WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |

С другой стороны образовались банковские, финансовые и спросовые центры, те центры, где уровень жизни населения гораздо выше, и которые могут быть потребителями продукции близлежащих отраслей. Появляются области-захватчики. Таким образом имеет место диктат одних областей другим близлежащим. Например, очень четко видна позиция Санкт-Петербурга, который начинает вести захватническую политику по отношению к Вологде, Новгороду, Пскову. В этих регионах банковского капитала практически нет, возможностей для инвестиций и роста нет, и спрос сконцентрирован только в С.-Петербурге. Примерно такую же роль играет Свердловская область по отношению к Тюмени, которая несмотря на довольно большой спрос от нефтяных предприятий, банковскими капиталами не обладает, ее основные банковские капиталы находятся в Москве. Свердловск область имеет свой большой банковский капитал и этот регион будет скоро выглядеть как собственно Свердловская обл., Челябинская, Тюменская, Курганская области и район Перми. Начинает образовываться такой же конгломерат в Самаре. Пользуясь мощным производственным и банковским капиталом Самара начинает захватывать области. И сейчас начинает это проявляться в Краснодаре. Мы очень скоро столкнемся с так называем полуправительством, которое будет очень активно участвовать в выборе той или иной экономической политики. У регионов возможности настолько огромны, что федеральным властям они даже и не снились. И это практически в любой области. В результате выборности поведение губернаторов станет более агрессивным. Мы только говорим об угрозе национализации, а она уже идет. Мэр Лужков приобрел ЗИЛ, скоро москвичи приобретут АЗЛК. В городах этот процесс уже готов начаться. Отличным оружием для этого большинство губернаторов и мэров считает закон о банкротстве. Это самый великолепный путь национализировать собственность бесплатно. Я не думаю, что федеральное правительство сможет как-то повлиять на эти процессы. Правила игры изменились. Будет ли это представлять угрозу для целостности всей Росси Не думаю. Губернаторов, желающих брать на содержание армию, границы и т.д. - нет.

Теперь о бюрократии. Бюрократизации не происходит. Когда государь не мог прокормить своих воевод, он им отдавал те или иные вотчины на кормление. Например, о кормлении ГАИ и таможни говорить вообще неприлично, это знают все. Первого в государственной политике на кормление отпустили Госкомимущества, который от прибыльных предприятий получал столько же средств, сколько и федеральный бюджет. Теперь границу отдаем на кормление пограничным войскам. Говорить надо не о бюрократизации, а о возвращении к системе кормления. То, что А.Нечаев назвал кормушкой. Только он имел ввиду ту, которая переезжала между полугосударственными и полукоммерческими фирмами, а это просто большая государственная переезжающая кормушка. И когда нам говорят, что мы должны переложить социальные расходы на население, то этот процесс уже идет. В одной из областей все женщины приходят в роддом со своими постельными принадлежностями, своими лекарствами и платят добровольный взнос в фонд развития роддома в размере 150 тыс.руб. И если в декабре преподаватели ВУЗов Москвы не получили зарплату, то я ожидаю, что студенты будут платить либо за экзамены, либо за дополнительные лекции. Я не удивлюсь, если в скором времени мы переведем в кормление ПВО - армию содержать надо.

А. Лавров

Советник информационно-аналитического отдела территориального управления Администрации Президента РФ

Среди стран СНГ Россия единственная уцелевшая федерация. Поэтому при оценке хода реформ и их перспектив нужна серьезная поправка на наш федерализм. Российская государственность сегодня в значительной мере находится в субъектах Федерации, а вовсе не в Москве. Эти государства проводят свою специфическую политику. И очень часто результаты этой политики имеют мало общего с тем, что хотело бы сделать федеральное правительство.

Например, приватизация. Процесс национализации набирает силу в регионах, и губернаторы вне зависимости от их политической окраски пытаются подмять под себя те или иные предприятия. Процесс прихода к власти сильных хозяйственников и, к сожалению, слабых политиков только усилит эту тенденцию.

Либерализация цен. На федеральном уровне она ограничена естественными монополиями. Если взять областной центр, там регулируются 50-60% цен на товары и услуги, в том числе вся потребительская корзина из 19 наименований. А есть регионы, которые далеко выходят и за эти рамки. Возьмите Орловскую область. Госкомстат регистрирует цены на 250 видов товаров и услуг, а там регулируется 197. Есть регионы, которые отличаются особой склонностью к такого рода деятельности. Например, Ульяновская обл., Хабаровский край, Амурская обл.

Сокращение субсидий экономики. Почти все субсидии оказались сосредоточены в регионах. В 1995 г. только прямые дотации и субсидии составляют четверть расходов субъектов Федерации, 4.5% ВВП. Половина этих средств - дотации и субсидии жилищно-коммунальному хозяйству. Настораживает, что проведение коммунальной реформы страшно неравномерно по территории страны. В Самарской области, по заявлению властей, достигнут уровень 60% оплаты коммунальных услуг непосредственно населением, а в Воронежской только 30%. Самое тревожное, что федеральные власти пустили процесс на самотек, и трудно добиться полной картины происходящего в этой сфере - ни кто ничего не знает. Есть также огромное количество и чисто производственных субсидий. Например, сельское хозяйство, которое региональные власти очень любят поддерживать. Может быть эта поддержка оправдана, но почему возникают такие огромные различия в размерах субсидий, которые составляют 20-25 раз в пересчете на рубль продукции сельскохозяйственных предприятий. Сравним Самарскую область и Ульяновскую. На 100 руб. продукции в сельскохозяйственных предприятиях Самарской области приходится 1.5 рубля бюджетных субсидий, в Ульяновской области на ту же сумму 11 рублей субсидий, в 7 раз больше. Такая ситуация обусловлена в значительной степени действующей системой трансфертов из федерального бюджета, который не имеет целевого характера и не известно на что расходуется. По расчетам специалистов Мирового банка оказалось, что каждый дополнительный рубль трансфертов регионам приводит к росту всякого рода дотаций на 40 коп. Таким образом предоставляя региону финансовую помощь, мы консервируем сложившуюся ситуацию на местах.

Далее свобода торговли. Сегодня мы оказались на волне роста регионального протекционизма, возведения всякого рода барьеров на пути продвижения товаров. Если до 1992 г. региональные власти пытались ограничить вывоз продукции, то теперь они пытаются ограничить ввоз, с целью защитить своих товаропроизводителей. В стране идет настоящая водочная война между регионами. В каждом регионе есть дополнительные налоги, квоты, сборы на ввоз алкогольной продукции. Их, конечно, можно понять, в этой сфере много безобразия, но при этом нарушается ст. 74 Конституции, которая прямо запрещает введение любых экономических барьеров для продвижения товаров. Это опасный прецедент, так как это признаки возведения более мощных барьеров в дальнейшем. В Белгородской, Свердловской и Орловской областях уже законодательно установлены сборы на ввоз продовольствия. Еще дальше пошла Мордовия - там введен налог с продаж, которым облагаются любые подакцизные товары, ввозимые на территорию этой республики. Есть такие планы и у законодателей Смоленской области, Краснодарского края. Признаки финансовой стабилизации, достигнутой на федеральном уровне сопровождаются неким хаосом в региональных финансах. На всем этом фоне злой насмешкой выглядит ситуация со сбором налогов.

Может быть, если бы регионы не имели возможности проводить свою собственную политику было бы хуже, но региональная политика регионов должна быть однонаправлена. Что же можно сделать в этой сфере

Во-первых, наладить нормальный экономический мониторинг субъектов Федерации. До сих пор никто не знает, где идут реформы быстрее, где медленнее.

Во-вторых, нужно воспользоваться теми правовыми рычагами, которые уже есть у федерального правительства. Есть 239 Постановление, которое упорядочивает регулирование цен, в котором п.5, гласит: “Те регионы, которые получают федеральную помощь, обязаны согласовывать свои решения по регулированию цен с Министерством экономики и Министерством финансов”. До сих пор никто не позаботился о том, чтобы под этот пункт был разработан реальный механизм выполнения. В прошлом году в Законе “О федеральном бюджете” была статья 28, которая предусматривала возможность трансфертов из регионов, если они выходят за пределы субсидированной экономики в предоставлении льгот и дотаций. Эта статья не сработала, так как никто не подумал, как ее претворить в жизнь. У нас есть Конституционный суд, о котором тоже не следует забывать. И самый мощный рычаг воздействия на регионы - это финансовая помощь. В любой федерации центр имеет полное право воздействовать на бюджетную политику субъектов федерации с помощью этого механизма. Тем более это необходимо в условиях переходного периода. Но для этого необходимо перейти к новому этапу реформы межбюджетных отношений. На мой взгляд, нужно вместо безликого фонда финансовой поддержки создать как минимум три фонда. Фонд выравнивания, который предоставлял бы средства ограниченному кругу совсем уже бедных регионов, фонд субвенций - целевая финансовая помощь с жесткими процедурами контроля за использованием средств и фонд регионального развития для поддержки инвестиционных проектов. И завершающий штрих к этой системе - специальный фонд, доступ к которому могли бы иметь регионы, проводящие экономическую политику, соответствующую определенным критериям.

К сожалению, в последние годы отношение к региональной политике пренебрежительное. Во всех правительственных программах ей отводится определенный раздел, но почти ничего не делается. Беда в том, что мы пытаемся имитировать классическую региональную политику развитых стран с их традиционным выравниванием, социальной поддержкой и т.д. Но на это сейчас нет денег. И если бы они и были, то отдачу мы получили бы только через пять лет, поэтому внимания этому никто не уделяет. На данный момент более действенной является реформостимулирующая региональная политика, которая состоит в том, чтобы оказывать воздействие через определенные механизмы на политику, которую проводят регионы. Я уверен, что результаты этой политики могут быть достигнуты в течение года, и не нужно ждать пять лет.

С. Марков

старший научный сотрудник Фонда Карнеги

Я хотел бы напомнить, что политическую поддержку реформы в России получили авансом. Это была своеобразная реакция на кризис коммунистической модели общества. В этом смысле многие социальные группы в какой-то степени действовали вопреки своим экономическим интересам. Классический пример - позиция шахтеров и части ВПК в Зеленограде. Совершенно очевидно, что в случае рыночных трансформации, они становятся одной из первых жертв перестройки, но, тем не менее, эти отряды были ведущими в политической поддержке реформ. Кризис возник в 1992 г. после того, как начали проявляться первые негативные последствия реформ, в частности - падение уровня потребления. В дальнейшем происходило политическое развитие противников реформ. Можно говорить о двух фундаментальных основах противников реформирования: прежде всего отсутствие экономического роста и чувство национальной ущемленности, как результат распада советской государственности. К настоящему времени до 75% населения на вопросы о значительном снижение уровня потребления отвечают, что они не видят перспектив для улучшения своей жизни и испытывают чувство неудовлетворенности от происходящего.

Тем не менее оппозиция потерпела поражение на президентских выборах в 1996 г. и ряд крупных поражений во время губернаторских кампаний. Может ли оппозиция, имея официальную поддержку 75% населения, получить адекватное политическое представительство, т.е. прийти к власти

Среди причин поражения оппозиции хотелось бы выделить следующее: Во-первых, в публичной политике пока еще не произошло перехода от политики идей к политике интересов. Интересы зачастую противоречивы, классический пример - менеджер предприятия ВПК. С одной стороны, он - менеджер и заинтересован в интервенционистской политике, в державнической внешней политике и т.д. С другой стороны, он создал фирму, которая извлекает прибыль, занимаясь спонтанной приватизацией, распродажей, не платя никаких налогов. С этой стороны менеджер заинтересован в том, чтобы государство оставалось слабым, а экономическая политика была либеральной в отношение малого и среднего бизнеса. В такой противоречивой ситуации находятся 10 млн людей. Во-вторых, интересы не артикулированы, т.е. не сформулированы. В-третьих, не происходит агрегирования интересов. В-четвертых, эти интересы не сформулированы в адекватной для публичной политики форме, т.е. в форме идеологии. То что оппозиция называет идеологией является достаточно эклектическим набором идей. Оппозиция не смогла сформулировать внятную программу реформ. Например, существует несколько вариантов программы КПРФ, которые внутренне во многом противоречивы и часто не профессиональны с экономической точки зрения. Отставной генерал А.Лебедь шел на выборы с двумя экономическими программами, которые были написаны экономистами прямо противоположной ориентации.

Надо отметить и интеллектуальную слабость оппозиции, что имеет ряд причин: 1. Интеллектуалы, связанные с оппозицией практически оторваны от какой-либо традиции. Они не могут воспользоваться классической русской традицией, т.к. изменился спектр проблем. Советской традиции практически не существует, а в западной они не могут найти подходящих вариантов в виду своей резкой антизападной позиции. Кроме того, они не имеют финансовой поддержки. Примерно два-три года назад начался процесс перетекания интеллектуалов в стан оппозиции, который к настоящему времени приостановился. Назову конкретный пример, с которым столкнулся неделю назад. У нас на отделении политологии философского факультета МГУ состоялось годичное собрание преподавателей факультета. Выступил декан с докладом об итогах работы за год. И он, сам не веря своим словам, сказал, что за 1996 г. преподавателями факультета было опубликовано книг и статей не только больше, чем в 1992-1993 гг., когда резко было увеличено финансирование, но и примерно в 5 раз больше, чем в средние брежневские годы. Это означает, что происходит адаптация академической науки независимо от политических ориентаций.

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.