WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

ГУМАНИТАРНЫЙ ЭКОЛОГИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ-2011(2)-2

Научный журнал

 

Права дикой природы

Почему человек с продолжительностью жизни в 70 лет имеет право уничтожать рощу секвой, которым по 2 тысячи лет?

Дэйв Формэн

Права дикой природы — это защищаемые моралью или законом потребности, притязания, интересы природы, рассматриваемой как моральный партнер.

Дикая природа все более зависит от человека и, значит, все более и более нуждается в признании своих прав и свобод. Она имеет следующие естественные (моральные, неписаные) права:

  1. Право на существование
  2. Право на свободу
  3. Право на возмещение ущерба
  4. Право на процветание
  5. Право на жизненное пространство

Права дикой природы обладают не только правовым, но и нравственно-этическим, духовно-культурным и религиозным наполнением. Поэтому их нарушение влечет неодобрение, осуждение со стороны отдельных лиц и общества в целом.

Естественные права дикой природы — понятие новое, развивающееся, к которому люди еще должны привыкнуть, взяв их на вооружение как в стратегии, так и в практике природоохраны. Кстати, первой в мире страной стал Эквадор, утвердив в 2008 г.


новую Конституцию, где признаны права дикой природы на существование и восстановление. Вместе с тем следует отметить, что согласно социологическому исследованию (опрошено 1200 человек в разных регионах Украины), проведенному по заданию Киевского эколого-кулыурного центра в 2000 г., 66% опрошенных поддерживает идею прав дикой природы и видов живых существ.

Естественное право есть идеал для позитивного (юридического) права, его идеальные требования — только суть проекта будущего позитивного права, призванного в законе или обычае. Придание прав дикой природе не означает, что человечество сразу и окончательно отказывается от всех видов пользования участками дикой природы. Придание прав лишь означает, что человечество будет к этому стремиться. Следует также отметить, что права дикой природы, в отличие, скажем от доброго или любовного к ней отношения, делают наши действия по отношению к свободной природе этически обязательными вне зависимости от наших чувств или симпатий, которые к тому же у некоторых людей могут отсутствовать.

Ценность дикой природы

Ценность дикой природы — это субъективная оценка значения дикой природы, мотивирующая способ поведения человека. Она определяется субъектом или навязывается ему обществом в относительных единицах или баллах (нужно — не нужно, хорошо — плохо). Ценности дикой природы вызывают соответствующие природоохранные мотивации — этическую, научную, религиозную и т.д.

Нечто обладает внутренней (абсолютной, автономной ценностью для себя, подлинной, врожденной, присущей) ценностью (значимостью, достоинством), если оно существует само по себе, независимо от пользы для других, как цель сама по себе, для себя, для своей собственной пользы, и является основанием определенных зако-


26


2011


тунитшуный   экологический   жуунял



нов. Внутренняя ценность независима от чьей-либо оценки, а также от полезности или заслуги.

Впервые о внутренней ценности заговорил еще в 1785 г. И. Кант в своих «Основах метафизики нравственности». Однако он стоял на позициях мягкого антропоцентризма, и поэтому считал, что внутренней ценностью обладает только человек, человечество и все разумные существа.

Экофилософы XX века расширили этику И. Канта, полагая, что внутренней ценностью обладает каждое животное, растение, вид, экосистема, ландшафт, участок дикой природы и даже отдельные его неживые элементы — реки, скалы, облака.

Перефразируя И. Канта, можно сказать, что дикая природа существует как цель в себе и для себя, а не только как средство достижения целей человека, и во всех своих поступках, направленных на нее, человек должен всегда рассматривать дикую природу как самоцель.

Можно предположить, что цель существ, видов и экосистем, имеющих внутреннюю ценность, заключается в сохранении жизни, в продлении существования или в их собственном счастье.

Хозяйственные ценности дикой природы имеют цену рынка, духовные ценности — определяемую аффектом цену, и только внутренняя ценность не имеет цены, а обладает достоинством, что выше всякой цены.

Внутренняя ценность одуванчика, белки, целинной степи, древнего леса абсолютная, безусловная, несравнимая ценность, оценивание которой происходит не в долларах, а в уважении.

Внутренняя ценность тесно связана со свободой выбора (внутренней волей) дикой природы. Наличие только одной внутренней ценности уже достаточное основание для охраны дикой природы. Она также связана с естественными (моральными, природными, врожденными) правами — правом на жизнь (существование), свободу и т.д. Ими природа обладает с момента возникновения. Лес должен существовать для деревьев, вода для речки, дикая приро-


да для самой себя. Недаром в «Декларации Земли», принятой в 2000 г., сказано: «Признавать, что все живое на Земле взаимозависимо, и любая форма жизни имеет свою ценность независимо от той пользы, которую она представляет для человечества».

Кроме внутренней ценности существуют и внешние ценности дикой природы. Их главное отличие в том, что внутренняя ценность дикой природы полезна для самой природы, а внешняя ценность полезна для других, например для человека или иных видов.

К внешним (инструментальным) ценностям дикой природы относятся: политическая, эталонная, экологическая, рекреационная, образовательная, хозяйственная, научная, музейная, воспитательная, ценность свободы, историко-культурная, религиозная, эстетическая, патриотическая, ценность «дикости» природы, ценность наследия, ценность существования дикой природы, ценность поддержания жизни, ценность убежища, ценность вдохновения, ценность защиты от новых болезней, этическая, символическая, духовная, а также некоторое количество неизвестных (неосознанных) ценностей.

Внешние (инструментальные) ценности, экономическую стоимость которых можно подсчитать, называются материальными. К ним, например, относится хозяйственная ценность. Внешние (инструментальные) ценности, экономическую стоимость которых трудно или невозможно подсчитать, называются нематериальными. К ним относятся эстетическая, научная, религиозная и другие ценности дикой природы. Нематериальные внешние ценности, хотя и имеют отвлеченный характер, всегда ценятся выше материальных. Так, священная роща стоит больше, чем денежная оценка ее лесоматериалов.

Когда незаповеданный участок дикой природы получает юридический статус заповедника или другой ОПТ, он может приобрести и новые ценности. Например, миротворческую. В данном случае заповед-


27


тужлтшуный зхшшчесхнй журил


то* 13, (ып. г (41)



ник выступает как социальный инструмент и место для установления мира между народами, как средство пропаганды, терпимости и взаимопонимания.

Конфликты ценностей дикой природы

Ценности дикой природы нередко являются источниками конфликтов. Чаще всего конфликты случаются между оценкой нематериальных и материальных ценностей в силу того, что устаревшая практика природопользования на первое место практически всегда ставит материальные ценности дикой природы, при потреблении которых, как правило, гибнут не только нематериальные ценности, но и вся дикая природа в целом.

Если в данном случае дикая природа может удовлетворять как спрос на высокие, редкие, идеальные ценности, так и на распространенные, низкие, обыденные ценности, а один способ пользования этими ценностями исключает другой, то тогда ради сохранения более высокой, идеальной ценности следует исключить пользование более низкой ценностью. Никто не будет из полотен Рембрандта шить мешки для муки.

Конфликты ценностей возникают тогда, когда пересекаются интересы людей с противостоящими взглядами и ценностными оценками.

Чаще всего нематериальные ценности являются более важными, чем материальные ценности природы. Однако из-за того, что их очень тяжело идентифицировать и оценить, имеется опасная тенденция игнорировать их как в заповедном деле, так и вообще в охране природы. Поэтому очень важно добиваться, чтобы нематериальные ценности природы получали должную оценку и защиту.

Одним из путей решения конфликта ценностей в ОПТ может быть их зонирование (когда в определенных зонах приоритет отдается защите тех или иных ценностей природы), или же защита и пользование природными ценностями в различное


время года, что исключает конфликт ценностей.

Дикая природа — колыбель эволюции

Дикая природа предоставляет места обитания для скрытых, чувствительных к человеческому присутствию разнообразнейших диких животных, растений и микроорганизмов, а также основу для природных процессов, создающих и формирующих биоразнообразие. Дикая природа — самоорганизующая независимая среда обитания дикой жизни, которая может обитать только в ней. Как писал средневековый китайский философ Ли Тай бо, дикая природа — другое небо и другая земля, в ней нет ничего человеческого.

Дикая природа отвечает за приблизительное 90% энергии солнца, улавливаемый с помощью фотосинтеза, и поэтому играет критически важную роль в глобальной энергетической системе Земли.

Дикая природа — это контекст, в котором жизнь всегда благоденствовала и процветала. Дикая природа — арена эволюции. Дикая природа представляет собой контрольный уровень, эталон, относительно которого мы можем измерять наше природопользование.

Дикая природа необходима для сохранения процесса формирования вида, течения жизни дикой природы и собственно природного эволюционного процесса. Дикой природе нет альтернативы. Зоопарки, ботанические сады, искусственное осеменение и программы выращивания редких видов, генные банки являются абсолютно неудовлетворительными для охраны биоразнообразия.

Красота и божественность дикой ПРИРОДЫ

Один из главный принципов природоохранной эстетики, сформулированной более века тому назад выдающимся английским культурологом и экофилософом Джо-


28


2011


тунитшуный   экологический   жуунял



ном Рескиным гласит: «наибольшей эстетической ценностью обладает дикая природа. Все, приближающееся к ней, стремится к красоте, все, удаляющееся от нее, склоняется к безобразию».

Европейская эстетика более чем на 13-14 веков позже, чем китайская и японская, подошла к высокому оцениванию красоты свободной природы.

Английская философ граф Шефтсбери одним из первых в Европе смело заявил в начале 18 века: «И грубые скалы, и покрытые мхом пещеры, и гроты неправильные и никем не вырытые, и водопады на реках, и все эти навевающие страх прелести диких и неприступных мест — все это больше представляет собой природу, будет зрелищем более захватывающим и явится с величием, оставляющим далеко позади все выкрутасы княжеских садов».

С позиции природоохранной эстетики дикая природа — это уникальная эколого-эстетическая система, образованная гармоничным сочетанием живой и неживой природы, живущая по своим экологическим законам.

По своему красивой может быть не только эпическая дикая природа (горы, степи, море), но и буреломы, болота. Американский писатель Г. Эббот писал: «На более высоких склонах этих холмов рука человека, несомненно, никогда не поднимала топора. Беспрепятственные процессы природы там развили тип леса возможно не научный, но несомненно дико красивый. Там созревший, упавший монарх, распадаясь, удобрял корни последующих поколений деревьев, их переплетенные ветви формировали купол далеко вверху, через который профильтровывались только ограниченные столбы солнечного света. Изобиловали грибы и другие грибковые организмы в большом разнообразии форм и блестящих цветов. Мхи служили мягкими, роскошными коврами для пола этих храмовых коридоров. Там начиналась страна чудес!».

Вмешиваясь в дикую природу, нарушая экологические законы, человек тем са-


мым ухудшает и ее эстетику. Это выражается в загрязнении вод и воздуха, сведении эстетически ценных дремучих лесов, истреблении эстетически привлекательных видов животных и растений и т.д. Как метко подметил великий Гете, все, к чему прикасается человек, теряет свое совершенство.

Философы Э. Бурк и И. Кант высказали идею о прекрасном и величественном в природе. Прекрасная природа обладает меньшей эстетической степенью. Такой может быть как природы дикая, так и природа окультуренная. Высшей эстетической степенью обладает природа величественная. Такой может быть природа только дикая, практически не затронутая человеком.

И. Кант пишет: «Высокие дубы и уединенные тени священной рощи величественны, цветные клумбы, низкая изгородь и затейливо подстриженные деревья прекрасны».

В природе дикой, величественной производят впечатление обширность, массивность, хаос, дисгармония. Атрибуты, которые предназначаются для Бога, применяются и к величественным природным объектам — горам, моря, дремучим лесам, диким рекам, пустынным каньонам, вызывающим чувства ошеломления, величия, благоговения, страха и счастья.

Именно поэтому дикая природа, имеющая высшую эстетическую степень и оцениваемая как величественная, воспринимается еще и как божественная. Здесь мы видим переход божественных черт от Бога к природе. Такая дикая природа одновременно влечет и устрашает.

Американский психолог У Джеймс писал, что и религиозное чувство величественного — это особое ощущение, которое мы испытываем в ночную пору в лесу или в горном ущелье, только в данном случае оно порождается мыслью о присутствии сверхъестественного.

В глухой тайге, как будто б храме, Я близость чую Божества.


29


тужлтшуный зхшшчесхнй журил


то* 13, (ып. г (41)



Вон среди ветвей в зеленой раме, Как в день великий торжества, Блестит алтарь, горя огнями, Сияет в небе голубом Голец со снежными зубцами Средь  гор  приподнятый  горбом.

А.  Львов

Действительно, взгляд на дикую природу, как имеющую несравненно высокую эстетическую и божественную ценность, поднимает людей к религиозным мыслям, которые крепче привязывают к ее чудесам и красотам.

Следует отметить, что люди с высокой духовной организацией всюду видят в дикой природе божественное, люди с низкой духовной организацией не видят ничего.

Есть ЛИ ДУША У ДИКОЙ ПРИРОДЫ?

Согласно законам синергетики (наука о саморазвивающихся системах), некоторые природные открытые системы, имеющие извне постоянный приток энергии, способны усложнить свои структурные связи и эволюционировать в образования высшего порядка. Как это ни фантастически звучит, но ученые предполагают, что может существовать разум, носителем которого является сложное электромагнитное поле, кристаллическая структура, океан, дремучий лес, другой большой участок дикой природы.

Возможно, поэтому нужно согласиться с тем, что дикая природа имеет и душу, то есть способна в определенном смысле переживать, сопереживать, чувствовать красоту.

ГЛАВА III

ОХРАНА ДИКОЙ ПРИРОДЫ Суть понятия «охрана природы»

В настоящее время существующий в русском языке широко известный термин «охрана природы» представляет собой


свободно и противоречиво используемое двойственное понятие: 1) собственно «охрана природы» и 2) рациональное использование природных ресурсов. Вместе с тем первоначальный смысл этого термина — защита, покровительство, охрана, неиспользование, спасение природы ради нее самой.

Г.А. Кожевников еще в начале 29 века так объяснял смысл понятия «охрана природы»: «... Важно подходить к вопросу охраны природы с широкой принципиальной точки зрения, а не смотря узко — утилитарно... Охранять первобытную дикую природу ради нее самой, смотря на прикладные вопросы как на стоящие на втором плане — вот основная идея охраны природы...».

Польский эколог Я. Колбычевский полагает, что под охраной понимается в первую очередь деятельность в пользу слабого, кто без оказания определенной помощи мог бы погибнуть, не в состоянии сам справиться со своими проблемами.

Ф.Р. Штильмарк категорически не согласен с теми экологами, которые заявляют, что якобы «охрана природы» и «рациональное природопользование» суть одинаковые понятия: «на самом деле охрана (природы — В.Б.) начинается лишь там, где она прочно и реально не содействует, а противостоит природопользованию, вот в чем главное».

Любое использование дикой природы, любое хозяйствование есть уже ее уродование, вне зависимости от того, рационально оно или нет. Весь вопрос в степени и быстроте уничтожения (ухудшения) дикой природы. Известный российский экологический юрист профессор О. С. Колбасов убедительно показал в своих работах, что охрана природы и рациональное природопользование отличаются друг от друга прежде всего целями. Целью рационального природопользования является извлечение прибыли, целью охраны природы — сохранение дикой природы и дикой жизни.

Поэтому, чтобы не было терминологической путаницы, необходимо дать следу -


30


2011


тунитшуный   экологический   жуунял



ющую расшифровку двум выше перечисленным терминам.

Охрана природы (preservation) — альтруистические действия, направленные на защиту природы от эксплуатации, человеческого использования, неиспользование природы, сохранение природы нетронутой навечно, оставление природы в покое, защита, покровительство, спасение природы ради нее самой, защита прав природы, сохранение растений, животных, микроорганизмов и их мест обитания навечно ради них самих, независимо от любого намека на настоящее или будущее использование человеком.

«Рациональное природопользование» (conservation) — мудрая забота о природных ресурсах от их истощения, расточительства и уничтожения так, чтобы их хватило на неограниченный (долгий) срок, разумное, неистощимое использование природных ресурсов, временное приостановление использования природы, мудрое порабощение природы.

Дикая природа и заповедное дело

В настоящее время существует четыре основных идеологии заповедного дела.

1.  Сакральное заповедание

Сакральное заповедание — самая древняя идеология заповедного дела. Она основана на поклонении богам, духам, обитающим в природных объектах. Заповедание природных объектов происходит без вмешательства государственных институтов (народная охрана природы) и характерно для язычества, буддизма, даосизма, индуизма, реже ислама и христианства. Согласно данной идеологии дикая природа священна, однако ей поклоняются и ее защищают не ради нее самой, а из-за связи с божеством (духом).

2. Ресурсизм

Ресурсизм предполагает «рациональное использование природных ресурсов»


в целях получения «наибольшего блага для наибольшего количества людей в течение наибольшего времени». По мнению его сторонников только рынок объективно определяет достоинство и ценность участков дикой природы. Согласно ресурсизму данная природа может быть изменена, улучшена или в какой либо личине сведена к окружающей среде. Для сторонников ресурсизма дикая природа не священна, не имеет внутренней ценности, целей, не обладает правами. Они против принципа абсолютной запо-ведности. Вместе с тем, ресурсизм поощряет создание некоторых видов охраняемых природных территорий, например, охотничьих заказников с целью воспроизводства подорванных популяций охотничьих животных для их систематического отстрела. Однако сможем ли мы спасти дикую природу в системе, измеряющей счастье количеством товара, сводящей все ценности к единственной — деньгам, и рассматривающей природу исключительно как источник сырья — большой вопрос.

3. Классическое заповедание

Сторонники классического заповеда-ния, в отличие от ресурсистов, стоят на более прогрессивных экологических позициях. Они видят природу как экосистему, где целое больше, чем сумма частей; утверждают, что природные системы являются координирующими областями в природных иерархиях. Однако, все же классическое заповедание можно приравнять к поверхностной экологии, не многим более чем инструменту для поддержания человеческой цивилизации.

Несмотря на то, что сторонники классического заповедания явно расширяют свои оценочные критерии дикой природы (в сравнении с ресурсистами), они продолжают аргументировать важность охраняемых природных территорий их полезностью для людей, Например, филиал Карпатского заповедника Долина нарциссов должна быть сохранена, потому что будущие


31


тужлтшуный зхшшчесхнй журил


то* 13, (ып. г (41)



поколения людей будут наслаждаться ее красотой. Сторонники классического запо-ведания против прямого хозяйственно-губительного использования дикой природы (рубки леса, добыча полезных ископаемых, создание водохранилищ и т.д.), но не возражают против научного, эстетического, религиозного, рекреационного и иного освоения. В своей парадигматической основе классическое заповедание, по мнению американского экофилософа Макса Оелшлегера, остается сугубо антропоцентрическим, поскольку, согласно этой идеологии, дикая природа опять же существует для удовлетворения интересов человека, а не сама для себя.

Сторонники классического заповедания не утверждают, что дикая природа имеет внутреннюю ценность, свои цели и обладает правами. Большая часть из них не считает дикую природу священной. Приници-пы приверженцев классического заповедания часто неуверенны и противоречивы: они поддерживают стремление к абсолютной заповедности в заповедниках, однако поощряют там отстрел животных в научных целях, тушение пожаров, возникших по природным причинам, экотуризм, студенческие практики.

По сути, позиция сторонников классического заповедания саморазрушающая, ибо согласно их взглядам, интересы дикой природы уступают интересам человека, а значит, заповедники всегда могут быть упразднены ввиду изменившихся интересов людей.

Парадокс их позиции состоит также в том, что разрешая использовать дикую природу заповедников для науки, экотуризма, экопросвещения, студенческих практик и т.п., они способствуют превращению природы дикой в природу окультуренную. Ведь любое, пусть самое незначительное использование территорий дикой природы в любом случае создаст угрозу для их существования.

Люди должны понять, что главная ценность дикой природы заключена в ее естественности вне нужд человека. Ди-


кая природа тем ценнее, чем она независима от нас.

4. Этика дикой природы

В отличие от сторонников классического заповедания, поборники новой природоохранной идеологии XXI века — этики дикой природы — видят дикую природу имеющей внутреннюю ценность, обладающую правами. Они настаивают, что человеческие ценности не исчерпывают всех временных ценностей, ибо понятие ценности включает в себя гораздо больше, чем упрощенное удовлетворение человеческих интересов. Для сторонников этики дикой природы защита дикой природы принимается ради нее самой. Поэтому они поддерживают создание таких охраняемых природных территорий, где дикой природе предоставляется полная свобода, без какого-либо научного, рекреационного, образовательного или религиозного освоения.

Позиции сторонников этики дикой природы, в отличие от поборников классического заповедания, не страдают дуализмом.

Существует два смысла слова «заповедание»: большинство современных усилий по заповеданию следует первому — сохранению вещей. Сторонники этики дикой природы поддерживают второе значение — сохранение процесса.

Они поддерживают принцип стремления к абсолютной заповедности в заповедниках, а также выступают категорически против добьии в заповедниках животных и растений в научных целях, проведения там экотуризма, студенческих практик, различных регулировочных мероприятий, тушения пожаров, возникших по природным причинам. Они не согласны с рыночным оцениванием ценностей дикой природы. По их мнению, само право дикой природы на существование уже достаточное обоснование для заповедания. Пусть создаются особые заповедные объекты, где внутренняя ценность дикой природы считается основной. Там должно быть запрещено любое, пусть даже косвенное использование природы: и экотуризм, и наука, и экоп-


32


2011


тунитшуный   экологический   жуунял



росвещение, и даже охрана. В радиусе не меньше 100 километров должны быть закрыты все загрязняющие производства.

Этические принципы заповедного дела играют роль этического идеала и существуют в виде заповедей, норм, правил и законов, указывая, как должен действовать человек.

  1. Не навреди
  2. Не вмешивайся
  3. Соблюдай права природы
  4. Природа знает лучше
  5. Компенсируй ущерб

Цель этических принципов — создание внутренних нравственных барьеров, особых «табу», запрещающих или регламентирующих определенные действия по отношению к заповедникам и другим ОПТ с позиции этики, создание особых этических традиций в заповедном деле и охране дикой природы. Речь идет не только о выработке особых, корпоративных этических правил поведения работников заповедников, национальных парков и других ОПТ, но и о влиянии на общественное мнение в отношении заповедников путем повышения значимости этической ценности ОПТ и этической мотивации защиты дикой природы.

Этические принципы заповедного дела могут с успехом применяться в экологическом образовании, воспитании и просвещении с целью воздействия не только на разум, но и на душу, сердце человека, а также в менеджменте заповедников, национальных парков и других ОПТ.

Этические принципы заповедного дела не являются способами принуждения людей исповедовать экологическую этику, т.к. этика вообще не допускает элемента принуждения. Каждый человек присоединяется к ним добровольно.

Что же касается незаповеданных участков дикой природы, то доступ туда должен быть законодательно ограничен. Ибо ценность свободной природы во многом сос-


тоит именно в том, что природу посещает мало народа. Дороги оскверняют ее, а толпы уничтожают.

В этом плане интересен опыт США, где в 1964 г. был принят по настоящему революционный Закон «О дикой природе». Он качественно усилил защиту свободной природы. Была создана Национальная система участков дикой природы, отводимых навечно как ценные экологические территории, используемые только для ограниченного примитивного туризма. Кстати, некоторые американские природоохранники держат сторожевых псов на границах участков дикой природы, чтобы туда никто не прошел.

Следует подчеркнуть, что в 1992 г. Международный союз охраны природы принял новую категорию охраняемых территорий МСОП, куда в качестве особой категории «16» введена сравнительная новая форма охраняемой природной территории (практикуемая в ряде стран и, в частности, в США) — «территория дикой природы» (Wilderness Area). Согласно определению — это «обширный по площади участок суши (включая акватории) с дикой или минимально измененной природой, не имеющий постоянного населения, сильно удаленный от основных зон урбанизации и освоения, сохраняемый в целях поддержания на неограниченно длительное время базовых параметров биосферы, хода естественных природных процессов и ненарушенных (натуральных) экосистем, используется для проведения научных исследований, экомониторинга, жестко лимитируемой и преимущественно безмоторной рекреации, в строго ограниченных экологически обоснованных масштабах допускается использование ресурсов местным (аборигенным) населением».

Главный критерий подбора таких участков —наличие дикой природы. Внутри них не должно быть проезжих дорог с твердым покрытием, сами территории — удалены от «вида и шума человеческих поселений». Такие участки дикой природы могут быть вьщелены как среди уже существующих


33


тужлтшуный зхшшчесхнй журил


то* 13, (ып. г (41)



ОПТ — национальных парков, резерватов, так и вне их, например, в государственных лесах.

К 2005 г. в США под систему участков дикой природы отведено около 106.498.016 акров. Это 677 участков находящихся в 44 штатах США, что составляет 4,7% площади страны. На них практически полностью прекращена хозяйственная деятельность, гидростроительство. Опрос, проведенный в США в 1998 г. показал, что две трети избирателей поддерживают охрану участков дикой природы. В Австралии, как показали социологические исследования, проведенные в 1996 г., большинство населения ценит области дикой природы и обеспокоено их охраной. Многие согласны с тезисом, что «дикая природа должна быть сохранена ради нее самой, а не потому, что люди хотят ее использовать». И только 12% опрошенных считает, что «экономическое развитие является более важным, чем сохранение дикой природы». В 1993 — 1994 годах в Канаде провели опрос с целью выяснить, что является символом этого государства. Национальные парки заняли третье место после флага и гимна Канады, обогнав даже известный во всем мире канадский хоккей. Подобный подход позволяет довольно быстро и в масштабах всей страны взять под учет и охрану государства многие имеющиеся еще не заповеданные территории ненарушенной человеком природы. В 1973 г. подобный Закон о дикой природе принят в Канаде. В Австралии «Закон о дикой природе» принят в 1987 г. штатом Новый Южный Уэльс и в 1992 г. штатом Южная Австралия, в 1986 г. в этой стране начата национальная инвентаризация участков дикой природы. В 1991 г. закон о дикой природе принят в Финляндии, которым выделено 12 областей дикой природы.

Все то, что на сегодня сохранилось от дикой природы, и это не более 11% территории планеты, должно оставаться неприкосновенным и войти в вечность. К сожалению, пока эти последние проценты, в основном, защищены не столько согласием, восхищением или сознательностью че-


ловека, сколько географической недоступностью.

Сохранению оставшихся уголков дикой природы будет способствовать контроль над численностью человеческого населения Земли, а также поощрение частников сохранять на своих землях участки дикой природы. Так, еще Джон Рескин предлагал выдавать землевладельцам премии за содержание земли в «состоянии природного изящества».

Повышение значимости нематериальных и внутренней ценностей дикой природы — очень важный момент. Это играет огромную роль в заповедном деле прежде всего потому, что признание нематериальной оценки не только специалистами природоохраны, но и другими социальными группами увеличит шансы сохранения дикой природы. С другой стороны, мировой опыт сохранения ненарушенных природных территорий на основе только прагматических подходов давно показал свою недостаточность и неэффективность.

Как справедливо отмечает работник Башкирского заповедника A.M. Волков, «...заповедное дело в целом является деятельностью, обладающей объективно высокими моральными стандартами. Цели и мотивы зало ведания — не только прагматические, но и духовные, этические и эстетические. И заповедно дело должно последовательно и системно строиться так, чтобы вся деятельность заповедной системы... не противоречила тем духовным ценностям, ради сохранения которых она создавалась».

В фантастическом романе американского писателя Клиффорда Саймака «Заповедник гоблинов» рассказывается, что на Земле будущего рядом с человеческой цивилизацией существует заповедник для странных существ — гоблинов. Они были совершенно бесполезны для людей, однако являлись ценностью сами по себе, и поэтому охранялись в заповеднике... А почему, собственно говоря, благородная идея «заповедников для гоблинов» должна быть фантастикой?


34


2011


тунитшуный   экологический   жуунял



Заповедание государством участков дикой природы — процесс довольно трудоемкий и длительный. По-видимому, параллельно может быть начат другой процесс — добровольное ограничение использования незаповеданных участков дикой природы. Оставаясь юридически не-заповеданными, они будут сохраняться благодаря их неиспользованию местным населением.

Выбор участков дикой природы

Горе тем, кто сблизит дом с домом,

поле с полем, пока не останется места, кроме как на краю света!

Пророк Исайя

Я твердо убежден, что пришло время брать под охрану не только те природные участки, на которых обитает большое количество редких видов, не только те, что имеют значительную экологическую, эстетическую, культурную, религиозную или научную ценность, репрезентативны или уникальны, но и такие территории, на которых просто сохранилась дикая природа. То есть наличие дикой природы является главным критерием при выборе объекта. Как я уже писал в предыдущих главах, по этому пути удачно идут американцы, фи-ны, австралийцы и канадцы, согласно национальным законам «О дикой природе», взявшие под охрану значительную часть имеющихся в своих странах участков дикой природы. Мне кажется, что подобная практика принесет быстрый и значительный успех и в странах СНГ.

Взятие под охрану дикой природы по американскому образцу (согласно Закону «О дикой природе») никоим образом не должно мешать отечественной практике за-поведания, то есть созданию заповедников, заказников, национальных парков и т.п. Просто американский путь довольно быстро, благодаря простоте своей процедуры, позволит защитить от хозяйственного использования значительное количество участков дикой природы.


Закон США «О дикой природе», также как и созданная на его юридической базе Национальная система охраняемых областей дикой природы, утверждены Конгрессом США, поэтому каждый новый участок дикой природы может быть добавлен к Национальной системе охраняемых областей дикой природы(или удален) только актом Конгресса США, что защищает систему областей дикой природы от местного административного произвола. Следует отметить, что в Национальную систему охраняемых областей дикой природы входят как уже охраняемые территории национальных парков (Службы национальных парков), охотничьих резерватов (Службы рыбы и дичи), так и неохраняемые территории, находящиеся во владении Лесной службы или Бюро менеджмента земли. Согласно этому Закону данные землепользователи несут юридическую ответственность за сохранение дикой природы.

В США выбором участков дикой природы для внесения их в Национальную систему охраняемых областей дикой природы преимущественно занимается Лесная служба. Поэтому критерии, которыми она руководствуется при выборе территорий, ориентированы в основном на решение прагматической задачи — рекреационного обслуживания населения (как говорят американцы — ради получения человеком опыта дикой природы), что ожесточенно критикуется природоохранниками. Такими критериями являются: 1) природная целостность (очевидная естественность); 2) возможность побыть в одиночестве; 3) возможность примитивного рекреационного опыта; 4) пейзажная красота.

Думается, для отечественных природоохранных разработок подобная методика, в силу своего очевидного утилитаризма, за основу взята быть не может (за исключением пункта 1).

Можно предложить следующее. Как я уже писал выше, согласно Г. Эплету, дикое состояние участка природы является функцией одновременно свободы от человеческого контроля и естественности. Оттал-


35


тужлтшуный зхшшчесхнй журил


то* 13, (ып. г (41)



киваясь от этих двух критериев, можно создать собственную отечественную методику для выбора участка дикой природы. Под «естественностью» понимается наличие естественных биоценозов. По мнению зав. отделом Института ботаники НАН Украины к.б.н. С.Л. Масякина, параметры «естественности» могут определяться по сумме следующих признаков:

  1. Отсутствие инвазийных неаборигенных видов флоры и фауны;
  2. Полноценная структура растительного и животного сообщества;
  3. Соответствие биоты и ландшафта;
  4. Ненарушенность ландшафта

К этим признакам, характеризующим естественность флоры и фауны, нужно добавить признаки естественности воды, воздуха, земли, климата, а также то, что данная область не была искусственно восстановлена человеком до состояния имеющего вид естественности.

Американский экофилософ Марк Вудс пишет: «Следует отметить различия между синхронной естественностью и диах-ронной естественностью. Первая относится к естественности, которая существует в тот момент, когда мы смотрим на территорию, последняя — к естественности, которая охватывает период времени в настоящем и будущем. Охрана дикой природы относится к понятию диахронной... Ориентированная на будущее естественность обходит проблемы определения дикой природы в связи с прошлым и предполагает, что естественность — это всегда


какая-то степень, а не четкое разделение категории дикой природы и природы, затронутой вмешательством человека. Будущая природа имеет зависимость от культуры прошлого. Нам придется отказаться от строгого чистого определения дикой природы и признать, что дикая природа связана с будущими условиями и первопричина с прошлым... Естественность ди-ахронична и в связи с прошлым может возрождаться. Когда мы говорим о пер-цептуальных условиях природы, мы ссылаемся и на то, что видим сейчас, и на то, что увидим в будущем. Таким образом, если видим сейчас некоторую степень естественности, ее потенциал, то в будущем мы сможем увидеть дикую природу.

Критерий «свобода от человеческого контроля» определяется отсутствием дорог, людей, постоянных жилищ цивилизованного человека, мелиоративных каналов, прудов, ЛЭП, ограждений, трубопроводов, других хозяйственных сооружений, отходов, отсутствием антропогенного шума, света, запаха, больших стад сельскохозяйственных животных, а также удаленностью участков дикой природы от человеческих поселений. Следует особо подчеркнуть, что наличие дорог, прежде всего с твердым покрытием — один из главных показателей человеческого контроля.

Согласно разработке группы днепропетровских ученых под руководством К.Н.Гор-ба, выполнивших в 2001-2002 гг. по заданию Киевского эколого-кулыурного центра работу «Методические подходы к оценке сте-пери дикости природных территорий Укра-


РаспределениевыделенныхобластейдикойприродымеждуфедеральнымиагентствамиСША

на 1999 г. (поD. Ostergren, 1999)

Агентство

К оличество

областей дикой

природы

Общая площадь (га)

% от всех областей дикой природы

Служба леса

Служба национальных парков

Служба рыбы и дичи

Бюро землепользования

399 44 75

136

14.448.538 17.919.715 8.618.905 2.172.942

33,5

41,5

20

5

Всего

654

43.160.100

100

36


2011


тунитшуный   экологический   жуунял



ины в целях формирования концепции статуса участка дикой природы», первый главный критерий дикости — «свобода от человеческого контроля», имеет такие основные компоненты: 1) посещение людьми; 2) наличие антропогенных объектов и дорог; 3) ближние вещественные воздействия; 4) невещественные воздействия; 5) удаленность от внешних источников дальнего вещественного воздействия.

Следующий главный критерий — «естественность» — имеет такие основные компоненты: 1) сохранность рельефа и геологического строения; 2) естественность гидрографии и водных процессов; 3) нена-рушенность почвенно-растительного покрова; 4) ненарушенность фауны; 5) естественность природных территориальных комплексов.

Согласно предложенным критериям и показателям, выбранные участки дикой природы могут иметь большую или меньшую «дикость», в связи с чем, как полагает Э.Шукуров (о чем уже было сказано выше), должны быть разбиты на три группы:

  1. совершенно нетронутые участки дикой природы (экологическая «чистая» дикая природа);
  2. ненарушенные участки дикой природы;
  3. ненарушенные со слабым использованием участки дикой природы.

Научный сотрудник Института экологии Карпат НАН Украины, д.б.н. СМ. Стойко предлагает разделить лесные участки дикой природы на три группы: 1) абсолютно естественные; 2) почти естественные; 3) наполовину естественные. Их главное различие состоит в том, что в абсолютно естественных лесных участках дикой природы в составе древостоя не имеется пород, не свойственных естественным фитоценозам в данных условиях окружающей среды. В почти естественных лесных участках дикой природы таких пород может произрастать от 1 до 25%, а в наполовину естественных участках — от 26 до 50%. Можно предположить, что под абсо-


лютно естественными лесными участками дикой природы принимаются лесные экосистемы, которые сформировались спонтанно в процессе филогенеза без локального антропогенного воздействия, представлены всеми возрастными группами и которым свойственна способность к самовосстановлению, саморегуляции и самозащите. Под почти естественными лесными участками дикой природы понимаются лесные экосистемы, в биотопах которых заметно незначительное антропогенное влияние, но без нарушения их возрастной и ценотичной структур и способности к самовосстановлению, саморегуляции и самозащите. Под наполовину естественными лесными участками дикой природы понимаются лесные экосистемы, в которых антропогенный фактор мог частично повлиять на их ценотичную структуру, но при соблюдении охранного режима на протяжении недлительного времени они потенциально способны к восстановлению их естественного состояния.

Все они могут иметь свои параметры «естественности» и «свободы от человеческого контроля», которые следует разработать. Как мне кажется, вычисленная таким образом степень «дикости» природных участков должна стать таким же важным аргументом при заповедании, как и наличие краснокнижных видов. Участки дикой природы, получившие при оценке наибольшую «дикость» (категория — совершенно нетронутые участки дикой природы), как наиболее ценные, должны получать дополнительную степень защиты в виде объявления их заповедниками или заказниками государственного значения.

Как полагают американцы — площадь участка дикой природы должна быть значительной — не менее 2 тысяч гектаров. Правда, на востоке США в состав Национальной системы дикой природы включены и меньшие участки. Внесение нового участка дикой природы в Национальную систему охраняемых областей дикой природы означает, что он остается в ведении прежнего землепользователя, однако ему


37


тужлтшуный зхшшчесхнй журил


то* 13, (ып. г (41)



теперь запрещается проводить там хозяйственные работы, могущие уничтожить или обесценить участок дикой природы: рубку леса, распашку, добычу полезных ископаемых, мелиорацию, строительство и т.д. В участках дикой природы (за исключением тех, где запрещено всякое землепользование, и где дикая природа охраняется ради самой себя), возможно лишь «мягкое» пользование — рекреационное, пейзажное, религиозное, научное, образовательное, культурное, воспитательное, экологическое. То есть разрешены: неорганизованный (экологический) туризм, охота, рыбалка, конная езда, альпинизм, скалолазание, лыжный спорт, плавание на байдарках, фотографирование, научная работа, другие не связанные с использованием техники мероприятия. Разведение домашнего скота и добьгаа полезных ископаемых разрешены, если эти виды пользования начались раньше, чем данная территория дикой природы получила официальный статус и ведутся до определенного срока. Развитие водоснабжения разрешено при исключительных обстоятельствах и производится только с разрешения Президента США. Участки дикой природы не продаются и не облагаются налогом.

Каждое американское агентство (землепользователь) обязано изучать участки дикой природы на своих землях, выделять и охранять их. Присутствие там человека должно быть минимальным (или вообще исключено). Целью создания Национальной системы охраняемых областей дикой природы является защита их от разрушающего экономического использования.

Следует еще раз подчеркнуть, что когда мы рассматриваем американскую (или австралийскую, канадскую) федеральную Систему дикой природы, мы должны помнить, что говорим об особой классификации федеральных земель — о землях дикой природы.

Ни для кого не секрет, что современный кадастр охраняемых природных территорий (в России), природно-заповедный


фонд (в Украине) или других странах СНГ состоит в большей или меньшей степени из сильно антропогенных участков, не имеющих особой природной ценности, что создает ложные иллюзии в успехах природоохраны. Не секрет, что даже в национальных парках и заповедниках дикая природа занимает только часть их территории. Наличие же специальной Национальной системы охраняемых областей дикой природы (на манер американской), кроме многих других преимуществ, позволит знать истинное положение дел с охраной именно дикой природы, так как учитывает площадь только ее.

Думается, что создание систем охраняемых областей дикой природы можно начинать, не дожидаясь принятия национальных законов — это нужно делать на областном, краевом, республиканском уровнях.

Следует помнить лишь одно: возможно сейчас имеется последний шанс для создания эффективной системы защиты дикой природы. В будущем такая задача станет более трудной как физически, так и финансово. То есть территории дикой природы, которые мы спасем в ближайшее время, станут всем, что мы спасем. Сколько ОСТАЛОСЬ ДИКОЙ ПРИРОДЫ?

Недавние международные оценки дикой природы (1987-2002) демонстрируют, что 25-50% поверхности земной суши остаются дикими.

Оценка, произведенная Conservation International в 2002 г. была основана на трех критериях:

  1. Размер (порог был установлен на 1 млн. га).
  2. Нетронутость (область имеет 70% своей среды обитания нетронутой).
  3. Населенность (меньше чем 5 человек / кв. км)

Основываясь на этих критериях, исследование обнаружило, что 46% планеты состоит из того, что может быть определено термином «области дикой природы».


38


2011


тунитшуный   экологический   жуунял



Однако по данным всемирно известного эколога Э. Вильсона сейчас на Земле под дикой природой остается лишь около 11% площади, из них только 4,3% находятся под защитой ОПТ.

В США в 1990-х годах около 9% площади земли 48 континентальных штатов еще являлось дикой природой. Однако законодательно защищена дикая природа была на площади чуть больше 3%. По данным Дэй-ва Формэна и Ховье Волке в США на общественных землях дикая природа сейчас исчезает со скоростью 2 млн. акров в год. Что по площади равно Иеллоустоунскому национальному парку, одному из самых больших в Америке.

Восприятие того, что Европа не имеет потенциала для защиты дикой природы, является полностью ложным. Защищать дикую природу является в гораздо большей степени вопросом воли, чем вопросом размера дикой области. Проблема состоит в том, что многие европейцы даже сегодня верят, что мы имеем право и обязанность модифицировать, оказывать влияние и (неправильно) использовать природу таким же образом, как это делалось в прошлом.

Проблема сохранения всех оставшихся участков дикой природы особенно актуальна для таких стран СНГ, где их осталось катастрофически мало — Украина, Белоруссия, некоторые среднеазиатские и закавказские республики. Так, по данным С.М.Стойко, полного учета площади древних (старше 150 лет) лесов в Украине не имеется. Как он полагает, 60 тыс. га таких лесов заповедано, и еще около 5 тыс. га не-заповеданных древних лесов имеется в высокогорной части Украинских Карпат. Что касается Полесья, Крыма и других лесных частей Украины — то данных нет.

В Украине чудом сохранились степные участки дикой природы (до 10 тыс. га). По данным Киевского эколого-куль-турного центра они имеются в Крыму, Одесской, Луганской, Донецкой областях и до сих пор не взяты под охрану. В связи с чем становится ясной необходимость полной инвентаризации оставшихся учас-


тков дикой природы (лесных, горных, степных, болотных и др.) с целью их скорейшей защиты.

Не менее тревожное положение сложилось и с охраной древних лесов в Европейской части России. Так, по данным координатора Лесной программы Центра охраны дикой природы М. Корпачевского, в этом регионе древние, малонарушенные (старовозрастные) леса занимают всего чуть больше 15% от площади всех лесов или немногим более 7% от всей территории Европейской части России, что составляет около 26 млн. га. Однако из них взято под охрану всего около 1%. По данным В.И. Данилова-Данильяна, М.Ч. Залиханова и К. С. Лосева, на начало XXI века в России ненарушенные экосистемы составляют 65% территории страны (естественно, за счет безлюдных территорий Севера, Сибири и Дальнего Востока).

Можно ЛИ УПРАВЛЯТЬ дикой ПРИРОДОЙ?

Как же может управлять  человек, если  он не только лишен возможности составить какой-нибудь   план   хотя   бы   на  смехотворно короткий срок, ну лет, скажем, в тысячу, но не может ручаться даже за свой собственный  завтрашний  день.

М. Булгаков, «Мастер и Маргарита»

В последнее время нередко говорится об управлении дикой природой. Однако, с точки зрения здравого смысла и экологической этики управление дикой природы — абсурд. Во-первых, управляя дикой природой, мы тем самым лишаем ее главного свойства — свободы и превращаем дикую природу в прирученную.

Дикая природа — это также горные пики, морские бездны, самые дальние полярные льды, дожди, засухи и все тому подобные вещи, еще не запертые в управленческие графики человеческой организации.

Во-вторых, для управления необходимо достаточное знание. Однако, как считают многие ученые, на большинство научных

проблем дикой природы ответы так никогда не будут найдены. Поэтому люди никогда не достигнут надлежащего уровня технического развития, необходимого для управления дикой природой без непредвиденных побочных явлений. Дикая природа всегда будет «знать лучше».

Нужно ли улучшать дикую природу?

Оставьте ее (дикую природу — В.Б.) как есть. Вы не можете улучшить ее. Работа велась веками, и человек может только испортить ее.

Теодор Рузвельт

Оставьте все как было!

Эдвард Эбби

В работах ряда современных экологов (в том числе советских и постсоветских) порой высказывается мнение, что дикую природу можно и нужно улучшать. Да, они поддерживают идею охраны дикой природы, но с небольшой оговоркой (часто ссылаясь на утопическую теорию «ноосферы» В .И. Вернадского), что кое-что в дикой природе все-таки нужно подправить. Где-то акклиматизировать полезных зверей, где-то немного «добавить» красоты в пейзаж, где-то уменьшить количество хищных животных. Причем такие «улучшающие» дикую природу изменения санкционируются даже в некоторых заповедниках. Ученые, призывающие улучшать дикую природу, ссылаются на якобы известные им законы природы, из чего следует, что дикой природе после таких небольших «косметических» улучшений ничего плохого не будет. Даже наоборот.

Что касается природы окультуренной, лишенной «дикости», такие улучшения, конечно, нужны. Однако подобное утверждение ни в коем случае нельзя отнести к дикой природе. Фауна и флора, улучшаемые и управляемые научно, и фауна и флора, управляемые и улучшаемые природой — это противоречивые понятия, логическая нелепость.


Как справедливо считает американский экофилософ Холмс Ролстон III, ценности, присущие дикой природе и созданные спонтанно и бессознательно, никогда не могут быть улучшены сознательно, человеческим управлением, ибо само это «управление», по определению, несовместимо с понятием дикой природы. Для животных природа — готовый продукт, они адаптируются к ней путем естественного отбора, люди же создают свой мир искусственно. В дикой природе бурлят спонтанные эволюционные и экологические процессы, и любое человеческое вмешательство, несмотря на всю благость намерений, будет вторжением, так или иначе прерывающим эти процессы, и является, следовательно, неприродным. «Культура, — как пишет Холмс Ролстон III, — это постэволюционная фаза нашей планетарной истории».

Дикая природа — это место, где все существует необдуманно, спонтанно. Архитекторы дикой природы и человеческой цивилизации различны. Поэтому любые наши попытки улучшить дикую природу на самом деле ее портят.

В качестве примера можно привести попытку улучшить картину Шишкина или симфонию Чайковского. Пусть даже при помощи самых передовых технологий. Никогда нельзя ничего сделать лучше мастера. Тем более такого гениального как дикая природа.

Дикая природа не может одновременно улучшаться и оставаться дикой и свободной. Одно из двух: или она дикая и свободная, или она управляется (улучшается) человеком, но уже — не дикая. Короче говоря, дикая природа не нуждается в человеке.

По мнению финского экофилософаИр-йо Сепанмаа, дикую природу во многом воспринимают ценной и прекрасной потому, что используется критерий подлинности. Когда мы знаем, что объект подлинный, то отвергаем предложения по его изменению. Подлинный объект в природном состоянии обычно всеми уважается. Подлинность означает отсутствие посто-


40


2011


тунитшуный   экологический   жуунял



роннего вмешательства, фальши. В подлинности проявляются результаты длительного естественного развития. Если же человек даже немного «улучшает» природу, то она теряет свою подлинность, а значит и ценность.

«Уважение того, что согласуется с дикой природой, также проявляется и в таких вещах, как неприятие нами чуждых данной местности растений, их роскошь считается преувеличенной, показной. Единственное место, где мы можем их одобрять — это четко определенные сады» — считает Се-панмаа.

Его мысль продолжает американский экофилософ Юджин Харгроув: «Попытка манипулирования природой, даже предпринятая из эстетических побуждений, неблагоприятно изменяет природу с эстетической точки зрения. В историческом аспекте манипуляция природой (даже с целью улучшить ее) всегда рассматривается как попытка подчинения или доминирования».

В любом случае, попытки «улучшения» дикой природы будут не естественными, природными, а принесенными извне, основанными на моделях человеческих желаний, стремлений, интересов и удовлетворений.

Вы хотите улучшить дикую природу?

Я не думаю, что это можно сделать.

Она священна.

Ее нельзя улучшить.

Если бы вмешаетесь в нее,

то все разрушите. Если вы будете обращаться с ней

как  с   объектом, вы потеряете ее.

Перефразируя Лао-Цзы

Восстановление дикой природы

Если сохранение дикой природы признается как благо, то одичание окультуренной природы также есть доброе дело. Конечно, природа дичающая еще не может по красоте, естественности и силе нравственного притяжения сравняться с приро-


дой дикой. Но она уже близка к этому. Однако здесь есть несколько «но».

Человеческие технологии в ближайшем будущем позволят создавать практически неотличимые от подлинника копии «дикой природы». Так, древний лес может быть заменен пластиковыми деревьями или искусственно посаженными. Однако, несмотря на внешнюю схожесть и, возможно, идентичный состав видов, такие копии все же останутся подделками и никогда не смогут сравняться в ценности с настоящими участками дикой природы.

Во-первых, происхождение дикой природы является само по себе важным как неотъемлемая часть процесса оценки. Во-вторых, у подделанной «дикой природы» нет той истории, что у оригинала. Искусственные посадки в поле ковыля никогда не вернут из небытия дикую ковыльную степь, помнящую скифов и печенегов.

Ценность участка свободной природы заключается в его естественности, подлинности так же, как подлинная картина мастера отличается от подделки. Подлинность означает отсутствие фальши в объекте. В подлинности проявляются результаты длительного естественного развития. Мы ценим природную территорию по причине ее особого типа преемственности с прошлым. Когда мы восхищаемся дикой природой, мы также восхищаемся ее историей. Как писал Олдо Леопольд, дикую природу нельзя вырастить, как строевой лес, поскольку она нечто большее, чем просто деревья.

Пройдя же по пути искусственного создания участков «дикой природы», мы тем самым ставим под угрозу уничтожения все оставшиеся по настоящему уголки дикой природы. Так как даем нашим оппонентам-хозяйственникам мощный аргумент: если дикую природу можно быстро воссоздать искусственным путем, то зачем вообще ее защищать?

Экофилософ Эрик Кац пишет: «Технологическое «улучшение», «исправление» поврежденной и деградировавшей природы это иллюзия и фальшь, я всегда называл


41


тужлтшуный зхшшчесхнй журил


то* 13, (ып. г (41)



это «большой ложью». Как и всегда с технологией, продукт — результат восстановления природы, есть созданный человеком артефакт, а не конечный результат исторически основанных природных процессов. Конечно же, артефакты могут иметь позитивную или негативную ценность. Однако ценность искусственно восстановленной природной среды весьма проблематична именно по причине того, что она, подделка, пытается сравняться с оригиналом. Таким образом, ... технологическое вмешательство в природный мир ведет к одному и тому же результату: установлению искусственного мира, а не восстановлению природного».

Другое дело — естественное, длительное во времени, в пределах срока человеческой жизни и почти без участия человека одичание участков окультуренной природы. Способствовать «одичанию» природы, по мнению американского эколога Р. Носса, могут следующие меры:

  1. закрытие дорог и обновление на их месте растительности;
  2. перемещение ограждений и других человеческих структур;
  3. искоренение экзотических видов, включая домашний скот;
  4. восстановление режима естественных пожаров;
  5. возобновление популяций истребленных местных видов флоры и фауны, включая больших хищников;
  6. восстановление диких рек, устранение дамб и плотин;
  7. восстановление гидрологического режима и почвы;
  8. улучшение почвы с помощью микроизообразующих грибов, если это необходимо для восстановления коренной растительности.

Особенно важным видится создание больших центральных заповедников дикой природы с соединяющими коридорами (принцип экосети), дабы разносить


«зародышевую плазму дикости». Думается, что восстановление дикой природы будет особенно перспективным не только в странах Западной Европы, где практически не осталось участков дикой природы, но и у нас.

Возможно, в связи с вышеизложенным, в странах СНГ должна быть утверждена новая категория ОПТ, назьшаемая «областью восстановления дикой природы».

Как охранять красоту дикой природы?

Художественные произведения, в основном, являются статичными и предназначены оставаться как можно дольше неизменными. Природный мир, напротив, является динамичным, изменяющимся. То, что делает его природным, — это его динамизм. Таким образом, истинное понимание и оценка дикой природы на эстетических основаниях будет включать оценку этого динамического аспекта. Но когда мы сохраняем красоту картины мастера, мы делаем все, чтобы поддержать ее первоначальное состояние. А как быть с произведениями дикой природы?

Английский философ Ли Кикок пишет: «Было бы философской ошибкой рассматривать произведения искусства и природы как принадлежащие к одной и той же онтологической категории... Рассмотрение ландшафтов как «произведений искусства природы» может поэтому философски сильно вводить в заблуждение. Когда мы при помощи технологии стараемся поддержать красоту заповедного природного объекта, однажды увиденного человеком, и вмешиваемся в естественные природные процессы, это означает, что мы охраняем природный объект не ради него самого, а ради эстетического удовольствия туристов. Если природа является динамичной и изменяющейся, то целостность природы сохраняется, когда сохраняется этот динамизм. Отделите динамизм от природы, и будет удалена часть целостности природы. Если природа имеет тенденцию к разнообразию и


42


2011


тунитшуный   экологический   жуунял



вариантности, то заповедание природы означает, что в первую очередь должна быть защищена именно способность природы изменяться». То есть, свобода дикой природы должна защищаться в первую очередь.

ЭКОТАЖ КАК РАДИКАЛЬНАЯ ТАКТИКА ЗАЩИТЫ ДИКОЙ ПРИРОДЫ

Экотаж (экологический саботаж, экоза-щита, акции «гаечного ключа») — довольно новый термин, пришедший к нам из западной природоохраны. Он означает скрытное повреждение оборудования и техники, призванное сделать экологически вредные действия экономически невыгодными. Экотажники не причиняют страданий живому, в том числе и инициаторам войны с дикой природой, а только ломают оружие этой войны. Экотаж — это самоотверженная и благородная деятельность в защиту прав природы.

Действительно, умеренные действия в защиту участков дикой природы — создание охраняемых природных территорий, направление писем и факсов в органы власти, судебные тяжбы, кампании в средствах массовой информации не всегда оказываются эффективными. Порой необходимы быстрые, экстренные действия, могущие остановить разрушение участков дикой природы. К таковым можно отнести шипование и перекрытие дорог, уничтожение разметки, шипование деревьев, подготовленных под рубку, разрушение самодельных дамб на малых реках, уничтожение охотничье-рыболовных снастей, окрашивание краской бельков или других пушных зверей, добываемых ради меха, возвращение мусора владельцам, уничтожение рекламных щитов, ну и, в исключительных случаях, — ломка техники: экскаваторов, бульдозеров, автомобилей и т.д.

Ховье Волке, известный американский защитник дикой природы, пишет: «Слово о машинах: они не имеют чувств, крови и сердца. Они не могут наслаждаться ни благословенным сексом, ни осенним восходом


солнца. Они не имеют никаких эмоций или врожденного добра или зла. Не стесняйтесь «убивать» их! Разрушение машин может нарушать права владельца, но если владелец планирует нарушить права ручьев, камней, растений, животных, дикой природы в целом, то упреждающее действие является оправданным. Экосистема дикой природы является более ценной, чем бульдозер (...). Машины — неживые. Разрушение их не является насилием»....

Экотаж— это не хулиганство. Экотаж — это крайняя мера по защите участка дикой природы, когда другими методами его уничтожение уже нельзя предотвратить.

Мировой опыт природоохранного движения показывает, что при помощи экота-жа были спасены сотни гектаров старовозрастных лесов, многие охраняемые природные территории, предотвращено убийство десятков тысяч животных.

Обсуждая экотаж, приходится с позиции экологической этики дать ответ на очень трудные вопросы: является ли насилие в защиту дикой природы неправильным и насколько оправданно, защищая дикую природу, нарушать закон? По мнению Дэйва Формэна, известного американского природоохранника, нападение на дикую природу приравнивается к нападению на свою семью, свой дом, во имя защиты которых любой человек имеет право на самооборону. Во всех решениях, по мнению Формэна, даже если это идет вразрез с благом людей, в первую очередь следует руководствоваться благом Земли.

Похожий подходу Джона Сида, легендарного защитника тропических лесов из Австралии. Он называет себя той частью тропического леса, которая защищает сама себя. Другими словами, радикальные природоохранники, глубинные экологи настолько приблизили дикую природу, все живые существа по своей ценности и правам к человеку, что ради их защиты становится морально оправданным нарушение закона или уничтожение частной собственности.


43


тужлтшуный зхшшчесхнй журил


то* 13, (ып. г (41)



Действительно, с этой позиции нарушение закона во имя защиты дикой природы необязательно является неправильным. Многие законы, на самом деле, являются выражением не мнения большинства населения страны, а узкой группы финансовых воротил, купленных СМИ и бесстыжих чиновников. Яркий пример — закрытие Сталиным в 1951г. почти 100 советских заповедников, принятие в России антиэкологического закона о ввозе в Россию на переработку ядерных отходов, ликвидация Путиным в России Госслужбы по охране природы. Нельзя не согласиться с теми природоохранниками, которые полагают, что закон можно нарушать по велению совести, ради справедливости. Как писал Генри Торо: «Если закон заставляет вас нарушать справедливость — нарушайте закон». Конечно, в природоохранных целях закон не должен нарушаться по незначительным или преходящим причинам. Но если быть последовательным, возражая против нарушения закона при любых обстоятельствах, тогда нужно осудить движение «Солидарность» в Польше, Андрея Сахарова в Советском Союзе и Нельсона Манделу в ЮАР.

Дейв Формэн продолжает: «Разрушение собственности является неправильным, — здесь содержится конфликт ценностей. Те, кто поддерживает экологический саботаж, в принципе ставят биологическое разнообразие и жизнь выше, чем неодушевленную частную собственность (...), вопрос сводится к тому, что более ценно: частная собственность (и те доллары и рабочие места, которые эта собственность представляет) или природные экосистемы.

Некоторые экобойцы вообще считают, что пришло время исключить из понятия «насилие» разрушение артефактов, то есть изготовленных человеком вещей — машин и т.д. Они настаивают на том, что насилие — это когда вред наносится живым существам или экосистемам. Отсюда уничтожение или порча частной собственности не является насилием.


Моральные мотивы охраны дикой природы

Имеется достаточно утилитарных мотиваций, объясняющих необходимость охраны дикой природы с хозяйственных, здравоохранительных, рекреационных, патриотических, экологических, научных, воспитательных и др. позиций. Им посвящено немало литературы, однако, только прагматические мотивы не в силах защитить дикую природу. Необходимо активней использовать следующие этические и религиозные природозащитные доводы.

  1. Дикая природа должна защищаться ради нее самой потому, что она есть, живет и должна жить собственной жизнью.
  2. Охрана дикой природы — действие хорошее само по себе и является актом благотворения, жертвования. Необходимо осознать, что губить дикую природу нельзя не потому, что это выгодно или не выгодно для человека, а потому, что такой поступок плох сам по себе. Как воровство, как предательство.
  3. Дикая природа обладает внутренней ценностью, интересами и не нуждается в оправдании со стороны. Дикая природа ценна сама по себе, имеет свою цель и поэтому заслуживает уважения и права на защиту.
  4. Дикая природа — попираемое меньшинство. Как попираемое меньшинство дикая природа заслуживает защиты.

5.   Дикая природа есть Совершенно

Иное. Любое Совершенно Иное, в том чис

ле дикая природа, требует, чтобы к нему

относились терпимо, ценили и защищали

именно потому, что оно — Совершенно

Иное.

  1. Дикая природа является священным пространством. Священное пространство — то, над чем грех глумиться и что грешно разрушать..
  2. Дикая природа создана Богом. Когда человек губит творение Бога—дикую природу, то этим он оскорбляет ее Творца, то есть Бога, что является грехом.

44


2011


тунитшуный   экологический   жуунял



  1. Защита природы есть выражение нашей любви к ней. Любовь к дикой природе является важным стимулом и аргументом ее защиты.
  2. Защита дикой природы есть выражение нашего уважения к ней. Наше уважение к дикой природе основывается на видении в ней товарища, спутника или оценивании ее неповторимости.
  1. Защита дикой природы есть выражение нашей эмпатии, великодушия и доброты к ней. Инстинктивное участие человека в боли и страдании животного и растения может являться сильной мотивацией природоохраны.
  2. Защита дикой природы есть выражение нашей благодарности к ней. Человек должен быть благодарен дикой природе, как своей матери.
  3. Защита дикой природы — есть защита независимого государства. Дикая природа — особое независимое государство иной цивилизации, существующее автономно, по собственным законам, самостоятельно. Согласно демократическим принципам никто не имеет права покушаться на независимость другого государства.
  4. Всякая жизнь—священна. Если что-то священно, то значит обладает ценностью помимо своей полезности и иных факторов. Оно ценно само по себе и ради самого себя. То, что называется святым, нельзя обесценивать.
  5. Защита дикой природы — наш долг и обязанность. Мы обязаны защищать природу не потому, что это принесет нам пользу или кому-то, а потому, что мы обязаны выполнить наш долг перед ней.
    • Человеку должно быть стыдно за уничтожение природы.
    • Непристойно извлекать выгоду из страданий других существ. Приносить боль и страдание, тем более извлекать из этого выгоду — неправильно.
    • Защита дикой природы — это справедливо. Охранять дикую природу нужно не потому, что это кому-то выгодно или полезно, а потому, что так справедливо.
    1. Защита дикой природы есть защита абсолютной красоты и добра. Красоту дикой природы можно рассматривать как присущее добро (вне зависимости от пользы для человека), которое мы обязаны защищать.
    2. Защита дикой природы есть выражение нашего восхищения, почитания и благоговения перед ней.
    3. Дикая природа является не только общечеловеческим, но и общемировым, общеприродным наследием (т.е. она — наследие также любого существа). Человек единственный, кто в состоянии это оценить и взять на себя моральную ответственность по ее защите. Люди обязаны быть почтительными к тому, что сделано не ними.
    4. Не только люди, но и дикая природа подлежит спасению. Согласно многим религиям, например, христианству или иудаизму, человек подлежит спасению. Однако американский теолог Дж. Ситтлер высказал идею, что не только люди, но и природа должна подлежать спасению, что является весомым моральным аргументом в защиту участков дикой природы. Все думающие христиане должны включать дикую природу в сферу своего морального внимания, исходя из того убеждения, что Бог также желает видеть ее искупленной в небесном царстве. Кто знает, может Христос умер в не-меныней мере за дикую природу, чем за людей. Творец дикой природы является также и ее спасителем. Люди же становятся коллегами Бога по спасению дикой природы.
    1. Охрана дикой природы является актом благотворения и покровительства. Сильной этической мотивацией защиты дикой природы является обыкновенное человеческое желание помочь, подарить, поделиться, желание заботиться о ком-то или чем-то, в том числе и о «братьях наших меньших», участках дикой природы.
    2. Охрана природы — дело божеское. Защита творения Бога является делом богоугодным.
    3. Защита дикой природы является искуплением грехопадения человека, выразившегося в уничтожении людьми эко-

    45


    тужлтшуный зхшшчесхнй журил


    то* 13, (ып. г (41)



    систем и биоразнообразия, созданных Богом.

    1. Зашита дикой природы является доб-ровольным ограничением человеком экспансии собственного вида. Добровольное ограничение экспансии собственного вида (своего рода видовой альтруизм) — нечто принципиально новое в жизни на Земле. Ни одно животное или растение не способно это сделать. У многих видов есть поведенческие механизмы, предотвращающие убийство сородичей в конфликтах, но ни один вид, кроме человека, не способен пойти на ущемление собственных прав ради интересов других видов, ради сохранения других форм жизни.
    2. Все живые существа, земля, ее элементы являются нашими братьями и сестрами (нашей родней). Как полагал основатель Францисканского ордена монахов ри-мо-католической церкви святой Франциск Ассизский (1182-1226), родство ценно своей связью, но не менее ценен в нем элемент индивидуальности. Как следует обращаться с братом и сестрой? Их не следует эксплуатировать, их надо любить и уважать из-за родственной связи. Более того, как учил святой Франциск, не существа должны служить человеку, а человек существам.
    3. Живя, надо давать жизнь и всему живому. Как полагал пионер охраны природы России профессор А.П. Семенов-Тян-Шанский, человек в своей жизни должен выработать высшие социально-этические начала, и возвыситься «до сознания того, что живя, надо давать жить и всему живому».
    4. Защита дикой природы есть выражение любви к Богу. Как полагает российский экотеолог С.Ф. Хрибар, любовь к Творцу выливается « в благоговейно бережное отношение к Его творениям». Верующий христианин, мусульманин и иудей бережно будут относиться к природе из любви к своему Спасителю.
    5. Дикая природа обладает невоспроизводимой индивидуальностью и поэтому требует защиты. Как пишет д.б.н. В.Ф. Левченко «поскольку любое живое (и орга-

    низм и экосистема) смертно, но обладает невоспроизводимой индивидуальностью, то оно имеет высшую ценность», в связи с чем требует к себе бережного отношения и защиты.

    30.  Человек несет самую большую

    ответственность за сохранение дикой при

    роды, чем какой-либо вид на Земле. Разум

    делает человека самым сильным, что дает

    ему самую большую ответственность за

    сохранение дикой природы и других видов.

      • Человек является помощником Бога на Земле и обязан следить за божественным порядком на ней. Согласно христианству, исламу, иудаизму человек как помощник Бога на Земле должен следить за божественным порядком на ней, а значит и защищать природу.
      • Эволюционный мотив. Поскольку мы объединяем в себе практически все предыдущие ступени эволюции, то должны нести ответственность за все живое (этот аргумент схож с индусской идеей о реинкарнации, когда в прошлых жизнях человек был жуком, рыбой, волком и т.д.).
       



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.