WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

ГУМАНИТАРНЫЙ ЭКОЛОГИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ-2011(1)-2

Научный журнал

 

В Швейцарии создана Партия защиты животных*

Л. Клот


Новая политическая Партия животных родилась (в 2010 г. —ред.) — настолько стремительно, что первоначально на ее интернет-сайте (он сейчас в разработке) во французский вариант названия вкралась орфографическая ошибка в слове «животные» — «animeaux».

Мы же, чтобы избежать лингвистической путаницы, будем по-русски называть новое политическое образование Партией защиты животных. О ее создании объявил в прошлую субботу в Цюрихе президент партии Томас Мерки.

«Партия зашиты животных не имеет ничего общего с движением вегетарианцев, — уточнил ее президент в своей страничке, через которую он обращается к большинству сторонников, — хотя среди ее членов немало таковых». Группа поддержки животных родилась в этой популярной сети 3 месяца назад, с тех пор к ней присое-

*Сокращенный вариант. Опубликовано: www/ nashagazeta.ch/10225


динилось больше тысячи человек, что стало для юриста из Берна Хелен Холцапфель, экономиста Рената Пихтера и бизнесмена Томаса Мерки толчком для создания настоящей политической партии.

Целью Партии защиты животных должно стать объединение «всех, кто готов отстаивать интересы животных в политической, экономической и социальной сферах». Она выступает за «достойные и ответственные взаимоотношения между всеми живыми существами», — уточнил Мерки. Он сам вложил много сил в кампанию поддержки инициативы о введении в Швейцарии должности адвоката для животных — эта идея была недавно отвергнута на референдуме большинством в 70% голосов.

Защитники животных не придерживаются ни правых, ни левых политических убеждений, а их партия — независимая и не входит в состав других политических образований. Хотя по убеждениям и ценностям она наиболее близка к Партии Зеленых и либералам.


Украинские дельфины должны, вслед за человеком, получить гражданские права

Открытое письмо Президенту Украины В. Ф. Януковичу


Уважаемый Виктор Федорович!

Результаты последних исследований ученых, занимающихся дельфинами показали, что эти морские млекопитающие могут считаться самыми умными существами на Земле после человека. Размер мозга дельфинов в соотношении с размером их тела гораздо больше, чем у наших ближайших родственников — шимпанзе, — а их поведение указывает на высокую степень умственного развития. Дельфинам прису-


ще самосознание и деление на отдельные личности, которые, к тому же, задумываются о будущем. Стаи дельфинов имеют сложную социальную структуру и состоят из индивидуумов, которые сотрудничают друг с другом с целью решения сложных проблем, добычи пищи и т.д. Кроме того, дельфины, словно по цепочке, передают друг другу новые черты поведения и приобретенные навыки. Дельфины узнают себя в зеркале и обучаются элементарному


19


тужлтшуный покоішаш жууыл


то*  13,  fan.   1   (40)



языку, основанному на символах. Мозг дельфинов имеет большое количество извилин, аналогичных извилинам человеческого мозга, свидетельствующим о наличии интеллекта. Все это позволяет рассматривать их как «нечеловеческие» особи. Новые исследования поведения и анатомии и новое понимание разума дельфинов указывают на необходимость радикально пересмотреть наше отношение к дельфинам, особенно, когда действия человека приводят к страданиям этих уникальных животных .Поэтому необходимо ввести строгие запреты на их использование для развлечения, запретив содержание дельфинов в коммерческих дельфинариях.

Особенно это касается двух десятков украинских коммерческих дельфинариев, которые находятся в Крыму, Одессе, Донецке, Харькове и Киеве.

Как показали проведенные в 2010 г. проверки Государственной экологической инспекции Минприроды Украины, практически во всех дельфинариях животные содержатся с грубым нарушением требований Закона Украины «О защите животных от жестокого обращения», также на многих дельфинов не имеется разрешительных документов.

Следует отметить, что в морях Украины обитает три вида дельфинов — афалина, белобочка и морская свинья. Несмотря на то, что все они занесены в Красную книгу Украины, численность их продолжает сок-


ращаться и составляет всего несколько тысяч особей.

На мой взгляд пришла пора кардинально решить вопрос о защите дельфинов, продемонстрировав всему миру предмет для подражания.

Прошу Вас рассмотреть вопрос о предоставлении украинским дельфинам, по аналогии с людьми, статус граждан Украины, с предоставлением им прав на жизнь, свободу и защиту от незаконного страдания по вине человека.

Эти гражданские права дельфинов необходимо закрепить в Конституции Украины, внеся в нее и другие законы Украины соответствующие изменения. В судебном праве необходимо предусмотреть возможность участия дельфинов в судебных процессах по защите своих прав, используя для этого институт опекунов (в качестве которых могут выступать общественные экологические организации). Подобные изменения не нанесут Украине никаких экономических затрат, так как дельфины занесены в Красную книгу Украины и экономически не используются. Надеюсь, что предание прав украинским дельфинам послужит началом новой эры справедливого и гуманного отношения к братьям нашим меньшим на всей Земле.

С уважением, директор КЭКЦ,

Заслуженный природ оохранник Украины

В. БОРЕЙКО.


20


ИДЕЯ АБСОЛЮТНОЙ заповедности

Владимир Борейко: идея абсолютной заповедности — гордость России


Наш корреспондент Казимир Савицкие беседует с известным украинским защитником дикой природы и активным деятелем заповедного дела, директором Киевского эколого-культурного центра, Заслуженным природоохранником Украины Владимиром Борейко.

  1. У нас в Литве, с развалом Советского Союза, все заповедники реорганизованы в национальные парки, а в Украине они остались. Какой вариант на ваш взгляд предпочтительнее?
  2. Различные виды охраняемых природных территорий репрезентируют собой разные идеи или концепции заповедного дела. Памятники природы — это немецкая концепция, разработанная в 1903— 1908 гг. немецким природоохранником Гуго Конвенцем. Она была направлена на сохранение уникальных и небольших по территории творений природы — старых деревьев, скал, водопадов, озер, имеющих высокую научную и эстетическую ценность, и не обязательно сохранившихся в девственном состоянии. Национальные парки воплотили в себе американскую концепцию, разработанную в конце 19 века американским природоохранником Джоном Мюиром. Они создавались на значительной, нетронутой человеком природной территории, имеющей большую эстетическую и рекреационную ценность. Первые американские национальные парки организовывались для «развлечения и отдыха нации».

Заповедники представляют русскую концепцию заповедного дела. Ее отцом считают профессора-зоолога Московского университета Григория Александровича Кожевникова. Идею заповедников он обосновал в 1908-1928 годах. По его мнению, они должны создаваться на значительной, неизмененной человеком при-


родной площади для проведения долговременных мониторинговых научных исследований и защиты права дикой природы на существование (вторая цель заповедников по идеологическим причинам в советское время не называлась). Для того, чтобы добиваться поставленных перед ними целей, в заповедниках должен быть осуществлен режим абсолютной (полной) заповедности. Этот уникальный режим обеспечивался за счет:

  1. довольно большой площади;
  2. наличия охранной зоны вокруг заповедника;
  3. запрещения прохода и проезда через заповедник;
  4. запрещения любого хозяйственного использования дикой природы;
  5. запрещение любого прямого и непосредственного вмешательства в ход природных процессов и явлений в заповеднике;
  6. объявления заповедного режима навсегда.

В более-менее полном объеме идеи ГА. Кожевникова о заповедниках и абсолютной заповедности были реализованы в России, Украине, Беларуси, а позднее в Советском Союзе.

Я считаю, что не следует противопоставлять немецкую, русскую или американскую концепции заповедного дела друг другу или отдавать приоритет одной из них. Как говорят японцы: — «пусть расцветет сто цветов». Природа, да и человек, от этого только выиграют. То, что в Литве это не поняли — очень плохо. Стараясь разрушить все русское и советское, уничтожили и заповедники, которые не имели никакого отношения к политике. Точно также можно было сжечь «Войну и мир» Толстого и пьесы Чехова только за то, что их авторы — русские писатели.


21


тужлтшуный покоішаш жууыл


то*  13,  fan.   1   (40)



  1. Расскажите пожалуйста об идее абсолютной запоеедности.
  2. Идея «абсолютной заповедности» и «заповедник» — это сугубо русские изобретения, такие же как «спутник» или «перестройка». Россия должна бы ими гордиться, ведь именно русские ученые первыми додумались до такой радикальной территориальной формы охраны природы и первыми ее осуществили.

Идея (концепция) абсолютной заповедности (принцип абсолютной консервации) была разработана известными русскими учеными — Г. А. Кожевниковым, Н.Ф. Рей-мерсом, A.M. Краснитским, Ф.Р Штиль-марком и С.А. Дыренковым. Г.А. Кожевников первым высказал мысль об абсолютной заповедности: «всякие меры, нарушающие естественные условия борьбы за существование, здесь недопустимы. Не надо ничего устранять, ничего добавлять, ничего улучшать. Надо предоставить природу самой себе». На ее основе последователи Кожевникова уже разработали довольно стройную и убедительную концепцию абсолютной заповедности.

Теперь можно сказать, что абсолютная заловедность — это идеальный режим полной неприкосновенности, направленный на поддержание естественных спонтанных природных процессов и явлений в дикой природе. Идея абсолютной заповедности призывает предоставить дикой природе свободу, автономию, самовольность, самоуправление, самотворчество, возможность идти своим путем, развиваться по собственному замыслу. Нет ничего плохого в том, что в заповеднике горит лес или степь, появляются вспышки вредных насекомых — это все природные процессы.

Однако, насколько мне известно, у

идеи абсолютной заповедности много кри

тиков со стороны самих работников запо

ведников. Это прежде всего касается степ

ных заповедников, где полный заповедный

режим способствует, например, зараста

нию заповедной целины кустарником.


— Здесь мы должны определиться, что

пытаемся сохранить, поддержать—данную

природную экосистему (степь, например)

или естественный ход спонтанных природ

ных процессов и явлений. Цель заповедни

ков — в поддержании природных процес

сов и явлений. А вот в национальных парках

и заказниках можно сосредоточиться на за

щите определенных экосистем, поддержи

вая их во времени при помощи регуляцион

ных мер. На мой взгляд нет ничего страшно

го, если степь в заповеднике постепенно

превращается в лесостепь, лес — в болото,

а горы зарастают лесом. Главное, чтобы все

это являлось по настоящему естественным

процессом и происходило спонтанно.

Следует добавить, что абсолютная за-поведность — это некий идеальный режим существования заповедника. На практике, в силу тех или иных причин, полностью он не досягаем. Но эта идея является вектором движения. Я, например, очень доволен, что по моей инициативе в 2010 г. в Украине был принят закон, значительно приближающий заповедники к абсолютной заповедности: в них запрещен туризм, а в охранных зонах — охота.

  1. В чем, на ваш взгляд, причина, что идея абсолютной заповедности нынче не в моде среди деятелей заповедного дела?
  2. Она не была в моде никогда. И причин здесь несколько. Во-первых, она во многом является идеей диссидентской, революционной, радикальной, которую никогда не будут поддерживать государственные и коммерческие структуры, заинтересованные в природопользовании на территории заповедников. Хотя бы под маской экологического туризма. Понятно, что среднестатистический директор заповедника, из карьерных соображений, не пойдет против чиновников своего главка, спускающих ему план по туристам, заготовке леса или рыбы под видом «научных исследований». А значит об идее абсолютной заповедности в этом заповеднике говорить будет запрещено. Следующая причина заключается в том, что ни в

22


2011


тунитшуный   экологический   жуунял



одном из известных мне вузовских курсов «Заповедного дела» (кроме читаемого К. Авиловой на биофаке МГУ) о ней нет ни строки. То есть студенты-биологи, заканчивая вуз, ничего не знают об идее абсолютной заповедности. И третья причина, самая главная. Она заключается в некачественном, ущербном, узкоспециализированном естественном образовании большинства деятелей заповедного дела. Для ее понимания необходимо широкое мировоззрение, знания не только в области биологии, но и экологической философии, экоэтике, теологии, истории природоохраны, природоохранной эстетики. Как раз того, чего катастрофически не хватает современным специалистам, работающим на охраняемых природных территориях.

Проведя аналогию с музыкой, можно сказать, что идея абсолютной заповедности — это не попса, не быдло-рэп, а классическая музыка. Для ее понимания необходим не только музыкальный слух, но и высокое образование.

  1. Вы сказали, что для того, чтобы понять идею абсолютной заповедности в том числе нужны знания экологической теологии?
  2. Да, этот предмет не читается в отечественных естественных вузах. Дело в том, что есть такое мнение, согласно которого нетронутая человеком дикая природа по определению является божественной. У святого Иоанна Кронштадского есть замечательное описание божественной дикой природы: «Приходилось идти лесами, горами; суровые сосны высоко поднимают стройные вершины. Жутко. Бог чувствуется в природе». Любое вмешательство человека в дикую природу оскверняет и ее, и Бога.

По сути, идея абсолютной заповедности является синтезом многих подходов — экологического, философского, этического, религиозного.

После смерти известного российс

кого деятеля заповедного дела Ф.Р.

Штилъмарка вы, по сути, стали главным


популяризатором и идеологом концепции абсолютной заповедности на всем постсоветском пространстве.

—  Мой учитель Феликс Робертович

Штильмарк был не только популяризато

ром, но и одним из главных авторов идеи

абсолютной заповедности. К сожалению, в

последние годы он оказался не востребо

ванным ни российскими государственны

ми природоохранными структурами, ни

российским вузовским образованием. Он

так и не успел собрать все свои мысли об

абсолютной заповедности в одну книгу. По

этому эту работу мы провели уже после

его смерти вместе с моим старым другом

— генеральным директором московского

Центра охраны дикой природы Алексеем

Зименко, собрав все работы Ф.Р. Штиль-

марка и издав их одним сборником, кото

рый так и назвали — «Идея абсолютной за

поведности». Книга стала очень популяр

ной и разошлась буквально в течении ме

сяца.

Недавно я издал небольшую брошюру

— «Заповедники, заповедность и живоро

дящий хаос», где постарался понятным язы

ком кратко объяснить все основные поня

тия абсолютной заповедности, связав ее с

детерминированным (живородящим) хао

сом.

Эта работа приглянулась польским экологам, они ее сейчас переводят на польский язык и в ближайшее время издадут. С этого, надеюсь, идея абсолютной заповедности начнет завоевывать Европу.

  1. Насколько я понял, абсолютная заповедность запрещает любое посещение заповедника, в том числе и экотуризм?
  2. Ф.Р. Штильмарк считал, что в идеале заповедники должны быть закрыты не только для туристов, но даже для науки и охраны заповедника. Что же касается туризма, в том числе познавательного или экологического

— то это сейчас очень мощный фактор воз

действия на заповедную природу. Недавно

я вернулся из экспедиции по крымским за

поведникам. В них не охотятся, не рубят лес,


23

не добывают ракушечник. Однако все они затоптаны, заплеваны, загажены, усыпаны мусором, 500-летние тисы, можжевельни-ки и земляничники исписаны иероглифами —все это сделала вредоносная саранча, имя которой—туристы.

В заказнике на мысе Айя (возле Севастополя) я познакомился с Николаем Подо-ляко, его охранником. Без всяких указов или книг, только на основании собственного


опыта и интуиции, он пришел к тому, что туристы, — это главные вредители заповедной природы, и не пускает их в заказник. Благодаря удобному географическому положению: с двух сторон — море, с другой — неприступные скалы, а с четвертой — забор частной территории, а также самому Подоляко, на заказнике «Мыс Айя» установлена настоящая абсолютная заповед-ность. Этот пример достоин подражания.


Об истории, оценке и перспективах заповедного дела*

А. Дулицкий


Глубочайшая по своей духовной силе и научной значимости идея строгой за-поведности, то есть полного прекращения прямого воздействия человека на природные комплексы, которая всегда теплилась, сохраняется и в наше время как некий подземный огонь в пластах торфа под снегом, возродится заново, будет признана наукой, получит общественное признание и войдет в практику отечественных заповедников.

Ф.Р. Штильмарк.

О термине «заповедник». Рассмотрим происхождение, определения и толкования этого термина из соответствующих словарей, представляющих результаты исследования и аналитического обобщения его практического использования и понимания в специальной литературе.

Этимология. «Заповедник. Собственно русское... Отмечается впервые в словаре Даля 1863 г. Образовано ...от прилагательного заповедный (<заповедный), «находящийся под запретом, неприкосновенный», являющийся.. .производным от заповедь— «запрет, запрещение, повеление». Укр. Заповедник, бел. Запаведнік» (7, с. 54).

"¦Сокращенный вариант. Опубликовано: ЭкоМир, 2009. — № 4. — С. 19-24.


Определения. Заповедник— охраняемая природная территория (акватория), на которой сохраняется в естественном состоянии весь природный комплекс—типичные или редкие для данной зоны ландшафты, редкие и ценные виды животных и растений и пр. Главная задача заповедников — сохранение и восстановление эталонных природных экосистем, а также свойственного для данного региона генофонда организмов. В СССР территории заповедников навечно изымаются из хозяйственного использования; в заповедниках запрещены всякая охота, ловля животных, сбор всяких растений, сенокошение и т. п. (1, с. 207).

Заповедники—участки территории, на которых сохраняется в естественном состоянии весь природный комплекс. Обычно выделяют местности, наиболее типичные для данной географической зоны, области или обладающие важными по своей научной ценности природными объектами (виды животных и растений, горные богатства и т. п.). Заповедники — один из типов охраняемых территорий, и используются они для разносторонних комплексных научных исследований природы (Эн-цикл. словарь геогр. терминов, 1968 г, с. 130).

Толкования. «Заповедывать, заповедовать или заповедать (что кому) — повеле-


24


2011


тунитшуный   экологический   жуунял



вать, предписывать, приказывать, наказывать к непременному, всегдашнему исполнению; завещать какую обязанность, обязывать к чему заклятием; запрещать. «Помни праотцев: заповедного не тронь!» (3, с. 618). Заповедник — заповедный участок, где оберегаются и размножаются редкие и ценные растения, животные. Заповедный — неприкосновенный, запретный (4, с. 211). Несколько особняком стоят определение и толкование термина, приводимые Н. Ф. Реймерсом (5, с. 112): «Заповедник — особо охраняемая территория (акватория), нацело исключенная из любой хозяйственной деятельности (в т ч. посещения людьми) в целях сохранения в нетронутом виде природных комплексов (эталонов природы), охраны видов живого и слежения за природными процессами. Нередко на площади заповедника имеются особо ценные природные объекты (редкие и исчезающие виды, выдающиеся памятники природы...). В СССР заповедник — одновременно учреждение, за которым закреплено заповеданное пространство и которое ведет исследования на нем... Различают полные, или эталонные, заповедники, где не допускается никакое вмешательство человека в природные процессы, и заповедники направленного режима, требующие проведения определенных мероприятий по поддержанию их экосистем в желаемом состоянии...». Легко заметить, что расхождения в формулировках незначительны. В целом все специалисты разных направлений единообразно трактуют значение термина, и только в комментариях к последнему определению (Материалы V Международной научно-практической конференции. Симферополь, 2009, 49) проявляется то, что труднее увидеть. Н. Ф. Реймерс приводит уточнения, имеющиеся в государственных регламентирующих документах по заповедному делу, показывающие рейтинговые особенности отдельных территорий, их неравнозначное и неравноправное положение («заповедники направленного режима, требующие проведения определенных мероприятий по поддержанию их экосистем


в желаемом состоянии»). Такие оговорки недопустимы, поскольку их трактовка целиком и полностью зависит от субъективных взглядов, пожеланий и решений какого-то лица или круга лиц. То есть это «мина замедленного действия», которую можно взорвать в любой нужный кому-то момент. Спору нет, территории с заданными целями и задачами могут существовать, но они не могут называться заповедниками, потому что заповедники не должны быть «временными или частичными», поскольку в таком случае термин становится расплывчатым, неоднозначным, а это противоречит смыслу терминологической практики. Неоднозначность термина не только затрудняет, а иногда и делает невозможным конструирование адекватной процессуально-административной системы в отношении заповедного дела, но и позволяет злонамеренно его трактовать. Но даже и правильная трактовка смысла заповедной охраны, отношения к термину, его реальному воплощению, перечисление допустимых и недопустимых для заповедников деяний никогда в нашей стране не соответствовали реальному положению вещей и фактическому состоянию практики заповедного дела. Заповедное дело — не столько наука или практика, сколько конгломерат науки и практики. Научная сторона заповедного дела развивалась, совершенствовалась, продвигалась специалистами разного плана — зоологами, ботаниками, другими биологами, но наиболее кардинальные мысли и идеи (главным образом концептуального содержания) выдвигали те, кто на практике сталкивался с ландшафтной экологией и... с комплексным использованием экосистем-ных ресурсов, например, охотоведы (Олдо Леопольд, Доппельмаир Г. Г.), почвоведы (Докучаев В. В.), лесоводы (Г Ф. Морозов, В. Н. Сукачев), зоогеографы (Пузанов И. П.), географы (Штильмарк Ф. Р) и др.

О развитии принципов заповедности.

Первоначально «заповедники» охранялись, ввиду их сакральности, от любого использования вплоть до запрета под страхом


25


тужлтшуный покоішаш жууыл


то*  13,  fan.   1   (40)



смерти даже случайных посещений. Хотя принцип абсолютной заповедности здесь и просматривается, но в те времена его никто не формулировал, он соблюдался de facto и неосмысленно. Ментальность для благополучия в заповедном деле совершенно обязательна и необходима, она сохраняет свое решающее значение как при традиционном отношении общества к заповедному делу, так и при осмысленном, научном, государственном. И именно наличие государственного понимания и государственной ответственности за судьбу заповедного дела лучше всего способствует формированию благоприятного менталитета в обществе. В заповедном деле в Советском Союзе было немало полезного и ценного, особенно в концептуально-теоретическом плане. Но все это (во всяком случае, очень многое) перекрывалось негативом от волюнтаристского отношения к принципам заповедности. Особенно разрушительной в смысле ментальности и бережного отношения к заповедникам была практика нарушения принципа неприкосновенности заповедников и отсутствия стабильности в их существовании, как в смысле хозяйственного использования, так и в смысле самого статуса. В Советском Союзе практически не было заповедника, статус которого или территория не изменялись бы хотя бы раз (причем не только в сторону улучшения или увеличения). На Украине сейчас эта пагубная для заповедного дела традиция, увы, продолжается, да еще и в значительно более циничном виде. Сейчас становится совершенно очевидным, что для заповедника главное — не рекреация, даже не изучение, а сохранение. И даже не «естественного», исходного, «первичного» состояния экосистем, а естественного хода сукцессии и иных биогеоценологичес-ких процессов и явлений. Это возможно лишь при соблюдении и сохранении, прежде всего, идей и принципов заповедности. Огромное и, возможно, решающее значение для успешного развития заповедного дела имеет создание службы охраны при-родно-заповедного фонда, адекватной за-


дачам заповедности, и ее эффективное функционирование .

Соотношение науки и практики в заповедном деле. Несмотря на наличие серьезнейшей научной базы, практика заповедного дела всегда была, во всяком случае, в нашей стране, несистемной и непоследовательной. Причин этому было несколько, важнейшие из которых следующие:

  1. науку развивали одни специалисты, а практическую деятельность зачастую осуществляли другие. Иногда это были даже ученые, но из тех, кто прогибался под «генеральную линию партии»;
  2. практика заповедного дела всегда расходилась с научной концепцией иногда по причине ментальности, иногда по соображениям идеологии и популизма, зачастую от незрелости науки (заповедного дела и экологии как его основополагающих гносеологических стержней), а чаще всего, — из-за волюнтаристских влияний, вмешательств со стороны ненаучной и безответственной властной верхушки, что, в конце концов, всегда получало свое выражение в сворачивании в больших или меньших масштабах как исследовательской, так и природоохранной деятельности. (Материалы V Международной научно-практической конференции. Симферополь, 2009,51).

Основных источников возникновения и существования заповедников исторически было по большому счету два. Первый — как выражение и реализация права собственника, от чего и происходит само название термина: на заре общества собственником была община, и заповедники имели сакральный подтекст. Второй — позднее собственниками заповедных территорий (в прямом смысле слова или в функциональном проявлении) стали высшие фигуры общества. Обе эти схемы послужили основой для формирования ментального отношения к заповедникам как к святыне, как к мечте, как к цели устремления и овладения и, наконец, как к цели удовлетворения лю-


26


2011


тунитшуный   экологический   жуунял



бопытства. То есть во все времена массы народа стремились приобщиться к таинству контакта с заповедником. Именно по этой причине, например, в Советском Союзе существовала популистская доктрина «Заповедники не должны быть упрятаны от народа. Заповедники должны служить народу!» Безусловно! Но «службу» следует понимать не как всеобщую доступность для народа, а как депозит природных ценностей, как страховой капитал народного богатства! Похожее отношение к расцениванию заповедников (национальных парков) существует на западе. Но там эта доктрина и раскручивается чисто по-западному : используя тягу народа к заповедникам, из них (заповедников, национальных парков) делают предмет текущей эксплуатации, источник поступления денежных средств. Надо признать, что там это делается довольно продуманно, но... и там специалисты отмечают явные негативные последствия такого отношения к экосистемам.

О предмете охраны (сбережения, сохранения). Вначале, как упоминалось, просто не трогали ничего. Потом, по мере усиления антропогенного воздействия на окружающую среду, стали не просто охранять, а «содействовать сохранению естественного состояния среды», причем за естественное состояние принимается нечто, что по чьему-то «более научно авторитетному» мнению является «естественным». Особо следует подчеркнуть, что эта «поддержка сохранения естественного состояния среды» ведется чисто технологическими средствами и на самом деле ничего близко похожего на сохранение естественной среды не имеет, а лишь позволяет до какой-то степени сберечь внешнюю схожесть с предметом подражания. Это можно сравнить со сходством фотографии фотомодели с фотомоделью. Именно такое понимание «поддержки сохранения естественного состояния среды» четко отражает, например, название ныне авторитетного и популярного учебного заведения — Национальная академия природоохранного и курортно-


го строительства. В этом названии ярче, чем где бы то ни было, отражается антропоцен-тричность понимания термина «природоохранный», поскольку в вузе учат отнюдь не охранять природу, а лишь поддерживать состояние окружающей среды пригодным для существования человека и только. Ведь охрана природы — это не только сохранение воздуха, воды, почв и других ее компонентов от сверхнормативных выбросов. Это и сохранение биоразнообразия, и полноводно сти водных источников, и сохранение ландшафтов. Но какое может быть сохранение при строительстве. А тем более курортном! (Материалы V Международной научно-практической конференции. Симферополь, 2009,53).

Продолжение процесса деградации (поскольку остановить этот процесс технологическими средствами просто невозможно) привело к формулировке новой концепции охраны—понятию «редких видов» и тактике их охраны, вплоть до содержания ex situ с перспективой выпуска на свободу при достижении восстановления их исконных местообитаний. Довольно странно, что такая перспектива была признана возможной на фоне постоянно усиливающейся деградации окружающей среды. И, наконец, созрела концепция охраны не отдельных видов, а биотических комплексов, но и здесь заметна «маленькая» системная ошибка, поскольку допускается по умалчиванию возможность искусственного сохранения этих комплексов. На самом деле это невозможно. Поэтому следует жестче, точнее и честнее высказать эту новую концепцию: единственно актуальной и приемлемой задачей заповедного дела на современном этапе является сохранение образцов окружающей среды путем сбережения естественных полноценных экосистем по зонально-географическому принципу. Главным и достаточным критерием полноценности естественных экосистем является их функционирование на основании наличия полной трофической пирамиды.

О перспективах заповедного дела. Принимая во внимание современные темпы


27


тужлтшуный покоішаш жууыл


то*  13,  fan.   1   (40)



урбанизации и антропогенизации ландшафтов, масштабы все возрастающих объемов изъятия площадей из их естественного состояния и окружения, факт отставания в сотворении у населения планеты менталитета участника экосистем вместо существующего ныне — покорителя природы, можно легко представить себе, что будет на месте нынешних все еще относительно мало измененных территорий в совсем уже недалеком будущем. Возделанные поля, широкие дороги, мегаполисы, другие города и населенные пункты («мезополисы», «миниполисы»... или даже экополисы?), ГЭС на реках и водохранилищах, АЭС, ВЭС и гелиостанции на суше, сплошные постройки (в том числе курортного и тн. «природоохранного» назначения) вдоль речных, озерных, морских и океанских берегов, сплошная архитектура, возможно, даже и парки с населяющими все эти пейзажи одомашненными и/или синантропизирован-ными остатками животного мира, полчища все более синантропизирующихся и урбанизирующихся паразитов и непременно возникающие эпидемии и пандемии... В последнее время проявляется все большее расхождение в понимании термина «заповедность» и принципов заповедного дела между ортодоксальными последователями концепции абсолютной запо-ведности и их идейными противниками при обсуждении этих основополагающих, стержневых вопросов. Безусловно, «реалисты» во многом правы, прежде всего, в отношении прогнозирования судеб и путей заповедного дела. Но приятие ими всего происходящего настолько широко и беспрекословно, что начинает вызывать сомнение их правомочность называть себя служителями заповедного дела. Это касается в первую очередь технических работников — наемных служащих системы заповедников, чиновников и т. п., но и среди научной прослойки заповедного дела «реалистов» достаточно много. С чем это связано? Прежде всего, с тем, что такая линия поведения обеспечивает тихое и бесконфликтное существование, не требующее морально-нравственных,


интеллектуальных и физических усилий в отстаивании традиционных заповедных цен-ностей, принципов и концепций.

Но более того значит уже упомянутый выше фактор: осуществляют заповедную практическую деятельность люди, облеченные правом принимать решения, властью, а в этой сфере чем меньше изменений и возмущений, тем лучше. Поэтому в настоящее время заповедное дело деградировало из механизма сохранения, сбережения естественных биогеоценозов в деятельность по сохранению более или менее приемлемой для здорового образа жизни окружающей среды, но... в зоне непосредственных контактов человека, то есть практически в пределах населенных пунктов и зон рекреации. Вот здесь и кроется несоответствие между созоэкологией и экологией человека, а концептуальная суть «реалистов» в заповедном деле выглядит просто как санитарная экология. Следует ли на этом ставить точку? Надеюсь, что нет. У заповедного дела есть будущее, но лишь в единственном случае: если это сумеет понять большинство человеческого общества и, в первую очередь, власть, потому что 95% успеха в этом принадлежит именно создаваемой ими юридической базе заповедного дела...

ЛИТЕРАТУРА

  1. Биологический энциклопедический словарь. — М.: Сов. энциклопедия, 1986. — 831 с.
  2. Біологічний словник. — Київ: Голов, ред. Укр. рад. енциклопед. АН УРСР, 1974. — 551 с.

З.ДальВ. И. Толковый словарь живого великорусского языка. — III: «И-0». — М.: Гос. издат. иностр. и нац. словарей, 1955. — 779 с.

  1. ОжеговС. И. Словарь русского языка. Изд. 5-е. — М.: Гос. издат иностр. и нац. словарей, 1963.— 900 с.
  2. РеймерсН. Ф. Основные биологические понятия и термины: Кн. для учителя. — М.: Просвещение, 1988.— 319 с.
  3. Энциклопедический словарь географических терминов. — М.: Сов. энциклопедия, 1968.

— 440 с.

7. Этимологический словарь русского языка.

Под ред. Н.М. Шанского. — М.: МГУ, 1975. — I 2.

— В. 6.— 124 с.

Роль млекопитающих хищников в природе*

Хенрик Окарма


С точки зрения функционирования экосистем хищные млекопитающие являются консументами, то есть находятся на вершине трофической пирамиды: растения — растительноядные (травоядные) животные — консументы. Они являются консументами высшего порядка, поскольку сами не являются добычей ни для каких иных кон-сументов. Поэтому количество млекопитающих хищников значительно меньше по сравнению с организмами низших трофических уровней.

Однако значение данной группы организмов в сложной сети экологических взаимосвязей отнюдь не соответствует их численности. Обычно роль разных видов хищных млекопитающих в экосистемах необычайно разнообразна и зависит от очень многих факторов. Самые существенные из них—это среда обитания (в водной среде — одни зависимости, на суше — совсем другие), размеры хищников данного вида, плотность его популяции, вид питания (общий или особый), способ добывания пищи, социальная организация (ведет ли данный вид стадный или индивидуальный образ жизни), а также пространственные потребности (крупные хищники занимают огромные ареалы).

Нам представляется, что, несмотря на различия разных видов млекопитающих хищников, можно выделить несколько основных черт, общих для функционирования большинства хищников в экосистемах.

Поддержание большего разнообразия видов добычи

Каждый вид хищников обитает в своей среде с целым рядом видов своей потенци-

*Сокращенный перевод КЭКЦ. Опубликовано: Okarma К, 2007. Rola ssakow drapieznych w przyrodzie. Integralna ochrona przyrody. — Krakow: Instytut ochrony przyrody PAN. — P. 97-103.


альной добычи. Влияние хищников на сообщество их добычи зависит от состава этого сообщества, причем не только от количества и типа их видов, но также и от возрастно — половой структуры отдельных видов. Вторым важным фактором является кормовая специализация хищников: хищники с высокой пищевой специализацией, т.е. те, которые питаются одним или немногими видами травоядных, влияют на их сообщество иначе, чем те, что имеют достаточно широкий кормовой спектр. Следует также принять во внимание конкуренцию со стороны других видов хищников, — они ведь тоже влияют на сообщество видов добычи.

Вообще можно утверждать, что изменяющийся во времени и пространстве прессинг хищничества (со стороны многих хищников) оказывает на разные виды добычи такое воздействие, что сообщество потенциальных жертв становится гораздо более разнородным. Результаты экспериментальных исследований, проведенных на организмах водных хищников (в данном случае речь идет о морских звездах), однозначно показали необычайно сильное влияние хищничества на структуру сообществ их добычи и численность отдельных видов. Оказалось, что полное устранение хищников из богатого и разнообразного сообщества их жертв оказывало достаточно неожиданный эффект — приводило к сильному обеднению этого сообщества. Общая численность добычи возросла, однако в результате внутренней конкуренции определенные виды подверглись резкому сокращению или даже полному уничтожению. Подобного же явления следует ожидать и в отношении млекопитающих хищников и их добычи. Однако вряд ли можно ожидать, что в естественных условиях, а не в каком-либо контролируемом эксперименте, найдется простой способ подтвердить зависимости, описанные выше.


29


тужлтшуный покоішаш жууыл


то*  13,  fan.   1   (40)



Из всех видов хищных млекопитающих, обычных в фауне нашей страны в настоящее время, возможно, только один вид не вписывается в приведенную схему влияния хищников на разнообразие видов их добычи: это медведи, которые являются хищниками скорее по названию, поскольку в их рационе решительно преобладает растительная пища. Поэтому они очень слабо воздействуют на структуру обитающих по соседству с ними крупных копытных млекопитающих.

Селекционная (избирательная) роль хищничества

Хищники удовлетворяют свои пищевые потребности, забивая животных, являющихся их добычей. Не каждый вид потенциальной добычи, а также не каждая особь данного вида рискуют стать жертвой хищника. Поэтому мы говорим о селективной, или избирательной роли хищничества, которая проявляется на нескольких уровнях.

Наиболее очевидной является селекция (отбор) добычи на уровне вида. Определенный вид хищников, в зависимости от его численности и среды обитания, может питаться определенным спектром видов добычи. Очевидно, что малые хищники не могут забивать крупную добычу, в то время как крупные хищники могут питаться как крупными, так и мелкими животными. Из доступного им «меню» видов добычи хищники могут предпочитать одни виды и избегать других.

Отличными примерами крупных хищников являются волк и рысь, обитающие в природных условиях нашей страны. Исследования как в Беловежской Пуще, так и в Карпатах доказали, что из доступного разнообразия видов копытных млекопитающих (зубр, лось, олень, косуля, дикий кабан) волки выбирают оленей статистически чаще, чем составляет доля этого вида в сообществе. А рыси, обитающие в тесном соседстве с волками на той же территории, прежде всего забивают косулю — тоже существенно чаще, чем составляет их доля в сообществе копытных млекопитающих.


Конечно, речь здесь идет о видовой селекции добычи в достаточно широком масштабе, в рамках целых популяций, поскольку бывают отдельные случаи отклонений от этого общего правила. Существуют, например, особи рысей, предпочитающие охотиться на оленей, а не косуль, или волки, значительно чаще забивающие диких кабанов. Выбор волками оленей, а рысями — косуль является также хорошим примером разделения экологических ниш между двумя видами хищников примерно равного размера и более или менее одинаковых пространственных и кормовых потребностей, обитающих на одной и той же территории.

Следующим уровнем селекции является отбор особей данного вида добычи. Вопреки некритически повторяемому в охотничьих кругах утверждению, что, мол, волки -беспощадные убийцы, а их добыча — беспомощные жертвы в случае их нападения, на самом деле охотничий успех хищников скорее низок, и большинству этих потенциальных жертв чаще всего удается убежать. Поэтому хищники сосредоточивают свое внимание прежде всего на тех категориях животных, которые являются относительно более легкой добычей: молодых, старых, больных особях, которые менее способны быстро убегать. Естественно, в природе всегда могут случаться отдельные ситуации, обусловленные обычно погодными условиями, когда хищникам охотиться легче, чем обычно, и они за раз могут забить больше животных, чем им необходимо для удовлетворения чувства голода. Такое экстремальное поведение хищников, именуемое «чрезмерным убийством» (surplus killing) обычно является поводом для заявлений, что хищники убивают ради удовольствия и жажды крови.

Наблюдения за разными видами млекопитающих хищников полностью подтверждают факт возрастно-полового отбора особей. Результаты абсолютного большинства исследований поведения волков однозначно показывают, что большая часть убитой ими добычи были особи младше 1 года, а также самки. Там, где волки охотятся, глав-


30


2011


тунитшуный   экологический   жуунял



ным образом, на лосей (Канада, Скандинавия), их жертвами также чаще всего являются самые младшие животные или самки.

Классические примеры отбора молодых или старых особей предоставляют исследования африканских хищников, в частности, гепардов, которые относятся к категории хищников, тестирующих свою добычу, прежде чем начать погоню (cursing predators). Здоровые, сильные, опытные животные способны убежать, поэтому жертвами гепардов становятся, опять же, молодые особи либо такие, которые по разным причинам не могут убегать достаточно быстро.

Очень интересным, хотя и сложным для научного исследования является отбор на уровне индивидуальных свойств особи, иными словами, в большей ли пропорции жертвами хищников становятся особи слабой физической кондиции. Результаты исследований в этом аспекте неоднозначны, но это наверняка связано с методологическими трудностями оценки так называемого индивидуального качества особей добьгаи. Что касается крупных копытных млекопитающих, которых чаще всего исследуют как добычу крупных хищников, то здесь применяются многочисленные и разнообразные методы оценки их физической кондиции. Применяются различные показатели размеров накопленных жировых энергетических запасов, например, толщина слоя подкожного жира, степень ожирения почек, содержание костного мозга в конечностях. Некоторые исследователи сосредоточиваются на описании разного рода патологических изменений скелета животных либо степени зараженности паразитами и сравнении их с соответствующими показателями особей в популяциях, свободно живущих в природных условиях.

На основе некоторых из этих исследовательских методов (применяемых, главным образом, в наблюдениях за волками), сделаны выводы о том, что значительная часть добьгаи этих хищников была в превосходной физической кондиции. Трудно согласиться с таким утверждением — ведь


с эволюционной точки зрения естественный отбор на таком элементарном уровне должен осуществляться в зависимости от индивидуальной кондиции животного.

Нам представляется, что самым существенным фактором, влияющим на конечные выводы исследований выбора жертв крупными хищниками является тот факт, что это исследования, главным образом, территориальные, и тут нет возможности контролировать различные факторы, как в лабораторных условиях. Кроме того, анализируются только некоторые черты особей добьгаи на основе остатков трапезы хищников, а многие другие их особенности остаются неисследованными. Как, к примеру, утверждать, какими физиологическими свойствами обладала данная особь?

Можно также рискнуть предположить, что хищники выбирают свои жертвы в зависимости от их конкретных особенностей: опытности, быстроты и правильности принятия решений относительности направления, дорог и методов бегства. К сожалению, не существует ни методов, ни инструментов исследований, которые позволили бы оценить такие параметры на основании остатков не съеденных хищниками животных -здесь наука бессильна, и, возможно, навсегда.

Крупные хищники как защитные виды (зонтичные виды)

Крупные хищники, и, прежде всего, крупные млекопитающие хищники, выполняют роль защитных, или зонтичных, видов. Это понятие еще до конца точно не определено, но под ним можно понимать, как минимум, два различных явления. Первое из них состоит в том, что крупные хищники, как правило, не съедают целиком своей добьгаи. Иногда, если их потревожить, могут оставить ее почти полностью, но и в спокойных условиях все равно оставляют много остатков — внутренности, скелет, шкуру. Эти остатки являются существенным пищевым подспорьем для многих видов трупое-дов и всеядных млекопитающих и птиц.


31


тужлтшуный покоішаш жууыл


то*  13,  fan.   1   (40)



В последние годы в Пуще Беловежской проводится очень широко задуманное изучение сообщества животных — трупоедов. Оказалось, что в зимний период основным составляющим рациона большинства этих животных являются остатки добьгаи крупных хищников, прежде всего — волков. Даже в корме лесной куницы, которая специализируется на ловле птиц и грызунов, в этот период преобладают крупные копытные, конечно, не в результате активной охоты, а съеденные в виде падали. Можно с высокой степенью вероятности предположить, что сообщество средних и мелких хищных животных, стало бы значительно беднее, если бы оттуда исчезли волки и рыси, а вместе с ними и источник дополнительного питания, весьма существенного для их жизни в зимний период. Второе значение этого «защитного» понятия тесно связано с огромными территориальными


потребностями крупных хищников, таких как медведь, волк или рысь. Размеры необходимых ареалов каждой особи этих видов часто достигают нескольких тысяч км2, хотя в нашей стране эти размеры значительно меньше: для медведей — до 400 км2, для волков — 300 км2, а для рысей 250 км2. Одной из форм обеспечения надлежащего функционирования популяций этих видов животных является, очевидно, не только соответствующая видовая охрана, но и сохранение больших площадей ареалов их обитания. Это очередная важная задача, поскольку на таких просторах может безопасно обитать огромное количество видов животных, которым не угрожает непосредственная опасность полного истребления, а потому они не отвечают пока еще критериям особой видовой охраны, и которые требуют меньших пространств для своего обитания.


Охрана крупных млекопитающих хищников*

Хенрик Окарма


Крупные хищные млекопитающие являются весьма харизматическим элементом наземных экосистем и всегда возбуждают широкий спектр эмоций: от восторга до страха. Общественное восприятие этих видов противоречиво; некоторые хотят охранять их во что бы то ни стало; другие убеждены, что их численность следует ограничить и оберегать исключительно на охраняемых территориях и в природных резерватах. Крупные хищники являются классическим примером чрезмерной оценки важнейших мотивов видовой охраны — трудно сразу понять обычному человеку, почему вооб-

*Сокращенный перевод КЭКЦ. Опубликовано: OkarmaH.,2007. Ochronacluzych ssakow drapieznych. Integralna ochrona przyrody. — Krakow: Instytut ochrony przyrody PAN. — P. 103-109.


ще они заслуживают охраны. Нам представляется, что важнейшей причиной необходимости охраны крупных хищников является тот факт, что они встречаются ныне лишь в немногих местах. По сравнению с их первичными, историческими местами обитания современный ареал их пребывания слишком мал, а их количество — ничтожно. Крупные хищники являются как бы реликтом прошлого на оставшихся местах обитания, которые подверглись неизбежному изменению и уничтожению вследствие многовековой деятельности человека. Для некоторых эти виды стали символом естественности и дикости природы, символом борьбы за сохранение нашей природной среды. Отсутствие прагматических природоохранных мотивов в значительной мере приводит к тому, что большую часть нашего общества прихо-


32


2011


тунитшуный   экологический   жуунял



дится убеждать в необходимости охраны этих животных.

Эффективная деятельность, имеющая целью охрану крупных млекопитающих хищников, —дело трудное ввиду специфики биологии и экологии этих животных, а также обьино резкого конфликта с хозяйственной деятельностью человека. При осуществлении их охраны следует обратить внимание на следующие аспекты.

«Трудные» черты биологии крупных МЛЕКОПИТАЮЩИХ ХИЩНИКОВ

Крупные хищники характеризуются потребностью в огромных пространствах. Размеры индивидуального ареала для каждого медведя либо рыси, или волчьей стаи могут достигать нескольких тысяч км2, а в нашей климатической зоне — нескольких сотен км2. Эффективная охрана каждого вида состоит в обеспечении возможности безопасного обитания не только отдельных особей, но и абсолютного большинства всей популяции, поскольку это дает возможность обеспечить соответствующую генетическую устойчивость вследствие свободного скрещивания ее особей.

Этот постулат можно осуществить двумя способами. Во-первых, данный вид может подлежать законодательной охране на всей территории своего обитания, что имеет место в большинстве европейских стран, где все крупные млекопитающие хищники подлежат строгой охране. Это вполне традиционная форма охраны, эффективность которой, к сожалению, не слишком высока из-за разного рода нелегальной деятельности, направленной именно против этих видов со стороны лиц, для которых полная охрана хищников непонятна и неприемлема.

Вторая возможность в настоящее время — это охрана значительных территорий в форме национальных парков, территорий настолько больших, что там могут обитать многочисленные популяции крупных хищников. Так действуют, например, в Северной Америке, где размеры национальных парков достигают десятков тысяч км2 . В


Европе самые значительные национальные парки имеют площади в несколько тысяч км2 (Северная Скандинавия), а в центральной части континента — едва ли несколько сотен. Это просто слишком малые площади, чтобы дать возможность охранять на них крупных хищников. И все же в нашей стране достаточно часто приходится слышать в ходе дискуссий о способах охраны и управления крупными млекопитающими хищниками, что следовало бы их охранять только в национальных парках.

Крупные хищники очень чувствительны к изменению среды обитания. В Европе это чаще всего виды, связанные с обширными лесными массивами, которых осталось уже совсем немного на нашем континенте. Собственно, именно сплошная вырубка лесов, а потом фрагментация их остатков были основными причинами (помимо непосредственного истребления человеком) такого резкого уменьшения географического распространения и количества этих животных.

Фрагментация лесных массивов, являющихся их средой обитания, продолжается и дальше вследствие сооружения новых путей сообщения и застройки речных долин. Результатом этой деятельности является расчленение и без того уж незначительного ареала обитания вида, разрыв естественных экологических коридоров, и вся популяция вида на данной территории оказывается разбитой на меньшие группировки, часто без возможности миграции и взаимных контактов, что обычно приводит к вымиранию отдельных групп и ускорению вымирания всего вида.

В Польше в настоящее время это одна из самых серьезных угроз для медведей, волков и рысей, вследствие сооружения или планирования очередных автострад и скоростных железных дорог, прерывающих пока еще существующие лесные массивы, к примеру, Карпатские. Дороги с такими техническими параметрами должны иметь обязательно плотное ограждение, чтобы не допускать столкновения участников движения с крупными животными.

Естественно, существуют технические средства, которые дают возможность животным преодолевать эти новые препятствия на их традиционных путях миграции. Это переходы для них — надземные и подземные. Однако полученные до настоящего времени свидетельства из нашей страны (главная автострада А4 из Кракова до границы с Германией) не дают повода для оптимизма, поскольку построенные там переходы для животных не отвечают основным природоохранным критериям, чтобы ими могли свободно пользоваться крупные млекопитающие — как копытные, так и хищные. Основным препятствием является их ширина: чаще всего это переходы над автострадами в виде мостов шириною едва ли до 10 м, на которых отсутствует травяная растительность и кустарник, не говоря уж о деревьях.

Опыт западноевропейских стран, а в последнее время также Хорватии и Словении, однозначно показал, что сконструированные в настоящее время широкие переходы (шириною не менее нескольких десятков метров), так называемые «зеленые мосты» (поскольку на них растут деревья), дают возможность эффективной миграции крупных животных через автострады и железные дороги.

Конфликт с человеком

Крупные млекопитающие хищники нередко наносят существенный ущерб хозяйственной деятельности человека: волки задирают домашний скот, медведи причиняют вред садам, полям и пасекам, а иногда тоже убивают домашний скот. Только рыси, по крайней мере, в Центральной и Восточной Европе, не наносят такого рода убытков. В масштабах всей страны убытки эти невелики: к примеру, волки в 2006 году задрали всего несколько десятков овец, коз и крупного рогатого скота (что составляет всего какой-нибудь один промилле от всего поголовья страны), однако для отдельных скотоводов это может быть значительный урон.


Согласно с обязывающим правом, Государственная казна (помимо правительств воеводств) выплачивает компенсации потерь домашнего скота, причиненных охраняемыми видами млекопитающих хищников. В 2006 году суммарная квота компенсаций, выплаченная в целом по стране, составила более 2 миллионов злотых. Нам представляется, что система выплаты компенсаций функционирует достаточно успешно (отдельные воеводства разработали собственные схемы действий, касающихся оценки ущерба и способов выплаты надлежащих возмещений), а главной проблемой является недостаток финансовых средств на эти цели, ежегодно вьщеляемых правительствами воеводств. Вследствие этого часть пострадавших должна ожидать причитающихся им квот до следующего финансового года, что, естественно, вызывает общественное недовольство.

Однако главной сферой конфликтов крупных хищников с человеком в нашей стране является не только земледелие и скотоводство, но также и охота. Это, собственно, касается только волков, основой питания которых являются дикие копытные млекопитающие (олени, косули, дикие кабаны). Вследствие внедрения в экономику принципов свободного рынка, а также принятие всего несколько лет назад решения об оплате охотничьей деятельности напрягает бюджеты охотничьих кругов. Поэтому любое уменьшение потенциального дохода (очевидно, также и вследствие уничтожения волками крупных млекопитающих копытных) приводит к эскалации конфликта с охотниками. Взятие в Польше волков под охрану в 1998 году привело к тому, что охотники почувствовали еще большую для себя угрозу. В настоящее время значительная часть из них считает, что тот вид, которым они всегда распоряжались, над которым они как бы имели «контроль», теперь (вследствие обязывающих правовых решений) оказался вне сферы их воздействия. Поэтому значительно возросло количество нелегально убиваемых волков. «Твердых» данных относительно масштабов это-


34


2011


тунитшуный   экологический   жуунял



го процесса нет, но факт тот, что, несмотря на высокий генеративный потенциал популяции волков, за последние десять лет не наступил ни рост их численности, ни увеличение ареала их распространения в Польше, что позволяет сделать косвенный вывод: нелегальный отстрел волков остро стоит на повестке дня.

Отсутствие международного сотрудничества

Крупные млекопитающие хищники сохранились в Европе в самых труднодоступных местах, там, где человеческая деятельность была и остается наименее активной. Чаще всего это сильно залесенные приграничные области, например, вся Карпатская горная цепь. На этих пространствах все еще обитают достаточно многочисленные популяции тех животных, которые не соблюдают государственных границ. Кроме того, как уже говорилось в предыдущей статье, крупные хищники требуют огромных пространств для своего обитания, поэтому разумное управление популяциями этих видов в приграничных регионах требует сотрудничества и координации.

Группа ученых и экспертов Европейского отделения Всемирного фонда охраны животных (WWF), занимающихся крупными млекопитающими хищниками, разработала так называемые планы управления популяциями медведей, волков и рысей в Европе. В них отмечается необходимость координации способов охраны этих видов в масштабах географических регионов и континента в целом. В настоящее время, к сожалению, существует ситуация, когда в одной стране тот или иной вид подлежит охране (к примеру, волк в Польше), а в соседнем — уничтожается (тот же волк в Украине).

План управления и охраны

Планы управления видами крупных млекопитающих хищников разработаны инициативой Постоянного Комитета по крупным хищникам Европейского Фонда охраны диких животных и были одобрены


Постоянным Комитетом Бернской конвенции 2002 года. В этих планах предусматривается разработка соответствующих собственных планов охраны и управления в тех государствах, на территориях которых обитают крупные хищники, в том числе и Польша. Планы эти, очевидно, должны разрабатываться в сотрудничестве с соседними государствами, в которых также водятся популяции этих животных. Польша, к сожалению, до сих пор еще не приступила к разработке такого плана. Накопленный с 1998 года до настоящего времени опыт охраны крупных млекопитающих хищников однозначно доказывает, что отсутствие общих решений, регулирующих, скажем, способы разрешения конфликтных ситуаций с человеком, выплаты компенсаций, финансового обеспечения возмещения наносимого ущерба и случайного уничтожения отдельных особей из популяций этих животных, вызывает серьезные волнения среди населения. Ведь ни одна из ключевых групп, заинтересованных вопросами управления этими видами, таких как охотники, скотоводы и природоохранные организации, пока что не находят удовлетворительных решений, а возникающие конфликтные ситуации разрешаются по принципу «тушения пожаров».

Поэтому разработка государственных планов охраны крупных млекопитающих хищников и управления ими является столь насущной, — ведь именно в них должны быть разработаны компромиссные решения системного характера (генеральная стратегия охраны), а также конкретные, для специфических ситуаций, — разработаны при активном участии всех ключевых общественных групп.

Образовательная деятельность

Уровень отношения общества к крупным хищникам в нашей стране весьма разнообразен. Исследования, проведенные Институтом охраны природы Польской академии наук, показывают, что рысь, например, является видом, не возбуждающим никаких негативных эмоций ни в одной ключевой общественной группе. Это связано


35


тужлтшуный покоішаш жууыл


то*  13,  fan.   1   (40)



не только с тем фактом, что рысь не причиняет никакого ущерба домашнему скоту, но также и с низким уровнем знакомства охотников со спецификой этого вида. Рысь считают хищником, питающимся, прежде всего, мелкими животными, а между тем ее основной добычей являются крупные копытные (главным образом косули). Парадоксально, но это неведение идет на пользу рыси, поскольку, если бы охотники знали о том сильном влиянии, которое эти хищники оказывают на популяции оленевых, что доказано во многих научных работах, то, несомненно, их отношение было бы значительно менее позитивным. Ситуация с медведями весьма специфична. В рамках европейской культуры его трактуют как огромного, но не опасного зверя. Такое восприятие начинается в детстве едва ли не каждого человека, потому что почти у всех ребятишек был или есть мягкий медвежонок, которого они так любят прижимать к себе. В многочисленных рассказах, баснях и сказках для детей медведей представляют как симпатичных любителей меда. Это представление даже слишком очевидно проявляется в Татранс-ком национальном парке, где иной раз медведей можно легко наблюдать с близкого расстояния, когда с наступлением весны они жируют в опасной близости от дорог. Тогда туристы подходят к ним очень близко, чтобы сфотографировать их или снять на видео, а иногда вообще ставят маленьких детишек совсем близко, чтобы иметь их фото на фоне медведя. Вмешательство работников национального парка вызывает у туристов абсолютное недоумение, а иногда и претензии, почему, мол, им не позволяют этого делать — ведь они «для этого сюда приехали». Охотники также не настроены негативно по отношению к медведям, так как кормятся эти хищники, главным образом, растительной пищей. Доля копытных млекопитающих в рационе этих животных ничтожна, медведи активно охотятся на них крайне редко, а чаще всего попросту подъедают падаль копытных млекопитающих. Единственная общественная


группа, довольно прохладно относящаяся к медведям — это пасечники. В Карпатах в зоне обитания медведей уничтожение ульев (пасеки зачастую выставляются в лесу) — самый значительный вред, причиняемый медведями хозяйству человека. Правда, этот ущерб достаточно правильно и своевременно оценивается и компенсируется, тем не менее необходимость выполнения дополнительной работы и потеря известной доли прибыли, за которую компенсации не выплачиваются, вызывают определенное недовольство.

Существенной проблемой в сфере общественного восприятия крупных хищников является волк. Традиционно волка считают кровожадным и даже небезопасным для человека, а фактически он причиняет весьма умеренный ущерб скотоводству, ну и, конечно, уничтожает крупных копытных млекопитающих, представляющих объект заинтересованности охотников. Анкетные обследования Института охраны природы ПАН показали неудовлетворительный уровень знаний (во всех ключевых группах) биологии этого вида и негативное отношение большей части охотников к существующему методу управления этим видом.

Нам представляется, что единственным способом повышения уровня восприятия волка нашим обществом (прочих видов это касается в меньшей степени) является образовательная деятельность, которая должна базироваться на выяснении состояния знаний, уровня восприятия и ожиданий каждой ключевой заинтересованной группы, таких как: охотники, лесники и скотоводы, а также школьники, проживающие в сельской местности. Образовательная деятельность должна быть разнообразной с использованием материалов, подготовленных специально для каждой отдельной группы, и проводить ее следует более длительно. Одна краткая программа не принесет желаемого эффекта, поскольку обучение по самой своей природе — процесс длительный, а его результаты иной раз становятся очевидными лишь в последующих поколениях.


36


ДОЛОЙ СПОРТИВНУЮ ОХОТУ

КЭКЦ и Экоправо-Киев выиграли суд у Кабинета

Министров Украины и Минприроды Украины

по свинцовой дроби


20 сентября 2010 г. Киевский эколого-культурный центр и Экоправо-Киев выиграли судебное дело в Окружном административном суде г. Киева у Кабинета Министров Украины и Минприроды Украины. Общественные экологические организации обвинили украинское правительство и Минприроды в бездеятельности , которая заключалась в том, что уже на протяжении почти 10 лет Украина не выполняла международное Соглашение по сохранению афро-евразийских мигрирующих водно-болотных птиц, ратифицированное Украиной. Соглашение обязывало Украину прекратить использование свинцовой дроби охотниками, которая является страшным отравителем не только водоемов, охотничьих птиц, но и человека. Так, в Европе, на 2008 г. 12


стран полностью запретило использование свинцовой дроби, а 5 стран — частично ограничило ее использование. Запрещено охотиться со свинцом также в США и Канаде.

Украинские чиновники от экологии ничего не сделали в этом направлении, зато регулярно ездили в загранкомандировки на заседания Секретариата этого Соглашения.

Судебное дело рассматривалось два с половиной года и в конце -концов суд признал бездеятельность Минприроды и обязал это ведомство предпринять срочные меры по ограничению и запрещению использования свинцовой дроби охотниками.

В. Бор ей ко


Открытое письмо против весенней охоты

Министру природных ресурсов и экологии

Российской Федерации Ю.П. Трутневу


До сих пор не стихают споры, периодически выплескивающиеся на страницы газет и журналов, в том числе охотничьих, о весенней охоте и её влиянии на воспроизводство дичи, о гуманности и жестокости охоты вообще и весенней — в частности. О запрете весенней охоты ходатайствовал еще 2-й Всероссийский съезд охотников (Москва, 1909 г.), об этом писали известные российские охотоведы и ученые-биологи — С. Бутурлин, Г. Кожевников, И. Пузанов, В. Генерозов, Б. Житков, Е. Корш и др. Весенняя охота сейчас запрещена в


США, Канаде и во всей Европе (кроме России, Мальты и Беларуси). Действует международный, на основе Бернской Конвенции и Соглашения об охране афро-евразийских мигрирующих водно-болотных птиц, запрет на весеннюю охоту. В некоторых субъектах России весенняя охота уже давно закрыта, но на большей части территории страны сохраняется, удерживаясь на убеждении, что огромная армия охотников не переживет отказа от двух недель охотничьего праздника. А от пернатой братии, мол, не убудет. Но так ли это на самом деле?

В весенний период, на мой взгляд, основное негативное воздействие на состояние охотничьих ресурсов оказывает не столько сама добьгаа, сколько связанный с ней фактор беспокойства. Стрельба, масса праздно шатающегося в угодьях нетрезвого охотничьего народа в промежутках между зорьками, шарящие вокруг собаки, которых редко кто держит на поводке, — обычное явление в этот период. Многие ли у нас весной охотятся на селезней с подсадной? Различают ли, в кого стреляют, когда утиные силуэты в сумерках стремительно проносятся над головой? И многие ли охотники, например, отличат в общей стае занесенного в Красную книгу России гу-ся-пискульку от пока еще многочисленного белолобого гуся? В итоге, в зонах интенсивного пролета смешанных стай гусей доля краснокнижной пискульки в общей добыче на весеннем пролете составляет примерно 5%.

А как быть с тем, что пары у гусей формируются еще на зимовках? И под выстрел, с равной долей вероятности, попадают как холостые, так и семейные птицы? На северах лето короткое и формирование новой пары на месте гнездования практически обрекает на верную смерть припозднившийся выводок. Стоит ли один точный выстрел весной полдесятка дополнительных гусиных жизней осенью? Не слишком ли дорогая цена?

Согласно информации, собранной специалистами ВНИИОЗ, при весенней охоте на глухарей изымаются наиболее ценные особи (активно токующие территориальные 3-5-летние самцы), определяющие успешность воспроизводства популяции: доля территориальных самцов в весенней добыче составляет в разных регионах от 61 до 86%. Если ранее, в 60-е годы прошлого столетия, считалось допустимым проводить охоту на токах, насчитывающих не менее 5 токующих глухарей при норме добычи 20% от общего числа петухов на току, то более поздние исследования установили угрозу деградации тока при ежегодной выборке более 10% петухов в период, захва-


тывающий активную фазу токования. Наименьший ущерб популяции глухаря наносит проведение весенней охоты в заключительной стадии токования, когда глухарки уже спарились, а на токах более активно стали токовать молодые петухи, не участвующие в воспроизводстве. Специалисты вообще рекомендуют устанавливать квоты добычи не для каждого охотпользователя в целом, а по каждому конкретному току, сдвигая при этом сроки охоты на более поздние сроки. К сожалению, закон об охоте данное условие не отрегулировал. Не сделаны соответствующие уточнения и в разрабатываемых в настоящее время Правилах охоты на территории Российской Федерации в части весенней охоты на глухаря.

Аналогичная ситуация складывается и при весенней охоте на токующих тетеревов из укрытия. Доля в весенней добыче активно участвующих в размножении взрослых петухов 2—4-летнего возраста достигает 94%. При этом небольшие тока (4-8 токующих петухов) не выдерживают даже минимальной охотничьей нагрузки.

Таким образом, с точки зрения нормального воспроизводства основных видов пернатой дичи, весенняя охота даже при соблюдении установленных правовых норм негативно сказывается на успешности летне-осенней охоты на пернатую дичь и на общем состоянии популяций местной дичи в охотничьих угодьях. Именно поэтому исключительно важно определение порядка проведения весенней охоты с обязательным учетом биологических особенностей дичи и принципов охотничьей этики.

Нормативное регулирование любого вида охоты должно основываться на утилитаристском (компенсационном) принципе (принципе постоянного поддержания охотничьих ресурсов или принципе справедливого возмещения). Следует соблюдать ограничения сроков охоты, половозрастные и количественные ограничения, направленные на сохранение репродуктивного ядра популяций охотничьих ресурсов (нельзя стрелять самок, охотиться сверх


38


2011


тунитшуный   экологический   жуунял



нормы, в начале тока и на токах, где меньше 10-ти токующих глухарей или тетеревов, пр.). А с точки зрения охотничьей этики вообще нельзя охотиться на животных в период размножения и в период воспитания потомства!

Ведь при этом, в первую очередь, страдают интересы местных охотников из числа не слишком богатых граждан, настроенных на более демократичные условия летне-осенних охот по перу. Охота на боровую дичь на токах должна носить исключительный характер и проводиться только в высокоорганизованных хозяйствах при условии ежегодной инвентаризации всех токов, налаженной системы мониторинга и контроля за состоянием популяций боровой дичи и соблюдением щадящих норм изъятия. Это условие исключает (с правовой точки зрения) проведение весенних охот в России в общедоступных охотничьих угодьях и на территориях большинства охот-пользователей, не способных обеспечить соблюдение установленных правил и норм.

Несовершенство правовой базы, отсутствие механизмов реализации уже принятых законов и иных нормативных правовых


актов, деградация охотничьей культуры, несоблюдение охотничьей этики, выработанной многовековой охотничьей традицией, мало способствует сохранению биологического разнообразию и устойчивому существованию охотничьих ресурсов. Необходимо наложить хотя бы 10-летний мораторий на весеннюю охоту в России, разрешив лишь в порядке исключения, под особым контролем Минприроды, в отдельных высокоорганизованных охотничьих хозяйствах проводить ограниченную добычу боровой дичи и охоту на селезней уток с подсадной (без манков и чучел!), отрабатывая методологию устойчивого использования этих традиционных для России охотничьих ресурсов. При этом в обязательном порядке следует разделить по срокам на два периода (по 10 дней) более раннее проведение охоты на селезней уток и добычу боровой дичи в конце периода токования. Охоту же на гусей весной надо закрывать повсеместно и навсегда!

С уважением,

сопредседатель Совета МСоЭС, охотник

В. БРИНИХ


Министру природных ресурсов и экологии РФ

Трутневу Ю.П.

Открытое письмо против весенней охоты


21 июня 2010 г. мы обратились к Вам с предложением закрыть весеннюю охоту в России в связи с ее биологической необоснованностью и аморальностью, внеся соответствующие изменения в Проект Правил охоты, разрабатываемый Вашим министерством. В ответ мы получили письмо от директора Департамента государственной политики и регулирования в области охоты и сохранения охотничьих ресурсов А.Е.Берсенева, с которым мы не можем согласиться. Поражает крайняя некомпетентность и биологическая безграмотность


г. Берсенева, занимаемого столь важный пост в Вашем министерстве.

Например, г. Берсенев пишет, что весенняя охота в России «имеет вековые традиции». К сожалению, г.Берсенев плохо знает историю своей страны. Вековые традиции в России как раз имеет запрет весенней охоты на птиц — он действовал с 1763 г. по конец 19 века, когда охотничьим законом в России была разрешена весенняя охота. Однако буквально через несколько лет охотничьи организации стали требовать его пересмотра и проходивший в ноябре


39


тужлтшуный покоішаш жууыл


то*  13,  fan.   1   (40)



1909 г. в Москве Второй всероссийский охотничий съезд высказался за запрет весенней охоты (с двумя небольшими оговорками). Весенняя охота затем закрывалась в России не раз — в 1929 г., 1956-1960 гг., 1969 г. Так о какой же «вековой» традиции может идти речь!

Г.Берсенев пишет, что «весенняя охота биологически обоснована». По почему тогда она закрыта во всей Европе, США и Канаде, а с 2004 г. и в Украине. Причем во всех этих странах она запрещалась именно по причине своего экологического вреда. Почему запретить весеннюю охоту требуют две международные экологические Конвенции — Бернская и Соглашение об охране афро-евразийских водно-болотных птиц, которые, кстати, не подписаны Росси-ей.Чем объяснить, что отец российского охотоведения С.Бутурлин категорически выступал против весенней охоты, опубликовав по этой теме более 10 статей. Неужели потому, что весенняя охота «биологически обоснована»!

Против весенней охоты сейчас выступают многие российские экологические организации, ученые-орнитологи, Союз охраны птиц России, большая часть российских охотников. Становится непонятным, как это биологически «обоснованно» можно весной добывать прилетевших уток и гусей, приготовившихся к гнездова-нию.Ведь одним выстрелом охотник убивает не только взрослую птицу, но и весь будущий выводок. Не понятно, как можно биологически «обоснованно» идти весной в лес или на озеро и выстрелами распугивать готовящихся к гнездованию животных. Известно, что Петр Первый наказывал попов, которые весной били в колокола и этим мешали рыбе нереститься. А гБерсенев ничего не видит предосудительного в том, что сотни тысяч стволов по весне будут распугивать дичь. На наш взгляд, это или крайнее невежество, или негодное желание обслужить кучку именитых охотников, любителей весенней охоты.

Вызывает большое сомнение заявление г.Берсенева о том, что якобы усилия, пред-


принимаемые охотнниками для сохранения и воспроизводства охотресурсов и среды их обитания, благоприятно сказываются на всех компонентах биоразнообразия. Это ничем не подтвержденное заявление. Имеется нимало доказательств, что именно охота является причиной гибели многих видов животных. Недаром в некоторых странах ее начинают серьезно ограничивать или вообще закрывать (Великобритания, Украина, Кения, Израиль). Следует также сказать об огромном экологическом вреде, который наносит рассыпаемая охотниками свинцовая дробь, а также уничтожение охотниками так называемых «вредных» животных, фрагментирование природных экосистем дорогами к охотхозяйс-твам, прямое уничтожение охотниками охотничьих животных, загрязнение генофонда охотничьих животных, изменение естественного эволюционного направления развития охотничьих видов животных, постоянный стресс от охоты для всего животного мира, угроза срыва отдыха птиц во время весенне-осенних миграций, разрушение половозрастных структур диких копытных и стай птиц, вытеснение ряда животных в новую среду обитания, усиленная гибель во время охоты краснокнижных животных, ухудшение генетического качества вида и т.д.

Вызывает большой вопрос также моральный статус спортивной охоты как развлечения путем убийства диких животных, что с каждым годом все более негативно воспринимается в современном обществе.

Что же касается весенней охоты, то она, по нашему мнению, должна быть однозначно запрещена, как экологически опасный вид природопользования. Надеемся, уважаемый Юрий Петрович, что Вашим министерством будет пересмотрена позиция в отношении весенней охоты. О принятом решении просим сообщить.

С уважением,

Директор КЭКЦ,

Заслуженный природ оохранник Украины

Вл. БОРЕЙКО

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.