WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 19 |

Тем не менее, первый опыт враждебных поглощений в России относится уже к середине 90-х гг. (см. Radygin, 1996b). Известной (хотя и неудачной) попыткой публичного проведения операции поглощения (public tender offer) стала попытка захвата кондитерской фабрики “Красный Октябрь” летом 1995 г. группой банка “Менатеп”. Другим хорошо известным случаем стала покупка холдингом “Инкомбанка” контрольного пакета акций кондитерского АО “Бабаевское”. Многие крупнейшие банки (финансовые группы) и фонды портфельных инвестиций практиковали поглощения компаний в самых разных отраслях для последующей перепродажи нерезидентам или стратегическим инвесторам. В 1997-1998 гг. опять же в пищевой промышленности известны примеры поглощений региональных пивоваренных компаний группой “Балтика”, поглощения в фармацевтической, табачной отраслях, в производстве потребительских товаров.

Одним из интересных примеров попытки захвата контроля является конфликт 1997 г. между РАО “Газпром” и группой ОНЭКСИМбанка - ”МФК-Ренессанс”. Последняя проводила интенсивную скупку акций и охоту за доверенностями на голосование для участия в общем собрании акционеров РАО “Газпром”. Целью группы был захват 1 из 11 мест в совете директоров РАО “Газпром”, причем в тот период это место было фактически блокирующим (остальные делились пополам между РАО и государством). Этот захват, тем не менее, не удался, группа в итоге отступила.

По имеющимся оценкам, посткризисная финансовая ситуация 1999-2000 гг. может ускорить темп слияний и поглощений в тех секторах экономики, где потенциальная готовность к этому уже имелась до кризиса. Это, прежде всего, пищевая и фармацевтическая отрасли, черная и цветная металлургия, сотовая связь, банковский сектор (Камстра, 1998). В качестве основных специфических черт этого потенциального процесса можно выделить следующие:

- существенная активизация этих процессов в тех отраслях, где поглощения не требуют значительной концентрации финансовых ресурсов;

- акцент в политике поглощений на те компании, которые сравнительно дешевы в настоящее время и могут усилить независимость покупателя от внешней среды;

- высокая степень рационализации этих процессов (в отличие от докризисной общепринятой политики захвата любых потенциально прибыльных объектов);

- возможность увеличения числа международных слияний и поглощений, связанного с низкой стоимостью и финансовыми проблемами российских компаний в условиях финансового кризиса;

- сохраняющаяся оппозиция региональных властей в тех случаях, когда “агрессор” не связан с местной региональной элитой;

- появление благоприятных общеотраслевых стимулов для упорядочивания структуры акционерного капитала (под угрозой враждебного поглощения) в затронутых отраслях.

3. Общие перспективы институциональных реформ в корпоративном секторе (Заключительные выводы).

1999 - начало 2000 гг. дают некоторые основания для оптимизма в отношении перспектив развития корпоративного сектора России. Имеющиеся благоприятные оценки - например, в докладе Европейской комиссии ООН -связаны прежде всего с оживлением промышленности после девальвации рубля и ростом мировых цен на нефть и газ, которые привели к росту налоговых поступлений бюджета и росту доходов экспортеров. Положительная динамика отмечена в большинстве отраслей, в том числе хронически депрессивных в течение ряда лет (электротехника, легкая промышленность, переработка сельхозпродукции и др.). По данным Госкомстата РФ, сократилось число убыточных предприятий и организаций: в 1998 г. их доля составляла 48,3%, в 1999 – 40,6%. В свою очередь, Комиссия по экономике ООН предполагает в 2000 г. для Восточной Европы наиболее благоприятные условия экономического развития за последние 10 лет. При этом экономический рост в России приведет к оживлению во всех странах региона.

Ключевым выводом иследования эффективности 10 секторов российской экономики, проведенного в 1998-1999 гг. компанией McKinsey (с участием Нобелевского лауреата Р.Солоу) стало признание того факта, что производительность труда в российской экономике не связана с прибыльностью, т.е. средние предприятия не имеют заинтересованности в реструктурировании и росте производительности, более производительные предприятия проигрывают менее производительным и не имеют стимулов к инвестициям (при возможности осуществления таковых) 25. В основе этого явления лежат неравноправные условия функционирования (конкуренции) предприятий: для сходных предприятий - различные ставки и режимы налогообложения, разные тарифы на энергоресурсы, разные требования к должникам, неравные административные требования и возможности доступа к экспорту, неравенство перед законом, сопротивление реструктурированию со стороны местных властей (проблема социальной напряженности), неравный доступ к земле и государственным заказам, к экономической информации, коррупция и др.

Тем не менее, заключение экспертов компании не столь уж безысходно: по крайней мере чисто экономических препятствий для экономического роста (до 8% в год с последующим удвоением ВВП на душу населения) не выявлено. Более того, отмечается, что 75% мощностей “советских” предприятий, созданных до 1992 г. вполне жизнеспособны, если будет осуществлена их модернизация и внедрены современные системы управления. Это приведет к росту производства на данных предприятиях в среднем на 40% при наличии точечных инвестиций, не превышающих в совокупности 5% ВВП в течение 5 лет (или около 7,5 млрд. долларов по курсу начала 2000 г. что существенно ниже инвестиционных потребностей России, заявленных, к примеру, Минэкономики РФ). Принципиальный вывод, иными словами, состоит в том, что в основе экономического роста (по крайней мере на стартовом этапе) в современных условиях России должны лежать не столько очень крупные инвестиции (понимаемые многими как труднодоступная панацея, и часто – как самоцель), сколько жесткие, в значительной степени политические, усилия по формированию общей благоприятной среды функционирования предприятий.

Указанные выводы имеют несомненное значение для определения дальнейших путей реформирования российской экономики – основной акцент должен быть сделан именно на институциональных аспектах (законодательство, защита прав собственности, равнодоступные финансовые рынки, равные условия конкуренции, инфорсмент) модернизации и привлечения инвестиций. Незначительные успехи России в данной области в 90-е гг. стали самым серьезным тормозом для долгосрочного экономического роста. Соответственно, описанные выше противоречивость, наличие крайностей от безудержного оптимизма до сугубо негативной оценки перспектив развития российского корпоративного сектора (экономики в целом) не должны удивлять и носят вполне объективный характер.

Нельзя отрицать того факта, что на протяжении всех 90-х гг. происходило движение России к рыночной экономике и демократическим ценностям. В то же время, помимо обвальных финансовых кризисов, инвестиционного голода и регулярных имущественных скандалов, имманентными чертами этого движения стали хроническая незавершенность институциональных реформ, система мягких бюджетных ограничений и иерархические торги государства и крупных корпораций, переходящие один в другой этапы перераспределения собственности, фактически полная незащищенность прав собственности, неэффективность и коррумпированность сложившейся системы государственного управления, государственный инфорсмент как мера селективного воздействия, частный инфорсмент как разновидность криминального выяснения отношений.

Имевшее место продвижение в отдельных важных областях (прогрессивное корпоративное законодательство с 1996 г. потенциально эффективный механизм банкротства с 1998 г. система регулирования рынка корпоративных ценных бумаг, антимонопольное законодательство с 1998 г.) лимитировалось описанными выше ограничениями, и эти механизмы не могли полноценно выполнять свои функции. Это стало особенно очевидным к началу 2000 г. Большинство принимавшихся во второй половине 90-х гг. программ институциональных реформ в рассматриваемых областях фактически остались на бумаге.

Это наследие 90-х гг. необходимо либо принять как должное, либо приготовиться к новому этапу жестких институциональных реформ (“институциональная дилемма” Путина).

Очевидной ассоциацией в этой связи является восстановление и активизация основных лоббистских группировок в России в начале 90-х гг. В 1991-1992 гг. их деятельность была подорвана распадом СССР, и у государства были все шансы для тактики “независимого арбитра”. Этот шанс был упущен в 1993 г. со всеми вытекающими последствиями для экономики (бюджетный дефицит, инфляция, провал денежной приватизации, пирамида государственных ценных бумаг, псевдо-банки, вывоз капитала, нетранспарентные сделки с государственной собственностью и др.). Наиболее поверхностной характеристикой сложившейся в России системы стало расхожее понятие “приятельского капитализма”.

Финансовый кризис 1998 г. в определенном смысле вновь создал условия для смены правил игры, ослабив крупнейшие московские финансовые группировки и изменив расклад сил2

25

6. В то же время на первый план в пост-кризисный период выходят новые “олигархи”, связанные с реальным сектором (включая имущественную экспансию естественных монополистов) или с региональной элитой.

Новизна ситуации (по сравнению с 1993 г.) определяется не только появлением нового политического лидера, не связанного пока обязательствами перед сохранившими свои позиции и новыми финансовыми группировками. 2000 год должен быть решающим: во-первых, существует возможность проведения единой и осознанной политики как минимум в течение 8 лет в условиях потенциальной политической стабильности (даже ожидание такой стабильности дает ощутимый эффект на фондовом рынке в начале 2000 г.), во-вторых, только на старте новой экономической политики и продвижения в институциональной сфере возможен принципиальный отказ от модели олигархического (приятельского, криминального) квази-капитализма. С учетом накопившегося комплекса экономических и институциональных проблем 90-х гг. интенсификация государственного регулирования (от деклараций о намерениях и развития норм права до прямого вмешательства в наиболее острые конфликты) становится неизбежной.

Источники

Акционерное общество и товарищество с ограниченной ответственностью. Сборник зарубежного законодательства. Отв. ред. В.А.Туманов. М., БЕК, 1995.

Батлер У.Э.,.Гаши-Батлер М.Е. “Корпорации и ценные бумаги по праву России и США”. М.: Зерцало. 1997.

Бурцев Н. Опасный прецедент. - В: Финансовая Россия, 1998, № 39, с. 2.

Волков А., Гурова Т., Титов В. Санитары и мародеры. - В: Эксперт, 1999, 1 марта, № 8, с.18-25.

Гидаспов И.: Чисто российское банкротство. - В: Финансовые известия, 10 марта, с.III. 1999 г.

Госкомстат РФ. “Социально-экономическое положение России. 1998 год.” М.: 1999.

Грэй Ч.В., Хэнсон Р.Дж. Корпоративные отношения в Центральной и Восточной Европе. Уроки рыночной экономики развитых стран. - В: Корпоративное управление и права акционеров. М., 1994, п. 1.3.

ИЭППП. Российская экономика в январе-сентябре 1998 года. Тенденции и перспективы. М. 1998 г.

ИЭППП. Экономика переходного периода. М.:1998 г.

Камстра М. Макроэкономические факторы интеграции компаний. - В: Эксперт, 1998, № 46, 16 ноября, с. 24.

Комментарий к закону РФ “О несостоятельности (банкротстве)”. М.: 1998.

Латынина Ю. Модернизация большой дубинки. - В: Эксперт, 1998, 27 апреля, № 16, с. 10-12.

Ляпина С. Слияния и поглощения - признак развитой рыночной экономики. - В: Рынок ценных бумаг, 1998, № 8, с. 17-20.

Неймышева Н. Банкротство по-русски.- В: Финансовые известия, 2 марта 1999, с. II

Радыгин А. “Реформа собственности в России: на пути из прошлого в будущее”. М.: Республика. 1994.

Радыгин А.,.Гутник В, Мальгинов Г. Структура акционерного капитала и корпоративный контроль: контрреволюция управляющих - В: Вопросы экономики. 1995, № 10, с. 47-69.

Тихомиров М.Ю., ред. Комментарий к Федеральному закону “Об акционерных обществах”. М. :1998.

ФКЦБ (1996a): Корпоративное управление в Российской Федерации: 1994-1995“. Федеральная комиссия по рынку ценных бумаг. Весна 1996.

ФКЦБ (1996b): Владение акциями компаний и корпоративное управление в Российской Федерации“. Федеральная комиссия по рынку ценных бумаг. Май 1996.

ФКЦБ Развитие рынка ценных бумаг в России. Доклад Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг. М.: 1997.

ФКЦБ. Годовой отчет за 1997 год. Федеральная комиссия по рынку ценных бумаг. М.: 1998.

ФКЦБ. Годовой отчет за 1998 год. Федеральная комиссия по рынку ценных бумаг. М.: 1999.

Arnold J. Low Finance. Bank-led restructuring has failed. - In: Business Central Europe, December 1998/January 1999, p. 20.

Arrow K.J. The limits of organization. New York, Norton, 1974.

Bohm A., ed. “Economic Transition Report 1996”. CEEPN. Ljubljana.: 1997. Coffee J.C. (1988): “Shareholders Versus Managers”. Oxford University Press.

EBRD. EBRD Transition Report 1998.

Hirschman A.O. Exit, Voice, and Loyalty: Response to Decline in Firms, Organisations and States.” Cambridge: Harvard University Press. 1970.

IET (1992-1999): Annual reports on russian economy. Trends and prospects. Moscow: Institute for the Economy in Transition.

Radygin A. Privatisation in Russia: Hard Choice, First Results, New Targets. London: CRCE-The Jarvis Print Group. 1995.

Radygin A. Corporate Securities Market Development in Russia. - In: Capital Market Development in Transition Economies. Country Experience and Policies for the Future. Paris, OECD, 1998, ch. 9, pp. 161-188.

TACIS. Financial Industrial Groups. Обзорный отчет. 1998. Ноябрь.

The World Bank. “From plan to market.” World Development Report 1996. Oxford University Press.

The World Bank – OECD. “Between State and Market: mass privatization in transition economies.” Ed. by Ira W. Liberman, Stilpon S. Nestor, Rai M. Desai. The World Bank-OECD. 1997.

Приложение 1: поправки к федеральному закону “Об акционерных обществах”

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН

О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон

“Об акционерных обществах”

Статья 1. Внести в Федеральный закон от 18 октября 1995 года № 208-ФЗ “Об акционерных обществах” (Собрание законодательства Российской Федерации, 1996, № 1, ст. 1; № 25, ст. 2956; 1999, № 22, ст. 2672) следующие изменения и дополнения:

1. В статье 1:

в пунктах 1, 3 и 4 слова “создания и” заменить словами “создания, реорганизации, ликвидации,”;

пункт 5 изложить в следующей редакции:

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 19 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.