WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 19 |

Институт экономики переходного периода

103918, Россия, Москва, Газетный переулок д. 5 Тел./ факс 229 6596, www.iet.ru

Посткризисное перераспределение прав собственности и проблемы защиты прав акционеров (инвесторов)

Авторы:

А.Радыгин

Н.Шмелева

Г.Мальгинов

Москва

март 2000 г.

Содержание

Введение

1. Влияние финансового кризиса 1997-1998 гг. на процессы перераспределения прав собственности в индустриальном секторе российской экономики

1.1. Особенности приватизационного процесса

1.2. Кризис финансово-промышленных групп

1.3. Перераспределение прав собственности посредством реструктуризации долгов

1.4. Нарушения прав акционеров в рамках внутрикорпоративных процедур (внутренних механизмов корпоративного управления)

1.5. Реанимация холдинговых структур

1.6. Национализация

2. Особенности функционирования внешних механизмов корпоративного управления в посткризисный период

2.1. Законодательство

2.2. Рынок корпоративных ценных бумаг

2.3. Процедуры банкротства

2.4. Рынок корпоративного контроля (поглощения)

3. Общие перспективы институциональных реформ в корпоративном секторе (Заключительные выводы).

Источники

Приложение 1: Поправки к федеральному закону “Об акционерных обществах”

Введение

Основной целью настоящей работы является оценка изменений в структуре собственности и контроля в контексте финансового кризиса, а также анализ изменений в формировании национальной модели корпоративного управления, подготовка практических рекомендаций по обеспечению (защите) прав акционеров.

В рамках настоящей работы проведен детальный анализ влияния финансового кризиса на динамику и особенности процессов перераспределения собственности в России в 1998-1999 гг. в контексте защиты прав инвесторов. На этой основе сделаны выводы о продолжающейся дестабилизации прав собственности. Это позволило с учетом среднесрочной перспективы оценить современную роль классических внешних механизмов корпоративного управления для специфики функционирования российских корпораций.

Практическим итогом работ стали новые (доработанные) нормативно-правовые рекомендации по совершенствованию процедур защиты прав акционеров в рамках закона “Об акционерных обществах”, а также ряд других предложений институционально-правового характера. Проект поправок к федеральному закону “Об акционерных обществах” прилагается.

В дальнейшем предполагается также расширение правовых рекомендаций с учетом проектов новых федеральных законов (предположительно: "Об ответственности за совершение сделок с использованием служебной информации на рынке ценных бумаг", "Об аффилированных лицах", “Об изменениях и дополнениях в Уголовный кодекс РФ”, “Об изменениях и дополнениях в Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР").

Потенциальными пользователями результатов проекта являются Государственная Дума Федерального Собрания РФ, Федеральная комиссия по рынку ценных бумаг, Министерство экономического развития и торговли РФ (департамент реформы предприятий), Министерство государственного имущества РФ.

1. Влияние финансового кризиса 1997-1998 гг. на процессы перераспределения прав собственности в индустриальном секторе российской экономики

1.1. Особенности приватизационного процесса

Финансовый и политический кризис 1998 года подвел черту той неоднозначной политике, которую с некоторой долей условности принято называть “денежной приватизацией” в России. Итоговый доход от продаж в 1998 г. формально соответствует требованиям закона о бюджете на 1998 г. и скорректированному заданию правительства, однако основная часть этого дохода получена от продажи 2,5% акций РАО “Газпром” (таблица 1). Как и в предыдущие годы, стандартные приватизационные сделки сколько-нибудь весомой добавки в бюджетные средства не принесли - при том, что фактически ни одна из запланированных продаж не состоялась. В то же время в 1998 г. ситуация осложнилась новыми факторами, связанными с финансовым кризисом.

Во-первых, девальвация рубля и общее падение капитализации российского рынка акций лишили ценовых ориентиров даже наиболее перспективных российских эмитентов. В этих условиях государство как продавец оказывается перед искушением выхода за пределы формального правового поля. Примером может являться отмена результатов сделки по продаже пятнадцатипроцентного пакета акций нефтеторговой компании “НАФТА-Москва” в сентябре 1998 г., который в 1995 г. был передан в залог, по мотивам несоответствия предложенной цены валютному эквиваленту на тот период (хотя в не изменявшихся комиссией условиях конкурса цена зафиксирована в рублях).

Видимо, возможность отмены сделки по такой причине стала стимулом фактического комиссионера (“МФК-Ренессанс”) для сохранения прежнего валютного эквивалента при определении цены 14,84% акций Новолипецкого металлургического комбината (НЛМК). Если на залоговом аукционе 1995 года кредит правительству составил 24,2 млн. ЭКЮ, то в декабре 1998 г. этот последний из заложенных пакетов при стартовой цене 25 млн. ЭКЮ продан за 26,1 млн. ЭКЮ (или 30,8 млн. долл. при том, что рыночная стоимость пакета на момент сделки составляла около 8 млн. долл.). Безусловно, группу “МФК-Ренессанс” трудно заподозрить в филантропии: согласно договору залога стартовая цена просто не могла быть ниже размера кредита. Имелась и более весомая причина - угроза перехвата контроля в НЛМК как со стороны старого конкурента TWG (36% акций НЛМК), так и со стороны бывшего союзника в борьбе с TWG и менеджерами НЛМК инвестиционного фонда Cambridge Capital Management (около 25 % акций НЛМК).

Во-вторых, это изменившиеся условия борьбы за перераспределение собственности. В ситуации хронического кризиса финансовых рынков в России с октября 1997 г. мобилизация свободных финансовых ресурсов (собственных и заемных) для установления контроля над новыми объектами становится все более проблематичной даже для крупнейших отечественных финансовых группировок. Что касается потенциальных иностранных инвесторов, то лучшим свидетельством их оценки ситуации стал массированный отток с рынка корпоративных ценных бумаг в 1998 г.

Эта ситуация явно неблагоприятна с точки зрения бюджетных доходов, однако может способствовать активизации приватизационных продаж в тех случаях, когда резкое падение цен на рынке позволяет с минимальными затратами завершить процесс консолидации корпоративного контроля. Так, если на стадии быстрого роста рынка многие держатели пакетов акций были вынуждены ограничиваться только портфельным вложением, блокирующим или в лучшем случае контрольным пакетом, то в условиях кризиса логичной становится дальнейшая концентрация акционерного капитала.

Сложившаяся ситуация означает продолжение и, возможно, ускорение массового сброса остающихся пакетов. В целом, по данным МГИ, в 1998 г. предполагалась продажа около 2 тысяч “раскрепленных” пакетов акций, многие из которых, видимо, остаются пока в собственности государства. Предполагался также безусловный сброс пакетов менее 25%. Как показывает практика прежних лет (тем более в условиях глубочайшего кризиса финансового рынка), речь может идти не столько о продаже, сколько о фактической передаче этих пакетов тем или иным имеющимся частным или институциональным держателям акций.

В итоге приватизационный процесс вновь возвращается на стадию спонтанного внеэкономического развития: с одной стороны, в силу незаинтересованности правительства в организации типовых сделок в рамках остаточной приватизации, с другой - по причине дешевизны активов и, соответственно, исчезнования рыночных критериев для сделок. Это означает и возможность усиления правового нигилизма в отношении участников приватизационного процесса, что в целом ведет к дальнейшей дестабилизации прав собственности. Дестабилизирующее значение некоторых правовых решений в области прав акционеров принципиально и для восстановления общего инвестиционного климата.1

В целом приватизация как элемент экономических реформ становится все менее актуальной. Это касается как системообразующей ее роли (актуальной для первой половины 90-х гг.), так и бюджетной ориентации приватизационных продаж (с разной степенью успеха доминирующей во второй половине 90-х гг.). Этот процесс падения роли приватизации в развитии переходной экономики проявился, в частности, в возросшей в 1999 г. активности критиков применявшихся моделей (объектом жестких нападок вновь стала не только российская модель массовой приватизации, но и бывшая некогда эталонной с точки зрения Запада чешская купонная схема).

С точки зрения дальнейших системных преобразований приватизация со всей очевидностью уступила место вопросам корпоративного управления и реструктурирования приватизированных предприятий. С точки зрения пополнения доходов бюджета (с 1999 г. – финансирования бюджетного дефицита) на первый план выходят задачи рационализации использования и повышения эффективности управления государственной собственностью. Наконец, инвестиционная составляющая приватизационных сделок традиционно близка к нулю. Более того, многие сделки с инвестиционными условиями в 1999-2000 гг. стали по разным причинам объектами расследования, в том числе уголовного, на предмет возврата пакетов акций в собственность государства.

По данным Мингосимущества РФ, на 1 января 2000 г. в сектор приватизированных предприятий входили около 130 000 предприятий (58,9 % от общего числа предприятий РФ к моменту начала приватизации). Одновременно по итогам приватизации 1992-1999 гг. в распоряжении государства осталось значительное количество пакетов акций предприятий (3100 закрепленных с учетом “золотой акции” и 7000 - 8000 непроданных), проблема продажи которых стала ключевой для собственно приватизационной политики 1995-1999 гг.

Замедление приватизационного процесса связано со многими объективными и субъективными факторами. Наиболее существенным является отсутствие спроса на большинство продаваемых “остаточных” пакетов (в силу отсутствия интереса к данным хозяйственным объектам в принципе, либо в силу уже установившихся на конкретном предприятии формальных и/или неформальных полюсов корпоративного контроля). Объективной доминантой продолжающихся приватизационных продаж являлись мотивы установления (завершения консолидации) контроля, типичные для постприватизационного периода во всех странах с переходной экономикой. Нерешенность проблем с земельными участками, незавершенными объектами, мобилизационными мощностями, наличием большого числа госпакетов акций (фактически неуправляемых) приводили к дополнительному замедлению приватизационного процесса и снижению цены совершавшихся сделок.

Следует заметить также, что в регионах существует две сдерживающие приватизационный процесс тенденции: с одной стороны, невыполнение принятых в последние годы решений о приватизации, с другой стороны, стремление региональных властей установить контроль над максимально возможным числом предприятий региона, в том числе находящихся в федеральной собственности.

Объективным негативным фактором стало развертывание кризиса на финансовых рынках в 1997-1998 г., что также снижало эффективность приватизационных сделок, наиболее важных для бюджета. С учетом падения привлекательности для инвесторов нефтяных компаний в условиях неблагоприятной мировой конъюнктуры возможности бюджетной ориентации приватизационной политики были (по крайней мере, до середины 1999 г.) особенно ограниченными.

Принятие нового закона "О приватизации государственного имущества и об основах приватизации муниципального имущества РФ" (№ 123-ФЗ, подписан Президентом РФ 21 июля 1997 г., вступил в силу со 2 августа 1997 г.) не стало весомым стимулом для ускорения приватизации в 1998-1999 гг. Одним из сдерживающих факторов является непринятие Государственной Думой проекта закона “Об утверждении государственной программы приватизации государственного имущества в РФ”.

Существенно также, что в 1999 г. впервые доходы от приватизации (таблица 1) не включены в доходную часть федерального бюджета, а отнесены к источникам финансирования бюджетного дефицита. Это позволяет избегать жесткой бюджетной ориентации при принятии решений о сделках, в большей степени учитывая реальную конъюнктуру.

Два последних соображения (одобрение списков предприятий в обход Государственной Думы и обеспечение возможности финансового маневра в отношении конкретных объектов) привели к появлению сразу 3 списков потенциальных объектов продаж в 1999 г. В первом списке оказались некоторые крупнейшие АО (“ЛУКОЙЛ”, “Газпром”, “Аэрофлот”), во втором – пакеты перспективных предприятий, которые в совокупности могут внести весомый вклад в бюджет (около 60 предприятий, включая нефть и металлургию), в третьем – порядка 1200 остаточных пакетов акций мелких и средних предприятий для продажи региональными отделениями РФФИ.

Таблица 1. Приватизация в 1995-1999 гг.

1995

1996

1997

1998

1999

2000

Количество приватизированных предприятий

6000

5000

3000

2583

595

-

Утвержденный бюджет

4,991 трлн. а

12,3 трлн.

6,525 трлн.

8,125 млрд. c d

15 млрд.cf

(всего 18,5)

18 млрд. c (всего 23,7)

Фактически получено

7,319 трлн.

1,532 трлн.

18, 654 трлн. b

14,005

млрд. e

8,33 млрд. c

(всего 17,3)

-

Дивиденды по федеральным пакетам акций

115 млрд.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 19 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.