WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 9 |

Приложение 4
Социально-демографическая типология российских регионов и ее обусловленность региональным экономическим развитием

Целью исследования является анализ социально-демографической дифференциации регионов – субъектов Российской Федерации, выявление причин, определяющих эту дифференциацию и установление возможностей (и необходимости) прогноза и регулирования социально-демографической обстановки в регионах разных типов в рамках региональной социально-экономической политики в целом. Необходимо установить, насколько актуальна реализация мер демографического регулирования в сопоставлении с другими направлениями региональной политики государства, какую роль играет современная демографическая обстановка в решении ключевой проблемы развития страны – выхода из экономического кризиса, и каковы могут быть этапы решения различных социально-экономических, в том числе социально- и экономико-демографических проблем.

1. Методология исследования

Активный анализ региональных демографических различий населения, их социально-экономической обусловленности и влияния на экономику начался в нашей стране в 1960-е годы, после проведения Всесоюзной переписи населения 1959 года, обеспечившей исследователейями необходимыми статистическими материалами. Но, главное, к этому времени ослабла политическая цензура и больше внимания, хотя и с ограничениями, стало уделяться изучению реального состояния общества. К началу 1970-х годов был накоплен опыт эмпирических исследований, и, хотя и в рамках почти исключительно марксистской методологии, стало осуществляться теоретическое осмысление наблюдаемых процессов и явлений.

В 1970 году практически одновременно Д.И.Валентеем в Москве и Н.Т.Агафоновым во «второй столице» было предложено два сходных понятия – «демографическая ситуация» (как «состояние в котором пребывает в данныйм момент население»1) и «демографическая обстановка» (как совокупность отношений между демографическими и прочими социально-экономическими факторами»2). Развитие исследований Д.И.Валентеем и возглавлявшимся им Центром по изучению проблем народонаселения при экономическом факультете МГУ привело к формированию системы знаний о народонаселении со специальным разделом, посвященным региональной демографии3. На базе разработок Н.Т.Агафонова была сформулирована концепция региональной геодемографической обстановки и развита новая научная дисциплина географии населения – геодемография4.

В 1970-е годы в практику отечественных исследований внедряется концепция демографического перехода5 (термин ввел F.W.Notestein, 1945), разработаннаяую еще в 1930-е годы французским демографом A.Landry и впоследствии развитаяую его последователями (A.Coal, E.Hover и др.). Состояние населения в большей части российских регионов оценивалось как находящееся на конечной стадии второй – в начале третьей фазы демографического перехода (когда смертность стабилизируется на достаточно низком уровне, а рождаемость, также низкая, становится полностью сознательно регулируемой населением). При этом, в качестве одного их вероятных сценариев развития событий, демографами уже тогда рассматривался переход к однодетной семье у большинства населения страны, и установление суженного режима воспроизводства населения на длительный период6.

Динамика и пространственная дифференциация демографических процессов рассматриваются в рамках указанных концепций в их социально-экономической обусловленности. Вводятся понятия социально- и экономико-демографической обстановки, отражающие внешнюю обусловленность демографических процессов и структур (при определенной внутренней устойчивости). Во всяком случае, пространственные демографические различия все более увязываются с различиями таких территориальных систем, как территориально-отраслевая структура производства, система расселения, социальная инфраструктура, образ жизни населения и др.

Под социально-демографической обстановкой понимается система отношений между демографическими и социальными факторами, характеризуемая такими категориями как режим воспроизводства населения, с одной стороны, и миграционная мобильность, репродуктивные установки, с другой. А в качестве внешних факторов рассматриваются особенности расселения, развитость социальной инфраструктуры, специфические черты образа жизни населения.

В ходе исследований выделяются внутренние и внешние, прямые и косвенные, общие и частные факторы социально-демографической обстановки, проводится их типология. Обосновываются типологические признаки, развиваются методы теоретической и эмпирической типологизации. Это позволяет со значительной степенью достоверности выделять социально-демографические типы регионов страны. В 1970-е годы выполняется ряд типологий на микрорайонном уровне, а в 1980-е годы – на мезорайонном.

Исследования включают также и анализ обратного влияния социально-демографической обстановки на экономическое развитие. Делаются попытки регионального социально-демографического прогноза путем сопоставления регионов, находящихся на разных этапах развития социально-демографической обстановки.

Выявление связей между региональными социальными факторами и социально-демографической спецификой регионов позволило обосновать возможность и предложить методы социально-демографического регулирования, правда, зачастую присущими административно-командной системе методами, мало пригодными в условиях рыночной экономики. Так, в качестве меры воздействия предлагалось размещение государством предприятий или объектов социальной сферы, способных изменить социальную обстановку и, как следствие, устранить нежелательные диспропорции и вызвать развитие демографических процессов и структур в желаемом направлении. Другие возможные меры (в частности, прямое поощрение рождаемости) в условиях экономического кризиса оказываются мало пригодными для нынешней переходной экономики. В связи с изменившимися условиями – как социально-демографическими, так и экономическими, после детального анализа сложившейся ситуации требуется поиск мер ее регулирования с помощью методов и средств, которые могут быть применены сейчас или в ближайшем будущем.

Оценка современной социально-демографической ситуации в России неоднозначна. Приведем в качестве примера две полярные точки зрения.

А.Г.Вишневский: Нынешнее сокращение населения России было «давно ожидаемым, ибо оно связано с долговременными эволюционными процессами. Кризисные явления периода реформ лишь ускорили реализацию давних прогнозов»7. «Демографическая слабость страны несомненна, и не следует строить иллюзий по поводу будущего изменения демографической ситуации к лучшему».8.

Б.С.Хорев: «Делать вид, что современный демографический спад в России носит какой-то чуть ли не закономерный (долговременный и равномерный) характер просто нелепо» 9. По инициативе Б.С.Хорева создана так называемая Лига по борьбе с депопуляцией российских народов для «спасения от вымирания русского и других народов России»10.

Демографические проблемы России настолько обострились, что являются темой обсуждения российских законодателей. Выводы и рекомендации парламентских слушаний 30 мая 2000 г. следующие: «Сложившаяся демографическая ситуация составляет угрозу национальной безопасности России»11. Предлагается, в частности, проведение активной политики поощрения рождаемости и активизация миграционной политики. Для этого рекомендуется реализация целевых федеральных программ («Дети России», «Федеральная программа по созданию и сохранению рабочих мест»), а на региональном уровне – разработка и осуществление комплекса мер, направленных на преодоление кризиса.

Другая точка зрения, с 1970-х годов обосновываемая А.Г.Вишневским и его последователями, исходит из понимания безопасности демографического воспроизводства как достижения его гомеостатичности, причем с учетом возможностей миграции. Сущность данной позиции в том, что «рассчитывать на серьезное повышение рождаемости в ближайшие десятилетия едва ли возможно»12, что доказывает опыт тех стран, которые пытались такую политику реализовать.

Применительно к естественному движению населения главное (даже исключительное) внимание уделяется снижению смертности. Е.Андреев, Т.Малева, В.Школьников утверждают:

«В российской смертности существуют огромные ресурсы снижения, прямо не связанные с уровнем жизни. Избыточная смертность во многих социально-демографических группах в большей мере связана с психологическими, культурными и поведенческими аспектами, чем с бедностью или плохой работой медицинских служб...

Политика, направленная на противодействие сверхсмертности, может быть успешной даже при нехватке финансовых и материальных ресурсов и до достижения позитивных сдвигов в общей экономической ситуации… Более того, гипотетический экономический рост еще не означает, что государство, накопившее в течение десятилетия множество социальных проблем, мгновенно сможет инвестировать в здоровье нации значительные финансовые ресурсы…

Эффективными могут стать меры, направленные на изменение поведения людей в отношении своего здоровья: обучение, информирование о факторах риска, например, через средства массовой информации и/или через сети врачей общей практики – общественные кампании по борьбе с курением и пьянством, меры дифференцированной налоговой политики на алкогольном и табачном рынке, ограничение торговли алкоголем и табачной продукцией, укрепление законности и правопорядка и другие, не требующих финансовых ресурсов меры, которые уже были осуществлены в других странах и привели к ощутимому эффекту» 13.

С данными утверждениями можно согласиться. Но и принятие решения каждым конкретным человеком об образовании семьи, рождении детей и пр. тоже может быть или поддержано государством, или, как сейчас, может рассматриваться как личное дело каждого, или даже может проводиться кампания ограничения рождаемости. Создание определенного морально-психологического климата по отношению к деторождению так же не требует значительных инвестиций. Так что, если это признается целесообразным, государство может обеспечить и определенное воздействие на рождаемость.

Хотя идеологи фактического сохранения нынешнего уровня естественного воспроизводства населения России обращают внимание на иммиграцию прежде всего как на источник решения демографических проблем, а их оппоненты акцентируют геополитические и этнические аспекты проблемы, в отношении оценки современной миграции в России позиции более близки. При некоторых оговорках, иммиграция из стран ближнего зарубежья оценивается положительно. Направления и интенсивность внутренних миграций увязываются с региональными экономическими условиями переходной экономики.

Внутренняя миграционная политика рассматривается «в рамках общей программы социально-демографического возрождения депопулирующих территорий Центра и снижения концентрации населения в приграничных областях».14 Исходя из этого, предлагается пересмотр миграционной политики в связи с разработкой новой концепции освоения северных районов и обоснования эффективного механизма обустройства мигрантов в старообжитых районах.

Приток мигрантов извне далеко не всегда рассматривается как позитивное явление, особенно когда речь идет о миграциях на востоке страны. Действительно, при том что внутрироссийская миграция направлена из регионов Дальнего Востока на запад, «с геополитической точки зрения, наибольшую опасность в области внешней миграции представляют собой процессы миграции на территориях, граничащих с Монголией и Китаем»15.

Но и межрегиональные миграции, имеющие этнический характер, также часто нельзя оценить положительно. В.Кулаков отмечает:

Отток русского населения и сокращение его доли во всех республиках Северного Кавказа, Калмыкии, Тыве, Бурятии, Якутии. «Украинцы и белорусы активно выезжают из северных, восточных и северокавказских республик РФ, но столь же рьяно стремятся обосноваться в центральноевропейских регионах России» 16.

По мнению В.Кулакова, нужно разработать:

  • Концепцию государственной миграционной политики России на среднедолгосрочную и долгосрочную перспективы;
  • Концепцию размещения производительных сил России в условиях рыночной экономики на перспективу в увязке с миграционной политикой;
  • Генеральную схему расселения жителей Российской Федерации.

В рамках данной работы мы более не будем вдаваться в дискуссию, принявшую к настоящему времени политический характер. Мы солидарны в данном случае с С.В.Соболевой, которая (применительно к Сибири) считает необходимой активную демографическую политику: «Для кардинального улучшения демографической ситуации в регионе требуются решительные и безотлагательные меры…»17, усиление роли государства как на федеральном, так и на региональном уровне. В регионах для проведения медико-социальной и демографической политики предлагается создать региональные центры социально-демографической политики с финансированием за счет бюджетных средств правительства, федеральных и региональных фондов. А основу решения демографических проблем составляет решение проблем социально-экономического развития.

Однако следует более четко обосновать приоритеты региональной демографической, экономико- и социально-демографической политики, выделить этапы ее реализации исходя, во-первых, из современного состояния и потребностей экономики, и, во-вторых, учитывая реальные финансовые возможности государства. То есть, региональная политика может осуществляться с учетом ресурсов государства, которые в настоящее время не позволяют проводить широкомасштабные акции по возможному стимулированию рождаемости (что не соответствует и нынешним потребностям экономики), но в состоянии обеспечить решение многих конкретных вопросов экономико- и социально-демографического характера через политику занятости, миграции, здравоохранения, образования, социальной поддержки населения, а также через просветительскую работу.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 9 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.