WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |

При всесторонней оценке бедности как социально-экономического явления использование одного только показателя доли семей с доходами ниже черты бедности является совершенно недостаточным, в литературе он все чаще характеризуется как низкоинформативный и ненадежный. В дополнение к этому основному показателю обычно используются индексы глубины и остроты бедности.

Глубина бедности характеризует сумму дохода, недостающего до прожиточного минимума, в расчете на одну семью (в процентах относительно прожиточного минимума). Для расчета индекса остроты бедности используется сумма квадратов отклонений фактического дохода бедных семей от прожиточного минимума, отнесенная к общему числу семей. Таким образом, в последнем случае значение индекса тем выше, чем значительнее индивидуальные отклонения. На остроту бедности особо сильное воздействие могут оказать факторы административной бедности с учетом высокой территориальной и отраслевой концентрации этого явления.

С учетом значительной дифференциации бедности по регионам России, для всесторонней характеристики бедности целесообразно проводить расчеты всех названных показателей. Например, в Нижегородской и Брянской областях доля бедных семей в 1995 году была одинаковой, но индекс остроты бедности в Брянской области был в полтора раза выше, чем в Нижегородской (0,051 против 0,033).

В последние годы наиболее высокая доля бедного населения была зарегистрирована в Северо-Кавказском районе, Калмыкии, Бурятии, Туве, Читинской области, Новосибирской области, республиках Мари-Эл и Мордовия, Псковской области. В названных областях примерно 50% от общего числа бедных семей (то есть 20-30% населения) проживает в условиях крайней бедности или нищеты (иначе говоря, средние доходы соответствующих семей на достигают половины прожиточного минимума). В наиболее бедных регионах особое распространение получает застойная бедность, то есть бедность переходит из временного в хроническое состояние. Постепенно ранее размытые группы малоимущих принимают устойчивые очертания и, как пишет Т.В. Ярыгина, причиной бедности становится сам факт проживания в определенной местности или занятости в определенной сфере3.

Определенные изменения происходят и в демографическом составе бедного населения - растет доля населения в трудоспособном возрасте и несколько снижается доля пенсионеров при примерно постоянной доле детей.

Таблица 22.8

Состав бедного населения в 1992 и 1994 годах

1992

1994

Все население

100

100

Дети в возрасте до 6 лет

9,9

9,6

Дети в возрасте от 6 до 15 лет

18,4

20,3

Молодежь 16-30 лет

17,7

19,3

Женщины 31-54 года

17,4

20,1

Мужчины в возрасте 31-59 лет

16,8

19,7

Женщины в возрасте старше 55 лет

15,2

6,0

Мужчины в возрасте старше 60 лет

4,6

2,1

Источник: Госкомстат России.

Положение семей с детьми в возрасте до 6 лет является наиболее тяжелым - в 1994 году свыше 60% детей этого возраста проживали в бедных семьях, при этом в бедности проживали только 28% пенсионеров.

Специфика нынешней ситуации в России заключается в том, что помимо традиционно уязвимых групп - многодетных, инвалидов, неполных семей, пенсионеров, учащихся - в категорию бедных попадают новые большие группы - безработные, работающие с детьми, военнослужащие, то есть категории экономически активного населения, которые способны и должны своим трудом обеспечить необходимый уровень благосостояния.

В настоящее время очень трудно прогнозировать вероятные изменения в масштабах распространения и остроты бедности в России. Установка на борьбу с административной бедностью на уровне статистически наблюдаемых эффектов может привести к росту традиционно регистрируемых показателей бедности (вполне вероятным результатом может стать рост безработицы и расширение групп, получающих низкие доходы). Есть все основания и для пересмотра параметров, задающих черту бедности, и в результате подобной процедуры доля бедных опять-таки может увеличиться. С другой стороны, результирующий показатель доли бедного населения в какой-то мере (хотя и в небольшой) коррелирует с масштабами административной бедности, поэтому рост обобщающего показателей доли бедного населения может быть и не столь значительным.

Вообще говоря, задача ограничения бедности и не могла быть решена в условиях сокращения реальных доходов населения, сопряженного с первым пятилетием реформ в России. Лишь в условиях экономического роста с нейтральным распределением доходов или при перераспределении доходов в пользу бедных слоев населения может начаться устойчивое сокращение масштабов бедности. Мировой опыт показывает, что одним из условий борьбы с бедностью должны стать такие инвестиции в человеческий капитал, которые ориентированы на наименее обеспеченные слои населения, необходимо, чтобы бедные получили доступ к физическим ресурсам и инфраструктуре.

Одним из важных направлений деятельности в данной сфере должна стать организация адресной, целевой помощи бедным (так называемое “таргетирование” программ). Сложности заключаются в существенном росте административных издержек: например, в случае, когда пособия выделяются при прохождении теста нуждаемости, отсутствуют, как правило, возможности провести этот тест сколько-нибудь убедительным образом. Вообще, достаточно трудно настроить систему целевой помощи - весь эффект должен быть получен бедными слоями общества, но неизбежны утечка части средств к богатым. Возникают ошибки первого рода - когда семья ошибочно классифицируется как бедная и второго рода - когда бедная семья не признается таковой.

Ниже мы кратко охарактеризуем ход реализации экспериментальных адресных программ социальной помощи, выполняемых в сотрудничестве с МБРР.

Все большее распространение получает подход, когда целевая помощь оказывается в зависимости, например, от места проживания семьи - реальную возможность получить дополнительное пособие имеют семьи, живущие в “зонах бедности”. Эффективным приемом считается и так называемое самотаргетирование - в этом случае программа организуется таким образом, чтобы ее привлекательность для богатых членов общества была минимальной (речь идет об общественных работах, базовых учреждениях культуры и здравоохранения, о предоставляемом бедным минимальном наборе простейших услуг). Наконец, в мировой практике предлагается применять и традиционные для прежней советской системы способы рационирования через очередь, а также субсидирования продуктов низкого качества (разумеется, низкого в экономическом, а не в бытовом или, скажем, медицинском смысле).

В настоящее время в России отсутствует единая методология предоставления социальной помощи бедным семьям, равно как и методика оценки нуждаемости. Различными льготами пользуется около 100 млн человек, но если перечень льгот, предоставляемых на федеральном уровне, в настоящее время систематизирован, то льготы, субсидии, компенсации и социальные выплаты, предоставляемые на региональном и местном уровнях, до сих пор еще не обобщены. Начиная с 1997 года в трех субъектах федерации - Республике Коми, Воронежской и Волгоградской областях - осуществляются пилотные программы социальной помощи. В каждом из названных регионов апробируется одна из возможных методик оценки нуждаемости, в соответствии с которой разрабатываются схемы выплаты пособий по крайней бедности. Например, в Республике Коми пособие, в соответствии с Законом Республики о прожиточном минимуме, назначается в случае, когда полный среднедушевой доход семьи ниже так называемого гарантированного душевого денежного дохода, который составляет около 40-50% от прожиточного минимума. Полный среднедушевой доход семьи определяется исходя из ее экономического потенциала, определяемого как доход, который члены семьи могут получить при рациональном использовании имущества, им принадлежащего, и ее трудового потенциала. (На практике доля дополнительного "вмененного" дохода, рассчитанного по принятой в республике методике, невелика - экономический потенциал выше обычного дохода всего на 5-10%). Для регистрации семьи в качестве нуждающейся не требуется представление формальных справок, но сведения, сообщаемые заявителями, могут проверяться социальными работниками. Интересно, что результаты регистрации оказались весьма далекими от данных официальной статистики, в соответствии с которой к числу лиц, проживающих за чертой бедности, относится свыше 30% населения Республики. В 1997 году в качестве нуждающихся (при отсутствии каких-либо административных ограничений) зарегистрировалось всего 4% населения Коми. Столь же высок был разрыв между долей "статистически-официально бедных семей" в остальных пилотных областях и числом реально зарегистрировавшихся семей. Таким образом, введение механизмов контроля нуждаемости и введение единого пособия по нуждаемости, предоставляемого по целевому принципу слоям населения, проживающим в крайней бедности, может в перспективе привести к значительному сокращению общего объема социальных выплат и более эффективному использованию бюджетных средств.

В последнее время активно ставится вопрос и о необходимости разработки методологии оценки эффективности программ борьбы с бедностью уже на этапе создания этих программ. В будущем необходимо будет судить о степени распространения бедности на основе целого набора показателей, а не ограничиваться одним-единственным небесспорным показателем "прожиточного минимума" как черты бедности.

Наконец, при разработке перспективных программ борьбы с бедностью необходимо учитывать существующий разрыв между денежными и валовыми доходами семей, особенно с учетом растущей роли поступлений из личного подсобного хозяйства, эквивалентных 50-60% учтенного денежного дохода сельских семей и семей, проживающих в небольших городах.

22.3 Воздействие инфляции на номинальные
активы домашних хозяйств;
инфляция и бедность

В данном разделе подробно рассматривается вопрос о взаимосвязи наблюдаемой дифференциации доходов и уровня бедности, с одной стороны, и уровня инфляции - с другой. Расчеты, проведенные авторами данного раздела, подтверждают наличие устойчивой статистической взаимосвязи между этими процессами в период высокой инфляции. Вместе с тем, на дифференциацию доходов после снижения уровня инфляции начинает воздействовать существенно иной набор факторов, чем те, которые были описаны выше.

Бремя инфляционного налога для определенной группы населения (обычно в этом контексте принято рассматривать децильные или квинтильные группы) зависит от структуры ее активов и обязательств, скорости расходования полученных средств, способов и размеров резервирования той части дохода, которая будет истрачена в последующих периодах. Так, домашнее хозяйство, которое не хочет истратить весь полученный в текущем месяце доход на товары и услуги, имеет широкий выбор в отношении формирования “портфеля” своих активов. В частности, семья может хранить сбережения в наличных рублях, приобретать акции, облигации, валюту, вносить средства на вклады в банки (прежде всего, в Сбербанк), коммерческие банки или истратить полученные средства на покупку ценностей (например, бриллиантов или антиквариата) или товаров, которые будут потребляться в будущих периодах. Кроме того, у домашнего хозяйства могут быть и отрицательные активы - например, неоплаченные счета по квартплате или счета за электричество и т.д. Очень часто семья может одалживать деньги родственникам, соседям или знакомым ( или, в свою очередь, занимать у них деньги). Разумеется, в последнем случае трудно судить о том, ссужаются ли деньги под проценты и с каким финансовым риском сопряжены подобные операции.

Можно попытаться смоделировать воздействие инфляции на спрос на деньги в обращении, спрос на рублевые депозиты в сбербанке и коммерческих банках и среднюю заработную плату (этот показатель используется как приближенная оценка денежного дохода).

В частности, в период между 1992 и 1996 гг. краткосрочная эластичность реального спроса на деньги относительно инфляционной переменной (уровня цен) составляет 0.07, то есть соответствующую зависимость нельзя считать статистически значимой. (Модель описана в приложении к данной главе, пункт 1).

Размер инфляционного налога на рублевые депозиты зависит от знака реальной процентной ставки (положительного или отрицательного). Инфляционной налог на банковские депозиты колебался в сравнительно широком диапазоне, причем в отдельные месяцы 1994 и 1995 гг. он был отрицательным. Расчеты по регрессионным уравнениям для оценки зависимости депозитов в Сбербанке и коммерческих банках от инфляционной переменной в период с февраля 1992 г. до июля 1996 г. описаны в приложении к данной главе, пункт 2. Их результаты показывают, что инфляция оказывает отрицательный эффект на банковские депозиты в реальном исчислении, но для коммерческих банков этот эффект не является статистически значимым. Впрочем, зависимость спроса на депозиты в Сбербанке от инфляции оказывается статистически значимой, хотя и достаточно слабой.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.