WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |

Федеральные стандарты ориентируются на постепенное повышение уровня оплаты жилищно-коммунальных услуг за счет населения, фактически воспроизводя подход, принятый в Постановлении Правительства № 935 от 22 сентября 1993 года (табл. 17.7). Основных отличий три: во-первых, в состав затрат, покрываемых населением, включен капитальный ремонт; во-вторых, сроки перехода на 100-процентное покрытие затрат растянуты до 2003 года; в-третьих, предусмотрены более динамичные изменения максимальной доли расходов на жилищно-коммунальные услуги в семейном доходе.

Таблица 17.7

График перехода на новую систему оплаты жилья и
коммунальных услуг населением в соответствии с Концепцией реформы жилищно-коммунального хозяйства
в Российской федерации

Годы

Доля платежей населения в покрытии затрат на все виды жилищно-коммунальных услуг (федеральный стандарт, в %)

Максимально допустимая доля расходов на жилищно-коммунальные услуги в совокупном доходе семьи (федеральный стандарт, в %)

1997

35

16

1998

50

18

1999

60

19

2000

70

20

2001

80

22

2002

90

23

2003

100

25

Федеральный стандарт социальной нормы площади жилья принят единым по всей стране и составляет 18 м2 общей площади на одного члена семьи из трех и более человек, 42 м2 — на семью из двух человек, 33 м2 — на одиноко проживающих граждан. Федеральные стандарты стоимости жилищно-коммунальных услуг утверждены на 1997 год13 дифференцированно по регионам и колеблются в интервале от 6 до почти 17 тыс. руб. на м2 общей площади, составляя в среднем по России 8200 руб.

Концепция предусматривает также ускорение институциональных преобразований, в частности демонополизации и приватизации. За 1997-1998 гг. предполагается довести долю жилья, обслуживаемого на конкурсной основе, до 60%, к 2000 году — до 100%. Более существенное внимание уделяется также развитию конкурентных начал в сфере управления жилищным фондом. Намечаются подходы к регулированию и рационализации деятельности коммунальных предприятий. Предлагается более структурированный и проработанный подход к системе управления жилищно-коммунальным хозяйством, чем исходная схема “заказчик-подрядчик”. В его основу положено “рациональное разделение функций и организация взаимоотношений между собственником-домовладельцем, управляющей организацией, подрядными организациями различных форм собственности, осуществляющими обслуживание жилищного фонда и объектов инженерной инфраструктуры, и органом, уполномоченным осуществлять государственный контроль за предоставлением населению жилищно-коммунальных услуг необходимого качества, за использованием и сохранностью жилищного фонда независимо от его принадлежности”14.

В остальном Концепция в основном подтвердила те принципы, которые были заложены в реформу жилищно-коммунального хозяйства на предшествующем этапе, а именно всемерную поддержку создания товариществ собственников жилья, курс на внедрение договорных отношений в жилищно-коммунальное хозяйство, необходимость завершения процесса передачи ведомственного жилищного фонда в муниципальную собственность и т.п.

Таким образом, даже беглый анализ показывает, что в рамках нового этапа жилищной реформы сохранены те базовые подходы, которые использовались на ее предшествующих этапах. Неизменными остаются как основные направления, так и принципы реализации реформ. По-прежнему предполагается осуществлять преобразования постепенно, шаг за шагом. Существенная зависимость состояния местного бюджета от темпов жилищной реформы продолжает рассматриваться как достаточная мотивация местных властей к ускорению преобразований в этом секторе, с введением системы федеральных стандартов подобный подход даже усиливается. И хотя данное направление реформ признается на современном этапе одним из важнейших приоритетов федеральной политики, градуалистский подход к его воплощению остается неизменным.

В этой ситуации возникает вопрос: а существует ли какая-либо альтернатива постепенным преобразованиям в жилищной сфере, особенно после того, как радикальный вариант их не был реализован в рамках “шоковой терапии” на начальном этапе экономических реформ в России. С этой точки зрения может представлять интерес опыт Республики Казахстан, где в 1996 году была предпринята попытка резкой радикализации жилищных реформ как в области финансирования жилищно-коммунальных услуг, так и в институциональной сфере15.

Надо сказать, что и в предшествующий период жилищная реформа по многим направлениям развивалась в Казахстане более динамично, чем в России. В 1992-1995 годах была передана от предприятий подавляющая часть ведомственного жилья и произошла приватизация примерно 85% государственного жилищного фонда. Однако радикальных изменений в управлении и финансировании жилья в этот период не произошло. Они начались с весны 1996 года.

Переход на полное покрытие затрат на жилищно-коммунальные услуги со стороны населения произошел в Казахстане в течение менее чем одного года. На начало 1996 года ситуация по своим основным параметрам во многом напоминала российскую. Население оплачивало в среднем 30% затрат на жилищно-коммунальные услуги, причем этот уровень существенно колебался по регионам. Так, плата населения за отопление покрывала в различных населенных пунктах от 3,3% до 75% затрат. Затраты на дотирование коммунальных услуг доходили до 10% областных бюджетов16 и направлялись в основном на возмещение разницы в ценах на отопление и горячее водоснабжение.

В 1996 году тарифы на оплату коммунальных услуг для населения в среднем по республике увеличились следующим образом: по отоплению — более чем в 7,4 раза; по горячему водоснабжению — в 15,4 раза; по холодному водоснабжению — в 7,4 раза; по газоснабжению — в 1,3 раза17. В результате жилищно-коммунальное хозяйство было переведено на бездотационный режим функционирования. Повышение уровня тарифов для населения было дополнено системой социальной защиты в форме предоставления адресных жилищных пособий -аналога системы жилищных субсидий в России. Однако, в отличие от России и Украины, максимальная доля затрат на жилищно-коммунальные услуги в совокупном доходе семьи была установлена почти в два раза выше — на уровне 30%, таком же, например, как в Эстонии.

Одновременно в 1996 году был принят ряд принципиальных решений в области институциональных преобразований, в том числе Постановление Правительства Республики Казахстан № 587 от 13 мая 1996 года “О демонополизации жилищно коммунального хозяйства и упорядочении расчетов за жилищно-коммунальные услуги” и Постановление Правительства Республики Казахстан № 647 от 27 мая 1996 года “О мерах по развитию потребительских кооперативов собственников квартир и нежилых помещений в жилых домах”. Под кооперативами собственников квартир (КСК) понимается в Казахстане то же самое что в России называется товариществом собственников жилья или кондоминиумом. Под давлением со стороны властей процесс создания КСК резко ускорился. Было установлено, что во всех многоквартирных домах, где к декабрю 1996 года не создан КСК, их формирование будет осуществлено с приглашением управляющих со стороны, нанимаемых местными властями. Фактически была проведена “всеобщая кондоминизация”, в результате которой разрыв между заказчиком и потребителем жилищно-коммунальных услуг ликвидировался, так как сами потребители были превращены в заказчиков.

Активизировалось и реформирование предприятий, предоставляющих жилищно-коммунальные услуги. что касается обслуживания жилья, то предполагалось, что КСК смогут осуществлять его собственными силами, привлекая своих членов к выполнению этих функций. За тарифами коммунальных предприятий был установлен более жесткий контроль со стороны Антимонопольного Комитета. Усиление контроля в этой области позволило снизить, например, тарифы на тепло на 5-30%. Начался процесс приватизации коммунальных предприятий.

Пока еще безусловно рано подводить итоги реализации радикального подхода к реорганизации жилищной сферы в Казахстане. Очевидно, что на первом ее этапе с неизбежностью возникли дополнительные проблемы: резкий рост задолженности по платежам населения, которая за 1996 год увеличилась более чем в три раза18, организационная неразбериха при массовом создании КСК, непонимание большинством населения самого смысла проводимых реформ. Долгосрочные последствия пока неизвестны. Однако принципиальная возможность перехода к радикальному варианту жилищных реформ опытом Казахстана была доказана. Этот же опыт показал, что подобная радикализация предполагает существенное административное давление. В тех странах, где резкое повышение уровня оплаты жилья за счет населения сочеталось с добровольностью институциональных изменений, их развитие шло достаточно умеренными темпами. В Эстонии, например, несмотря на переход к бездотационному функционированию жилищного хозяйства и покрытию всех затрат за счет жильцов, к середине 1996 года было зарегистрировано лишь 12% товариществ собственников жилья от потенциально возможного их количества.

Что касается российских подходов к углублению жилищной реформы, то можно предположить, что практическая реализация концепции столкнется с существенными трудностями. Эти трудности могут быть двух типов.

Проблемы “технологии” реформы. В особенности на начальном этапе многие проблемы будут порождаться тем, что подходы, принятые в Концепции, не сочетаются с существующими “правилами игры” в бухгалтерии, отчетности и организации функционирования жилищно-коммунального хозяйства, серьезное изменение которых до сих пор не осуществлено, а также не всегда принимают во внимание технологические особенности данного сектора экономики. Так, например, введение федеральных стандартов стоимости жилищно-коммунальных услуг по регионам не учитывает внутрирегиональные различия, определяемые особенностями жилищного фонда и связанного с ним типичного набора услуг, предоставляемых в жилищно-коммунальном хозяйстве города (наличие лифтов, мусоропроводов, масштабы предоставления коммунальных услуг). Кроме того, во внимание не принимаются технологические различия в системах тепло- и водоснабжения, которые могут вести к существенной разнице в издержках, скорректировать которую невозможно в краткосрочной перспективе. На разницу в тарифах неизбежно влияет и различие сложившегося в городах среднего уровня оплаты труда. Под воздействием всего этого комплекса факторов внутрирегиональные различия могут оказаться более существенными, чем межрегиональные, что ставит под вопрос возможность использования классификации по регионам как базы дифференциации федеральных стандартов стоимости услуг.

Введение федеральных стандартов стоимости услуг игнорирует и тот факт, что система бухгалтерского учета не унифицирована, и тарифы в различных городах и регионах включают в себя совершенно разный состав затрат. Существенную проблему в этой связи представляют расходы на управление жилищным фондом, которые, в зависимости от принятой в данном населенном пункте структуры, финансируются либо за счет тарифов, либо напрямую из местного бюджета. И чем более реформированной оказывается структура управления, тем более вероятно включение этого вида затрат в тариф и, тем самым, его повышение. В результате углубление реформ может привести к неожиданным финансовым санкциям.

Еще одна проблема связана с введением универсальной шкалы повышения доли оплаты жилья и коммунальных услуг за счет населения вне зависимости от реальных возможностей экономии в результате подобного повышения. Дело в том, что существует некоторый естественный предел повышения уровня оплаты, причем этот предел различается не только по областям, но и от города к городу. Очевидно, что каждое повышение доли населения в оплате жилья и коммунальных услуг предполагает экономию городского бюджета на дотациях в жилищно-коммунальное хозяйство. Но в то же время оно сопровождается и дополнительными бюджетными расходами на выплату жилищных субсидий, а также на развитие самой системы предоставления субсидий. Кроме того, как показывает опыт, предполагаемую экономию нужно уменьшить на прирост безнадежной задолженности, неизбежно следующей за каждым существенным повышением платежей населения. Разница между экономией на дотациях и неизбежно сопровождающими ее дополнительными расходами, перечисленными выше, и составляет чистую экономию бюджетных средств в результате повышения уровня оплаты жилья за счет населения19. Очевидно, рост платежей населения является оправданным, если эта экономия составляет существенную величину.

Между тем, величина этой экономии может кардинально различаться в зависимости от уровня тарифов в жилищно-коммунальном хозяйстве, уровня и структуры доходов населения в данном месте, а также некоторых других факторов. Так, например, при выходе уровня платежей населения на 40% покрытия затрат в Петрозаводске доля семей, получающих жилищные субсидии более чем в 7 раз превышает аналогичный показатель в г. Череповца. Очевидно, что Петрозаводск, с его достаточно высокой стоимостью тепла и относительно низкими доходами жителей, близок к достижению “потолка”, и должен очень серьезно продумать дальнейшую стратегию повышения платежей населения. Напротив, Череповец, где доходы населения существенно превышают уровень, средний по стране, а ресурсы сравнительно недороги, имеет значительные возможности дальнейшего повышения платежей, причем, по некоторым оценкам, уже сейчас достаточно безболезненно мог бы выйти на 100-процентное покрытие затрат жильцами. С точки зрения же федеральных нормативов, не учитывающих фактическую долю семей, получающих жилищные субсидии, к обоим городам предъявляются одинаковые требования, и оба они будут оценены одинаково.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.