WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |

О.В. Мосин

ДРЕВНЕРУССКОЕ ГОСУДАРСТВО И ПРАВО

1. Введение. Историко-юридическое определение феномена древнерусской государственности и права

В настоящее время существует много учебной юридической литературы по теории отечественного государства и права (ТОГиП), где недостаточное внимание уделено как самому феномену древнерусской государственности и права так и эволюции возникновения отечественного государства и права, что делает учебный курс недостаточно полным. Целью настоящей работы является анализ эволюции Российского государства и права начиная с 9-10 вв вплоть до 17 в. Автор до этого специально не изучал курс “ТОГиП”, область его интересов - биохимия и биотехнология 1

1, в настоящей работе он попытался анализировать феномен российской государственности и права с точки зрения юридического анализа.

Современная историческая и юридическая наука не сформировала вплоть до настоящего времени четкого определения древнерусской государствен­ности и права. Действительно, из-за несоизмеримости явлений древней политической жизни и современных понятий государственного права опреде­ления эти носят характер более или менее искусственного компро­мисса, имеющего целью выделить из явлений древней жизни те признаки, которые можно без явной натяжки подвести иод наше понятие государства. Возьмем это понятие в наиболее элементар­ной его форме, при которой «существенными признаками госу­дарства являются три элемента: 1) совокупность населения, обра' зующего общ ественный союз, 2) власть, стоящая во главе этого общественного союза, и 3) территория, занятая данным населе ­нием, и проанализируем, в какой форме и каком взаимном отно­шении были эти элементы государства налицо у русских славян в Древней и Киевской Руси.

Юридическая литература по истории русского права не находит государствен­ного обличия у древней Руси как целого. «Наша древность, — читаем у Сергеевича, — не знает единого государства Россий­ского"; она имеет дело со множеством единовременно сущест­вующих небольших государ ев». Подобно всем древним наро­дам, и восточное славянство «выступает в истории не в виде большого национального государства, но разделенным на значи­тельное число маленьких народностей, из которых каждая живет самостоятельной жизнью», и летопись помнит свои особые княжения у полян, древлян, дреговичей, новгородцев, полочан, кривичей и т. д. В этой племенной среде вырастают города и пре­образуют ее организацию на новый лад — в ряд земель-волостей, тянущих каждая к своему городскому центру. И волость высту­пает перед нами как основной элемент древнерусской государ­ственности. Каждая отдельно взятая волость — это «вполне закон­ченное социальное целое со всеми необходимыми элементами государственности»; «у нее была и своя определенная территория, и свой народ, и самостоятельная верховная власть ». Форм у этой государственности Сергеевич определяет как «смешанную, в которой участвуют два элемента: монарх ический — в л ице княз я и народный — в лице веча»

Взятая в целом, древняя Русь не имеет с этой точки зрения единой государственной организации. И попытки определить формальную сторону «единства Русской земли» не дали удовлетво­рительного результата. Трудно говорить о единстве е е государ­ственной территории даже по отношению к иноплеменным соседям, так зыбки и неустойчивы стали ее очертания, так непрочны оказа­лись усил ия Киевщины достигнуть территориального самоопреде­ления. Но еще глубже подрывается самое представление о такой древнерусской территории, которую можно бы назвать государ­ственной, раздробленностью ее на отдельные земли-воло сти, отно­шения между которыми часто принимают характер междугосудар­ственных. Число таких волостей-земель менялось. Обособленность их политического бытия была то более, то менее сильной. Первый пример крайнего обособления одной волости, почти пол ного вы­хода ее из связи с общей системой русских волостей — это выделение Полоцкой земли во владение рода Изяслава Влади­мировича; второй — выделение Галицкой земли в роде Ростисла-вичей после Любецкого съезда 1097 г. И эти так называемые выделения непосредственно примыкают к периоду, когда ряд моментов напряженной борьбы за единовластие во всей области восточного славянства создавал на время господство одного князя (Владимир, Ярослав) над рядом волостей без внутренней органи­ческой их связи в единое государство. Иногда исчезала реальная обособленн ость той или иной волости, и она поглощалась сосед­ней землей. Так, Киевская волость уничтожила автономию Дерев-ской земли, дреговицкой Турово-Пинской волости, оторвала от Волыни Погорынье, но это не создало расширенного единства собственной киевской территории, в составе которой сохраняется различие киевской—русской в тесном и т ехническом смысле— и киевских волостей.

Трудно говорить в государственно-правовом смысле слова о единстве населения древней Руси, слабо объединенного государственными связями. Для этого характерно отсутствие общенационального термина государственности. Национальное опре­деление отдельного лица как «русского» возникает лишь к концу рассматриваемого периода и то в книжно-поэтической форме «русичи». Слабо связаны разные административно-территориальные области как общей государственной властью так и экономическими и материальными инте­ресами. По мере прпогресса развития западноевропейского государства и права с ним теснее связываются интере сы Юго-Западной и Северо-Западной Руси; последняя в середине XI в. глубже входит в экономическое освоение и развитие природных ресурсов поморского севера; с XII в. северо-восточная окраина обособля ­ется в особый народнохозяйственный район. И южная торговля юридически теряет постепенно свою непрочную гегемонию в экономическом быту восточного славянства, гегемонию поверхностную, не прони­кавшую в глубины государственного быта. Слабы и внешние консолидирующие духовные связи. Нет оформленной системы права, национального просвещения, носителя национальной идеи, а церковная организация, стройная и влиятельная, еще далека от позднейшего значения, ибо далеко еще в грядущих веках отождествление понятий «русский» и «православный» народ.

Не менее трудно говорить для всей древней Руси как целого о единой государственной власти, стоящей во главе этого общественного союза». Чтобы спасти представление о государственном единстве древ­ней Руси, Костомаров пробовал определить ее как федерацию. Но юридическое понятие это требует наличности «федерального» правительства, а такого значения история права не может при­знать ни за властью великого князя киев ского, ни за княжескими съездами.

Исходя из этих вышеобозначенных историко-юридических определений обратимся к конкретным явлениям древнерусской государственно-правовой действительности и эволюции Российского государства и права начиная с 9-10 вв. вплоть до 17 в.

2. Эволюция возникновения государства и права Древней Руси с начала 9-10 вв в вплоть до 17 в.

2.1. Возникновение первых государственных формирований у славян. Сравнение “западного” и “восточного” пути образования государства.

Исторические данные свидетельствуют, что право возникло в результате естественно-исторического развития, одновременно с государством (как его необходимый атрибут). (3, 4). Первичная родовая организация общества позволяла обходиться без специальных органов, призванных обеспечить правопорядок. Бесклассовая родо-племенная общность людей основывалась в начале на кровнородственном принципе - “единая семья” (5). Сами условия ее существования предопределили участие подавляющего большинства членов рода в осуществлении функций, обеспечивающих общественные интересы. К таковым относилось и поддержание сложившихся обычаев и порядка, а также наказание нарушивших его. Социальные нормы родового общества, формами выражения которых являлись обычаи, традиции, ритуалы, тотемы и табу, предусматривали в качестве высшего наказания изгнание провинившегося из рода, что само по себе приводило к смерти. Их общей особенностью являлась “мононормность”; они в большинстве не отделяли прав от обязанностей, поскольку права индивида сливались с обязанностями (6).

Власть в родовом обществе принадлежала вождям, совету старейшин и опиралась на авторитет вождя и его силу (потестарная власть от лат. potestas -мощь, сила) (7). Эта власть распространялась на эгалитарное общество, члены которого были равны (политическая власть, как известно, предполагает неравенство, т. е. деление на управляющих и управляемых).

Следует отметить, что в тех условиях данные функции не имели политического свойства, выражали действительно общий интерес, осуществлялись органами родо-племенного строя (военноначальник, вождь, совет, дружина, народное собрание), решавшими и другие задачи, связанные с жизнеобеспечением общества и не располагавшими специальным аппаратом принуждения (8).

Постепенно, около 4-3 тыс. лет тому назад, естественно-историческое развитие общества привело к замене родовых образований территориальными, к классовому расслоению, зарождению государства (9). Классовые противоречия, социальная напряженность в связи с углубляющимся имущественным неравенством, усложнение взаимосвязей по мере развития экономики объективно вели к усложнению механизма отношений как внутри родового общества, так и между отдельными родовыми обществами. Как в том случае, когда государство предшествовало возникновению частной собственности и классов (“восточный путь”), так и тогда, когда оно появилось в результате социальной дифференциации общества, порабощения и господства, функция обеспечения правопорядка выступала как важнейшее средство обеспечения стабильности общества (10).

Образование функции обеспечения правопорядка связана с образованием государства и формированием права. Достигалось это двумя путями: во-первых, государство санкционировало обычаи, которые способствовали защите и осуществлению государственных интересов и правопорядка; во-вторых, государство создавало новые правовые нормы, в результате постепенно обычное право уступало место прецедентному праву, основой которого становились административные и судебные решения. Когда на смену прецедентному праву пришло статутное право (законы), первичное право получило письменные формы выражения, обеспечиваемые государственным принуждением - законы, кодексы, своды законов и т. п. Эти процессы способствовали развитию правоохранительной функции.

Самые ранние свидетельства о возникновении государства и права, а также специальных органов обеспечения права относятся к цивилизациям Древнего Востока. В период 4 династии (2815-2294 гг. до н. э.) должностные лица, ответственные за безопасность в провинциях Египта, именовались “Судья-комендант полиции” (11). Большое внимание организации полицейских сил уделял Хур Мохеб (ок. 1340 г. но н. э) (12). Он создал подразделения речной безопасности, занимающееся борьбой с пиратством, досмотром подозрительных судов и защитой разрешенной законом речной деятельности. Рамзес 3-й (1198-1166 гг. до н. э.) наделил полицию большой властью и обязал горожан под страхом наказания оказывать ей содействие (13).

Наиболее серьезные усилия были направлены на поддержание полиции, обслуживающей захоронения. Из сохранившегося описания крупного ограбления в Фивах (ок. 110 г. до н. э.) выясняется, что город в административно-полицейских целях был разделен на два сектора - восточный и западный - под началом двух принцев (14). Один из них назывался “Главный комендант полиции города мертвых”, поскольку на его территории находились захоронения. Столичная Египетская полиция имела свой флаг с изображенной газелью со страусовым пером - эмблемой некоторых войсковых образований Египта. Этот факт свидетельствует о тесной взаимосвязи армии и полиции, схожести их функций. Данное обстоятельство является закономерностью для современной России, поскольку обязанности по обеспечению правопорядка выполняют и специальные формирования - внутренние войска (15).

Археологические раскопки свидетельствуют о существовании в 2000 г. до н. э. в городах Индии специальных групп государственных инспекторов по контролю за мерами и весами, по надзору за состоянием улиц, водостоков, отрядов ночной стражи (16).

Отличительной чертой Китая являлось то, что довольно значительное время на низовом уровне обеспечение правопорядка возлагалось на само сельское население (17).

Достаточное количество указаний по существованию особых отрядов людей, выполняющих охранительные функции, можно найти в Ветхом и Новом заветах: “На стенах твоих, Иерулисалим, я поставил стражей, которые будут бдить и ночью и днем” (Исайя, гл. 11, 740-700 гг. до н. э.) (18). В “Песне песней” Соломона (200-100 гг. до н. э.) говорится: “Встретили меня стражи, обходящие город; избили, изранили меня, стерегущие стены” (18).

От “Двенадцати таблиц” (451 г. до н. э.) принято вести отсчет юридической истории Рима (20). Любой закон не только фиксирует, закрепляет существующие отношения в обществе, но и стимулирует развитие юридической практики. Хотя в “Двенадцати таблицах” не упоминались “преследователи убийств”, такие должности появились после принятия этого закона. На них возлагалось расследование убийств и розыск преступников. Это типичный пример отхода от процессуального порядка, именуемого обвинительным или состязательным, характерным для ранних стадиях становления государственности. При таком порядке государство занимало пассивную позицию, наблюдая, чтобы стороны соблюдали определенные правила и обычаи. Поиск виновного, предоставление доказательств лежало на исце (потерпевшем). Лишь постепенно представление о правонарушении как личной обиде пострадавшего начинает приобретать иное содержание: нарушение общего интереса, общего порядка и правил, что само по себе представляет ценность, предпосылку к нормальной жизнедеятельности, нуждающейся в охране. К концу старого летоисчисления в Риме появилась организация, напоминающая жандармерию, офицеры которой имели право арестовывать нарушителей. Таким образом, полицейские учреждения постепенно обособлялись от органов управления.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.