WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 14 |

Теперь о переходе к рынку. Что происходило у нас в течение семи лет. Я бы выделил три этапа. Для меня лично, например, было понятно, что первый и самый основной этап - это этап разрушения. Я нигде не видел социально-оправданный мягкий переход к рыночным отношениям. Нигде не было шоковой терапии, был элементарный логический шаг - либерализовать цены. И это начинает разрушать, так как дальше следуют социетальные изменения и, в конце-концов, переход к системе динамического равновесия. Система динамического равновесия - это переход экономического развития полностью на уровень производящего субъекта. Я думаю, что в основной своей массе на этом, третьем этапе находятся все государства. Никаких логических объяснений, что нужно было бы сделать раньше, а что позже, с моей точки зрения, нет.

Я думаю, что если бы в 1985 году М.Горбачев вместо политики гласности либерализовал бы цены, то может быть Советский Союз в большей своей части сохранился бы. Цены - это единый рынок, это усиление в экономике центростремительных тенденций. Если бы гайдаровское правительство в 1992 году не либерализовало цены в России, то политический сепаратизм в России углубился бы еще больше, и вместо одной-двух проблем их было бы десять-пятнадцать. Если же реформы в Грузии в 1992 году продвинулись бы очень сильно вперед, то не было бы в таком масштабе проблем сепаратизма внутри государства, за которые пришлось платить трехгодичной работой.

Мне кажутся в некоторой степени обидными разговоры о шоковой терапии, чрезмерном радикализме и т.д. Если путь лежал к тому, чтобы перевести свободу экономических решений на уровень первичного производящего субъекта, освободить, то нужно было этот путь пройти за возможно короткий срок. Все остальное - приватизация, стабилизация, углубление реформ и т.д. - дело техники, в какой-то степени национального везения.

Переход к динамической системе потребует от стран бывшего социализма третьего, решающего шага в реформах - это социетальная либерализация. Это означает увеличение доли государства в перераспределении ВВП. Человек в этих обществах должен себя ощутить производящим субъектом, он должен ощутить эту свободу и не бояться ее, должен освободиться от этих комплексов. Западные общества решают эту проблему сейчас. Они уже стоят перед этой проблемой, хотя, на мой взгляд, они ее не решили. Но я очень боюсь, что историческая судьба постсоциалистических стран заключается в том, что они с этой проблемой встретятся раньше, и им придется ее решать раньше, чем Западным обществам. Предыдущее развитие Западных обществ позволило им накопить достаточный запас стабильности, чтобы они спокойно преодолели это время. Так что я думаю, что в ближайшие 15-20 лет никаких свобод не будет. Будут люди, которые критикуют правительство демократов и либералов за то, что они неправильно делают, последние будут заигрывать с народом. На самом деле никакой реальной коммунистической угрозы нет и не будет, это просто невозможно, т.к. речь идет о серьезных структурообразующих элементах. Левые будут делать правые реформы, правые - левые реформы, это будет неотъемлемой чертой общества, которое нас ожидает в течении следующих 15-20 лет. То общество, которое сможет мобилизовать все это, пройти вперед, оно и победит. Думаю, что для постсоциалистических стран данный исторический шаг - разбег для прыжка в экономическом развитии. Но, повторяю, будут еще 15-20 лет очень сложных структурных изменений, и спокойствия за это время не ожидается.

Теперь об Армении. Мы начали очень резво. Логика реформ была такова: первый вопрос, требующий решения, вопрос еды. И первой прошла приватизация сельского хозяйства, земли. Армения - первое государство, которое приватизировало землю и у которого в сельском хозяйстве за последних 6 лет 17% роста. Приватизация земли помогла нам, во время приватизации предприятий, магазинов выйти на более правильные институциональные основы. Кстати говоря, с этой точки зрения, опоздание чревато очень большой опасностью. Понадобится 2-3 года для осознания того, что произошло в промышленности, в торговле, в сфере услуг и т.д., еще раз переосмыслилось экономически. Большое несчастье для государств, которые не приватизировали землю. Они никогда не выйдут на динамическую систему, на равновесные цены, у них всегда будет недостаток и недоучет экономических ценностей.

Второй блок, который мы выделили в реформах, - это открытие экономики. Но мы не стали этого делать. У нас не было серьезных тарифных преференций, и это был продуманный шаг с тем, что бы тарифными преференциями не давить на производителя, чтобы быстрее через рыночные механизмы добиться равновесия в экономике: мы не вводили тарифы, которые бы предопределяли или серьезно влияли на уровень цен. Нас больше интересовала не сама инфляция, а правильная структура цен, выход на эластичный спрос. При этом - абсолютно свободная система торговли, когда не один человек торгует, а 20-30 тысяч. Это, собственно, то, что позволило нам решить многие задачи. Например, завоз в государство газа или мазута. Армения сейчас, за исключением очень маленького долга Туркменистану, никому ничего не должна. Она платит очень регулярно. Два года назад была осуществлена энергетическая реформа, которая привела к тому, что в Армении, где не было электричества, вдруг появилось перепроизводство электроэнергии, и за последний год не было ее отключений. В Армении сейчас самое настоящее перепроизводство электроэнергии, у всех есть электричество 24 часа в сутки. И это не вклад атомной электростанции, которую мы открыли - это был чисто экономический вопрос. Это была самая элементарная экономическая реформа, достаточно жесткая.

Следующее, что очень важно для Армении - элементы внешнего равновесия. Нам часто говорили, что централизация ресурсов в руках государства позволила Советскому Союзу одолеть Германию во Второй мировой войне. Я не эксперт в данном вопросе. Хотя существует чисто академический спор, как можно преодолеть военную ситуацию. Мы подумали: поскольку нам так же нужны экономические реформы, давайте проблемы самосохранения решим еще большей свободой экономических субъектов. Я не берусь утверждать, что нам это абсолютно удалось, потому что мы тогда понимали: у людей могут быть элементы патриотизма в текущей экономической деятельности. Это может дать краткосрочный эффект, хотя лучше всего, когда человек зарабатывает себе деньги и не озабочен различными патриотическими эмоциями. Мы также понимали, что кроме эффекта мы получим и проблему вознаграждения. В результате конфликтов, в том числе военных, появлялись конкретные субъекты, которые действительно требовали вознаграждения. Например, для России ровно через два года люди, которые побывали в Чечне, будут очень большой проблемой. Эта проблема будет где-то в сто раз больше, чем проблема Афганистана. Преодолеть ее будет очень сложно, потому что самая большая ошибка в том, что государство или правительство просто постарается дать им “взятки” в виде каких-то пособий, каких-то машин и т.д. Самое легкое решение - это как-то вознаградить людей за счет бюджета, через какой-то закон организовать эти “взятки”. Это становится непреодолимой проблемой, порождает сначала некую клановость - номенклатурность общества, а потом, самое страшное, узаконивается. Надеюсь, что в Армении найдут решение этой нелегкой проблемы. Сейчас намечается явная тенденция к демократическому решению этой проблемы и, я думаю, что в Армении сейчас уместен был бы такой лозунг: лучшая возможность преодоления негативных сторон демократии - это еще большая демократия в политической и экономической жизни. В этом направлении движется мир. И на самом деле эти общества обладают большим потенциалом для скачка в своем социальном развитии. Я надеюсь, что это случится, я не вижу серьезных сил и желания у кого-либо помешать это сделать. Другое дело, что те, кто у власти всегда хотят представить, что им мешают, а те, кто вне власти, от безответственности предлагают различные популистские меры. На самом деле никому ничего не грозит, никто не собирается отбирать власть - здесь опасности нет. Опасность в отсутствии политической воли действительно провести необходимые для общества преобразования.

С. Васильев

заместитель Министра экономики РФ

Тема нашей конференции “Либерализация и стабилизация пять лет спустя”, и сейчас действительно хорошее время для подведения итогов. Формально задачу либерализации и стабилизации мы можем считать выполненными, т.к. экономика России одна из наиболее либерализованных, по крайней мере по формальным признакам - все цены либерализованы, внешнеторговый режим один из наиболее либеральных в мире, валютное регулирование очень либеральное, и со стабилизацией вроде тоже все в порядке - инфляция низкая, инфляционные ожидания низкие. Но радости не испытываешь, так как все это выглядит несколько формально. У нас при низкой инфляции бюджет фактически не сбалансирован между государственными ресурсами и гособязательствами. В отношении либерализации я тоже не испытываю большой радости. На федеральном уровне мы видим очень сильный тренд к делиберализации, возвращению к более жесткому управлению. Примеры многочисленны. В течение последних двух лет практически приостановлена приватизация, усиливается тенденция к закреплению госпакетов акций в государственной собственности, у правительства сильное желание передать их в доверительное управление отраслевым министерствам. Министерство промышленности настаивает на своем праве управлять подведомственными ему предприятиями, недвусмысленно заявляет частным предприятиям, что никакие проекты по привлечению иностранных инвестиций без одобрения Министерства не могут пройти. Возникают новые предложения по дополнительному лицензированию видов деятельности. Наиболее яркий пример попытки рецентрализации на отраслевом уровне - это лесная промышленность, где недавно создано новое министерство - Госкомлеспром, хотя в лесной промышленности максимальная степень приватизации. Недавно появилось Постановление Правительства по развитию лесопромышленного комплекса, где существует фраза о том, что правительству надо регулировать экспорт леса, правда, непонятно какими методами, а один высокопоставленный чиновник в правительстве говорил: “Что за безобразие Четыреста организаций экспортируют лес в России. Надо создать ситуацию чтобы только 3-4 организации экспортировали лес, надо максимально собрать в кулак все силы.” И эта точка зрения очень распространена, и я думаю, что мы еще увидим очень интересные мероприятия в этой сфере. В других отраслях идут похожие процессы.

В то же время федеральный уровень, на мой взгляд, не является ключевым для данной проблемы, потому что на федеральном уровне нам еще удается отбивать попытки рецентрализации. Например, мы добились двукратного сокращения перечня лицензированных видов деятельности по сравнению, скажем, с ситуацией 1994 года. Что меня волнует больше всего - это ситуация на региональном уровне. Дело в том, что, скажем, 1992-1993 годах региональные элиты не были консолидированы, органы местного регулирования работали зачастую без координации друг с другом, и хотя были злоупотребления: без всякого сомнения брались взятки, были проблемы входа на рынок, но такой глобальной системы контроля на региональном уровне не было.

Я думаю, что в течении 1995-1996 годов произошла очень сильная консолидация региональной элиты, причем появился единый центр принятия решений по отношению к бизнесу, и самое неприятное, что количество регулирующих рычагов у регионов просто избыточно. Даже если какой-то рычаг мы сможем вытащить из под контроля региональных властей, то у них все равно еще останется избыточное количество рычагов влияния на бизнес с тем, чтобы обеспечить его полную подконтрольность региональной элите. Например, доступ к земле и недвижимости полностью отдан на откуп региональным властям, все связанные с этим злоупотребления, трудности доступа к земле и недвижимости, хорошо известны. Менее известно - это энергетика, которая оказалась разодранной между регионами. В принципе региональные власти могут установить дискриминационные тарифы для любой фирмы, для любой компании.

О лицензиях я уже говорил, но, работая по подготовке закона о лицензировании, я столкнулся еще со многими формами функционального регулирования, которые связаны с лицензиями: например, транспортная инспекция, которая очень жестко регулирует транспортные организации и имеет большие возможности внеэкономического принуждения. Достаточно сказать, что они выдумали замечательную систему, при которой лицензии выдаются на каждое транспортное средство, и они выдаются трех цветов: карточки синего цвета разрешают ездить внутри региона, карточки зеленого цвета разрешают межрегиональные перевозки, карточки красного цвета разрешают международные перевозки. Естественно, за каждую карточку приходится платить немалые суммы.

Или взять налоговую полицию, которая являясь организацией федерального подчинения, контролируется региональными властями. Эта проблема, конечно, связана в значительной степени с состоянием федерального бюджета, потому что массовое недофинансирование федеральных органов власти приводит к тому, что эта потребность удовлетворяется региональными органами власти. После этого говорить о федеральном управлении какими то службами просто не приходится. Мне кажется, что рецентрализация на региональном уровне, фактический контроль местных властей над большей частью регионального бизнеса, - это основная угроза не только экономическому развитию страны, но угроза и политическая. Такая система является угрозой для демократии и на региональном уровне. Для того чтобы сохранить единую экономическую систему в стране, единый политический организм, федеральному центру придется провести комплекс мер по усилению федеральной составляющей регулирования. Речь идет прежде всего о том, чтобы все упомянутые службы реально финансировались из центра, что позволит восстановить контроль. Чтобы координация отношений между центром и регионами была также сосредоточена в федеральном центре. Несомненно необходимо усиление антимонопольных органов, которые хладнокровно взирают на все нарушения свободы конкуренции на региональном уровне, и без сомнения нужна независимая, хорошо финансируемая из федерального бюджета судебная система. Пожалуй, если эти меры будут предприняты, то они помогут остановить этот тренд к делиберализации на региональном уровне.

А. Асланд

Фонд Карнеги

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 14 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.