WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 18 |

По данным опроса, проведенного для ФКЦБ весной 1996 г. (800 человек в гг. Москве, Волгограде, Воронеже, Ростове-на-Дону, Ростовской области), в паевые инвестиционные фонды заинтересованы инвестировать средства 16 % граждан России. Активы наиболее привлекательного для населения паевого инвестиционного фонда должны на 44 % состоять из акций приватизированных предприятий, на 21 % - из государственных ценных бумаг, на 19 % - из вложений в недвижимость. Потенциальные инвесторы предпочитают видеть в портфеле фонда акции нефтяных и энергетических компаний, предприятий связи и телекоммуникаций, строительных предприятий. При принятии решений об инвестировании в паевой фонд предпочтение будет отдано стоимости активов фонда и величине дохода за последний месяц. Важно заметить, что подавляющее большинство опрошенных (около 80 %) в качестве основного мотива вложения свободных денежных средств в паевой фонд называют получение ”невысокого, но гарантированного” или “умеренного с невысоким риском” дохода.

Вместе с тем этот тип коллективного инвестирования не станет распространенным, если ставка будет сделана только на средства населения.

Ж. Финансово-промышленные группы (ФПГ)

Кооперация и интеграция предприятий в рыночной экономике обусловлена как стремлением укрепить конкурентоспособность (или даже обеспечить монопольные позиции), так и необходимостью снизить трансакционные издержки.

В условиях, когда рыночная среда еще не сформировалась, когда практически невозможно оценить экономическую эффективность проектов и связей, движущими силами объединительных процессов выступают стремление к стабильности связей и повышению собственной значимости в экономике, обеспечивающей выживание как за счет взаимной поддержки членов объединения, так и вынужденной помощи государства. Вследствие этого объединительные тенденции российских предприятий зачастую слабо обоснованы с экономической точки зрения и представляют собой искусственные, "политические" образования.

Первым нормативным актом по данному вопросу стал указ Президента РФ № 2096 от 5 декабря 1993 г. “О создании финансово-промышленных групп в Российской Федерации”. Реальной целью данного указа была попытка блокирования процесса формирования ФПГ на в ходе массовой приватизации, т.е. фактически спонтанно-номенклатурного перераспределения имущества. Формально отвечая интересам номенклатуры и крупнейших отраслевых и финансовых лоббистов, этот указ был ответом на предложенную в августе 1993 г. схему создания в России 100 гигантских ФПГ, охватывающих большингство предприятий промышленности и добывающих отраслей.

В настоящее время деятельность ФПГ регулируется законом РФ “О финансово-промышленных групах”( подписан Президентом РФ 30 ноября 1995 г. ). Согласно ст. 2, ФПГ - это совокупность юридических лиц, действующих как основное и дочерние общества либо полностью или частично объединивших свои материальные и нематериальные активы (система участия) на основе договора о создании ФПГ. Допускается участие только в одной официально зарегистрированной Государственном реестре ФПГ. Дочерние общества вправе входить в ФПГ только с основными обществами. Ключевым понятием закона является “центральная компания ФПГ”, которая может быть инвестиционным институтом (как правило), хозяйственным обществом, ассоциацией или союзом. Два способа ее учреждения участниками ФПГ обусловливают и две возможных модели ФПГ:

(1) холдинговая модель (“центральная компания” - дочерние общества), которая наиболее типична для схем, создаваемых коммерческими банками (их дочерними инвестиционными компаниями);

(2) учреждение “центральной компании” всеми участниками ФПГ, подписавшими соответствующий договор (система участий).

Важно принять во внимание и указ Президента РФ № 443 от 1 апреля 1996 г. ”О мерах по стимулированию создания и деятельности финансово-промышленных групп”. Согласно этому документу, предусмотрены: (1) передача в доверительное управление центральным компаниям ФПГ федеральных пакетов акций; (2) право унитарным предприятиям вносить недвижимое имущество в виде вкладов в уставный капитал центральных компаний ФПГ, сдавать его в аренду и залог. Очевидны политические (предвыборные) мотивы выпуска данного документа. Пока неясно, насколько активным станет “дармовой” передел федеральных пакетов на основе этого указа, однако можно прогнозировать следующие проблемы:

- несостоятельность любых возмездных схем в будущем, ибо пакеты могут быть получены безвозмездно привычным методом лоббирования;

- усиление процессов сращивания государственных, квази-государственных, квази-частных и частных финансовых и промышленных структур;

- бюджетные проблемы в связи с подрывом доходной базы (со всей очевидностью по наиболее привлекательным предприятиям - объектам пропагандируемой “точечной” приватизации).

По данным Государственного реестра ФПГ, к сентябрю 1995 г. статус ФПГ получила 21 группа. В их состав входило 281 предприятие, в том числе 62 кредитно-финансовых учреждения. Общая численность занятых составила 2 млн. человек. К августу 1996 г. в России зарегистрировано 37 ФПГ (таблица 9).

По некоторым оценкам, в настоящее время в России насчитывается около 150 объединений хозяйтственных единиц, которые по формальным признакам могли бы претендовать на такое наименование. Целый ряд таких объединений представляет собой промышленные холдинги, созданные коммерческими банками или частными торговыми компаниями. Типичным примером являются также российские нефтяные компании. Вместе с тем отнюдь не каждое объединение предприятий стремится получить официальный статус ФПГ. Во многих случаях это объясняется тем, что сам по себе юридический статус ФПГ не гарантирует получения государственной поддержки и льгот. Получение последних зависит не столько от статуса ФПГ, сколько от собственной лоббистской мощи объединения предприятий (его “ядра” или инициатора) вне зависимости от статуса объединения.

Механизмы общего (взаимного) управления и контроля предприятий, участвующих в ФПГ, не представляются достаточно действенными. Малообоснованны и надежды на облегченное получение инвестиционных средств от входящих в ФПГ финансовых институтов (прежде всего коммерческого банка, который многими экспертами рассматривается как структурообразующий элемент ФПГ), поскольку банки вряд ли будут инвестировать в невыгодные проекты, подчиняясь "внутригрупповой дисциплине". Наиболее распространенная причина создания ФПГ заключается в упорядочении лоббистской деятельности и предоставлении государственных льгот. Совершенно очевидно при этом, что, несмотря на попытки учета антимонопольного законодательства, многие создаваемые ФПГ усиливают монопольный характер российской экономики, прежде всего монопольное поведение предприятий на формирующихся рынках.

Следует учитывать также, что технологический фактор и фактор экономии на трансакционных издержках при интеграции предприятий действительны преимущественно в случае вертикальной интеграции. Но как раз такие случаи при создании ФПГ почти не встречаются (если не считать ФПГ формально не зарегистрированные под этой маркой концерны типа “ЛУКойл”). Горизонтальная (отраслевая) интеграция свидетельствует прежде всего о монопольном поведении (или устремлении) ее участников. Большинство же ФПГ пытаются и, видимо, будут пытаться создавать исключительно диверсифицированные образования, объединяющие ряд мощных, но малосвязанных предприятий (типа ФПГ "Интеррос", в состав которой входят АО "Кузнецкий металлургический комбинат", АО "Новокузнецкий алюминиевый завод", АО "Союзплодимпорт", АО "Экспортхлеб", АО "Норильский никель", госпредприятие "Энергия", АКБ "ОНЭКСИМ БАНК" и др.).

Просматриваются и попытки предотвратить контроль внешних акционеров путем более жесткой иерархической организации в рамках уже имеющихся ассоциаций и концернов под видом ФПГ. Предприятия-участники уже имеют собственные "отраслевые" банки (Нефтехимбанк, Эффект-Кредит и т.п.) и не намерены тесно взаимодействовать с "чужими" финансовыми структурами, чтобы не попасть под их контроль. Приватизация здесь также носит замкнутый характер. Эти меры не только препятствуют развитию конкурентых отношений, переливам капиталов с целью более рационального размещения последнего, но и консервирует старую структуру производства отрасли, мешает структурной перестройке в экономике в целом.

По оценкам, к концу 1996 г. можно ожидать появления нескольких десятков ФПГ средних размеров. В целом же в перспективе возможно появление “10-20 особо мощных универсальных финансово-промышленных групп, 100-150 крупных групп, сопоставимых по размерам с зарубежными корпоративными объединениями и обеспечивающих более 50 процентов промышленного производства” (Ленский, 1995).

Проблема, тем не менее, заключается не в наращивании количественных покзателей. В самом широком плане речь идет сегодня о глобальных путях развития организационно-управленческой структуры российской экономики. Хотя наиболее вероятен некий традиционно промежуточный вариант, выделим два полярных:

- либо это будут действительно эффективные объединения различных типов хозяйственных единиц, которые: (а) созданы добровольно или на снове слияний и поглощений, (б) основаны на действительно эффективном управлении своей собственностью (пакетами акций), (в) ориентированы на минимизацию издержек и максимизацию дохода на основе собственной совокупной деятельности в условиях цивилизованного рынка;

- либо в ближайшие несколько лет в России будут сформированы несколько десятков гигантских конгломератов и отраслевых монополий, ориентированные на “особые” отношения с государством и функционирующие за счет этого. Последнее может означать и реанимацию в новых условиях специфической модели централизованного управления экономикой.

3.2.3. Мелкие внешние инвесторы (население)

Основные вложения населения в акции предприятий были сделаны в 1993-1994 гг., когда акции приватизируемых предприятий приобретались российскими гражданами главным образом за ваучеры, а не за реальные деньги. В этот же период частные лица весьма активно покупали акции “новых” АО, однако после серии громких скандалов в 1994 г. доверие российских граждан к данной категории АО оказалось полностью подорванным, что в свою очередь не могло не отразиться на доверии населения к фондовому рынку в целом.

Cовременный фондовый рынок с точки зрения населения является одним из самых рискованных, низкодоходных и малодоступных мест для вложения денег. На получение дохода по акциям в виде дивидендов в настоящее время рассчитывать не приходится: дивиденды не выплачиваются вообще, либо их размер несопоставим с курсовой стоимостью бумаг. При этом большинство акций приватизированных предприятий неликвидны и не пользуются устойчивым спросом, поэтому инвестору не всегда удается реализовать эти бумаги без значительных потерь для себя (по цене близкой к той, по которой они были приобретены).

Настоящий этап денежной приватизации (после 1 июля 1994 г.) характеризуется и низкой активностью населения в отношении проводимых федеральным и местными фондами имущества специализированных денежных аукционов по продаже закрепленных в федеральной собственности пакетов акций приватизированных предприятий. Показательно, что более 50 % акций, предназначенных к свободной продаже из числа выпущенных в 1995 г. при создании АО в ходе процессов корпоратизации и приватизации, остались нереализованными.

З.2.4. Государство

Участие государства в управлении новых АО и контроле за их деятельностью представляет собой отдельную проблему, решение которой находится в начальной стадии. Сохраняющееся пока сильное влияние государственных структур на корпоративные отношения в АО в переходный период является мерой вынужденной.

Прежде всего это политика сохранения за государством контрольных или просто крупных пакетов акций, а также "золотых акций".

К концу 1995 г. в советы директоров АО, имеющих долю государства, входило 2500 государственных чиновников. Из них 80 % - сотрудники федеральных министерств и ведомств, 20 % - представители местных властей и фондов имущества. Указанное представительство носит исключительно формальный характер. Опыт управления федеральными пакетами акций 1993-1996 гг. наглядно свидетельствует о том, что государственный чиновник не в состоянии эффективно управлять пакетами акций в 5-10 АО, находящихся в разных регионах и часто относящихся к разным отраслям. Этому мешает не только технические и временные сложности, но и отсутствие необходимой квалификации (знания конкретного предприятия) и легальных материальных стимулов. Можно привести два наиболее типичных примера поведения государственных представителей в АО:

(1) “индиффирентное поведение”: представитель государства в АО “НОРСИ” (г. Нижний Новгород) ни разу не проявил интереса к АО, несмотря на долю государства в 38 % и наличие 1 трлн. рублей долга АО. По сути, такая позиция полностью “развязывает руки” менеджменту АО;

(2) “заинтересованное поведение”: (а) сознательное игнорирование долгов АО государству в период выполнения функций государственного представителя и последующий переход на высокооплачиваемую работу в это АО; (б) голосование государственным пакетом от имени государства на собрании акционеров АО за вторичную эмиссию, по итогам которой доля государства многократно сокращалась. По оценке А.Чубайса, размывание федерального пакета нанесло ущерб государству на сотни миллиардов рублей.31

Пакеты акций, которые остались в фондах имущества и не продавались по тем или иным причинам, могут становиться предметом торга (на предмет продажи, “правильного” голосования между фондом, менеджментом и иными заинтересованными структурами). Сам же фонд или представитель государства в АО в типовых случаях не имеют никакой позиции в отношении управления конкретным предприятием. Не удивительно, что 60 % государственных представителей никак не отчитались по итогам своей соответсвующей деятельности за 1995 г.

На сегодняшний день не существует какой-либо целостной политики по управлению государственными пакетами. Среди возможных мер воздействия предусматриваются переаттестация государственных представителей, выявление АО, где они голосовали за размывание федерального пакета. На концептуальном уровне обсуждается вопрос о передаче управления федеральными пакетами трастовым компаниям по договору с ГКИ на условиях конкурса. Около 600 госпредприятий планируется преобразовать в федеральные казенные предприятия (с финансированием из федерального бюджета, по оценке Минэкономики РФ, в 2 трлн. рублей).

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 18 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.