WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 18 |

(1) опциона на 5 % акций и закрытой подписки (1 вариант льгот) или закрытой подписки (2 вариант льгот);

(2) покупки акций принадлежащими менеджменту фирмами (фондами);

(3) выкупа акций АО самим АО;

(4) контроля части или всех акций работников;

(5) траста на управление госпакетом акций;

(6) ограничения доступа к реестру акционеров или манипуляций им;

(7) изменения размера уставного капитала АО.

Сюда можно отнести также альянсы менеджеров-акционеров с “дружественными” аутсайдерами.

Как видно из таблицы 8, доля менеджеров в уставном капитале “типового” российского АО в 1994-1996 гг. возрастала достаточно равномерно, однако, по всей видимости, произошел сдвиг в источниках этого роста. Так, на стадии “первичной” приватизации использовались в основном закрытая подписка, скупка пакетов на аукционах и конкурсах (в том числе через посредников) и покупка (бликорование продажи) акций работников. Со второй половины 1995 г., когда на многих АО борьба за пост-приватизационный контроль в корпорации вступила в завершающую стадию, основной рост доли менеджеров приходится на следующие источники:

- “остаточная” продажа пакетов акций в ходе денежной приватизации (многие менеджеры увеличивали “свои” пакеты даже в том случае, если не было конкуренции аутсайдеров);

- продолжающаяся скупка акций работников;

- изменения уставного капитала АО.

Следует также отметить, что указанные процессы характерны для той части российских предприятий, по поводу которых, во-первых, потенциально могли возникнуть конкурентные отношения “инсайдер”-”аутсайдер” (т.е. рентабельных или перспективных), и, во-вторых, сама дирекция имела конкретные стратегические планы на будущее. Если же дирекция продолжала пассивное существование, мало интересуясь дальнейшей судьбой АО, то перспективами АО могли стать в лучшем случае - поглощение аутсайдером, в худшем - использование АО дирекцией для подготовки для себя “золотых парашютов” (golden parashutes”) за счет средств АО и его акционеров.

Б. Акционеры- работники

Скупка акций работников самими менеджерами (в том числе по очень заниженным ценам) - это только часть политики последних в отношении рядовых работников. Очевидно, что пока в руках “трудового коллектива” АО остается подавляющее число акций, менеджменту (генеральному директору) легко удерживать властные позиции в АО.

Именно этим обусловлено появление уже на начальной стадии приватизации многочисленных приемов, которые призваны были заблокировать уход акций работников “на сторону”. Это и незаконный запрет продажи акций, и введение в устав верхнего предела (квоты) владения акциями, и меры администартивного и материального воздействия, допустимые не к акционерам, а к работникам (угроза увольнения, заработная плата, премии, отпуска, доступ ведомственные поликлиники, детские сады и др.).

На уровне идеологическом и популистском это оправдывалось лозунгами типа: ”Оставить дивиденды в коллективе”, “Новый собственник лишит всех нас работы” и т.п. На практике же не более 1/3 российских АО в 1994-1996 гг. платили дивиденды, причем как правило по привилегированным акциям22. Таким образом, дивиденды действительно оставались в “коллективе” (ибо привилегированные акции первоначально размещались только среди работников АО). В то же время на предприятиях, которые не располагали такой возможностью, “размывание” пакета акций работников23 шло быстрыми темпами.

Следует отметить также, что в результате приватизации усилилась дифференциация между руководителями всех уровней и ИТР, с одной стороны, и рабочими - с другой. В ряде случаев резко изменилось соотношение зарплаты ИТР и рабочих. Вряд ли это связано с качественными сдвигами в качестве труда ИТР и, скорее, свидетельствует о том, что эта категория работников может лучше реализовать свои права собственника, причем непропорционально сильнее, чем ее доля собственности. Контроль собственника зависит не только (и даже не столько) от величины владения, но и от уже занимаемых управленческих позиций. Происходит своеобразная мультипликация прав распоряжения, осуществляемая через лучшее владение информацией и через механизм принятия решений.

Сохраняющаяся в той или иной степени зависимость акционеров-работников от администрации связана, конечно, не только и не столько с реализацией своего статуса акционера. Простые работники-акционеры обычно боролись не за право стать хозяином, а за определенные гарантии сохранения своих рабочих мест.

Типичным является также желание работников, чтобы на предприятии был настоящий хозяин, причем старая дирекция, как правило, рассматривается как единственный реальный претендент на это. Одновременно наблюдается недовольство узурпацией власти руководством, стремление к демократизации управления. Правда, все это обычно не выливается в какие-либо действия, поскольку господствует пассивность при самоорганизации, согласовании действий мелких акционеров. Как правило, это обусловлено негативным характером реакции на нынешнее руководство при отсутствии позитивной программы действий.

В этой связи интересным является вопрос о практических возможностях инсайдеров (в данном случае работников) сместить менеджмент АО. Гипотетически это возможно. Если появляется и настойчиво пропагандируется позитивная программа, то рано или поздно простые акционеры обращаются к ней в надежде на изменения, что в определенной степени иллюстрирует смена руководства и стратегии развития в АО "Владимирский тракторный завод".

В целом, по некоторым оценкам, в 1994-1995 гг. менеджеры были заменены на 10-15 % российских АО, созданных в процессе приватизации (сюда входят все случаи, связанные как с деятельностью и инсайдеров (минимально), и аутсайдеров (максимально)).

В. Менеджеры и соблюдение прав акционеров

Руководство АО, в основном негативно относясь к внешним инвесторам (особенно, когда они представляют собой новообразованные структуры с экспансионистскими целями), пытаются сознательно воздействовать на процесс их проникновения в АО путем отбора предпочтительных партнеров, которые минимально вмешиваются в управленческий процесс, но помогают решить финансовые, сбытовые и прочие проблемы предприятия.

В 1995 г. (первый год, когда прошли первые общие собрания акционеров) начались первые громкие скандалы, связанные с корпоративной практикой АО и "знакомством" АО с реалиями рынка ценных бумаг. Эти "скандалы" ярко продемонстрировали по крайней мере две проблемы в корпоративном управлении АО:

- стремление держателей акций сохранить свою долю интереса в АО, а держателей крупных пакетов акций влиять на корпоративную политику АО;

- стремление правлений АО сохранить и упрочить свой контроль в АО.

Такое противостояние интересов инвесторов и правлений АО выразилось в дискриминации определенных прав инвесторов, закрепленных российским законодательством.24 Можно выделить следующие типичные сценарии нарушений прав акционеров:

(1) Новые выпуски акций (в связи с переоценкой уставного капитала, так и проводимые вне связи с такой переоценкой): по инициативе правления производится разводнение акций, принадлежащих "сторонним" акционерам, и уменьшение тем самым доли интереса таких акционеров в АО (Приморское Морское Пароходство, Коминефть);

(2) Порядок выплаты дивидендов: дивиденды, которые были объявлены и утверждены на собрании акционеров АО, не выплачиваются или принимаются решения общих собраний о выплате дивидендов только части акционеров (обычно - работающих в АО);

(3) Реестры акционеров: умышленное удаление записей из реестра акционеров ( на Красноярском алюминиевом заводе директор просто вычеркнул иностранных акционеров под предлогом "наказания" за неуплату перерегитрационной пошлины) или ведение реестров зависимыми от АО реестродержателями;

(4) Непосредственно корпоративное управление: акционеры не уведомляются вообще, либо уведомляются не в установленный законом срок о собраниях акционеров, либо не уведомляются о существенных вопросах повестки дня собраний, советы директоров, утвержденные при корпоратизации АО, не переизбираются на общем собрании, как этого требует законодательство, не соблюдаются процедурные требования голосования на общих собраниях.

(5) В определенном смысле к нарушениям прав акционеров можно отнести и широко распространенные действия менеджеров по бесконтрольной “перекачке” активов АО в свои личные компании и на свои счета в России и за рубежом, а в лучшем случае - установление себе запредельно высоких окладов (при многомесячных невыплатах заработной платы рядовым работникам-акционерам). Причиной такой активности является прежде всего неустойчивая ситуация в области корпоративного контроля, которая и стимулирует менеджмент к подготовке “золотых парашютов”.

Таким образом, противоборство между выше упоминавшимися тенденциями к перераспределению первичной структуры собственности, сложившейся в ходе чековой приватизации, и замкнутости акционерного капитала приватизированных предприятий приводит к многочисленным конфликтам между различными группами акционеров, нарушениям их прав.25 В основном они сводятся к игнорированию интересов "внешних" держателей акций и манипулированию акционерами-работниками со стороны администрации приватизированных предприятий, что принимает самые разнообразные формы.26 Со вступлением в силу с 1 января 1996 г. закона РФ “Об акционерных обществах”] можно говорить о некотором позитивном правовом (но пока не фактическом) сдвиге в отношении защиты прав акционеров(см. п. 2.2).

На практике уже сегодня можно выделить некоторые нарушения прав акционеров. связанные с вступлением в силу закона об АО. Это внесение в устав АО верхних лимитов владения акциями для части акционеров, хотя обыкновенная акция дает всем акционерам равные права (политика РАО “ЕЭС России” в отношении региональных энергетических АО, гда РАО обладает контрольным пакетом). Это и рассылка акционерам извещений о собраниях и бюллетеней для голосования весной 1996 г. без информации об изменениях в уставе (за которые надо было голосовать). Это и проблема независимого аудитора для оценки акций АО, в том числе в случае выкупа акций самим АО по требованию акционеров.

Кроме того, только реально ликвидный рынок ценных бумаг в состоянии реально обеспечить права акционеров, включая право "голосовать ногами", и, наоборот, лишает потенциального покупателя этих акций фактически монопольного положения, позволяет перейти к действительно рыночным методам определения курсовой стоимости акций. Пока же невозможность продать свои акции без помех на открытом рынке превращает мелких акционеров в заложников менеджмента.

Не менее важен, чем сдвиги в законодательстве, тот факт, что российские АО в настоящее время вступают в стадию завершения борьбы за контроль. По оценке Председателя ФКЦБ Д.Васильева, на 22 % российских АО эта борьба к настоящему времени завершена. При этом в 2/3 всех случаев эта борьба завершилась победой аутсайдеров.

В наиболее широком плане это означает, что аморфная и нестабильная система прав собственности, сложившаяся сразу по итогам массовой приватизации в России, постепенно переходит на качественно новый этап развития, для которого должны быть характерны признаки стабилизации прав собственности и упорядочивание деятельности государства. Если первое подтвержается многими проведенными обследованиями и действительно имеет место на микроуровне, то о втором говорить пока рано.

3.2.2. Внешние институциональные инвесторы

А. Инвестиционные фонды

Важной категорией институтов, ставших крупными "внешними" инвесторами АО, стали около 650 чековых инвестиционных фондов (ЧИФ), которые по замыслам ГКИ на старте ваучерной программы должны были играть серьезную роль в управлении предприятиями в постприватизационный период. Основными итогами деятельности ЧИФ явилось то, что более 16% населения России стало акционерами фондов (около 25 млн чел.), ими было аккумулировано 45 млн. приватизационных чеков, что составляет 32% всех выпущенных в России приватизационных чеков. Фондами приобретено на чековых аукционах более 10% активов приватизированных предприятий, выставленных на чековые аукционы.

В настоящее время совокупные активы всех ЧИФ по балансовой стоимости составляют примерно 2,2 трлн. руб. Если в ходе ваучерной приватизации рост был связан с привлечением средств инвесторов, преимущественно приватизационных чеков населения, то в 1995 г. рост активов фондов происходит вследствие инфляционных процессов и за счет проведения приватизированными предприятиями переоценки стоимости активов и соответствующего увеличения активов инвестиционных фондов-держателей акций. Реальный приток инвестиций в фонды за счет привлечения средств инвесторов вероятнее всего будет минимальным.

В среднем по отрасли на один фонд приходится 6,2 млрд. руб. активов и 54 тыс. акционеров. Вместе с тем 5 крупнейших фондов имеют почти 737 млрд. руб. активов, что составляет 34% от совокупных активов отрасли. Двадцать пять крупнейших фондов (7% от общего количества фондов) держат около 63% всех активов отрасли, их акционерами являются около 59% акционеров всех российских фондов.

ЧИФ в основном работают спонтанно и надеются на спекулятивную прибыль, а не на какое-либо участие в управлении корпораций, акции которых они покупают. Лишь небольшая часть крупных фондов осуществляла скупку достаточно крупных пакетов акций производственных предприятий с намерениями в долгосрочной перспективе сохранять у себя эту собственность и реализовывать свои права собственника не только через получение дохода, но и через функции контроля и управления. Как правило эти фонды являются членами финансово-промышленных групп. Чаще всего ЧИФ выполняют брокерские функции: перепродают акции целенаправленно руководителям предприятий или передают последним акции в траст, составляют портфели для иностранных инвесторов. Некоторые ЧИФ действуют как портфельные инвесторы спекулятивной направленности. Их портфель характеризуется высокой скоростью обновления и соответственно более высокой долей высоколиквидных ценных бумаг. В настоящее время фонды этого типа в основном ориентированы на инвестиции в государственные ценные бумаги, доля которых в их портфеле доходит до 50%.

Способность ЧИФ оказывать влияние на управление приватизированными предприятиями и их экономическое поведение оказалась весьма сомнительными. Это связано и с более жесткими, чем в Чехии, ограничениями: приобретение не более, чем 10% (c 1994 г. 25%) акций одного предприятия и запрет инвестировать более 5% активов в ценные бумаги одного эмитента. По некоторым оценкам (для 518 фондов), средневзвешенный пакет акций, который держат фонды, составил менее 7% (для 10% крупнейших фондов - 9.1%) при максимальной величине 18.75%.27

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 18 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.