WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 12 |

В некоторых конституциях содержится специальная характеристика экономической роли государства. Хотя выделение этих вопросов в отдельный раздел не является типичным и более всего характерно для конституций, принимавшихся после второй мировой войны, то есть на волне расцвета кейнсианства и интереса к "социальному рыночному государству". Эти сюжеты получили более подробное освещение в конституциях Италии, Германии, Франции. Для противостояния циклическим кризисам в конституционные акты включались вопросы формирования специализированных государственных органов, призванных исполнять обязательства власти перед обществом в экономической и социальной сферах. Так, конституция Франции 1958 года содержит раздел "Экономический и социальный совет", а также предусматривает право Национальной Ассамблеи принимать программные законы, определяющие цели экономической и социальной политики. Конституция Италии также содержит нормы о Национальном совете экономики и труда, германский Основной закон - положение об участии государства в осуществлении общественных интересов, а конституция Испании содержит главу о принципах социальной и экономической политики.

Впрочем, конец ХХ столетия ознаменовался принятием решений противоположного характера - введением в конституции положений, ограничивающих возможности государства по вмешательству в социально-экономическую сферу. В некоторых развитых странах были приняты законодательные акты, уточняющие регулятивные функции государства. А в посткоммунистических странах, имевших опыт чрезмерного госрегулирования, во вновь принимавшиеся конституции вносились специальные положения, ограничивающие роль государства в экономике. Например, конституция Сербии содержит положения типа "каждый может основать фонд" или "свободны обмен товаров и услуг и движение капитала и рабочей силы". А конституция Хорватии гарантирует иностранному вкладчику "свободный вывоз прибыли и вложенного капитала".

Экономические процессы неотделимы от вопросов организации институтов государственной власти, принципов их формирования, взаимоотношения между органами власти, их роли в регулировании экономических жизни. Эти вопросы относятся в первую очередь к области чистой политики. Однако вряд ли может вызывать сомнение то, что от них в значительной мере зависит устойчивость функционирования экономической системы, включая наличие (или отсутствие) механизмов защиты от популизма и других некомпетентных или прямо опасных решений.

Разумеется, все перечисленные проблемы раскрываются в конституциях лишь в самом общем виде. Как правило, все они более подробно регулируются специальными законодательными актами, раскрывающими и конкретизирующими отдельные статьи конституций. Особый случай представляет Великобритания, конституцией которой и является как раз совокупность базовых актов парламента.

Оценивая историю становления конституционного права, можно утверждать, что общей тенденцией является усиление внимания к регулированию экономических и социальных процессов в основных законах развитых стран. Если предыдущие два столетия характеризовались прежде всего политической борьбой народов основных европейских стран, то есть борьбой за гражданские права, то в ХХ веке в центре внимания оказались вопросы социальные и экономические. К этому вела общая тенденция развития капитализма, многократно усиленная большевистским экспериментом в СССР, конституция которого провозгласила значительные социальные гарантии.

Конституция и экономика: опыт рыночных демократий.

Если конституционные проблемы современных развитых стран достаточно хорошо изучены в правовой и политологической литературе, то конституционные проблемы социально-экономических трансформаций в этой части мира привлекают гораздо меньшее внимание. Однако для России, изменяющей не только политический строй, но и экономическую систему, этот вопрос имеет большое значение.

Среди западноевропейских государств особый интерес с точки зрения задач посткоммунистической трансформации представляют Великобритания, Франция и Германия. Все три названные страны прошли в послевоенный период через глубокие и комплексные реформы, давшие значимые политические и экономические результаты. Правда, предпосылки и характер реформ в них существенно различался, что также представляет для нас особый интерес.

Франция и Германия - страны, претерпевшие коренные конституционные изменения в результате острейших кризисов. В обоих случаях существенную роль играл внешний фактор - неудачные колониальные войны и поражение в мировой войне соответственно.

Другой пример дает опыт Великобритании. Глубокий кризис, в который попала эта страна в 70-е годы, был в чистом виде социально-экономическим. Он не сопровождался конституционными реформами в узком (современном) смысле этого слова, но порожденные этим кризисом преобразования касались существенных основ, определявших функционирование британской общественно-политической системы чуть ли не с середины Х1Х столетия.

Основываясь на вышеизложенном, мы теперь должны перейти к краткой характеристике комплекса наиболее важных проблем экономико-политического развития двух из перечисленных стран - Франции рубежа 50-60-х годов и Великобритании 80-х.

Франция: Формирование Пятой Республики.

Смена конституционного устройства - привычный для современной Франции путь преодоления системного кризиса. Начиная с революции 1789 года, в этой стране было принято пять республиканских конституций, а также четыре раза устанавливался монархический строй. Итого можно говорить о девяти различных конституционных режимах на протяжении примерно 200 лет, причем все эти изменения были реальными, а не формальными. Все эти изменения происходили в результате резкого обострения политической борьбы. Однако эти сдвиги, часто вызываемые комплексом экономических проблем и противоречий, обычно не сопровождались глубокими экономическими реформами, которые в современной французской истории осуществлялись эволюционным путем. Типичным в этом отношении был и политический кризис Четвертой Республики.

Четвертая Республика просуществовала сравнительно недолго. Ее годы характеризовались ускоренным экономическим развитием и постоянными правительственными кризисами как неизбежным атрибутом парламентской системы правления с множеством политических партий.

В условиях быстрого послевоенного экономического роста относительно слабое влияние политической власти на жизнь страны устраивало основные группы населения. Смена кабинетов, чье положение полностью зависело от текущего соотношения сил в парламенте, происходила в среднем каждые 4-6 месяца. Президент был весьма ограничен в правах. Политическую элиту и избирателей в общем удовлетворяла существующая система, практически никто из влиятельных на тот момент политиков не выступал с идеями усиления исполнительной власти. Исключением была позиция генерала де Голля, но даже на волне послевоенной популярности он не мог получить на выборах сколько-нибудь заметной поддержки избирателей.

Однако во второй половине 50-х годов ситуация и в экономике, и в политике Франции стала ухудшаться. Быстрый послевоенный рост неожиданно для многих резко замедлился. Снижение конкурентоспособности французских товаров и рост инфляции привели к постепенному ухудшению жизни населения. В этих условиях быстрая смена кабинетов стала вызывать раздражение у населения, которое воспринимало ее как признак нежелания партий “нести ответственность за страну”. Все большей симпатией стали пользоваться идеи усиления исполнительной власти, которая была бы способна принимать “ответственные” решения и проводить их в жизнь.

Шарль де Голль пришел к власти путем, который можно охарактеризовать как легитимный и нелигитимный одновременно. Легитимный, поскольку право сформировать правительство, разработать проект новой Конституции и провести по нему референдум, а также чрезвычайные полномочия были предоставлены де Голлю парламентом в результате обсуждения этих вопросов и голосования по ним. Нелигитимный, поскольку при передаче ему власти были грубо нарушены статьи 90 и 91 Конституции 1946 года о порядке пересмотра Конституции.

Формирование нового режима имело ряд особенностей, важных для оценки потенциальной комплексности реформ и устойчивости новой власти и впоследствии сыгравших важную роль при конструировании нового конституционного поля. В рамках исследуемой в данной работе проблемы целесообразно специально выделить следующие особенности.

Во-первых, единство значимых для данного времени политических сил, несмотря на их идеологическую пестроту. В Кабинете де Голля были представлены практически все парламентские партии за исключением коммунистической.

Во-вторых, коалиционный характер правительство имело больше по форме, нежели по существу. Партии, представленные в Кабинете, несли понятную политическую ответственность за весь комплекс осуществляемых реформ, деля ее с харизматическим лидером. Однако зависимость власти от баланса сил в парламенте и возможных изменений настроений политиков (ищущих популярности и переизбрания) резко ослабла. Полномочия де Голля были таковы, что он практически не зависел от настроений, намерений и амбиций входящих в его Кабинет политических сил.

В-третьих, единство экономических и политических реформ.

В-четвертых, довольно быстро обнаружилась гибкость харизматического лидерства, во всяком случае, в деголлевском его варианте. Придя к власти на волне “франко-алжирского” национализма, де Голль вскоре отказался от намерения удержать Алжир в составе Французской республики.

Новая конституция, одобренная на референдуме большинством почти в 80% голосов (при 80% участвовавших в голосовании), впервые в истории Франции вводила президентскую систему правления. Баланс сил резко смещался в сторону исполнительной власти.

Утвердившийся конституционный порядок, сам будучи порождением острого экономико-политического кризиса, сыграл важную, если не решающую роль в преодолении этого кризиса и переходе экономической системы в режим более или менее устойчивого функционирования. Поэтому теперь мы рассмотрим некоторые принципы организации и функционирования этой системы, опыт работы которой может оказатсья актуальным и для современной России.

Прежде всего это касается вопросов взаимоотношения парламента и правительства. Для нашего анализа здесь существенным является факт подотчетности правительства президенту и ограничение возможностей законодателей лишь одобрением состава Кабинета и принятием законов, важнейшим среди которых является, разумеется, бюджет. Формирование правительства теперь гораздо в меньшей мере, чем ранее, зависело от расклада сил в парламенте, что повышало устойчивость исполнительной власти вообще и устойчивость экономической политики в особенности.

Законодательные функции парламента были ограничены. Изменились даже структура и порядок работы парламента. Было резко сокращено количество комиссий. Парламент должен был работать 2 сессии в год: осенняя (октябрь-декабрь) посвящалась рассмотрению бюджета, весенняя (апрель-июнь) - законодательной деятельности. Повестку дня, особенно в период осенней сессии, по сути дела, определяло правительство.

Бюджет Республики является, естественно, основным инструментом осуществления экономической политики. Проект бюджета должен был вноситься в парламент премьер-министром. Для нас особенно важно, что при обсуждении проекта депутаты не имели права вносить поправки, предусматривающие сокращение доходов или увеличение расходов государства. Голосование проводилось только по бюджету целиком, а не по его отдельным статьям. Были установлены жесткие сроки, в которые бюджет должен был быть рассмотрен Национальным собранием (40 дней) и Сенатом (15 дней). Затем правительство декретом вводило бюджет в действие. Естественно, такой механизм бюджетного процесса был потенциально весьма эффективным для предотвращения популистских тенденций, достаточно характерных для депутатского корпуса вообще и в условиях экономико-политического кризиса в особенности.

Избирательная система способствовала укреплению представительства в парламенте центристских сил и стабилизации структуры политических интересов депутатского корпуса. Двухтуровые мажоритарные выборы укрепляли позиции тех, кто был способен идти на компромиссы и формировать устойчивые внутрипарламентские объединения при максимальной изоляции тех, кто занимал в политическом спектре крайние позиции6. Отчасти это приводило к снижению уровня представительства в парламенте реальных политических сил (не склонных идти на компромиссы, вроде ФКП), но консолидировало законодательную власть, что способствовало общей стабилизации экономической и политической жизни Франции.

Определенные и довольно существенные сдвиги произошли в системе взаимоотношений государственной власти и бизнеса. Отчасти это было связано с изменением концептуальных основ экономической политики, а отчасти - с изменением конфигурации институтов государственной власти Пятой Республики. Прежде всего следует сказать в данном контексте о внедрении в жизнь режима “сотрудничества” в экономике, что означало усиление государственного вмешательство в хозяйственную жизнь. Правительство активизировало разработку индикативных планов экономического развития (так называемый “дирижизм”), пошло по пути расширения государственного сектора в экономике и стало рассматривать себя в качестве прямого участника отношений между экономическими агентами. Переговоры правительства с “патронатом” стали существеннейшей частью политической и экономической жизни страны.

Соответственно, изменился характер лоббистской активности. Ограничение бюджетных возможностей парламента привело к ослаблению лоббистского давления на него предпринимательских кругов, и центр тяжести во взаимоотношениях по линии “бизнес - власть” был перенесен в правительство. Однако и в этой части властных структур роль политиков претерпела изменения. Главными действующими лицами становились высшие бюрократы.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 12 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.