книги, как Российской Федерации, так и её субъектов.

Рекомендации по занесению видов живых существ в Красную книгу с точки ЗРЕНИЯ

ОПЕРАТИВНОЙ РАБОТЫ ПО ИХ  ОХРАНЕ

Существует огромное количество литературы, в которой, с точки зрения зоологии или ботаники, даются рекомендации по занесению редких видов животных или растений в Красную книгу. Занесение вида живого существа в Красную книгу имеет в первую очередь задачу его эффективной охраны. Как это сделать — практически не обсуждается учеными-биологами. Априори считается, что попадание редкого животного или растения на страницы Крас-


ной книги автоматически сразу включает всю систему мер по их охране. На деле же это не всегда так.

Чаще всего проблема состоит в том, что работники правоохранительных органов — государственные рыбные и экологические инспектора, работники охотничьего хозяйства, государственной службы охраны при-родно-заповедного фонда и милиции не всегда могут различить похожие друг на друга виды. В результате нарушители законодательства о Красной книге нередко уходят от ответственности. Например, во второе издание Красной книги Украины были только частично занесены некоторые виды летучих мышей и осетров. В результате наказать браконьеров, добывающих краснокнижных осетров или спелеологов, уничтожающих краснокнижных летучих мышей было очень сложно, так как требовалось доказать, что добыты именно занесенные в Красную книгу животные. Экспертов, особенно по летучим мышам, найти в Украине очень сложно, что приводило во многих случаях к невозможности проведения экспертизы по определению вида редкого животного.

Поэтому, в целях улучшения охраны занесенных в Красную книгу живых организмов следует заносить в нее все очень похожие на краснокнижные или трудно отличимые от них близкородственные обычные виды (виды- двойники) (летучие мыши, осетры, подснежники и т.п.) Возможно есть смысл пойти дальше, и по опыту США заносить в Красную книгу не только близкородственные, но и любые обыкновенные виды, похожие на редкие.

Аргументы против охоты (рыбной ловли) на краснокнижных ЖИВОТНЫХ И ДРУГОГО КОММЕРЧЕСКОГО ИСПОЛЬЗОВАНИЯ КРАСНОКНИЖНЫХ видов

Аргументы сторонников охоты и рыбного лова на краснокнижных животных, других форм коммерческого использования редких видов в основном сводятся к то-


15


тужлтшуный покоішаш жууыл


ТО*   13,   fan.   4   (43)



му, что якобы можно разрешить богатым туристам отстреливать (отлавливать, собирать) некую часть популяции краснокнижного вида, дабы таким образом собрать деньги на его охрану и борьбу с браконьерством. С таким предложением нельзя согласиться по следующим причинам:

1. Практически 100-процентная корруп

ция в наших странах не позволит перечис

лять деньги, вырученные от трофейной охо

ты или рыбалки, на охрану редких видов. Все

они будут оседать в коммерческих фирмах,

организующих добычу редких животных

или растений и у продажных чиновников.

Если невозможно наладить контроль за бра

коньерами, то где гарантия, что удастся на

ладить контроль за валютной охотой? Конк

ретный пример — Украина, где под видом

селекционного отстрела была организова

на коммерческая охота на занесенных в Крас

ную книгу Украины зубров. Специальным

положением об организации охоты на зуб

ров было предусмотрено создание фонда

охраны зубров за счет средств, поступаю

щих от охоты на зубров. С 1991 по 2007 гг

охотниками за деньги было официально

отстрелено более 110 зубров, при условии,

что за добывание каждого животного офи

циально платилось 1100-3600 евро. Однако

ни копейки от вырученных денег на охрану

зубров так и не пошло, а фонд охраны зуб

ров так и не был создан. Численность же

зубров сократилась с 700 голов до 200 голов

(2). А в Болгарии из-за подобного коммер

ческого отстрела зубры были выбиты пол

ностью. Другой пример — Киргизия. Там

дали годовую квоту на самцов краснокниж

ного архара в 20-40 голов. А неофициально

отстреляли в 2-5 раз больше (34).

В наших странах, где все покупается и продается, очень легко добыть подпись чиновника на отстрел краснокнижного вида, а также заключение так называемых «экспертов». Поэтому коррупционный фактор является одним из главных аргументов против организации какой-либо легальной охоты (рыбалки) на краснокнижные виды.

2. Коммерческий отстрел занесенных в

Красную книгу животных провоцирует


браконьерство со стороны местных жителей, оказывая им мощную моральную поддержку (им можно, а нам нельзя). Если до 1991 г. в Украине случаев браконьерства на зубров практически не было, то с 1991 г., когда был разрешен коммерческий отстрел зубров, браконьерство на зубров стало очень распространенным явлением. С 1991 по 2007 г. браконьерами было убито 500-600 зубров (2).

  1. Валютная охота (рыбалка) на краснокнижные виды значительно снижает ценность этих самобытных живых существ как уникальных памятников природы, низводя их до обыкновенной мишени, охотничьего или рыболовного трофея.
  2. Валютная охота (рыбалка) дискредитирует идею Красной книги как юридического документа, запрещающего любое хозяйственное изъятие редкого вида из природной среды, и ставит под угрозу существующую систему защиты краснокнижных видов вообще. В самой валютной охоте сознательно заложен моральный изъян: добывать редкое животное запрещено, но если заплатить большие деньги за лицензию — то можно. Как только исключение из общих правил делается хоть для кого-то, это дает пример всем остальным, и вся система запретов и ограничений, тщательно созданная десятилетиями, рушится. Все компромиссы с коммерческими отстрелами краснокнижных животных — это тот случай, когда «дай черту палец, он оттяпает всю руку». По аналогии можно 50 % территории страны объявить заповедником, а потом разрешить там охоту и рубку леса. Тогда это уже будет не заповедник, а профанация.
  3. Как установил американский эволюционный эколог Крис Даримонт, охота или рыбалка оказывает значительное негативное влияние на эволюцию редких видов животных. В среднем особи, на которых охотятся или добывают рыболовством, на 20 % меньше в размерах, чем их предшественники, и их репродуктивный возраст на 25 % наступает раньше (33). По данным д.б.н. А. Данилкина, «отстрел лучших самцов-производителей наносит непоправи-

16


2011


тунитшуный   экологический   жуунял



мый ущерб генофонду видов, особенно оленьих, самцы которых имеют максимально развитые рога в среднем, наиболее продуктивном возрасте. Деградация популяций в местах интенсивной трофейной охоты очевидна» (34). Изменяется и половозрастная структура стада (1). Таким образом, открывая охоту на редкие краснокнижные виды, ее организаторы будут способствовать ухудшению популяции в целом.

6. Одна из главных проблем защиты ред

ких видов заключается в их малочисленнос

ти, что таит в себе две основные опасности:

а)потенциальная возможность быстро

го физического уничтожения (браконьеры,

пожары, эпидемия и т.п.)

б)потенциальная возможность медлен

ной деградации вида ввиду его небольшо

го генетического разнообразия. Чем мень

ше число оставшихся особей вида, тем

меньше их шанс выжить. Поэтому любая

охота или рыбалка, сбор дикоросов крайне

вредны для редких видов, так как изымает

ся определенное количество особей, явля

ющихся важнейшими носителями генов. И

никакие доллары, заплаченные за их добы

чу, не могут покрыть ущерб, нанесенный

генетическому фонду данной популяции.

  1. Открывать коммерческую охоту на краснокнижников под видом борьбы с браконьерством на них — это все равно, что открывать продажу наркотиков для борьбы с наркобизнесом или разрешать проституцию с целью зарабатывания денег для борьбы с проституцией.
  2. Любая «рыночная» экология ставит своей целью не спасение редких видов, а получение прибыли. Поэтому любое охотничье или рыболовное хозяйство, где будет разрешен отстрел краснокнижных видов (или рыбалка), в первую очередь заинтересовано в получении дохода любым путем и как можно быстрее.
  3. Серьезным фактором является традиционная ненависть населения наших постсоветских стран к богатым. Поэтому можно опасаться, что она может выплеснуться на краснокнижных животных, которых в определенном охотхозяйстве разво-

дят под ружье богатого иностранца. «Народные мстители» могут просто уничтожить всех краснокнижных животных, как это происходило в революционные годы прошлого столетия.

Рекомендации по улучшению правовой защиты краснокнижных видов в постсоветских странах

Украина

Требуется внести в Закон «О Красной книге Украины», в ст. 4 дополнение, что объектами Красной книги Украины являются также редкие виды, обитающие (произрастающие) в искусственныхусловиях, а не только в природных. Это дает возможность прекратить существующую практику, когда Минприроды Украины выдает разрешение на вырубку в Крыму под застройку территории краснокнижной фисташки под тем предлогом, что насаждения фисташки не дикие, а искусственно созданные человеком (15).

Кроме этого имеется необходимость внесения в данный Закон дополнения, позволяющего брать под охрану представителей грибов (пока они вносятся в списки Красной книги незаконно), а также — микроскопических водорослей, простейших, бактерий (15). В этом плане поучителен опыт России, где законодательно определено, что в Красную книгу заносятся «животные, растения и другие организмы» (41).

Требует внесения изменений и Уголовный кодекс Украины. В настоящее время ст. 248 «Незаконная охота» данного Кодекса предусматривает уголовное наказание только за охоту на краснокнижных животных, а ст. 249 «незаконное занятие рыбным, звериным либо иным водным добывающим промыслом» за незаконную добычу краснокнижных рыб или других водных организмов такое наказание не предусматривает. В этой связи необходимо внести дополнение в ст. 249, предусматривающее уголовное наказание за незаконную добычу занесенных в Красную книгу рыб и других водных организмов (14). По примеру России в Уголовный кодекс следует внести ста-


17



тью, предусматривающую уголовное наказание за уничтожение критических мест обитания краснокнижных видов, а также статью, предусматривающую уголовное наказание за уничтожение краснокнижных растений. В Уголовном и Административном кодексах необходимо предусмотреть повышенную уголовную и административную ответственность за уничтожение видов, занесенных в региональные «Красные» списки (как это пока сделано в отношении видов, занесенных в общеукраинскую Красную книгу).

Ввести более конкретные требования по охране краснокнижных видов в Лесной Кодекс Украины (как это сделано в Лесном Кодексе Российской Федерации) (43,45).

Необходимо запретить любое жестокое обращение с животными, занесенными в Красную книгу.

Беларусь

Следует юридически урегулировать вопрос с охотой на занесенных в Красную книгу Беларуси зубров. Эту проблему можно решить двумя путями: 1) Полностью запретить охоту на зубра; 2) В связи с оптимальной численностью зубра в Беларуси вывести его из Красной книги.

В ст. 282, 283 Уголовного кодекса Республики Беларусь следует ввести изменения, предусматривающие уголовное наказание за добычу занесенных в Красную книгу РБ животных, а также добавить новые статьи, предусматривающие уголовное наказание за добычу занесенных в Красную книгу РБ растений, а также за уничтожение критических мест обитания краснокнижных видов (по примеру России) (37).

В Кодексе об административных правонарушениях Республики Беларусь следует внести статьи, запрещающие нарушение порядка приобретения и сбыта краснокнижных видов, нарушение условий их содержания в ботсадах и зоопарках, незаконный ввоз и вывоз их из страны (38). Необходимо запретить любое жестокое обращение с животными из Красной книги.


Государства Центральной Азии

Полностью прекратить охоту на краснокнижные виды. Очень желательно присоединение Таджикистана и Туркменистана к Конвенции CITES.

Молдова

Внести изменения в Положение о порядке специального использования объектов Красной книги республики Молдова, запретив добычу краснокнижных видов в целях «культуры», а также «для некоторых операций по экспорту» (1).

Россия

А. На международном (межгосударственном) уровне:

  1. Ратифицировать Конвенцию по сохранению мигрирующих видов диких животных (Боннская конвенция 1979 г.). Отличительной особенностью этой Конвенции является то, что в заключаемых в рамках Боннской конвенции соглашениях могут участвовать государства, не являющиеся её участниками. Россия участвует в некоторых таких соглашениях, но, не являясь полноценной стороной указанной конвенции, не может существенно влиять на решение вопросов, затрагивающих интересы России в части сохранения мигрирующих редких и исчезающих видов за пределами государства.
  2. Ратифицировать Конвенцию об охране фауны и флоры и природных сред обитания в Европе (Бернская конвенция 1979 г.). Россия не является участником Бернской конвенции, хотя в качестве наблюдателя в её мероприятиях участвует представитель Минприроды России.

Б. На федеральном уровне:

1. Принять федеральный закон «О Красной книге», в котором предусмотреть как регулирование правоотношений, связанных с сохранением редких и находящихся под угрозой исчезновения таксонов на федеральном уровне, так и единые подходы (принципы и критерии) к формированию соответствующих правоотношений на региональном уровне. На законодательном


18


2011


тунитшуный   экологический   жуунял



уровне должны быть перечислены исключительные случаи изъятия представителей редких и находящихся под угрозой исчезновения таксонов из естественной среды обитания (произрастания). Необходимо разработать и легализовать понятийный аппарат в области сохранения редких и находящихся под угрозой исчезновения таксонов, начиная с самого понятия редкого вида (подвида, популяции).

2. Часть вторую статьи 24 федерально

го закона «О животном мире» изложить в

следующей редакции (нововведения выде

лены курсивом и жирным шрифтом):

«Действия, которые могут привести к гибели, сокращению численности или нарушению среды обитания объектов животного мира, занесенных в Красные книги, не допускаются. Запрещается изъятие объектов животного мира, занесенных в Красные книги, из естественной среды обитания (произрастания), за исключением случаев, предусмотренных законодательством об охране окружающей среды. Юридические лица и граждане, осуществляющие хозяйственную деятельность на территориях и акваториях, где обитают животные, занесенные в Красные книги, обязаны принимать все предусмотренные законодательством Российской Федерации и законодательством соответствующего субъекта Российской Федерации меры по сохранению и воспроизводству этих объектов животного мира и несут ответственность за их невыполнение в соответствии с законодательством Российской Федерации и законодательством соответствующего субъекта Российской Федерации».

3. Статью 50.1 федерального закона №

166-ФЗ «О рыболовстве и сохранение вод

ных биологических ресурсов» изложить в

следующей редакции (нововведения выде

лены курсивом и жирным шрифтом):

«Охрана редких и находящихся под угрозой исчезновения видов водных биоресурсов осуществляется в соответствии с законодательством в области охраны окружающей среды».


  1. Принять федеральный закон «О растительном мире», в котором предусмотреть статью, аналогичную статье 24 федерального закона «О животном мире».
  2. Внести в перечень объектов экологической экспертизы федерального и регионального уровней (статьи 11 и 12 федерального закона «Об экологической экспертизе») следующий дополнительный объект экспертизы:

«Предпроектная документация и проекты осуществления хозяйственной и иной деятельности на территориях, являющихся местами обитания (произрастания) растений, животных и других организмов, занесенных в Красные книги, а также в границах земельных участков, почвы которых в установленном законодательством порядке отнесены к редким и находящимся под угрозой исчезновения».

  1. В качестве подзаконного нормативного акта (на уровне Правительства Российской Федерации) разработать и ввести в действие единые требования (условия) содержания в неволе объектов животного мира, относящихся к таксонам, занесенным в Красные книги.
  2. Статью 259 Уголовного кодекса Российской Федерации изложить в следующей редакции (нововведения выделены курсивом и жирным шрифтом):

«Уничтожение критических местообитаний для организмов, занесенных в Красные книги, повлекшее гибель одной или нескольких популяций этих организмов».

8. Ввести в Уголовный кодекс Российс

кой Федерации дополнительную статью

259.1, предусматривающую ответственность

за незаконное добывание, уничтожение,

приобретение или продажу редких или на

ходящихся под угрозой исчезновения

объектов животного или растительного ми

ра, относящихся к таксонам, занесенным в

Красную книгу Российской Федерации или

в Красные книги субъектов Российской Фе

дерации, а также за незаконный оборот

объектов животного или растительного ми

ра, охраняемых международными догово

рами Российской Федерации. В примеча-


19


Права биологических видов

А. В. Гринь, Россия


В рамках экологического права обнаружена неявная тенденция формирования правового статуса у биологических конгломератов, начиная с уровня популяции. Обозначение правосубъектности для популяций, совокупности популяций и биологических видов с определением их имущественных интересов позволит эффективно использовать нормы гражданского права в природоохранной деятельности.

В качестве возможного механизма обсуждаются принципы формирования возмездного «гражданского экологического протектората», который позволит демонополизировать малоэффективную природоохранную функцию государственных органов. Современное законодательство воспринимает биологические ресурсы в качестве территориальной собственности государств, что составляет фундамент местами противоречивой конструкции традиционных норм экологического права. Однако государственная природоохранная функция недостаточно эффективна, поэтому необходимость действенной охраны живой природы порождает радикальные попытки ввести в обиход понятие «прав животных», в основном для того, чтобы придать делу уровень более высокий, чем интересы национальной бюрократии. Предполагается, что жизнь животных должна иметь ценность такую же, как права и жизнь самого человека. Во всём изобилии попыток закрепить «права животных» в структуре норм современного права, фактически не решается принципиальный вопрос, возникающий изначально. Обладать какими-нибудь правами, т.е. правовым статусом (в теории — единством прав и обязанностей) может лишь полноценный субъект права, составляющий лишь две разновидности «физическое» или «юридическое» лицо. При этом современное право давно утвердилось на теоретической основе, утверж-


дающей, что физическим лицом может являться лишь правоспособный и дееспособный человек, а юридическим лицом — некая организация, возглавляемая теми же правоспособными и дееспособными физическими лицами. В этом закрытом перечне нет места для таких субъектов, права для которых пытаются провозгласить защитники природы. Каким тогда образом можно сконструировать правовой статус животных, которые в принципе не могут обрести дееспособность, если, конечно, грубо не нарушать законов логики?

Не видя путей решения этой основной проблемы, но, согласившись с необходимостью усиления правовой зашиты существования видов, специалисты от юриспруденции решили просто обойти её путём подмены термина. Поэтому под давлением практической необходимости был установлен особый порядок для правовой защиты «биологического разнообразия», который формально по доброй воле государств фактически ограничивает возможности распоряжаться некоторыми объектами живой природы на правах собственности. Смысл «биологического разнообразия» заключается в запрете на действия, направленные на исчезновение биологических видов. В этом запрете, установленном «Конвенцией о биологическом разнообразии» просматривается ограничение прав собственности государств на биологические виды в части определения «судьбы» предмета собственности. (Для справки: существенным атрибутом права собственности считается право собственника определять «судьбу» вещи вплоть до её уничтожения). Здесь обнаруживается некоторый момент, который обычно ускользает из внимания. Если допустимо стать собственником одной единственной особи, то по смыслу Конвенции ни одно физическое, ни одно юридическое лицо, ни государство в целом, не может и не должно приобретать право собственности на


22


2011


тунитшуный   экологический   жуунял



биологический вид в целом, поскольку не может уничтожать предмет собственности, ни совершать иные действия, ведущие к критической редукции численности популяций. Таким образом право в этих своих формулировках фактически дистанцирует весь вид от представителей вида и запрещает государствам в полной мере «определять судьбу» биологических видов. Здесь «судьба» определяется однозначно — биологические виды не должны вымирать, возможности иного «выбора» в принципе не предлагается.

Для примера, — фермер-собственник определяет судьбу собственной коровы, отправляя её на мясокомбинат, но, согласно положениям Конвенции, не имеет права отправить на мясокомбинат всех представителей вида, если даже потенциально приобретёт право собственности на всех этих представителей поштучно.

«Конвенция о биологическом разнообразии» с одной стороны провозглашает суверенное право государств на определение судьбы биологических ресурсов, в частности их единичных представителей, с другой стороны— тут же отрицает неограниченное «право собственности» на биологические виды в целом.

Это ограничение не должно в принципе иметь исключения. Тотальный запрет на действия, ведущие к исчезновению биологического вида, исключает существенный атрибут права собственности на биологический вид глубже, чем в схеме простого ограничения права собственности, например, при сервитуте. Фактически биологический вид получает юридически обозначенное «право на жизнь» и перестаёт быть собственностью так же, как перестаёт быть собственностью человек при отмене рабства.

Это видно из того, что на основе концепции «биологического разнообразия» экологическое право получает особенный путь дальнейшей эволюции, ветвь которой всё равно начинает обрастать обилием норм, напоминающих систему защиты естественных прав человека, но в специфических терминах и дефинициях.

Эти параллели и аналогии наводят на мысль, что правосубъектность биологичес-


ких видов всё-таки может неявно существовать в каком-то виде в правовом поле так же, как существовали юридические лица задолго до их теоретического открытия и явного закрепления в правовых нормах.

Поэтому мы попытаемся ещё раз проанализировать этот вопрос, уделяя особенное внимание на внутреннем содержании категории «биологического разнообразия».

Для этого нам придётся обратиться к содержанию правосубъектности.

Несмотря на то, что тема правосубъектности остаётся одной из самых туманных и противоречивых, дело не столь безнадёжно, если использовать метод аналогий. Для этого можно провести параллель между правовым статусом новорожденного ребёнка и правовым статусом биологических видов.

Говоря о правовом статусе биологических видов, что необычно, мы в качестве гипотезы сейчас определяем биологические виды (а также популяции и породы) как потенциальных носителей правосубъектности. То есть, обозначаем для биологических видов возможность иметь такие же права, какие от рождения имеет каждый человек согласно нормам Конституции. В доказательство мы попытаемся показать, что сама правовая практика, обгоняя менее неповоротливую в данном случае теорию, под давлением собственных потребностей, незаметно развивается в сторону восприятия биологических видов в качестве носителей естественных прав. Далее попытаемся сформировать некоторую правовую модель, в которой реализуется этот статус, и покажем, что она не противоречива в системе современных принципов права и, возможно, достойна практического использования. Конечно, данная тема весьма сложна для её всестороннего анализа в рамках одной небольшой публикации. Однако пока мы ограничимся постановками нескольких взаимоувязанных проблем и обозначим пути их решения.

Сразу возникает вопрос «зачем»?

Дело в том, что явное правовое обозначение правосубъектности биологических видов способно эффективно подключить сис-


23


тужлтшуный покоішаш жууыл


ТО*   13,   fan.   4   (43)



тему гражданской отрасли права к защите жизненных прав и роли биологических видов в коммунальных процессах их сосуществования на планете. Не следует думать, что это совершенно нечто новое для правовой практики. Мы уже отмечали, что сейчас фактически отдельные нормы гражданского законодательства переписываются заново для защиты жизненных, в том числе имущественных интересов биологических видов, только с использованием иных дефиниций. Например, аналогией нормы Гражданского кодекса, устанавливающей необходимость восполнения материально ущерба истцу, выглядят попытки законодателя выстроить систему «восполнения ущерба окружающей природной среде» со стороны физических лиц и хозяйствующих субъектов (15). И там и там «ущерб» получает конкретную стоимостную оценку. В этой связи кажется нерациональным дублировать Гражданский кодекс в некотором примитивном варианте отдельно для защиты прав биологических видов. Зачем развивать ветвь, основанную на «биологическом разнообразии», если проще объявить биологический вид субъектом гражданского права. Пусть это не покажется странным, что это именно те самые гражданские права, которые относятся к имуществу биологических видов. И в правовой тенденции демократические принципы государственного устройства под давлением практики постепенно распространяются не только на социальное бытие человека, но и на весь конгломерат биологических видов, включающий разумного человека в качестве равноправного элемента, что в связи с нынешними возможностями антропогенного вмешательства является жизненно необходимым.

Изучение проблемы усложняется её междисциплинарным характером. При попытках обсудить эту тему юристы с удивлением просят показать целиком хотя бы одну популяцию, а биологи заявляют, что животные для хранения имущества элементарно не имеют карманов. О каком же «имуществе биологических видов» может идти речь?

Если пристальнее вглядеться, то можно заметить, что некоторые биологические ви-


ды обладают огромными материальными ценностями, — по сути, экономическими активами. Поскольку биологические популяции вынуждены обеспечивать жизненные потребности друг друга в биотопах, то каждая популяция «жертвует» своей частью для процветания соседних видов. Эта отторгаемая часть составляет своеобразное имущество популяции. Например, промышленные уловы рыб, превращаясь в продукты питания для человека, приобретают конкретную рыночную стоимостную оценку. Этот имущественный продукт произведён, в некотором смысле, «трудовыми» усилиями популяции. В отличие от полезного ископаемого, не имеющего «автора» или произведённого только путём разрядки природного хаоса, получение биологического продукта связано иногда с весьма напряжённой организационно-системной работой некоторого составного субъекта

  1. включающего популяцию, который современная наука лишь совсем недавно научилась различать с точностью, достаточной для его юридического обозначения. Более того, человек считает себя вправе изымать части популяций по собственному усмотрению, устанавливая, например, квоты на вылов императивными нормами права. Насколько значительно эти императивные нормы отличаются, например, от императивных норм налогового законодательства? И там и там мы обнаружим много одинаковых посылок, функций и принципов. Не следует ли из этого, что популяции иногда неявно обременены подобием налогов, и в процессе хозяйственной деятельности несут конкретный имущественный ущерб от конкретных физических или юридических лиц? При этом правовая защита популяций сейчас фактически использует некоторую легитимную компиляцию,
  2. в сравнении составляющую примитивный эрзац развитых правовых систем, защищающих «естественные права» человека. Вполне очевидно, что практическая потребность в качественно иных формах охраны живой природы всё более осознаются законодателем, что отражается в самом воз-

24


2011


тунитшуный   экологический   жуунял



никновении понятия «защиты биологического разнообразия» и провозглашении её общенациональной значимости.

В развитии современного экологического права можно усмотреть тенденцию к обозначению естественных прав биологических видов, что следует обсудить подробнее. Анализ показывает, что права человека, закреплённые в конституциях государств, можно разделить на две категории. К первой категории можно отнести такие «естественные права», которые присущи человеку как индивиду ближе к полюсу его биологической природы, а к другой категории — естественные права, которые соответствуют, скорее, защите прав личности и личного достоинства в сфере социального и духовного бытия. Так, например, право на жизнь и жилище — защищает индивида независимо от его личностного содержания, а право на образование, свободу совести направлено на охрану «разумного», личностного содержания человека.

Вполне очевидно, что для биологических видов защита личностного содержания фактически не актуальна, на столько же, насколько это не актуально для новорожденного ребёнка. (Например, норма, защищающая свободу совести). Но право на жизнь, которое камуфлируется в термине «защита биологического разнообразия», юридически значимо. Аналогично право на жилище и его неприкосновенность соответствует правовой охране мест обитания биологических видов. Право на свободное перемещение для человека, в аналогии соответствует нормам, защищающим популяции, которые совершают трансграничные миграции и т.п.

Вполне очевидно, что «личностные» права могут быть реализованы лишь дееспособным человеком. Недееспособный человек (новорожденный ребёнок) в этих «личностных» правах потребности фактически не испытывает до достижения определённого возраста, но пользуется «индивидуальными» правами фактически даже до момента собственного рождения.

Теория права утверждает, что ребёнок является субъектом права независимо от де-


еспособности, которую он «заимствует» у опекунов (родителей) до достижения определённого возраста. Однако смысл этого «заимствования» никем не рассматривался в связи с кажущейся очевидностью истолкования. Однако здесь стоит обратить внимание, что в этом «заимствовании» могут скрываться многие логические противоречия. Не всякий признак можно «позаимствовать». Невозможно, например, позаимствовать белый цвет нашей рубашки без «заимствования» самой рубашки. Соответственно, невозможно «позаимствовать» дееспособность опекуна, являющееся неотъемлемой частью его личностного содержания без «заимствования» самой личности, что сделать в принципе невозможно.

Приходится согласиться, что новорожденный ребёнок сам по себе не является субъектом права до достижения совершеннолетия, поскольку в природе отсутствует технический механизм заимствования дееспособности опекуна. Поэтому будет правильнее рассматривать конгломерат ребёнка и его опекуна в качестве целого субъекта права. Здесь мы имеем дело с т.н. «составным субъектом права», который, по сути, напоминает юридическое лицо. Если признать справедливость подобной конструкции, то открывается возможность аналогичного использования самого принципа для обозначения конгломерата недееспособного биологического вида его дееспособного опекуна — физического или юридического лица в качестве холическо-го составного субъекта права.

Фактически субъект права «биологический вид — опекун» уже неявно существует. Всевозможные егерские службы или рыбинспекции осуществляют опекунские функции для биологических видов, как представители государства. В аналогии — это опекунские комиссии, которые со стороны государства заботятся о правах детей, и которые призваны защищать правовые интересы детей даже от иногда неправомерных действий собственных родителей. Необходимо ли тогда что-либо менять в существующих механизмах экологического


25


права? Несомненно. Государство, присваивая прерогативу защиты окружающей среды, конечно, может защитить биологические виды от кого угодно, кроме самого себя. Монополия на природоохранную функцию автоматически порождает неблагоприятные следствия, в частности — бюрократию и коррупцию, что делает только государственную охрану природы мало эффективной. Однако поскольку биологические виды не имеют дееспособных родителей, демонополизировать природоохранную функцию на первый взгляд представляется затруднительным.

Возможно в данной ситуации окажется полезным, например, формирование правовой системы «гражданского экологического протектората» — профессионального и возмездного опекунства для популяций силами физических или юридических лиц. В этой схеме общественные или научные организации, а, может, и физические лица наряду с государственными органами, принимая на себя заботу об имущественных правах популяций, по сути, сформируют некоторое составное «экологическое лицо», включающее биологический вид в качестве основного элемента. Эти «экологические лица» должны иметь возможность инициировать гражданские судебные иски по поводу нарушения жизненных интересов популяций, за что «опекунам» должно поступать часть средств, в судебном порядке компенсирующих ущерб популяции со стороны третьих лиц. Основная же часть компенсации, которая определяется, например, по претензии или по решению суда, должна поступать в фонд поддержания численности конкретной популяции или их обозначенной группы. Поступая в специализированный фонд конкретной популяции, эта основная часть средств должна расходоваться на мероприятия по поддержанию численности данной популяции (биологического вида) или нескольких взаимосвязанных популяций. Для этого специальные экологические комиссии на конкурсной основе (в число которых должны входить не только представители государства, а также специалис-


ты общественных и научных организаций), определяют наиболее эффективные проекты восстановления численности и обеспечения жизнедеятельности популяций.

Ключевым моментом в данном случае является то обстоятельство, что биологические виды становятся не только субъектами права, но и собственниками таких активов, которые способны обеспечить возмездную, а, стало быть, наиболее эффективную правовую защиту собственных прав. Кроме того, это позволит развивать рациональную «хозяйственную деятельность популяций».

Обозначение правосубъектности биологических видов и популяций наделяет их гражданскими правами и включает развитой механизм правовой защиты. И не только имущественных интересов, если популяция понесла ущерб. Если этот ущерб субъекту права необратим, то включается, например, уголовное законодательство по факту геноцида. (Например—истребление осетровых рыб в бассейне Волги) Это — в перспективе, которая пока сильно отличается от нынешней практики, когда интересы биологических видов фактически и сколько-нибудь действенно защищает только административное и в меньшей степени уголовное право.

Можно заметить, что предлагаемая схема отличается от современной схемы «взимания платы за пользование биологическими ресурсами и восполнения ущерба окружающей среде со стороны хозяйствующих субъектов». Ныне эти денежные компенсации в большей части централизуются на федеральном уровне. Попытки передачи этих средств в региональные и местные бюджеты также не обнаружили достаточной эффективности. Наше предложение состоит в том, чтобы в значительной степени исключить государственную централизацию тех средств, которые соответствуют размерам ущерба биологическим видам в бюджетах любого уровня, но объявить эти средства собственностью конкретных «экологических субъектов» права. А затем использовать накопленные имущественные ресурсы в реализации конкурсных проектов поддержания численности конкретных популяций.


26


2011


тунитшуный   экологический   жуунял



Конечно, можно предвидеть массу вопросов и возражений по поводу предлагаемой схемы охраны «биологического разнообразия». Однако сейчас наша скромная цель как раз в том и состояла, чтобы, во-первых, обнаружить эти вопросы и возражения, во-вторых, показать, что право развивается в обозначенном направлении независимо от этих вопросов и возражений, в-третьих, — попытаться назвать вещи — своими именами, поставив знак равенства между «охраной биологического разнообразия» и «естественным правом нажизнь» для биологических видов.


В дополнение можно заметить некоторый курьёз — факт появления «Конвенции о биологическом разнообразии» естественным образом порождает фундаментальный элемент некоторой неписанной межнациональной общепланетарной Конституции, которая и провозглашает естественные права биологических видов, среди которых человек становится всего лишь равноправным элементом. Всё остальное, о чём здесь говорилось — становится следствием, которое может быть выражено в иной форме, но в той же самой сути.

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.