WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 14 |

Слабость государства при силе бюрократии находит свое выражение в чрезвычайно высоком уровне коррупции, проявляющейся в самых разных и неожиданных формах. Начиная от регистрации договора аренды в госкомимуществе и т.п. Простые вещи, которые должны носить уведомительный характер, у нас носят разрешительный, что для либерализованной экономики более чем странно. При этом разрешительный порядок все расширяется, создавая условия для повышения уровня жизни объективно нищающего чиновничества.

Кроме того, специфические отношения государства с отдельными финансово-промышленными группами. В среде бизнесменов бытует шутка о передвижной кормушке. Она действительно некоторое время довольно активно двигалась, что позволяло поддерживать такой социальный мир в среде предпринимателей. В последнее время движение этой кормушки резко замедлилось, устойчиво останавливаясь у определенной части стойла. Список уполномоченных банков можно прочитать. Понятно, что должны быть нормальные отношения между государством и бизнесом, понятно, что государство должно иметь каких-то своих агентов для реализации тех функций, которые оно само не должно выполнять. И я глубоко убежден, что поддержка частных инвестиций государством должна вестись через специализированные инвестиционно-финансовые институты, которые может быть в большей или меньшей степени под контролем государства, но быть при этом коммерческими, с точки зрения принятия решения. Но у нас это носит совершено другой характер, эта уполномоченность, агентские отношения и т.п.

В условиях такого развития государства довольно забавное продолжение получили чисто либерализационные мероприятия. Это действительно большая веха в рамках либерализации экономики - отмена квот на экспорт. Но при этом отмена квот на экспорт была по сути заменена введением квот на трубу. Т.е. раньше платили взятки за квоты, теперь платят за доступ к трубе. Или за доступ к железнодорожным вагонам и т.д. К сожалению, при этом государство не выполняет целый набор функций, который оно просто обязано выполнять. Государство фактически уклонилось от реализации своей основной обязанности в рыночной экономике - защиты собственности и собственника, от функций посредника в хозяйственных спорах.

У нас абсолютно не работает судебная система. Но даже если откинуть ее малоподвижность, ее чрезвычайную коррумпированность, то у нас нет механизма исполнения судебных решений. Есть полтора десятка силовых структур, число их постоянно увеличивается, но при этом нет системы, которая исполняла бы судебные решения. Соответственно в эту нишу устремляются криминальные структуры. Мы прекрасно знаем, что сейчас криминальные структуры в значительной мере исполняют функцию и арбитра, и судебного исполнителя, и целый ряд других функций, которые в нормальной стране исполняет государство. К этому подталкивает и налоговая система, т.к. одной из распространенных форм ухода от налогов является “черный нал”, наличный денежный оборот, который не обусловлен никакими экономическими потребностями. А если по стране бродят триллионы неучтенных денег, то их надо перевозить, охранять и т.д. - это предполагает большие альтернативные службы.

И, наконец, совсем парадоксальная ситуация для экономики, которая считает, что у нее есть государство - это не соблюдение прав акционеров. Мы знаем примеры, когда директор вычеркивает из реестра тех или иных акционеров. Недавно мы занимались одним инвестиционным проектом и в его рамках пытались найти инвестора под достаточно крупный пакет акций одного крупного блока. Вдруг, выходит постановление заместителя губернатора Мурманской области о том, что они запрещают проводить какие-либо действия с акциями и векселями, которые имели отношения к такому-то блоку. Это можно воспринимать как шутку. Наверное сложно в такой ситуации говорить о серьезных инвестициях и поддержке частного бизнеса. У нас сложилась парадоксальная ситуация, когда жить по закону сложно, а обходить его легко.

Е. Майминас

ведущий научный сотрудник Института народно-хозяйственного прогнозирования РАН

В России произошла пока не стабилизация экономики, а консолидация власти. Если сравнить август 1991 г. и сегодняшний день, то мы увидим колоссальную разницу между романтическими настроением тогда одних и разочарованием других и между консолидацией теперь. Из тумана выступило лицо старой новой власти. Правящий слой в России традиционно оседлал государство, как свою основную опору и главный источник своего богатства - это стержень российской власти от Ивана Грозного. Ныне в России правящий слой состоит из части старой номенклатуры, новой номенклатуры, из части новых русских - скоробогатеев, переплетенных с теневой экономикой и криминальными структурами. Этот конгломерат и является правящим слоем. И у него все явственнее проступают черты связи с государством и отрыв от народа. О том, что это именно так свидетельствует целый ряд фактов, о которых всем нам известно: амнистия ГКЧпистам, отсутствие “нюрнбергского” процесса, применительно к нашим условиям, амнистия участникам событий 1993 г. С другой стороны провал работы ВЧК: серьезных банкротств не было. Не раскрываются заказные убийства и их организаторы. Никто не несет ответственности за авантюру в Чечне. Все это подтверждает, что правящий строй консолидировался. Об этом хорошо сказал заместитель министра экономики Сергей Васильев. Он показал, что на фоне этой консолидации существует тренд к делиберализации экономики. Естественно, что этот строй вырабатывает привычную для себя идеологию, которая базируется на державности. Все это встречает определенное понимание в стране. Снизу тоже надеются на государство и на старые традиции российской общинности - уравнительность, надежда на государство, иждивенчество.

В центре российских споров о будущем долго будет проблема: больше государства - меньше государства. Поэтому в ближайшем будущем имеют перспективы не идеи, основанные на суверенитете личности, идеи либерализма, а скорее всего, идея программы, опирающаяся на примат государства или требующая относительно больше государства. Главный спор будет происходить между консерваторами при относительной большей роли частного капитала и авторитаристами при относительно большей роли государственного сектора. Поэтому надо иметь ввиду эту реально образующуюся и развивающуюся тенденцию. Господин Васильев хорошо показал, что региональные деятели сейчас тоже консолидируются, с опорой на малое государство. И у него есть идея выбить у них часть рычагов и опять взять их в федеральное управление. Это прямо противоречит тому, что говорит г.Багратян, что тенденция в перераспределении властных полномочий должна идти от государства к местным властям и к первичному производящему субъекту. Я надеюсь, что когда-нибудь, может быть после нас, идея либерализма все же восторжествует.

М. Афанасьев

начальник департамента финансов Аппарата правительства

В качестве эпиграфа к своему выступлению я хотел бы процитировать русского историка Милюкова, который в очерках о русской истории очень верно подметил: “В России государство оказалось сильнее, чем общество”. Я совершенно согласен с выступавшими в том, что начался новый процесс огосударствления. Я хочу привести несколько примеров, которые для большой аудитории обычно остаются незамеченными. Раз в 10 дней появляется очередное постановление, в котором продляется срок закрепления акций еще на три года за государством. Практически каждую неделю вносятся предложения о пересмотре системы регулирования цен и, прежде всего, цен, связанных так или иначе с ТЭКом. Надо отдать должное нынешнему министру топлива и энергетики г.Радионову, который занимает очень активную позицию по замораживанию цен на газ на уровне 1996 г. Пока еще удается это сдерживать, но неизвестно до какой поры.

Проблема, связанная с пенсионным обеспечением в нашей стране, вылилась в то, что возникла идея организовать федеральную пенсионную службу в ранге министерства.

Огромная проблема неплатежей, которая сейчас возникла, в той или иной форме ведет к тому, что мы вступаем на путь деприватизации предприятий. Возьмем разрабатываемый указ о реструктуризации долгов “АвтоВАЗа”. Смысл заключается в том, что “АвтоВАЗ” сейчас эмитирует большое количество акций и облигаций, а потом эти акции и облигации заложит государству. На этот путь хочет встать и большое количество других предприятий, которые радостно заявили, что выпустят сколько нужно акций, только бы их взяли обратно пол государственную опеку. Поэтому под лозунгом реструктуризации долгов проходит в неявной форме деприватизация предприятий. Что я хотел бы отметить в качестве отличительных черт тех пяти лет, в течении которых проходили реформы, это то, что бюрократическая стабилизация в стране наступила раньше чем финансовая стабилизация. И, мне кажется, эта гипотеза во многом объясняет те процессы, происходящие сейчас в сфере экономики и финансов. Существует достаточное количество подготовленных финансистов, которые достаточно ловко изобретают новые инструменты (мне тоже приходится в этом участвовать), чтобы решать существующие проблемы, чтобы не очень нарушая закон о федеральном бюджете перебрасывать одни расходные статьи на другие и т.д. Тактика приблизительно такая: там где загорелось - туда высылается пожарная команда и решается проблема. Если бастуют студенты - дается студентам, если студенты не бастуют - решаются проблемы с шахтерами и т.д. Количество ресурсов не увеличивается, а достаточно активно уменьшается, и в основном благодаря усилиям министерства финансов ситуация как-то держится на плаву. Приблизительно тоже самое происходит с неплатежами предприятий. Профессор Майминас упомянул, что ВЧК недостаточно активно работает. Поскольку я являюсь руководителем рабочего аппарата ВЧК, то могу сказать следующее: когда мы в ноябре нажали на предприятия, то прирост задолженности в федеральный бюджет сократилась в почти в 3 раза. Т.е. за октябрь прирост был 6%, а на 1-ое декабря прирост неплатежей в бюджет составил всего 2%. Но это привело к тому, что просроченная кредиторская задолженность с 19% ВВП выросла до 25% ВВП. Тогда мы вынуждены были приостановить свой нажим, так как выяснилось, что количество оборотных средств у предприятий ограничено. И предприятиям безразлично как будут называться те деньги, которые они отдают: то ли это долги своим поставщикам, то ли это налоги. Им совершенно не важно как назывались налоги: текущими платежами или просроченной задолженностью. Одна из самых очевидных, лежащих на поверхности проблем, с которыми мы сейчас сталкиваемся в сфере финансирования, - это оборотные средства предприятия. Эта проблема интерпретируется 9/10 состава правительства несколько неправильно. Смысл заключается в том, что опять был поставлен вопрос о пополнении оборотных средств предприятий за счет государственных ресурсов. От радикального решения удержало только вмешательство Председателя ЦБ С. Дубинина и начальника Контрольного управления Администрации Президента И. Кудрина, которые свели эту проблему на рекомендации Минфину РФ рассмотреть целесообразность этого вопроса. Если бы не они, то сегодня бы уже бодро пополняли оборотные средства предприятия. Соответственно, основная проблема, с которой мы сейчас сталкиваемся заключается в том, что не закончена институционная реформа. В нее включается и процесс разгосударствления и процесс приватизации, по которым до сих пор не принято принципиального решения о направление движения. Пока правительство однозначно не определиться в чем собственно состоит причина тех финансовых проблем, которые мы имеем, существенных изменений не произойдет. В частности, ст. 62 Закона “О федеральном бюджете на 1997 г.” позволяет правительству вводить индивидуальный порядок налогообложения. Попытки Минфина РФ отклонить эту идею лишь вызвали обратную реакцию у Госдумы. Вопрос каким образом мы будем исполнять бюджет на 1997 г. остается открытым. Госдума отклонила идею о первоочередном порядке уплаты налогов. Вся Дума, за исключением 5 человек, проголосовала за то, чтобы сначала платилась зарплата, а потом налоги.

Социальная проблема в настоящее время является одной из ключевых. В качестве иллюстрации: существуют семь видов неплатежей, которые отслеживаются Госкомстатом России. Неплатежи коммерческим банкам, поставщикам и в федеральный бюджет в той или иной степени остаются достаточно стабильными, резко растут неплатежи по заработной плате. Это говорит о следующем: Во-первых, проблема избыточной занятости является ключевой проблемой для существования эффективных предприятии в России. Это и ведет к тому, что ликвидность предприятий понижается. Но, с другой стороны, поскольку мы неплатежами занимаемся с 1992 г., по структуре неплатежей можно определить изменения в приоритетах у предприятий. В 1992-1994 г., даже в еще в 1995 году, первоочередными для предприятий были прежде всего платежи по кредитам коммерческим банкам, потом заработная плата рабочим, потом поставщикам. Сейчас эта система приоритетов радикально изменилась. Самым уважаемым партнером для предприятий остаются коммерческие банки, на второе место с начала 1996 г. вышли поставщики, потом с огромным отставанием следует федеральный бюджет, и самым не уважаемым кредитором стали работники предприятия. В известной степени на микроуровне, на уровне предприятий пришел конец патернализму. Мне представляется, что директорам уже стало безразлично, что происходит с их рабочими. В настоящий момент можно говорить о существовании двух тенденций: тенденция к некоторой рационализации деятельности на уровне предприятий и тенденция к огосударствлению на федеральном уровне. Я не совсем согласен с Е.Гайдаром, который утверждал, что негомогенность общества ведет к тому, что в стране налоги не платят. Дело не только в этом, это не первоочередная причина. Дело в том, что в стране налогов никто не собирает. Государственная налоговая служба отвечает только за правильность начисления налогов. В соответствии с Российской конституцией все налогоплательщики несут личную ответственность за уплату налогов. В этой ситуации говорить о серьезной работе по сбору налогов не приходится. На мой взгляд существует две основных проблемы в налогообложении. Первая связана с тем, что налогами перегружен производственный сектор экономики. И явно недогружено население. В США, например, индивидуальные налоги составляют 72% в общей структуре налоговых поступлений и налог на корпорации - 9%. У нас налог на прибыль дает около 32% всех налогов поступлений, а налог на физических лиц дает не более 7.5%. При этой структуре налоговых поступлений говорить о конкурентоспособности промышленности нельзя. Вторая проблема - налогообложение секторов экономики. В 1996 г. валовый продукт, который производит промышленность равен 34%, в тоже время налоговые поступления, которые платит промышленность составляют 55% в общей структуре налоговых поступлений.

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 14 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.