WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 11 |

В приложении 4 приводятся тесты исследуемых рядов на наличие единичного корня. По результатам ADF-тестов (Augmented Dickey-Fuller Unit Root Test) наличие единичного корня рядов дефлированных приростов неплатежей не отвергается на 90-процентном уровне доверия. Интегрированность рядов непросроченных обязательств не отвергается ADF-тестом на 95-99-процентном уровне. Гипотезы об интегрированности первых разностей отвергаются. Т.о., основываясь на результатах ADF-тестов можно принять гипотезу о наличии единичного корня первого порядка в рядах задолженности. Однако, в соответствии с альтернативным тестом (Phillips-Perron), наличие единичного корня во всех рядах отвергается (см. приложение 4).

Следует отметить, что все тесты на наличие единичных корней и коинтеграцию обладают весьма низкой мощностью по отвержению гипотезы о наличии единичного корня. В связи с этим, отвержение нулевой гипотезы усиливает уверенность в стационарности ряда. В нашем случае ADF-тест не отверг нулевую гипотезу о нестационарности, тогда как Phillips-Perron-тестом гипотеза во всех случаях была отвергнута. Phillips-Perron-тест обладает большей мощностью, но в случае если исходный ряд не имеет отрицательных коэффициентов скользящего среднего в разложении Бокса-Дженкинса9. Мы проводили оценку автокорреляционных функций исследуемых рядов (не приводятся), которые не выявили наличия отрицательных коэффициентов скользящего среднего. Однако, поскольку все-таки остается неясность в этом вопросе, с целью повышения доверия к полученным результатам в некоторых случаях мы прибегали к коинтеграционному анализу в дополнение к обычным OLS-оценкам.

Анализ конъюнктурных опросов предприятий

Мы задались целью исследовать вынужденные причины неплатежей с тем, чтобы определить являются ли они порождением плохих предприятий или недостатка кредитования. Однако, вероятно, никакие из преднамеренных причин возникновения неплатежей исключать нельзя. Но степень распространения тех и других, по всей видимости, неодинакова. Посмотрим, как сами предприятия оценивают причины снижения собственного производства, что является некоторой мерой эффективности, с тем чтобы попытаться сделать выводы о характере причин неплатежей. В таблице 2 приводятся результаты опросов предприятий, проводимых ИЭПП в разные периоды.

Таблица 2. Ответы предприятий на вопрос: "Что сдерживает производство" (% предприятий, согласившихся с вариантом ответа).

ЧТО СДЕРЖИВАЕТ ПРОИЗВОДСТВО

04.95

07.98

10.99

ничего

0

0

1

внутр. платежеспособный спрос

55

64

49

низкий экспортный спрос

11

18

15

конкуренция импорта

11

12

5

неплатежи потребителей

74

56

36

оборотные средства

83

62

69

нехватка квалиф. кадров

15

8

20

оборудование

6

4

11

нехватка сырья и полуфабрикатов

33

22

34

нехватка энергии

3

5

12

прочее

8

7

5





Источник: опросы ИЭПП.

Основными причинами, тормозящими развитие производства, предприятия считают "нехватку оборотных средств", "недостаточный внутренний платежеспособный спрос", "неплатежи потребителей", "нехватку сырья и полуфабрикатов". Все названные причины имеют вынужденный характер и относятся, прежде всего, к неэффективности производств и недостатку ликвидности. Как уже отмечалось ранее, одной из причин "нехватки оборотного капитала" является отсутствие платежеспособного спроса на произведенную продукцию. Таким образом, эти причины в определенной мере пересекаются. В 1995 и 1998 гг. более половины предприятий констатируют нехватку внутреннего платежеспособного спроса. В 1999 г. этот показатель несколько снизился. В этот же период отмечалось и некоторое снижение приростов просроченной задолженности. Тем не менее, решения проблем с ликвидностью (оборотные средства) в 1999 г. предприятия не наблюдают. Другие причины, в том числе не перечисленные в вопросах ("прочее"), не носят превалирующего характера. Поэтому можно с определенной долей уверенности говорить о преобладании вынужденного характера неплатежей.

Аналогичные выводы о роли спроса в образовании неплатежей (на основе гипотезы о неэффективности предприятий) можно сделать и из результатов опросов предприятий, регулярно проводимых ИЭПП, об использовании бартера, фактическом изменении спроса и производства.

На рисунке 6 изображены динамика чистой доли предприятий, изменивших выпуск (доля предприятий, увеличивших выпуск в прошлом месяце, за вычетом доли предприятий, снизивших выпуск в прошлом месяце) и чистое изменение "бартерного10" и "платежеспособного" спроса (разность по аналогии с выпуском). Как видно из рисунка, динамики изменений платежеспособного спроса и объемов выпуска близки и явно положительно коррелированы.

Что касается бартера, то возможно предприятия используют бартер для минимизации налогов, что позволяет снизить издержки, в таком случае его использование м ожет способствовать увеличению объемов выпуска продукции. В противном случае бартер является вынужденной мерой, и он все-таки увеличивает издержки, то выпуск продукции, при прочих равных условиях, должен сокращаться.

Вопросы об изменении бартерного спроса, к сожалению, включались в опросы ИЭПП только со второй половины 1998 года. Поэтому данных за более ранние периоды нет. Однако можно предполагать, что в некоторой степени этот показатель находится в обратной зависимости с платежеспособным спросом.

Рисунок 6. Чистая доля предприятий, объемы производства и спрос на продукцию которых увеличились (+) или уменьшились (-)

Источник: опросы ИЭПП.

Из рисунка 6 видно, что бартерный спрос снижался с ростом объемов производства. Это лучше соотносится с нашими рассуждениями о неэффективности бартера и хуже согласуется с тем, что бартер (и, возможно, неплатежи) используется исключительно в целях ухода от налогов.

Такой вывод согласуется и с ответами предприятий, полученных Российским экономическим барометром (РЭБ). По данным РЭБ11 (1994), причины использования бартера заключаются: в недостатке оборотных средств (47%), в стремлении ускорить реализацию своей продукции (39%), высоком уровне налоговых платежей (17%), в другом (9%). Кроме того, в 40% случаев предприятия получают по бартеру продукцию, которую бы предприятие не покупало вовсе или покупало у других поставщиков, если бы располагало достаточными финансовыми ресурсами (данные РЭБ, 1997).

Исходя из вышесказанного, бартер и, вероятно, неплатежи большей частью являются вынужденной мерой, и если связаны с уходом от налогообложения, то при снижении выпуска и довольно ограниченно. Недостаток оборотных средств и стремление ускорить реализацию своей продукции, по всей видимости, надо считать вынужденной причиной использования бартера. Все это следствия одной проблемы – отсутствия платежеспособного спроса со стороны потребителей. Разумеется, здесь надо делать поправку на достоверность информации, получаемой непосредственно от самих предприятий. Ясно, что на вопросы, касающиеся ухода от налогов, ответы могут быть не вполне достоверные. Однако ответы согласуются с фактическими изменениями в объемах производства предприятий, что увеличивает степень доверия к ответам.





Подводя итоги, можно предположить, что проблема неплатежей (и бартера) большей частью имеет вынужденный характер, связанный с неэффективностью предприятий и недостатком ликвидности (особенно в условиях доступности экспортных товаров).

Неплатежи и эффективность предприятий

По данным Госкомстата РФ в период с 1995 по 1998 гг. в России более 50% предприятий были убыточными. Фактически эти предприятия не смогли реализовать свою продукцию выше или по себестоимости. Очевидно, что финансовые проблемы предприятий мешали им расплатиться с кредиторами. В то же время это не привело к банкротствам, реструктуризации должников. Отсюда следует, что при возможности неисполнения обязательств в принципе, должна существовать прямая зависимость между неплатежами и убытками или некими другими характеристиками фирм, отражающими убыточный характер их деятельности. Мы провели проверку данной гипотезы на годовых региональных данных с 1993 по 1999 годы.

В качестве объясняемой переменной мы использовали изменение просроченной задолженности перед кредиторами за год, отнесенное к объему произведенной продукции. Использование объема производства вместо продаж обусловлено отсутствием информации об объеме отгруженной продукции по регионам (не публикуется Госкомстатом РФ). Для тестирования гипотезы оценивалась следующая модель:

(1)

где

– прирост кредиторской просроченной задолженности предприятий и организаций -того региона, отнесенный к объему произведенной продукции;

– доля убыточных предприятий -того региона в общем числе предприятий региона;

– коэффициенты, параметры уравнения регрессии ();

– случайный член.

Оценка коэффициентов модели производилась для разных периодов: с 1993 по 1999 г., для каждого года отдельно. При этом, в регрессиях с 1993 по 1997 гг. в качестве зависимой переменной использовались агрегированные данные по четырем отраслям экономики: промышленность, сельское хозяйство, строительство и транспорт. В регрессии для 1998 – по промышленности, а 1999 г. – по всем отраслям экономики (крупные и средние предприятия – без малого бизнеса). Кроме того, ввиду отсутствия данных на конец 1992 года, в качестве объясняемой переменной регрессии для 1993 года использовались накопленные значения неплатежей. Результаты OLS-оценки моделей приведены в таблице 3.

Таблица 3. Результаты оценки модели (1) для 1993-1999 гг.

  1. Зависимая переменная – накопленное значение неплатежей (в остальных случаях прирост за период).
  2. По промышленности.
  3. По всем отраслям экономики, крупные и средние предприятия.

По результатам оценки модель объясняет от 8 до 30% дисперсии неплатежей. Все коэффициенты при единственной объясняющей переменной – доле убыточных предприятий – положительны и значимы на уровне доверия 99%, что соответствует выдвинутой гипотезе. Таким образом, в регионах с большей долей убыточных предприятий действительно накапливается больше неплатежей, что соответствует выдвинутой гипотезе.

Следует отметить, что процент объясненной дисперсии в данной спецификации модели не может быть слишком велик. Экзогенная переменная – доля убыточных предприятий – не слишком хороша для объяснения доли неоплаченной продукции, т.к. размеры предприятий сильно варьируют как в пределах одного региона, так и по регионам. Если основными неплательщиками в регионе являются крупные предприятия и они же убыточные, то их доля в продажах всего региона будет высокой, тогда как их количество в числе всех предприятий региона будет низкой. Другими словами, доля в продажах не обязательно прямо пропорциональна доли предприятий, что предполагается моделью. Если бы все предприятия в регионе были одинаковыми, производили одинаковую долю продукции, то качество регрессий было бы выше. Этой проблемы можно избежать, если использовать вместо доли убыточных предприятий сумму убытков, отнесенную к объему продаж (в нашем случае мы предполагаем, что объем продаж равен объему производства).

Если прибыль отрицательная (убыток), то предприятие не может полностью окупить затраты, и значит возникнут проблемы с исполнением обязательств. Источником покрытия возникших убытков в данной ситуации могут быть собственные средства предприятия, кредит либо неплатежи кредиторам. В условиях отсутствия собственных средств и кредитов такое предприятие, в соответствии с гипотезой, будет финансировать убытки неисполнением обязательств, т.е. генерировать неплатежи. Тогда, при прочих равных условиях, один рубль убытков будет переходить в один рубль неплатежей.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 11 |





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.