WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 25 |
  • отрицательно – предшествующий рост деловой активности ;
  • положительно – высокая реальная доходность государственных облигаций в прошлом периоде ;
  • отрицательно – превышение фактически исполненных расходов бюджета над плановыми (т.е. их неисполнение – отрицательная разность – ведет к росту неплатежей) ); оценка для данного коэффициента приведена для модели с исключенной переменной дебиторской задолженности;
  • положительно – увеличение в прошлом месяце дебиторской просроченной задолженности (в реальных ценах ); оценка для данного коэффициента приведена для модели с исключенной бюджетной переменной ;
  • положительно – рост номинальной (трехмесячной) процентной ставки ГКО.

На динамику номинальной процентной ставки ГКО влияют:

  • отрицательно – высокая реальная доходность облигаций в прошлом периоде, интерпретируемая также как ошибка прогноза инфляции прошлого периода при адаптивных ожиданиях11 ;
  • отрицательно – увеличение темпов роста номинальной денежной массы в текущем периоде ;
  • положительно – предшествующее увеличение темпов роста номинальной денежной массы – вследствие роста цен ;
  • положительно – неожиданно высокая аукционная премия на рынке ГКО, интерпретируемая как интенсивность потребности Минфина в средствах для финансирования бюджетного дефицита.

Кроме того, в модель вводились логические переменные для периодов, характеризуемых как периоды повышенной нестабильности (выборы, кризисы). Целью построения модели в виде структуры одновременных уравнений было разделение возможного влияния друг на друга неплатежей и процента, а именно, не исключалось обратное воздействие неплатежей на процент. Природа данной зависимости может быть неоднозначной. Во-первых, не исключено, что предприятия, испытывающие проблемы с ликвидностью, могут начать выводить средства из других активов, в том числе облигаций, что способствует повышению процента. Во-вторых, рост неплатежей в реальном секторе, может означать и сокращение налоговых поступлений в бюджет, что вызовет дополнительный спрос со стороны Министерства финансов на заемные средства, отразится соответствующим образом на проценте. В-третьих, рост неплатежей может вызвать сокращение банковского кредитования реального сектора, что вызовет увеличение спроса со стороны банков на альтернативные активы, снизит процент.

Результаты оценки влияния неплатежей на процент неоднозначны. На разных интервалах найдена разная ее направленность, тогда как на всем оцениваемом интервале значимого влияния не обнаружено. Следует принимать во внимание длину интервала оценки, которая составляет 44 наблюдения (со 2/1994 по 9/1997). Сокращение этой выборки вдвое при таком количестве наблюдений существенно снижает уверенность в полученных выводах о существенности и направленности влияния неплатежей на процент, и требует дополнительного исследования.

В отличие от данной зависимости, влияние процента на неплатежи статистически значимо на всем исследуемом интервале и стабильно, что подтверждается (не отвергается) результатами тестов Chow на стабильность коэффициентов и прогнозных свойств модели (Chow breakpoint test and Chow forecast test). Высокой статистической значимостью (влияния на неплатежи) обладают как предыдущая динамика реального процента, так и текущий темп роста номинального. Другими словами, гипотеза о существенности уровня ликвидности в экономике на неплатежи находит в данном случае подтверждение.

Тем не менее, статистической значимости влияния процента на неплатежи еще не достаточно для того чтобы сделать вывод о том, что причиной неплатежей является дефицит банковского кредитования. Воздействие процента на неплатежи может являться следствием функционирования различных механизмов. Можно принять во внимание, например, следующие обстоятельства: в условиях, когда за неплатежами не следует процедура банкротства, повышение процента создает дополнительный стимул для отказа от текущих платежей и инвестирования ликвидных средств на денежном рынке. Более того, в подобной ситуации даже банки, осуществляющие основные платежно-расчетные операции клиентов, могут, как показывает опыт (см. Михайлов, Сычева, Тимофеев, 1998), задерживать платежи, используя тем самым наиболее ликвидные ресурсы для вложений на рынках самых краткосрочных ссуд.

Что касается темпов роста денежной массы, то ее воздействие на неплатежи обнаружено лишь через процент. В уравнение неплатежей вводилась переменная динамики реальной денежной массы, которая оказалась статистически незначимой. В то же время, влияние изменения денежной массы на процент по результатам оценки статистически существенно и характеризуется двумя периодами. Текущее увеличение темпов роста денежной массы снижает процент (эффект ликвидности), что может способствовать снижению приростов неплатежей. В среднесрочном плане (3-6 месяцев) рост денежной массы способствует росту процента, что стимулирует рост неплатежей. Причем, по результатам оценки, эффект среднесрочного воздействия денежной массы на процент оказывается большим, чем эффект краткосрочного снижения. Говорить в таком случае о возможности решения проблемы неплатежей путем денежного расширения не приходится.

Показатели рентабельности

На идентификацию проблем, описываемых третьей моделью, могут повлиять результаты сопоставления показателей рентабельности фирм с накоплением задолженности.

Если неплатежи используются в качестве средства финансирования убытков, то на это может указать положительная связь между показателями финансовых результатов хозяйственной деятельности и чистыми неплатежами (на уровне предприятия – разница между просроченными обязательствами и просроченными требованиями). Наличие убытков – нормальный экономический процесс, но если существует "переложение" отрицательных результатов хозяйственной деятельности на кредиторов, то неплатежи можно рассматривать как субсидию убыточным производствам. Решение проблемы в такой ситуации невозможно путем расширения банковского кредитования. Предоставление кредитов убыточным производствам, вероятно, сократит неплатежи между предприятиями, но только за счет их переоформления в неплатежи банкам. Более того, если неплатежи есть скрытая субсидия убыточным производствам, то даже предоставление банковских кредитов прибыльным производствам, в числе партнеров которых есть убыточные, будет способствовать субсидированию последних, укрепляя систему неплатежей в целом.

Зависимость между показателями рентабельности и неплатежами исследовалась в ряде работ. A.Calvo и Fabrizio Coricelli (1994) проводят эконометрическую проверку гипотезы на данных балансов предприятий Румынии, откуда делают вывод, что неплатежи могут присутствовать у фирм, ведущих себя рационально, т.е. неплатежи не стоит ассоциировать только с убыточными фирмами, что свидетельствует в пользу гипотезы о временных трудностях или "отсроченных платежах". Аналогичные выводы делают Alfandari и Schaffer (1996), исследуя предприятия России.

Следует отметить чувствительность используемой авторами второй работы методологии и, соответственно, результатов выбора показателя убыточности предприятий. В качестве последнего в работе использовались финансовые результаты предприятий. Период, который использовался для анализа (1992-1995 гг.), характеризовался высокой инфляцией. Как известно, инфляция завышает фактические финансовые результаты вследствие существования производственного лага. Авторы указывают на это, однако останавливаются на использовании данного показателя, утверждая, что если фирма получила отрицательный финансовый результат в условиях инфляции, то она имеет действительно серьезные проблемы. С этим можно согласиться, но выборка в таком случае разделена не на убыточные предприятия и прибыльные, а на самые убыточные и остальные. В числе остальных также будут фактически убыточные предприятия (в реальных показателях), демонстрирующие в условиях инфляции положительный финансовый результат. Данный факт влияет на полученные выводы о том, что только небольшая доля неплатежей создается убыточными предприятиями, и что неплатежи являются большей частью "запаздывающими платежами".

Проверка данной гипотезы проводилась и в наших предыдущих исследованиях на основе региональных данных (см. Луговой, Семенов, 2000) и динамических рядов (см. Энтов и другие, 1998). В качестве показателя рентабельности использовались совокупный объем убытков, прибыли, а также доля убыточных предприятий в экономике. Хотя использовались показатели официальной финансовой отчетности без корректировки на инфляционное искажение финансовых результатов, данные эконометрических проверок подтверждают наличие связи между неплатежами и рентабельностью. Была обнаружена явная статистически значимая связь между неплатежами и характеристиками неэффективности производства. Причем убытки в разные периоды объясняют до 50% всей дисперсии просроченной задолженности.

Полученные результаты разнятся с выводами A.Calvo и Fabrizio Coricelli (1994), Alfandari и Schaffer (1996). Авторы первой работы проводят проверку на данных предприятий Румынии, что не обязывает к совпадению результатов исследований. Авторы второй работы используют данные первой половины 90-х годов, где и в результате наших расчетов были получены слабые зависимости (1993-1994 гг.), по-видимому, обусловленные инфляционным искажением финансовой отчетности.

Важно сказать, что данная модель (модель 3) оговаривает лишь поведение предприятий, имеющих убытки. Если предприятие прибыльное, то его поведение выходит за рамки данной модели и может описываться первыми двумя моделями. Кроме того, если предприятие является чистым кредитором, то его поведение выходит за рамки представленных трех микроэкономических моделей, т.к. оно не генерирует неплатежи, а кредитует своих контрагентов.

Следует отметить, что существующая официальная статистика может быть не вполне надежной и по другим причинам. Кроме того, что бухгалтерские результаты хозяйственной деятельности не равны экономическим (как уже отмечалось, особенно широкий разрыв между этими показателями возникает в периоды высокой инфляции вследствие возникновения инфляционной прибыли) предприятия могут скрывать истинные результаты своей хозяйственной деятельности, искажая бухгалтерскую отчетность с целью сокращения налоговой базы. Это затрудняет разделение фирм на прибыльные и убыточные, основываясь лишь на официальной финансовой отчетности.

Для альтернативного подтверждения гипотезы об убыточной природе неплатежей (модель 3) можно воспользоваться показателями, влияющими на финансовый результат деятельности предприятий косвенным образом и не зависящих от финансовой отчетности (или зависящей в меньшей степени).

Факторов, оказывающих воздействие на эффективность хозяйственной деятельности предприятий (и даже целых секторов экономики), может быть множество. Во-первых, это изменение структуры цен на продукцию предприятий и их поставщиков. Во-вторых, в связи с сокращением объемов производства снизились выгоды от масштаба для капиталоемких производств, возникла избыточная занятость. Если факторы, влияющие на финансовые результаты деятельности, оказывают влияние и на неплатежи, то это может быть основанием для принятия или опровержения гипотезы о существенности финансового положения предприятий в образовании неплатежей.

Изменения в структуре цен

Либерализация цен и либерализация внешней торговли существенным образом повлияли на структуру цен и структуру спроса на внутреннем рынке России. Изменения в структуре цен не могли не сказаться на рентабельности многих производств.

Подход к проблеме неплатежей, основанный на изменении структуры цен и, как следствие, нерентабельности ряда производств, наряду с названными ранее исследованиями, представлен в работе Волконский, Канторович (1995). Авторы делают попытку выявить в качестве причины кризиса неплатежей чисто экономический фактор (в отличие от поведенческого), называя его "нерыночной" структурой производства.

"Нерыночную" структуру, т.е. диспропорциональность, удаленность от конкурентного равновесия сложившегося (стартового) распределения ресурсов, отмечают авторы, можно понимать и определять по-разному, конкретизируя его применительно к разным наборам "внешних" для экономики факторов, определяющих возможные (или желательные) условия экспорта и импорта, допустимый минимальный уровень оплаты труда и т.д. Если такие условия оговорены, то полная либерализация цен и оплаты труда может привести к сравнительно быстрому их установлению на таких уровнях, что одни производства станут убыточными или низкорентабельными, а другие - высокорентабельными.

Авторы строят модель межотраслевого баланса, объясняющую причины инфляции и неплатежей в условиях значительных ценовых диспропорций. Основными факторами, создавшими "антирыночную" ситуацию, являются монополизм и неравномерное стартовое (на момент либерализации цен) распределение ресурсов между отраслями и предприятиями внутри отрасли.

В определенной мере регулятором структуры цен выступал реальный обменный курс. Его влияние на конкуренцию между внутренними и внешними производителями очевидно. С начала 1992 года рубль значительно укреплялся (см. рис. 5, приложение 1). Ясно, что это способствовало значительному удешевлению импортных товаров, которые составили конкуренцию внутреннему производству. Исследование зависимости между неплатежами и показателями изменения структуры цен, в числе которых "индекс качественных изменений цен производителей12", относительный рост цен на электроэнергию, демонстрирующий опережающий рост цен одного из основных факторов производства энергоемких производств, и реальный обменный курс. Все три эмпирических теста, проведенных на временных рядах, свидетельствовали в пользу данной гипотезы (подробнее см. Луговой, Семенов, 2000).

Таким образом, опережающий рост цен на энергоносители и сырьевые товары относительно цен на потребительские товары (по результатам эмпирических проверок) увеличивает неплатежи. Причиной этого, по-видимому, является ухудшение финансового положения предприятий, производящих потребительские товары. Таким образом, результаты расчетов свидетельствуют в пользу гипотезы о возникновении неплатежей в секторе производства потребительской, а не сырьевой продукции. А аккумуляция неплатежей в топливно-энергетическом комплексе имеет, по всей видимости, вынужденный характер. Принятие данной гипотезы еще раз говорит о том, что источником неплатежей являются неэффективные, убыточные предприятия, а не сырьевые и топливно-энергетические монополии.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 25 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.