WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Как появилась рыночная экономика и возможна ли она в современной России? (2)

Научный журнал

 

Впрочем, драгоценные металлы не везде служили для обмена. Может быть, вы помните старый рекламный клип о благородных инках и жадных испанцах? Действительно, деньги в «Империи четырех четвертей» были неизвестны. Они не требовались там, где всю жизнь подданных контролировал огромный чиновничьим аппарат. А прекрасные предметы из золота имели для инков только религиозно-магическое значение.

Но вернемся в Старый Свет, в то время, когда в речных долинах только зарождались первые государства. Отношения обмена, которые прежде регулировались только местными обычаями, становятся теперь более упорядоченными - как и другие стороны хозяйственной жизни.

В Древнем Египте за очень короткий срок из разнородных племенных групп сложился единый народ с единым языком, охваченный общей системой государственно-хозяйственного управления. Соответственно и обмен товарами во всей стране вели в пересчете на единый эквивалент - стандартные медные прутья.

33


Интересно, что самими прутьями египтяне при торговле не пользовались, а просто меняли, например, быка на соответствующее его цене количество зерна.

В Междуречье весовым серебром расплачивались за аренду чужого поля, а хозяин поля серебром же платил землемеру за составление плана участка. За серебро арендовали торговые склады и закупали шерсть, зерно, соленую рыбу. За серебро приобретали рабов и нанимали свободных работников, при усыновлении ребенка отвешивали серебро его родителям, серебром платили выкуп за невесту. Весовое серебро давали в долг под проценты, и существовала даже операция переуступки -заимодавец мог продать свое право требовать долг другому человеку.

Но даже в таком обществе, где весовой металл обслуживал и торговые, и правовые отношения, правильнее было бы еще называть его протоденьгами. В любой момент он мог использоваться и по прямому назначению - пойти на переплавку. Качественные изменения в экономике произошли с появлением монетной системы.

Первыми монетами принято называть статеры из Электра - природного сплава золота и серебра, который высоко ценился в древнем мире. Цари Лидии - страны в Малой Азии, славившейся своим богатством, - начали изготавливать их в VII в. до н. э. Статеры представляли собой расплющенные маленькие слитки с надчеканкой и внешне были уже очень похожи на монету. Однако они еще не были настоящими монетами. Из-за высокой стоимости эти слитки благородного металла могли использоваться лишь для ограниченного круга торговых операций, а при необходимости их все так же переплавляли, чтобы изготовить украшения или культовые предметы.

Греки издавна поддерживали активные торговые связи с Малой Азией, и потому лидийские статеры очень быстро попали в греческие колонии на малоазийском побережье Эгейского моря, а оттуда - и в континентальную Грецию. Столетие спустя, в VI в. до н. э., по их образцу в Афинах начали чеканить собственные деньги, которые и следует считать первыми настоящими монетами. Они были похожи на статеры по своему внешнему виду, но значительно отличались по сути. Во-первых, чеканка денег стала делом не одного человека - пусть даже царственной особы, - а делом государства, а значит, и всех его граждан. Доход от выпуска монеты шел на нужды полиса. Во-вторых, денежная система стала частью экономики нового типа - той экономики, которую в наше время принято называть рыночной.

34


Наряду с основной денежной единицей в Афинах появляются и мелкие разменные деньги. Большинство монет были бронзовыми и имели невысокую номинальную стоимость, а это означает, что денежными отношениями были охвачены широкие круги населения в своей повседневной деятельности. Прежде, в традиционном обществе, распределением ресурсов ведал узкий круг чиновников или других государственных лиц, теперь же свободные граждане сами решали, что производить и за какую цену продавать свои товары.

И наконец, деньги становятся самостоятельным символом стоимости - иначе говоря, происходит отделение стоимости товара от самого товара (подобно тому, как имя уже в ранней античности отделяется от человека, название от предмета, слово от дела). Деньги прочно объединяют в себе функции средства обращения и меры стоимости. Их ценность как средства обращения становится намного выше стоимости содержащегося в них металла, и использовать их по другому назначению оказывается бессмысленно.

Вместе с началом чеканки денег в Греции установились и названия денежных единиц, и соотношение стандартных мер и весов. Основной весовой и денежной единицей стала драхма («горсть») - на изготовление монетки в одну драхму шло примерно 4,4 г серебра, за которые можно было купить барана или бочку ячменя. Названия «драхма» и «обол» (разменная монета, буквально «прутик») настолько прочно закрепились за деньгами, что ими пользовались и в отсутствие самих монет. Даже в консервативной Спарте стоимость товаров оценивалась в драхмах и оболах.

Монетка в одну драхму была очень маленькой, похожей на серебряную чешуйку, поэтому предпочитали чеканить монеты в четыре драхмы - тетрадрахмы, которые по размеру были почти как нынешний российский рубль. На лицевой стороне монеты изображали голову покровительницы города богини Афины, а на оборотной -сову, ее священную птицу. У греков была пословица: «Не стоит возить сов в Афины», что означало: денег там и так много. Афинские деньги стали настолько популярными, что другие государства Средиземноморья стали чеканить монеты и изображать на них таких же сов. «Совиные» монеты местной чеканки находят в современной Италии, на побережье Малой Азии, в Египте, Палестине, Ираке, Иране, Саудовской Аравии.

В этих деньгах по-своему отразились особенности мировоззрения древних греков. Общество греческого полиса состоит из «неделимых» граждан, а природа

35


представляется состоящей из неделимых частиц - атомов. Все числа состоят из единиц, и единица также неделима. Греческая математика была очень несложной: она сводилась к арифметике натуральных чисел. Греки не признавали существование дробей, не знали ни нуля, ни отрицательных чисел,. Так и денежная система Афин основывалась на неделимой единице - самой мелкой разменной монете, из которых складывается любая цена.

Бурно развивающуюся афинскую экономику сопровождала инфляция, как это происходит и в наше время. Вначале, когда деньги только появились, баран стоил одну драхму, а бык пять, но лет через сто пятьдесят они стоили уже десять и пятьдесят драхм соответственно. Это означает инфляцию примерно 1,5% в год - по нынешним понятиям, весьма умеренный уровень.

Нужно сказать, что на другом конце света, в Китае, также возникла своя денежная система. Вначале в качестве денег там чаще всего использовали красивые океанские раковины каури, а с VI в. до н. э. стали отливать металлические протоденьги в виде уменьшенных копий орудий труда: мотыг, лопат, ножей - и тех же раковин каури. Но при необходимости эти железные и бронзовые изображения использовали как сырье для переплавки. В 221 г. до н. э. император Цинь Шихуанди заменил их настоящими деньгами - круглыми монетами с квадратным отверстием посередине. Эта форма не случайна: круг в китайской традиции символизировал Небо, квадрат - землю, а металл как один из первоэлементов был связан с войной и императорской властью. Монеты с квадратным отверстием просуществовали в Восточной Азии вплоть до XIX века, когда их вытеснили новые, сплошные «круглые» деньги по образцу американского серебряного доллара. (Китайское название «юань», японское «йена», корейское «вона» означают «круглый».) Однако традиционная китайская цивилизация устроена так, что денежная система осталась там лишь вспомогательным средством, а не основой экономики.

Глава 7      СРЕДНИЙ КЛАСС И ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО

36


Мы уже говорили о том, что свободный человек античности первоначально был человеком, принадлежащим к слою родовой знати. От него требовалось обладать качествами, соответствующими благородству его происхождения: быть храбрым на войне, а в мирной жизни - щедрым и справедливым. Он должен был быть благочестивым - тот, кто осмеливается не подчиняться власти и воле богов, кто уклоняется от своего религиозного долга, навлекает их гнев и на себя самого, и на свой род, и на весь полис. Как полновластный правитель своего дома-государства, он обладал царским достоинством и был равен другим свободным людям, а значит, никто не мог приказывать ему - так, как он сам приказывает рабам, - никто не смел вмешиваться в его частную жизнь. Но закону он подчинялся добровольно, потому что справедливость и закон - выше людей и потому что сами боги подчиняются им.

Когда в Афинах VII - VI вв. до н. э. права знати были распространены на широкие слои лично свободных людей, то и старинный кодекс чести «прекрасного и доблестного» аристократа стал основой представлений о гражданской добродетели. И этой добродетелью свободный гражданин демократического полиса должен был обладать на том же основании, что и аристократ прежних времен, - по праву рождения. Добродетели нельзя научить, но каждый может и обязан воспитать ее в себе во славу родного города и ради чести предков. Но это относится ко взрослым, зрелым людям; что касается детей, все сыновья свободных граждан в Афинах должны были ради воспитания своей добродетели учить наизусть поэмы Гомера. Их герои считались наивысшим воплощением тех качеств, которыми должен обладать настоящий свободный человек.

Однако мудрыми теперь называли тех, кто устанавливал законы и провозглашал: «Мера во всем». Воинственные, необузданные цари древней эпохи уже не могли служить образцом для обычного гражданина в обычной жизни. Пока Афины были на подъеме, об этом противоречии никто не задумывался. Но наступило время, когда стали появляться люди, задававшие себе вопрос: кто же и благодаря чему должен править полисом?

Платону афинский демократический строй представлялся лишенным всяких разумных оснований. Почему-то для управления кораблем зовут опытного кормчего, а государственные дела афиняне считают возможным доверять кому попало, лишь бы на него указал жребий. В своем диалоге «Государство» философ предложил строить

37


жизнь полиса так, чтобы каждый в нем занимался своим делом: пусть один человек будет законодателем, другие пусть воюют и следят за исполнением законов, а третьи -подчиняются власти.

Законодателем должен быть тот, кто в наибольшей степени обладает для этого мудростью. Во главе полиса стоит правитель-философ, а ниже него - особое сословие стражников. С самого детства стражники - и мужчины, и женщины - воспитываются в духе суровой добродетели для того, чтобы, став взрослыми, посвятить себя самоотверженному служению государству. У них не должно быть ни собственности, ни семьи, ни привязанностей. Поскольку добродетель считалась врожденным качеством, государство должно определять, какому мужчине следует соединяться с какой женщиной ради получения детей, от рождения обладающих наивысшей возможной добродетелью. Прочие сексуальные отношения запрещаются для всех членов сословия стражников, если они еще не вышли из детородного возраста. Новорожденных младенцев следует сразу отдавать в государственные воспитательные заведения, куда матери приходили бы только затем, чтобы кормить их грудью. Но при этом ни одна женщина не должна была знать, чьего ребенка она сейчас кормит своим молоком.

Низшее и самое многочисленное сословие составляют ремесленники. Платон был потомком одного из знатнейших афинских родов и потому полностью разделял представление о том, что человек, который занят повседневным трудом ради пропитания, не является полностью свободным. Следовательно, он не может в полной мере обладать гражданской добродетелью, - а раз ремесленники этой добродетелью не обладают, то не следует и допускать их к делам государства. Зато им, в отличие от стражников, будет позволено иметь и семью, и собственность.

Правитель государства еще более одинок, чем стражники. У него нет даже личного имущества. Итак, правитель и стражники полностью растворены в государстве, у них отнято имущество и даже право на частную жизнь, которую греки так высоко ценили. Ремесленники, наоборот, лишены возможности хоть как-то влиять на власть. Но сословия в этом государстве не были полностью наследственными: добродетельных ремесленников следовало переводить в стражники, а недостаточно добродетельных стражников - разжаловать в ремесленники.

38


Некоторые детали этого проекта могут показаться наивными. Будущее поколение стражников не смогло бы выжить - несчастные дети, которых ради высших интересов государства кормит грудью каждый раз другая мать, вскоре умерли бы от несварения желудка. Но Платон открыл своих стражников «на кончике пера»; однако группы людей, которые существуют только ради исполнения функций власти, известны во многих обществах. У таких людей и в самом деле было отнято право на частную жизнь, ослаблены или совершенно оборваны все семейные связи, и, как правило, они даже не могли иметь потомства. Католические священники - правящее сословие средневековой Западной Европы - до сих пор дают обет безбрачия. На Ближнем Востоке - и в древности, и в исламский период, почти до нашего времени -важнейшую роль при дворах правителей играли евнухи. Они были министрами, казначеями, начальниками гарема. В старом Китае государством управляли чиновники, которым вступление в брак и рождение сына-наследника предписывал конфуцианский долг; но и здесь служить в императорских дворцах, торговать драгоценностями и заниматься многим другим могли только евнухи. В этом отношении мысленный эксперимент Платона можно было бы считать вполне подтвердившимся на практике.

Стражники лишены полноценной семейной жизни ради главного, а главное для государства - это добродетель. Кто же именно в полисе наиболее добродетелен и потому достоин быть правителем? Если бы речь шла о традиционном обществе, об этом не пришлось бы и спрашивать. В Китае или в Египте, в Микенском царстве или в Персидской империи, в Африке или в доколумбовой Америке правитель - это посредник между людьми и богами, священный царь-жрец, и правит он потому, что его избрали боги. Однако у греков такие цари-жрецы исчезают уже в гомеровское время, и на их место приходят цари-воины. Правитель, будь то наследственный монарх или избранный законодатель, теперь получает право занимать свою должность - гражданскую, то есть вполне земную должность - только благодаря своим личным качествам, благодаря все той же гражданской добродетели.

Добродетель правителя и должностных лиц первична по отношению к государству, но кто ее оценивает? Самым сильным потрясением в жизни Платона была смертная казнь, к которой афинское государство - самые обыкновенные люди, возомнившие себя источником добродетели и справедливости,  - приговорило его

39


учителя Сократа. Но где гарантия, что даже идеально построенное государство тоже не объявит себя источником добродетели? Этот вопрос так и остается нерешенным.

Нетрудно заметить, что задуманное Платоном государство спроектировано по образцу Спарты - другого, противоположного Афинам полюса греческого мира, где сохранялось традиционное устройство. Пока основанием этого государства остаются мудрость и самоотверженность, оно выглядит очень привлекательным. Но что, если правителем окажется человек, который поставит на место добродетели ничем не ограниченный произвол? И способен ли даже самый мудрый правитель один управлять государством? Что произойдет, если у всех членов общества - и у правителя, и у стражников, и у ремесленников - ради блага государства будет отнято царское достоинство свободного человека?

Уничтожение оснований гражданского общества неизбежно приводит к такому строю, который в наше время получил название тоталитарного. Разумеется, не Платон виноват в том, что европейская цивилизация много раз поддавалась соблазну тоталитаризма. Его «Государство» - все же не инструкция для немедленного применения; значение этой книги определяется другим - это первый в истории античной (а значит, и европейской) мысли труд, в котором разработаны политологические проблемы.

Аристотель, бывший ученик и вечный оппонент Платона, жил в Афинах как чужестранец, не обладавший гражданскими правами. Поэтому он не принимал участия в политических спорах, в борьбе партий и мог смотреть на них спокойно и беспристрастно. Он не был согласен с мнением Платона, что править должен самый мудрый. Во-первых, от мудрости - знания оснований всех вещей - мало толку там, где требуется действовать. Фалеса и Анаксагора называют мудрыми, но они и сами не могли бы сказать, какая польза в этом. В обычной жизни человеку нужна не столько мудрость (sophia), сколько рассудительность (phronesis). А во-вторых, прежде чем предлагать наилучшее устройство государства, следовало бы изучить, каким это устройство бывает в действительности.

Известно, что Аристотель описал особенности строя всех полисов Греции (большая часть этих трудов не сохранилась). На основании своих исследований он сделал вывод о том, что есть всего три возможности: править государством может

40


либо один человек, либо немногие, либо многие, - но каждая из этих возможностей дает как правильную, так и выродившуюся форму государственного строя. Если во главе государства стоит один человек по праву рождения - это монархия, если также один человек, но захвативший власть насильно, - это тирания. Если немногие правят потому, что принадлежат к знатным родам и, следовательно, обладают врожденной добродетелью, - это аристократия, а если немногие благодаря своему богатству -олигархия. Если к власти допущены слишком многие: ремесленники, батраки, неимущие - это демократия («власть народа»), а если многие, но так, что их круг разумно ограничен, - это «политая», что, собственно, означает просто государственное, общественное устройство. Из всех видов власти «полития» является наилучшим, а «демократия» - наихудшим. (В дальнейшей традиции слово «демократия» утратило свое отрицательное значение и сейчас обозначает скорее аристотелевскую «политию»; а выродившуюся форму демократического строя иногда обозначают словом «охлократия» - власть безответственной толпы.)

Почему же полития является наилучшим строем? Причина в том, что именно при этом строе жизнь государства меньше всего зависит от случайностей и от произвола   отдельных людей.   И  здесь   мы подходим к

понятию среднего класса. Считается, что этот термин впервые появляется в трактате Аристотеля «Политика». Однако Аристотель не открыл ничего радикально нового. Его заслуга в другом - сын врача и сам ученый- естественник, он применил к уже известной политической практике теоретические обоснования из области медицины и философии.

В античной медицине здоровье понималось как состояние равновесия, как отсутствие вредных крайностей. Как во Вселенной уравновешивают друг друга четыре первоэлемента, так и соответствующие им четыре «сока» - лимфа, кровь, желтая и черная желчь - должны уравновешивать друг друга в здоровом теле. Если какой-либо из «соков» слишком разливается или его, наоборот, недостаточно, это вызывает болезни.

В своих сочинениях по этике Аристотель утверждает, что всякая добродетель является золотой серединой между двумя «страстями»: например, благородная щедрость противопоставлена и скупости, и расточительности, а храбрость -одновременно и трусости, и безрассудной смелости.  Слой «средних» в обществе

41


одинаково далек и от эгоизма богачей, и от безответственности неимущих, а следовательно, в своих действиях «он в наибольшей степени руководствуется разумом (phronesis)». Разум здесь - это и обычная рассудительность, житейский здравый смысл, но в то же время, по определению известного исследователя античности Вернера Иегера, - и «неустанное размышление о гражданской добродетели».

Общество, в котором средний класс составляет большинство, не управляется приказами сверху. Оно является свободным и саморегулирующимся, а значит, более динамичным, чем традиционное общество во всех его вариантах. В таком обществе в значительной степени удается преодолеть противоречия между властью и народом, между бедными и богатыми.

Нужно, однако, еще раз напомнить о том, что для античности «общество» отнюдь не совпадало с «населением». Большая часть населения - рабы, «варвары», греки-чужестранцы - в общество наравне с полноправными гражданами не входила. Что касается уроженцев полиса, то главное, по мнению Аристотеля, - правильно установить для них имущественный ценз. Если в голосовании участвует слишком много бедных, это опасно. Бедняки не могут приобретать хорошее вооружение для войны, в мирное время они также не рискуют своим имуществом, но при этом склонны требовать от полиса слишком много благ в свою пользу. Из-за своекорыстия они не в состоянии принимать ответственные решения. Средний класс будет преобладать там, где неимущих немного, или там, где права им не предоставляются.

По-видимому, «Политика» Аристотеля - не только научный труд, но и еще один проект наилучшего полиса. Но если идеальное государство Платона успешнее всего строится «нигде» - в воображении, в книгах вроде «Утопии» Томаса Мора или мрачнейшего «Города Солнца» Кампанеллы, - то Аристотель предлагал организовать подобные полисы с практической целью: они должны были стать форпостами греческой цивилизации в завоеванных его учеником Александром Македонским странах Востока. Образцом для этих новых городов должна была стать «полития» Афин - наилучший из всех существующих строев. Конечно же, давать гражданские права местному населению в этом случае и не предполагалось: оно должно было заниматься земледелием и ремеслами, а греки - править.

42


Аристотеля называют отцом европейской учености, поскольку в своих трудах он дал свод всех известных тогда знаний. И хотя в физике его авторитет был поколеблен с появлением экспериментальной науки, в гуманитарных областях до сих пор нельзя обойтись без ссылок на его труды по философии, логике, поэтике. Его «Политика» также сыграла немалую роль в развитии политического мышления Европы.

О том, что в обществе необходим средний класс, говорилось уже в средние века, но особенно влиятельной эта концепция становится в Новое время. Общепризнано, что без среднего класса не может быть ни гражданского общества, ни рыночной экономики. Но, во-первых, сам термин «средний класс» имеет прежде всего политическое, и только потом - экономическое значение. Этот слой общества составляют не просто люди с определенным уровнем доходов, но ответственно действующие избиратели и налогоплательщики. Доходы среднего класса важны не потому, что они определяют уровень личного потребления; на налоги, уплаченные с этих доходов, граждане содержат власть, и потому они вправе спрашивать с государства и с его отдельных представителей за надлежащее выполнение ими своих обязанностей.

А во-вторых, средний класс в обществе должен не просто присутствовать -к нему должна принадлежать значительная часть населения. Это тем более важно, что у нас, в отличие от античности, «население» почти совпадает с «обществом», и право голоса граждан не ограничивается ни имущественным цензом, ни полом, ни цветом кожи. Если в обществе слишком много бедных, оно не может быть демократическим -это было справедливо для современников Аристотеля и остается справедливым в наше время. В таком обществе неизбежно будут появляться политические деятели, которые призывают «все поделить», «навести порядок» и так далее. Подобных деятелей греки называли «демагогами» (знакомое слово, не правда ли?), то есть «вождями народа», а сейчас их называют популистами.

Для того же, чтобы средний класс как общественная сила обладал добродетелью, он должен быть соответствующим образом воспитан. Хотя в античности считалось, что каждый гражданин, как «существо по природе полисное», уже рожден с соответствующими качествами, но их нужно сохранять и развивать. В последующей    европейской традиции    представление о врожденной гражданской

43


добродетели становится основой представления еще более неопределенного - о неких общечеловеческих качествах, которые присущи человеку независимо от его происхождения, от положения в обществе, от того, изучал ли он латынь и умеет ли подписать свое имя. Но в конечном счете и эти «общечеловеческие» качества тоже должно воспитывать образование.

Глава 8     ОБРАЗОВАНИЕ,   КОТОРОЕ

ДЕЛАЕТ   НАС   ЕВРОПЕЙЦАМИ

В традиционном «азиатском» обществе владение навыками письма требовало такого же сложного и длительного обучения, как и любая другая профессия. И это обучение письму и чтению еще не было образованием в нашем понимании этого слова. Оно было доступно только высшим сословиям, прежде всего тем, кто был занят управлением. Но после кризиса на рубеже II-I тысячелетий до н. э. в Греции управление своим хозяйством и своим полисом стало делом не специально подготовленных чиновников, а каждого свободного человека.

В гомеровские времена греки были поголовно неграмотны - сложная письменность, которую использовали дворцовые писцы, исчезла навсегда. Но греки заимствовали у финикийцев их простой и удобный алфавит и остроумно приспособили его к языку совсем другого строя. Они добавили несколько значков, а главное - начали обозначать на письме и гласные звуки. (Двадцать две буквы финикийского алфавита означали только согласные. Поскольку в семитских языках основу слова создают именно согласные звуки, а гласные лишь выражают грамматические показатели, этого было достаточно.)

Научиться читать и писать с помощью такого алфавита можно было совсем быстро, и всеобщая неграмотность уходит в прошлое. Теперь грамотными были не только свободные мужчины, но нередко также и женщины, а в Афинах - даже рабы.

Мальчиков, будущих граждан, в период подъема демократических Афин обучали очень несложным,  на наш  взгляд,  вещам.  Прежде  всего необходимыми

44


считались гимнастика и фехтование, которые готовили их к войне. Их учили петь и танцевать, чтобы, став взрослыми, они могли участвовать в общегородских религиозных праздниках. Они овладевали грамотой и счетом и выучивали наизусть «Илиаду» и «Одиссею» - вот и все. Основам будущей профессии, так называемым практическим искусствам, учили только в семье, а способность управлять мыслилась теперь как врожденное качество свободного человека, не требующее обучения.

Взрослые мужчины свое время, свободное от дел и от политики, днем проводили в гимнасиях - специальных залах для физических упражнений, а по вечерам дружеские компании нередко собирались на пирушки. Говорить о делах на досуге было не принято, и большинство собравшихся развлекало себя

разговорами на вечные темы, которые до сих пор волнуют мужчин на военных сборах или за выпивкой. Но были и те, кто предпочитал беседовать о более возвышенных предметах, и гражданская добродетель, обязанности свободного человека занимали в их беседах немалое место.

В V веке до н. э. некоторые люди заявили, что берутся обучать добродетели. Софисты - странствующие учителя мудрости - разъезжают из города в город и, конечно же, появляются в Афинах. Они говорят о том, о чем никто прежде не говорил: ничто в мире не может быть хорошим или плохим, полезным или вредным само по себе. Например, соленая морская вода вредна и губительна для человека, но не для рыб, которые живут в море. Эллины заботятся о своих отцах, когда те достигнут старости, скифы же, наоборот, своих отцов с почтением поедают. Готовой истины не существует, и об одном и том же можно утверждать разное. Поэтому успешнее убеждает своих слушателей не тот, чья речь правдивее, а тот, кто лучше говорит. Ведь именно

слово может слабую вещь сделать сильной, а сильную - слабой. Слово покоряет людей и превращает их в «рабов по собственной воле» - нужно только уметь им пользоваться, а любому умению человека можно и нужно научить. Софисты первыми исследовали приемы мышления и стали преподавать ораторское искусство.

Они выступали с лекциями и за огромные деньги давали уроки сыновьям богатых граждан. Многим это казалось предосудительным: ведь всем было известно, что добродетель дается человеку от рождения и что научить ей нельзя. Да и откуда бы

45


софистам самим знать, что такое добродетель?  А уж брать за это плату, учить пользоваться ловкими приемами при выступлении...

Пока одни молодые люди слушают софистов, другие собираются вокруг Сократа. Он целыми днями беседует с юношами из лучших семей, но, не желая ни в чем походить на софистов, называет свои беседы досугом, а не обучением. Он небогат, но не требует за эти беседы денег: там, где идет речь о добродетели, нельзя уподобляться ремесленнику.

И если софисты подвергали сомнению истину, то Сократу казалась сомнительной политическая жизнь Афин. Чтобы ее исправить, нужно вырастить новое поколение граждан, достойное своего города. Сократ стремится раскрыть в своих молодых друзьях добродетель и врожденное знание и для этого без конца задает им вопросы. Он рассуждает с учениками о том, что такое благо, какова человеческая душа, в чем состоит настоящее дело оратора в народном собрании и о многом другом. Однако были люди, которым эти беседы тоже казались подозрительными. Сократа обвинили в том, что он не почитает богов и плохо влияет на молодежь, и приговорили к смертной казни.

Спор между двумя направлениями, которые наметились в образовании, продолжался еще несколько веков. Софисты и их последователи видели свою цель в воспитании обычного, рядового гражданина. Его следовало прежде всего научить думать и говорить о политических, правовых, нравственных вопросах, и потому стержнем этого направления была риторика - система правил ораторского искусства. Второе направление обращалось не ко всякому человеку, а лишь к избранным, к тем, кто способен задуматься о скрытых за повседневностью основаниях жизни. Для обозначения такого человека Платон придумал слово «философ» - бескорыстный любитель истины.

Впрочем, сам Платон уже не был бессребреником, как его наставник Сократ. Кружок друзей-учеников становится для него - а в будущем и для других признанных философов - таким же источником существования, каким были ученики и для софистов. А название такого кружка - «схолэ», обозначающее досуг, непринужденное общение свободных людей, - по иронии судьбы превращается в название вполне формального учебного заведения: от этого греческого слова происходит наше «школа».

46


К IV в. до н. э. софистико-риторическое и философское направление в образовании не примирились, но пришли к компромиссу. Теперь прежнее обучение письму, чтению и счету становится лишь начальной ступенью. На следующем этапе -в риторической школе - молодых людей готовили для их будущей основной деятельности в качестве граждан, то есть для участия в суде и политике. Каждый свободный гражданин должен был уметь выступать как судебный или политический оратор, способный склонить аудиторию на свою сторону. Это было тем более необходимо, что наемных судебных ораторов - адвокатов - у греков не было, они появились только в Риме. Но намного чаще, чем самому произносить речи, гражданину приходилось слушать чужие выступления, а после них - принимать ответственное решение при голосовании. Поэтому риторика, позволяющая не только говорить ясно и убедительно, но и быть квалифицированным слушателем, была для античных школьников основным предметом.

Для большинства обучение на этом заканчивалось. Когда юноши достигали 16 -18 лет, они становились молодыми воинами, а кроме того, должны были брать на себя хозяйственные обязанности. Право голосовать и занимать должности они получали намного позже - в возрасте 30 лет. Однако богатые люди могли учиться и дальше у философа. Те, кто имел достаточно денег, чтобы утолять свою жажду знаний, проводили в философской школе долгие годы.

Таким образом, уже в античности складывается разделение европейского образования на этапы грамматической, риторической и философской школы, которые сохранились до наших дней как школа начальная, средняя и высшая. Сохранился в основном и круг предметов, которым обучают школьников, от истории до физики: это знания, позволяющие свободно судить о мире и о человеческом обществе. Что касается античного «высшего» образования, его единственной задачей было научить человека быть свободным, и прежде всего - научить свободно мыслить.

Мы не всегда различаем образование и профессиональную подготовку, но древние греки хорошо понимали разницу между ними. Профессиональное обучение всего лишь делает человека гончаром, сапожником, врачом и так далее, готовит его к практической деятельности и к зарабатыванию денег. Задача образования состоит в другом - в том, чтобы сделать человека человеком, воспитать в нем свободную душу.

47


Благодаря системе образования складывавшееся столетиями рациональное мышление получает окончательное оформление и становится неотъемлемой частью европейской культуры. Эта система образования, которая сложилась в Афинах, распространяется не только во всем грекоязычном мире, но ее заимствуют и в свою очередь распространяют и римляне. Она сохраняется и в поздней античности, когда в Европе вновь проявляются черты традиционного общества, и в Средние века - в университетах на Западе. В Новое время расширение гражданских прав не случайно идет параллельно с расширением права на образование. Обязательное среднее образование - необходимое условие существования и античного, и современного гражданского общества.

Но, кроме средней школы для всех, европейскому обществу нужна и система школ, где специально изучают античное наследие. Известно, какую роль играла классическая гимназия в дореволюционной России. В современной Германии из гимназических классов, в которых несколько лет преподается латынь, по-прежнему выходят не только будущие специалисты-гуманитарии, но также деловая и политическая элита. С другой стороны, стоит вспомнить и о том, какое внимание развитию умения говорить - важнейшего умения гражданина, хотя бы он и не занимал никаких постов, - уделяется в средней и высшей школе США. Что касается высшего образования, оно и в современном мире должно формировать не только узких специалистов, способных зарабатывать много денег.

Глава 9.     ЧТО ТАКОЕ ЕВРОПА?

Магистральный путь развития человечества вел к обществу со сложной наследственно-профессиональной структурой, с неограниченной священной властью царя и всеохватывающим чиновничьим аппаратом. «Азиатское» общество характерно не только для Старого Света - такой же строй существовал в цивилизациях доколумбовой Америки, начало движения к нему можно заметить и в тропической

48


Африке. За пределами Европы оно развивалось и изменялось в течение почти четырех тысячелетий, но так и не породило никакого рабовладельческого строя.

Европа же зародилась тогда, когда ее развитие свернуло с этого магистрального пути истории. Возникновение европейской цивилизации можно сравнить с появлением человека в мире животных: и то, и другое - чудо, которого могло бы и не произойти.

Как биологический вид Homo sapiens во всем уступает представителям высших отрядов млекопитающих. У него нет ни сильных конечностей, ни многокамерного желудка, способного переваривать хоть опилки, ни острых рогов, ни зорких глаз - в общем, ему далеко до тигра, оленя или бегемота. Он проигрывает даже в сравнении со своими «ближайшими родственниками»: вместо нижних рук - уродливая стопа, шерсти нет, зрелость приходит поздно.

Остальные животные приспособлены к условиям своей жизни с самого рождения. Совершенствоваться может лишь вид в целом, хотя многие из них -например, крокодилы - достигли своего совершенства много миллионов лет назад, и с тех пор им незачем меняться. Но отдельная особь уже не может стать чем-то другим, даже если она принадлежит к еще молодому, развивающемуся виду: тигр рождается и остается тигром, а заяц зайцем.

Человек же выжил вопреки своей слабости и заселил всю планету - от тропических лесов до холодной Огненной Земли и берега Ледовитого океана -благодаря своей способности к индивидуальному развитию и гибкости своего ума. А потому родиться существом своего биологического вида для него еще недостаточно. Он должен становиться человеком в течение всей своей жизни - и, хотя социальные отношения и создаваемая людьми «вторая природа» развиваются со временем, в этом отношении житель современного многомиллионного города, окруженный чудесами техники, ничем не отличается даже от первобытного бродячего охотника.

Разница между ними лишь в том, что этот охотник - не отдельная человеческая личность, а член своего родственного клана, своей тотемной группы, как бы точка пересечения многообразных социальных связей внутри племени. В традиционных цивилизациях есть плотники, кузнецы, гончары, чиновники и так далее, но нет людей. Только в «неправильной» античной цивилизации человек - это прежде всего человек вообще, человек как таковой, а потом уже плотник, сапожник или врач. Ничто не

49


мешает ему владеть многими профессиональными навыками, в течение жизни не раз менять род занятий - это не меняет его внутренней сущности. Человеческая личность оказывается чем-то большим, чем любая из возможных профессий.

Традиционное общество не знало другого способа обучения, кроме усвоения опыта старших путем подражания. Такое обучение неизбежно продолжалось много лет. Но для новой действительности оно оказалось слишком громоздким, и постепенно складывается более рациональное осмысление приемов профессии. Приемы любой деятельности могут быть сформулированы как последовательная система правил -«технэ», которая дает возможность относительно быстро научить человека новой профессии. Теперь сделалась ненужной жесткая пожизненная специализация, а значит, общество стало намного более динамичным.

Представьте себе, уважаемый читатель, что вдруг пропали учебники для будущих поваров, слесарей, электромонтеров, исчезли все книги, которые советуют нам, как отремонтировать квартиру своими руками, составить балансовый отчет, приготовить корейские салаты, освоить новую компьютерную программу и так далее. Что было бы с нами, если на обучение любому из этих дел пришлось бы тратить полжизни? Если бы человечество продолжало развиваться по традиционному пути и не нашло способ передавать знания в форме «технэ», ни электричество, ни компьютеры никогда бы не появились, читать умели бы немногие избранные, да и с корейскими салатами европейцы вряд ли смогли бы познакомиться.

В Древней Греции впервые возникла рыночная экономика: отношения между независимыми семейными хозяйствами и вообще экономические отношения свободных людей регулировались теперь безличным денежным обращением, а не межсословным обменом и не приказами чиновников. Как глава своего независимого хозяйства, каждый из свободных людей обладал царским достоинством. В его частную жизнь, в дела его маленького царства не могли вмешиваться ни государство, ни другие люди.

Складывается совершенно иная система власти, которой не знало традиционное общество, и умение управлять государством требуется теперь от каждого. Свободные граждане совместно обсуждают государственные дела и выносят решения, а также участвуют в управлении своим полисом в качестве сменяемых должностных лиц. В

50


обществе, состоящем из свободных людей, утверждается принцип равенства перед законом, формализованное право, возникает соревновательный суд.

Противостояние власти и народа, обязанного этой власти подчиняться, в значительной степени снимается, так как в обществе появляется совершенно новый слой - средний класс. Государство, в котором правят сильные и многочисленные «средние», Аристотель считал лучшим из всех возможных, поскольку именно этот слой способен действовать в наибольшем соответствии с гражданской добродетелью.

Свободный гражданин вправе иметь собственное мнение и отстаивать его перед другими, в особенности когда речь идет о правосудии и делах государства. Поэтому одним из оснований гражданского общества является принцип свободы слова, и красноречие, которое в обществе традиционном было ритуальным атрибутом правителя, становится для греков жизненно необходимым. Оно нужно для гражданской жизни точно так же, как искусство владеть мечом нужно для войны.

Со временем эта область деятельности подверглась такому же осмыслению, как и практические ремесла. Были разработаны специальные искусства речи - системы правил, позволяющие научить человека ясно рассуждать и убедительно говорить. Они стали основой системы образования, которая была выработана в Афинах к IV в. до н. э. Целью этой системы было воспитание свободного человека, развитие его гражданской добродетели. Несмотря на все исторические изменения, европейская система образования до сих пор сохраняет те основные черты, которые впервые появились в афинском гражданском обществе (разделение на начальную, среднюю и высшую школу; состав знаний, которые считаются необходимыми).

Греческую образованность в той или иной мере заимствовали окружающие народы. Среди них важнейший вклад в европейскую цивилизацию внесли римляне. Греки высоко ценили свою независимость, и потому в каждом полисе у них были свои законы. Рим тоже когда-то был небольшим полисом, но шаг за шагом он завоевывал окружающие италийские города, а потом и целые страны. На всем завоеванном пространстве утверждалась единая правовая система и государственное управление. Римское право стало второй важнейшей составной частью европейского кода. Со времени  завоевания  Греции  границы  распространения   европейской   цивилизации

51


совпадали с границами Римского государства. Политическое и правовое наследие Рима до сих пор определяет собой существование Европы.

Несмотря на то, что с первых веков нашей эры Европа все больше развивалась по «правильному», традиционному пути, в ее культуре и системе образования сохранились унаследованные от античности рациональное мышление и представления о свободе человеческой души. Но если прежде те, кто занимался физическим трудом, были людьми второго сорта, то под влиянием христианства труд начинает восприниматься как достойное занятие свободного человека. Поэтому в европейской культуре становится возможным технический прогресс: в средневековых католических монастырях монахи, чтобы освободить время для молитвы, изобретают один за другим полезные механизмы и применяют их в работе. В Европе развивается наука (вначале - в рамках богословия); затем в европейской культуре вновь «прорастают» представления о правовом государстве и гражданском обществе, заново складывается рыночная экономика.

Традиционные, неевропейские общества развиваются медленно. Их задача - все время сохранять себя в прежнем, устойчивом состоянии. Европейская же цивилизация, в отличие от традиционных обществ, постоянно находится в развитии. Европы никогда нет в настоящий момент, она всегда в будущем - и только так может существовать.

Всегда остается и опасность того, что европейское общество может вернуться в квазисословное состояние. Сформировались силы, противостоящие этому, но это еще не значит, что возврат стал невозможным. Когда рушится сложившаяся культурно-политическая надстройка, когда вырываются из-под контроля первобытные инстинкты, общество может снова начать жить по законам джунглей.

Свободная экономика, которая появилась в Древней Греции и достигла расцвета в Афинах, поначалу развивалась весьма динамично. Но это развитие по существу представляло собой ряд кризисов, которые обществу приходилось преодолевать. Уже реформы Солона были вызваны необходимостью устранить наиболее опасные последствия недавно возникшего денежного обращения, привести строй полиса в соответствие с новой ситуацией.

Для развития самого земледелия солоновские реформы были совсем не благоприятны. Наследственные владельцы знали, что земля достанется их детям и

52


внукам, и заботились о том, чтобы каменистая, малоплодородная почва не истощалась; напротив, арендаторы не заглядывали в будущее и стремились за несколько лет выжать из участка все возможное. Доход, который приносило земледелие, по-прежнему оставался низким - он составлял всего лишь 7-8% от стоимости земли в год.

Развитие ремесла, напротив, в результате этих реформ заметно ускорилось. Исконная связь человека с его родом, с занятиями предков была окончательно разорвана, а благодаря появлению нового знания-«технэ» любое ремесло можно было освоить по собственному выбору и достаточно быстро.

Известно, что положение ремесленника считалось унизительным для достоинства свободного человека. Но, с другой стороны, в Древней Греции не было профессиональных корпораций, которые не допускали бы чужих в свои ряды, поэтому ремеслом мог заняться всякий, кто ради заработка был готов пренебречь старыми аристократическими предрассудками. А если человек не решался стать ремесленником у себя на родине, он мог уехать в другой полис и жить там на положении чужестранца-метэка - такой поступок не запрещался, хотя и осуждался как непатриотичный.

Чем дальше развивалась экономика независимых производителей, тем больше она вступала в противоречие с государственным устройством, основанном на личной свободе. Заметно ослабла солидарность по отношению к военной службе. Теперь деловые люди - и международные торговцы, и те, кто уезжал в другие полисы, -охотнее откупались от нее, чем приобретали вооружение. Поэтому вместо ополченцев на войну отправлялись профессионалы-наемники.

С другой стороны, значительной силой становится низший слой свободных граждан. Эта «корабельная беднота» была необходима в тех полисах, которые обладали сильным военным флотом, - прежде всего в Афинах. Государство давало им небольшие денежные пособия; и политик, сумевший провести постановление о дополнительных выплатах, мог рассчитывать на свою популярность. Деньги при этом брались из казны, которую наполняли другие - люди, не имевшие права голоса. Социальные противоречия особенно обострились после долгой и разорительной Пелопонесской войны.

53


Кризис полисного строя тревожил многих мыслителей. Стали появляться проекты общественного переустройства, которое должно было восстановить солидарность гражданского коллектива и обеспечить его членам достойную жизнь. Для древних греков это означало возможность жить, не занимаясь материальным трудом и не зарабатывая денег; поэтому и у Платона, и у Аристотеля, и у тех авторов, которые предлагали разделить имущество по справедливости, передав его от дурных людей и негодяев людям честным, есть одна общая черта: они не сомневались, что материальные блага для граждан полиса должны создавать другие - рабы, вольноотпущенники, метэки, «варвары».

К 338 году до н. э. почти все полисы Греции были объединены в союз, во главе которого стояла Македония. Затем объединенное греко-македонское войско двинулось в Малую Азию, чтобы освободить от власти персов тамошние греческие города и захватить столько добычи, сколько удастся. Но персы сопротивлялись недостаточно упорно, их армия отступала в глубь страны, проигрывая одно сражение за другим, и почти неожиданно для себя царь Александр Македонский оказался властителем огромной империи, протянувшейся от Средиземного моря до берегов Инда.

И политическая, и хозяйственная жизнь эллинистического мира очень скоро приняла формы, свойственные традиционному обществу. Но в наследство этому миру достались развитая денежная система и ее порождение - рынок. Они не только продолжали существовать, но и все шире распространялись по всему Старому Свету. Благодаря им сложился облик городов Востока с их огромными многолюдными базарами, а торговые пути прочно связали друг с другом самые отдаленные страны -от тропической Африки до Китая.

От классической античности были унаследованы также система образования и словесность (включавшая и поэзию, и философские трактаты, и судебные речи, и многое другое). И вместе с ними сохранился, хотя и подспудно, исходный смысл античного образования - идеал человека как гражданина, свободной человеческой личности.

Возникший в результате завоевательных походов, эллинистический мир вскоре ожидало новое завоевание - к западу от него креп и возвышался Рим. Вначале небольшой   полис,   он   быстро   покорил   соседние   городки   родственных   племен,

54


подчинил себе богатый и цивилизованный народ этрусков, а затем, после упорных войн разбив и уничтожив Карфаген, стал господствовать не только в Италии, но и во всем западном Средиземноморье.

Глава 10 АНГЛИЯ: ПУТЬ, КОТОРЫЙ ПРИВЕЛ К ИНДУСТРИАЛЬНОМУ ОБШЕСТВУ

Свободная рыночная экономика Нового времени не является прямым и непосредственным продолжением рыночной экономики античного полиса. Но, как и в античности, она зародилась на окраине средневековой Европы, которая в целом жила по законам традиционного общества.

Период так называемых «средних веков» принято отсчитывать от 476 года, когда в Риме был низложен последний император Ромул Августул. Однако в представлении людей того времени даже столетия спустя после гибели Западной Римской империи все страны Европы оставались ее провинциями. Правители возникших на ее обломках варварских королевств привлекали на службу образованных людей - «последних римлян», как их назовут позднейшие историки. Указы, официальные письма и анналы (летописи) составлялись на латинском языке даже там, где в быту говорили на языках германских.

Знание латыни было совершенно необходимо не только для королевских чиновников, но и для духовенства - на этом языке шла церковная служба, на нем были написаны Библия и богословские труды. Изучить же латынь было невозможно, не получив и более широкого образования, которое включало знакомство со словесными и математическими «искусствами» и с избранными текстами языческих авторов. Поэтому уже в первые десятилетия средневековья был выработан канон образования, который позволил сохранить основы античной культуры.

В XIV - XV веках Западная Европа переживала жестокий кризис. Показная роскошь верхов здесь соседствовала с бедностью низов, нередко доходившей до такой же показной нищеты, в лесах бродили шайки разбойников, на городских площадях жгли еретиков и ведьм.  Человек этого времени был уверен,  что вскоре должен

55


наступить конец света, тоска и усталость не покидали его даже в самые радостные минуты.

Но конец света не наступил. Напротив, с XIV века начались огромные изменения в культурной, религиозной, политической, экономической жизни Европы, которая шаг за шагом все дальше уходила от средневековья. Именно в это время появляется и само выражение «средние века». Так назвали недавнее время деятели Возрождения - те, кто увлекся изучением открытых заново древних авторов.

К концу средних веков одним из наиболее развитых в экономическом отношении районов Европы были Нидерланды, особенно их южная часть - Фландрия. Сельское хозяйство здесь давало высокие урожаи благодаря применению передовых приемов; кроме продовольственных культур, выращивали также лен, коноплю и красящие растения для текстильной промышленности. В этой небольшой стране насчитывалось множество городов, а Брюгге и Антверпен были не только ремесленными, но и финансовыми центрами общеевропейского значения.

Если Францию заставила объединиться необходимость противостоять норманнской угрозе, то в Англии возникновение централизованного государства связано с норманнским завоеванием. В 1066 году правитель Нормандии герцог Вильгельм переправился через Ла-Манш, разбил войско англосаксов и стал английским королем. Он раздал земли завоеванной страны своим приближенным, а двадцать лет спустя провел всеобщую земельную перепись, благодаря которой королевская власть очень рано получила возможность распоряжаться всеми земельными ресурсами.

В отличие от стран континентальной Европы, в Англии никогда не было громоздкой, многоступенчатой феодальной системы. С самого начала и бароны, и рыцари - знатные и незнатные члены военного сословия - должны были являться со своими отрядами в войско короля, и землю за это они также получали от короля, а не от его герцогов.

Что касается экономического устройства, то его основой, как и в других странах, первоначально был труд зависимых крестьян на земле феодала. Со временем натуральная отработка все больше заменялась денежными платежами, а среди крестьян, работавших на феодала, росло число лично свободных. То же самое происходило и на континенте, но в Англии этот процесс шел быстрее. Свободных же

56


земледельцев, владевших собственным участком земли, было немного - в XI веке они составляли всего 12% населения.

Прохладный и влажный климат Британских островов не позволял получать высоких урожаев, а феодалам и королям требовалось все больше денег. Самым выгодным из сельскохозяйственных занятий в средневековой Англии оказалось овцеводство. Практичные и теплые шерстяные ткани носили и знатные господа, и горожане, и зажиточные крестьяне. Шерсть можно было продавать во Фландрию -фламандские ткачи вырабатывали из нее сукна, которыми снабжали всю Европу. Шерстяные ткани были одним из основных товаров в торговле и с Восточной Европой, и с мусульманскими странами. Поэтому овечьи пастбища постоянно расширялись, открывались все новые прядильные и суконные мастерские.

Король Иоанн, прозванный Безземельным, не пользовался любовью своих подданных. После очередного военного поражения возмущенные вассалы подняли против него восстание. По требованию восставших в 1215 году была утверждена Великая хартия вольностей, которую многие историки называют первой в мире конституцией. Отныне основные законы английского государства должны были приниматься королем только с согласия Высшего совета, куда входили представители знати. Но, кроме прав знатных людей, этот документ защищал также и права рыцарей, горожан и свободных крестьян: в нем провозглашалось, что ни один свободный человек не может быть подвергнут аресту, конфискации имущества или другому наказанию иначе, как по приговору суда равных ему. Таким образом, все свободные люди Англии получали определенные гарантии от произвола властей, пусть и весьма неполные, а королевская власть впервые в истории была ограничена не религиозными или моральными, а формальными юридическими нормами.

Полвека спустя Генрих III постановил, что его подданные могут приносить жалобы в суд присяжных на действия королевских чиновников и лордов. Почти сразу же он хотел было отказаться от этого постановления, но рыцари, горожане, студенты Оксфорда и свободные крестьяне вновь подняли восстание. Они разбили королевские войска, взяли в плен короля вместе с наследным принцем и захватили власть в стране. Предводитель восставших созвал новый Высший совет, получивший название парламента - буквально «места, где разговаривают». В нем заседали не только знатные лорды, как прежде, но также рыцари и горожане, избираемые от графств и городов.

57


Вернув себе власть, король не уничтожил парламент, не сделали этого и его преемники. Несмотря на то, что королям пришлось уступить значительную часть своей власти, этот орган оказался полезным и для них, поскольку рыцари и горожане в нем уравновешивали влияние знати. Решения парламента были обязательны для всех подданных государства - так, без его согласия не мог взиматься ни один налог. Участие в управлении государством рыцарства и горожан способствовало централизации страны ничуть не меньше, чем усиление королевской власти во Франции. А поскольку любое решение в парламенте принималось только после предварительного обсуждения, уже в средние века в Англии возникает явление, невозможное для остальной Европы, - политическая свобода слова.

С XII века английские короли освободили баронов от обязанности являться на войну, но взамен те должны были платить особый налог. На эти «щитовые деньги» стали набирать войско - вначале из рыцарей, а затем также из свободных крестьян и горожан. Пехотинцы неблагородного происхождения были дисциплинированнее рыцарей, ими было легче командовать в бою. К тому же они были искусными лучниками - их стрелы поражали цель без промаха, а доспехи противника пробивали насквозь. Такая пехота, сражавшаяся в сомкнутом строю, стала основной силой нового войска, превосходство которого ярко проявилось во время Столетней войны с Францией. В битве при Креси в 1346 году французы потеряли убитыми около полутора тысяч рыцарей; потери же с английской стороны были намного меньше, в том числе погибло всего трое рыцарей. Англичане еще много раз наносили противнику сокрушительные поражения, прежде чем оказались все же вытесненными с континента.

В середине XIV века по всей Европе прошла «Черная смерть» - страшная эпидемия чумы, которая унесла не меньше трети ее населения. Еще почти сто лет чума возвращалась, вспыхивая то там, то тут. После нее стало не хватать рабочих рук, многие земли оказались заброшенными. Чтобы не лишиться доходов, землевладельцы в Англии отводили все больше земель под овечьи пастбища. Они захватывали пустоши, луга и пастбища, находившиеся в общинном пользовании крестьян, а затем стали присоединять к ним и поля. Захваченные земли окружались рвами и живой изгородью, и ими не имел права пользоваться никто, кроме владельца.

58


Округляя свои владения, феодалы нередко выселяли крестьян из их домов, разрушали целые деревни. Зажиточные свободные крестьяне также расширяли свои хозяйства за счет земли обедневших соседей. Немалая часть сельского населения страны была при этом насильственно освобождена от личной зависимости, согнана с земли и лишена возможности вести натуральное хозяйство. Для них оставалась только одна возможность выжить - продать свои рабочие руки. Они нанимались в батраки или уходили в город, чтобы стать там поденщиками, грузчиками, рабочими на стройках.

Сто лет спустя после эпидемии чумы Англия пережила междоусобную войну за престол - так называемую войну Алой и Белой Розы. В ней погибла почти вся старая феодальная знать, и в результате возросло значение средних слоев, которые выплачивали основную часть налогов: рыцарей, все больше превращавшихся в сельских хозяев - «джентльменов-фермеров», свободных крестьян, ведущих фермерское хозяйство, купцов и верхушки ремесленного сословия.

Островное положение Англии с самого начала позволяло держать под контролем не только земельные ресурсы. Внешняя торговля велась всего через несколько крупных портов, и короли могли приказать, чтобы таможенная служба не допускала ввоза иностранных товаров, которые конкурировали с английскими, или, напротив, препятствовала вывозу тех или иных товаров за пределы страны. По сравнению со странами континента здесь было проще наладить и сбор налогов.

В XV-XVI веках английское государство уже отнюдь не пренебрегало управлением экономикой, но действовало оно в соответствии со средневековыми представлениями: еще больше ограничивало свободу внешней торговли, покровительствовало цеховому ремеслу в ущерб сельским мануфактурам. Так, был запрещен экспорт сырой шерсти, которая стоила гораздо дешевле готового сукна; суровое наказание, вплоть до смертной казни, полагалось также за вывоз овец или ягнят английской тонкорунной породы.

Чтобы поддержать цех лондонских шляпников, Елизавета I приказала своим подданным носить по воскресеньям и праздникам шерстяные шапки - нарушивших этот приказ ставили к позорному столбу. В интересах владельцев рыболовных судов по всей стране вводились еженедельные «рыбные дни»; чтобы подавать в такие дни к столу мясо, требовалось купить лицензию за немалые деньги. Издавались законы о

59


стандартизации ремесленной продукции; появились должностные лица, которые должны были следить за соблюдением цеховых стандартов и регламентов и взимать штрафы за их нарушение. Делалось все это не столько ради поддержки отечественной промышленности и торговли как таковых, сколько ради наполнения королевской казны золотом - в те времена считали, что накопленное золото и есть богатство страны.

Власть активно вмешивалась также в отношения между хозяином и его работниками. Самые ранние «законы о бедных» появились вскоре после «Черной смерти», и чем дальше, тем более свирепыми они становились. По закону, изданному при Елизавете I, наемный рабочий был обязан трудиться не менее двенадцати часов в день и не мог покинуть хозяина до истечения срока найма под страхом тюрьмы. Все, кто не имеет источников существования, бродяжничает или просит милостыню, должны были быть схвачены, подвергнуты наказанию кнутом и принуждены к труду насильно.

Преемники Елизаветы, короли англо-шотландской династии Стюартов, считали свою власть абсолютной, были уверены в своем праве требовать любых налогов и без суда наказывать всех инакомыслящих. В результате их политики Англия оказалась перед угрозой быть вытесненной из международной торговли - это означало бы потерю источников дохода для значительной части буржуазии.

Противостояние абсолютистской власти и недовольных ею подданных, «партии двора» и «партии страны» перешло в гражданскую войну. Король Карл I был обвинен в государственной измене, совершенной им против своего народа, и приговорен к смертной казни. Затем последовали провозглашение в стране республики, диктатура Кромвеля, возвращение изгнанных Стюартов; политическая борьба находила свое продолжение в борьбе религиозной - между англиканской церковью, католиками и радикальными протестантскими сектами.

В это время возникли и собственно политические партии вигов (либеральная) и тори (консервативная) - первые партии современного типа. Депутаты парламента должны были принадлежать либо к тем, либо к другим. Эти партии отстаивали каждая свою систему взглядов, предлагали свои меры для развития страны и были готовы подвергнуть критике взгляды и действия друг друга. Парламентская борьба двух

60


ведущих  партий  -  правящей  и  оппозиционной  -  до  сих  пор  составляет  основу политической жизни Великобритании, хотя место вигов теперь занимают лейбористы.

В 1679 году по предложению либеральной партии парламентом был принят Закон о свободе личности, обычно называемый «Habeas Corpus Act» по первым словам латинского текста. Он устанавливал, что никто в Англии не может быть подвергнут задержанию или аресту без решения суда; арестованный, которому судебное обвинение не предъявлено в течение суток, имеет право требовать освобождения из-под стражи.

В 1688 году парламент пригласил на престол зятя Иакова II Стюарта -голландского принца Вильгельма Оранского. Этот последний государственный переворот в истории страны получил название «славной революции». Именно «славная революция» покончила с абсолютизмом: исполнительная власть короля и правительства была поставлена под контроль парламента, то есть законодательной власти. В работе парламента запрещалось участвовать людям, состоявшим на королевской службе, - другими словами, государственным чиновникам. Тон в нем задавали представители крупного торгового капитала и землевладельцы, то есть те, кто обеспечивал поступление налогов в казну. Была упразднена цензура и установлена независимость судов - третьей ветви власти - от постороннего вмешательства.

Вскоре после «славной революции» были проведены важнейшие экономические реформы - так называемая Великая перечеканка. Экономика Англии находилась на подъеме, но ее развитию мешало непрерывное обесценивание денег из-за порчи монеты. Это явление было очень распространено в Европе того времени: портили монету и государи, когда выпускали ее с пониженным содержанием драгоценных металлов, и население, когда срезало у полновесных монет края.

Чтобы противодействовать порче, английское правительство начало выпускать высококачественную монету с установленным содержанием серебра. Впервые в мире для чеканки денег применялись машины; у монет появился ребристый ободок, который не давал возможности незаметно обрезать их и затруднял их подделку. Однако эти меры не дали результатов - из-за того, что новые деньги высоко ценились, их стали вывозить контрабандой, а внутри страны по-прежнему ходили только порченые монеты.

61

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.