WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Непостоянство в большей мере было характерно для республик в составе РФ. Состав группы стабильных регионов явно неоднороден. В нее вошли как наиболее благополучные с точки зрения скорости институциональных преобразований и адаптации к рыночной среде регионы, так и явные аутсайдеры. Это позволяет предположить то, что для экономического развития регионов в пореформенной России решающим фактором являются стартовые условия, имевшиеся перед началом рыночных реформ, а возможности у депрессивного региона значительно улучшить положение (своего рода вертикальная мобильность) практически отсутствует.

В то же самое время сравнение результатов проведенного иерархического кластер-анализа степени приватизированности регионов по двум группам показателей приводит к выводу о коренных различиях формальной и реальной сторон процесса реформирования отношений собственности.

Анализ, проведенный по первой группе показателей (доля продукции, выпущенной на негосударственных предприятиях в общем объеме промышленного производства региона; доля работающих на негосударственных предприятиях в общей численности работающих в промышленном производстве; доля жилищного фонда, входящего в негосударственный сектор), показал нарастающую устойчивость в распределении регионов по кластерам, отражающую и стабилизацию отношений собственности, на которую практически не повлияли финансовые потрясения 1998 г. Такие результаты напрямую связаны с тем, что в число взятых для анализа показателей входил и показатель доли жилищного фонда, входящего в негосударственный сектор. Он отражает формальную сторону реформирования отношений собственности в стране, поскольку еще до начала радикальных рыночных реформ значительная часть жилищного фонда в России (в первую очередь, в сельской местности и малых городах, а также жилищно-строительные кооперативы) не принадлежала государству, а последующая приватизация жилья носила в большой степени формальный характер (без адекватных изменений в системе управления и обслуживания, с сохранением дотационной основы финансирования из местных бюджетов).

Анализ, проведенный по второй группе показателей (доля негосударственных промышленных предприятий; доля продукции, выпущенной на негосударственных предприятиях в общем объеме промышленного производства региона; доля работающих на негосударственных предприятиях в общей численности работающих в промышленном производстве), показал, что реальная сторона реформирования отношений собственности подвержена серьезному воздействию макроэкономической и политической ситуации.

1998 г. внес существенное изменение в распределение регионов по кластерам, что отразилось и на показателях стабильности этого распределения. С большой долей уверенности можно предположить, что причиной такого положения стал финансовый кризис в широком смысле данного понятия, включающем накопление предпосылок, начавшееся еще с сентября 1997 г., и его последствия. Речь идет о падении цен на нефть и цветные металлы в первой половине 1998 г. и сокращении выпуска на предприятиях, зависимых от импортного сырья, полуфабрикатов, комплектующих, которые после девальвации рубля были вынуждены сократить свое производство или прекратить его вовсе. Очевидно, что данные факторы коснулись, прежде всего, негосударственного сектора индустрии, костяк которого наряду с естественными монополиями составляют нефтяные компании, гиганты черной и цветной металлургии, а также предприятия обрабатывающих отраслей промышленности, связанные с иностранным капиталом. Напротив, многим предприятиям, в т. ч. государственным и муниципальным, пребывавшим до августа-сентября 1998 г. в депрессивном состоянии, девальвация рубля дала определенные шансы на восстановление утраченных ранее позиций. В первую очередь, это относится к оборонной промышленности, машиностроению и металлообработке, где по сравнению с другими отраслями доля государственных предприятий наиболее весома.

В 1998 г. дала знать и сравнительно новая тенденция, выразившаяся в том, что доля негосударственного сектора в общем объеме промышленного производства по стране в целом не только перестала расти (как это было между 1993 г. и 1995 г.), но и даже несколько снизилась, причем по целому ряду регионов доля государственного и муниципального сектора выросла довольно значительно.

В основе этой тенденции помимо элементарных статистических погрешностей и наличия более весомой мотивации занижать объемы своей хозяйственной деятельности у негосударственных предприятий могут лежать и более глубокие причины:

- процесс банкротства, имеющий своим следствием переход за долги активов разорившихся частных предприятий в государственную (в основном субфедеральную) и муниципальную собственность;

- более глубокие масштабы падения производства на тех приватизированных предприятиях, где смена формы собственности прошла формально, где с 1993-1994 гг. так и не появился эффективный собственник, а воздействие кризиса 1998 г. оказалось роковым (в условиях, когда таких предприятий в регионе большинство, а удельный вес нового частного сектора в промышленности региона очень мал);

- большое значение для структуры промышленного производства в отдельных регионах могло иметь получение крупных оборонных (в т. ч. экспортных) заказов, эффект от выполнения которых естественным образом работал на возрастание удельного веса государственных предприятий (при условии депрессии в гражданских отраслях промышленности региона).

Несколько лучшие с содержательной точки зрения результаты дал анализ эффектов приватизации на локальном уровне на примере промышленности с использованием показателей доли негосударственного сектора.

Для изучения этого вопроса были исследованы регрессионные зависимости4 ряда экономических показателей за 1998 г. (доля убыточных промышленных предприятий в общем количестве предприятий промышленности, индекс промышленного производства (рассматривались два варианта – относительно 1993 г. и относительно 1995 г.), доля негосударственных инвестиций в общем объеме инвестиций в промышленность) от упомянутых выше переменных, характеризующих степень разгосударствления промышленности (доля промышленных предприятий негосударственного сектора в общем числе промышленных предприятий, доля продукции этих предприятий в общем объеме промышленной продукции, доля работающих на этих предприятиях в общей численности работающих в промышленности).

При анализе задавался 5% уровень значимости. При этом значимой зависимости каждого из 3 анализируемых показателей от трех факторных показателей одновременно выявлено не было. Тем не менее, для каждого из анализируемых показателей было обнаружено по 2 факторных показателя, значимо влияющих на них.

Зависимость доли убыточных промышленных предприятий от характеристик разгосударствления промышленности высоко значима при рассмотрении в качестве факторных (независимых) переменных двух показателей: доли предприятий негосударственного сектора в общем количестве промышленных предприятий (значимая отрицательная связь) и доли работающих на этих предприятиях в общей численности работающих в промышленности (значимая отрицательная связь)

Зависимость индекса объемов промышленного производства (1998 г. по отношению к 1995 г.)5 от характеристик разгосударствления промышленности значима при рассмотрении в качестве факторных (независимых) переменных двух показателей: доли продукции предприятий негосударственного сектора в общем объеме промышленной продукции (значимая положительная связь) и доли работающих на этих предприятиях в общей численности работающих в промышленности (значимая отрицательная связь).

Зависимость доли негосударственных инвестиций в общем объеме инвестиций в промышленность от характеристик разгосударствления промышленности значима при рассмотрении в качестве факторных (независимых) переменных двух показателей: доли предприятий негосударственного сектора в общем количестве промышленных предприятий (значимая положительная связь) и доли работающих на этих предприятиях в общей численности работающих в промышленности (значимая отрицательная связь).

Возможна следующая интерпретация полученных результатов.

В самом общем случае новые, частные владельцы предприятий имеют более высокую мотивацию для безубыточного ведения хозяйственной деятельности на основе коммерческого расчета, чем собственник в лице государства, поскольку они не могут рассчитывать на покрытие убытков от своей хозяйственной деятельности за счет государства.

В принципе достаточно очевидной является и заинтересованность новых владельцев предприятий в преодолении падения объемов производства с перспективой их роста (а, следовательно, и роста прибылей) в будущем, что и возможно лишь на основе регулярного инвестирования в основной капитал в рамках долгосрочной стратегии их развития на перспективу. В отличие от директоров государственных предприятий они не могут рассчитывать на получение инвестиций от государства. Причем для начала инвестирования имеет значение именно факт изменения формы собственности предприятия, как организационно-правовой единицы на микроуровне.

Более значимую положительную зависимость индекса объема промышленного производства в 1998 г. по отношению к 1995 г. (по сравнению с индексом 1998 г. по отношению к 1993 г.) от доли промышленной продукции, произведенной вне государственных предприятий, можно интерпретировать, как замедление спада производства и создание предпосылок роста по мере становления корпоративного сектора, являющегося ядром всей промышленности, не относящейся к собственности государства. О его более раннем (чем 1995 г.) оформлении говорить не приходится.

В то же время выявленные отрицательные взаимосвязи с долей работающих на негосударственных предприятиях наряду с низкой объясняющей способностью взаимосвязи по доле продукции показывает всю неоднозначность состояния, в котором пребывает российская индустрия. И одним из существенных препятствий на пути экономического роста, по-видимому, продолжает оставаться избыточная занятость. Как показывает анализ и практика, это явление присуще не только государственным предприятиям, что указывает на формальный характер приватизации во многих случаях и его глубокие корни (технические, социально-политические, психологические).

3. Сдвиги в межрегиональной дифференциации по вкладу негосударственного сектора в экономическое развитие в период финансового кризиса 1998 г.
и посткризисный период

В 1998 г. по России в целом доля промышленного производства на негосударственных предприятиях впервые за все 90-е гг. уменьшилась по сравнению с предыдущим годом, хотя сокращение составило всего 1,2 процентных пункта относительно максимально достигнутой точки разгосударствления (1997 г.). Претерпел изменения и состав группы регионов с долей негосударственного сектора в общем объеме промышленного производства менее 75%. Ее покинула лишь Курская область, а Татарстан, Томская область, Хабаровский край пополнили ее.

В связи с вышесказанным встает вопрос, насколько устойчивой на уровне отдельных регионов является тенденция, впервые проявившаяся в 1998 г. в российской промышленности в целом. Совершенно очевидно, что в условиях невысокой достоверности официальной статистики, более весомой мотивации занижать объемы своей хозяйственной деятельности у негосударственных предприятий, влияния финансового кризиса и его последствий в 1998 г. небольшие изменения в пределах годичного интервала не могут служить объективным обоснованием для выявления той или иной тенденции.

Поэтому для более детального анализа необходимо сравнить динамику изменений показателей негосударственного сектора в 1999 г. по сравнению с кризисным 1998 г. В 1999 г. удельный вес негосударственного сектора в общем объеме промышленного производства выросла на 2 процентных пункта, до 90,6%, при том, что его доля в числе предприятий и численности работников несколько сократилась (на символические 0,1 и 0,2 п. п.).

При этом в 22 регионах удельный вес негосударственного сектора в общем объеме промышленного производства по сравнению с 1998 г. уменьшился, в т. ч. в 14 из них сокращение составило более 1 процентного пункта (максимум в Кировской области – на 9,3 п. п., в Москве и Дагестане – на 5,3 и 5,1 п. п. соответственно, в других – от 1 до 5 п. п.). В противовес общей тенденции удельный вес числа предприятий негосударственного сектора вырос в 33 регионах страны, в т. ч. в 16 – на 1 и более п. п. (максимально, на 18,9 п. п. – в Ингушетии, на 9,2 п. п. – в Дагестане, на 5,9 п. п. – в Еврейской автономной области, в прочих – не более чем на 3,5 п. п.). Аналогичным образом в 37 регионах вырос удельный вес предприятий негосударственного сектора в численности работников, в т. ч. в 14 – на 1 и более п. п. (максимально, на 24,6 п. п. – опять-таки в Ингушетии, в Марий-Эл и Северной Осетии – на 3,3 и 3,1 п. п. соответственно, в прочих – не более чем на 3,0 п. п.).

Для более основательных выводов наиболее целесообразным является сравнение данных по удельному весу негосударственного сектора в объеме промышленного производства за 1999 г. с показателями 1995 г., т. е. за весь 4-летний период правления глав субъектов РФ, избранных в ходе первого в российской истории цикла региональных выборов 1995-1996 гг., когда местные руководители избирались на альтернативной основе. Представляется, что сокращение этого показателя более чем на 4 процентных пункта за 4 года будет объективным индикатором тенденции уменьшения роли негосударственного сектора в индустрии тех или иных регионов для первых 10 лет рыночных реформ в России.

Анализ показал, что такой характеристикой обладают 12 регионов (Архангельская, Ивановская, Рязанская, Смоленская, Кировская области, Ингушетия, Удмуртия, Омская, Томская области, Республика Алтай, Тыва, Хабаровский край) из 39, где вообще было отмечено сокращение доли негосударственного сектора. Причем в Ингушетии, Республике Алтай и Томской области оно измеряется двузначными числами (от 12 до 18 процентных пунктов).

Необходимо подчеркнуть, что речь идет именно о вкладе негосударственного сектора в результирующий показатель (объем промышленного производства), а не ресурсные (удельный вес в количестве предприятий и занятости), которые в условиях российской переходной экономики являются гораздо менее значимыми, а на временном интервале 1995-1999 гг. были подвержены существенно меньшим колебаниям. Так, из 38 регионов, где доля занятых на негосударственных промышленных предприятиях уменьшилась, только в 8 сокращение составило более 4 процентных пунктов. Из 17 регионов, где уменьшилась доля самих негосударственных промышленных предприятий, только в 3 сокращение превысило указанную величину.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.