WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |

5-10-15

(в зависимости от дохода семьи)

Самара

218 547

32,0

10

Череповец

160 000

2,0

15

Оренбург

138 300

9,8

10

*Под стандартной квартирой понимается квартира общей площадью 54 м2, в которой проживают 3 человека, потребляющих электроэнергию в размере 150 квт-ч. в месяц.

Источник: по материалам Фонда “Институт экономики города”

Однако проведение преобразований в жилищном секторе, подтвердив осуществимость выбранной концепции, не привело к достижению того результата, на который они были рассчитаны, а именно к рационализации деятельности и снижению стоимости услуг в жилищно-коммунальном хозяйстве. Более того, темпы роста затрат на жилищно-коммунальные услуги в 1994-95 гг. опережали общие темпы инфляции7. Можно отнести подобный результат на счет слабого распространения реформ в этой сфере по территории России. Однако анализ проведения преобразований даже в тех городах, которые достаточно последовательно придерживались подходов, выработанных на федеральном уровне, демонстрирует ту же картину: внедрение реформ в большинстве случаев не дает непосредственного финансового эффекта, ожидаемого от институциональных преобразований в этой сфере. Как представляется, можно выделить несколько причин подобной ситуации.

Безусловно, большое значение имело то, что концепция реформ практически оставляла в стороне проблему, связанную с рационализацией механизма предоставления коммунальных услуг, концентрируя основное внимание на обслуживании жилья. Между тем львиную долю расходов в жилищно-коммунальном хозяйстве составляют как раз затраты на коммунальные услуги, в первую очередь на тепло и горячую воду. Более того, преобразования в этой области в большинстве случаев не могут осуществляться на местном уровне, поскольку тепло поступает от ТЭЦ, включенных в единую энергосистему России, и установление тарифов на него является прерогативой региональных энергетических комиссий. Поскольку до сих пор не были выработаны адекватные механизмы регулирования естественных монополий, в том числе РАО ЕЭС России, которому принадлежит большинство ТЭЦ в стране, контроль за ростом этого компонента затрат на жилищно-коммунальное хозяйство был явно недостаточным.

Однако анализ показывает что и в той сфере, на рационализацию которой была в первую очередь направлена концепция реформ, а именно управление жилищным фондом и его обслуживание, особого снижения затрат также не наблюдается. Одна из тенденций в этой области состоит в том, что даже если в результате проведения конкурсов достигается определенная экономия в эксплуатации жилья, эта экономия полностью съедается, а иногда и перекрывается, повышением затрат в других сферах, в частности на управление жилищным фондом. Представляется, что этот результат не случаен, он вполне закономерно вытекает из общего подхода к проведению реформ.

Действительно, как уже отмечалось выше, в условиях постепенного, градуалистского подхода предполагается, что власти (в данном случае местные) сами, осознав нерациональность и неадекватность прежних схем и решений, будут стремиться осуществлять необходимые изменения. В качестве естественного стимула в этом случае должна была бы выступить все более чувствительная нагрузка на бюджет со стороны жилищно-коммунального хозяйства, дотации на которое составляют все более существенную долю в местных расходах, не позволяя тратить необходимые средства на образование, здравоохранение и т.п. Тем самым изначально предполагалось, что мотивация местных властей в первую очередь определяется интересами рационального использования бюджетных средств и ориентацией на удовлетворение как текущих, так и перспективных потребностей населения.

Между тем, судя по всему, это лишь один из возможных компонентов мотивации. Даже если отвлечься от стремления к личному обогащению и все большей концентрации власти в своих руках, что тоже часто играет не последнюю роль, интересы руководителей местного уровня определяются большим количеством разнообразных факторов. Так, они явно заинтересованы в сохранении текущей поддержки как населения, так и местной элиты, а потому стремятся избежать проведения болезненных мер, даже если их откладывание может привести к катастрофическим результатам в будущем. К таким мерам в первую очередь относится повышение уровня платежей населения за жилищно-коммунальные услуги. И поскольку подобное повышение затрагивает все население, а его отсутствие в краткосрочном плане может сказаться на положении лишь отдельных слоев, в первую очередь работников бюджетной сферы (задержки выдачи зарплаты учителям, врачам, тем же работникам жилищно-коммунального хозяйства), выбор властей вполне может определяться не экономическими, а политическими соображениями.

Анализ показывает, что хотя во многих городах еще сохраняются значительные возможности перенесения бремени оплаты жилья на само население, местные власти отказываются от этого, несмотря на катастрофическое недофинансирование жилищно-коммунального хозяйства. Данные, приведенные в таблице 17.6, демонстрируют, что даже в условиях Европейской части России платежи населения в абсолютном размере различаются более чем в 2,5 раза, а доля семей, получающих жилищные субсидии, колеблется от 1,2-2% до 32%.

Кроме того, преобразование жилищно-коммунального хозяйства неизбежно означает конфликт с отдельными частями местной элиты, часто достаточно могущественными. Опыт показывает, например, что перестройка системы управления в жилищной сфере, в частности расформирование трестов по обслуживанию жилья, является политически достаточно рискованным мероприятием. Отсюда — стремление либо не проводить реформу системы управления вообще, либо обеспечить всех прежних руководителей не менее “теплыми местечками”. Точно так же конкурсы на обслуживание жилья, в результате которых прежние менеджеры и часть сотрудников жилищных предприятий могут потерять работу, не воспринимаются как безусловное благо даже в том случае, когда могут принести значительную экономию8, и при решении вопроса об их проведении тщательно взвешиваются не только экономические факторы, но и баланс политических сил.

Одновременно создание службы заказчика далеко не всегда рассматривается с точки зрения лучшего управления жилищным фондом и выражения интересов населения. В первую очередь это новая структура, под которую можно получить дополнительные ставки и взять на работу больше людей. Поэтому неудивительно, что лишь в отдельных, чрезвычайно редких случаях преобразование структуры управления жилищно-коммунальным хозяйством приводило к снижению численности занятых и затрат в этой сфере9, гораздо более часто наблюдался противоположный эффект.

К росту затрат на управление толкает не только мотивация местных властей, но и сама концепция реформ, а именно разделение заказчика (служба заказчика как муниципальная структура) и потребителя услуг (население). В этой ситуации контроль за работой жилищных предприятий не осуществляется естественным путем, а должен специально организовываться “сверху” и требует большого количества людей для систематической проверки количества и качества выполненной подрядчиками работы и их соответствия обязательствам, взятым по договору. К сожалению, до сих пор не существует оценок, окупаются ли дополнительные затраты на организацию контроля за счет корректировки оплаты по реальному количеству и качеству работы.

Но это не единственная проблема, связанная с организацией службы заказчика. Хотя теоретически предполагалось несколько моделей формирования этой структуры, на практике весьма популярным оказался вариант, предусматривающий создание единой организации на весь город (в больших городах — с филиалами в районах) в форме муниципального учреждения10. Это означает, что управление жилищным фондом оказывается сосредоточенным в одних руках, и в этой сфере появляется гораздо более могущественный и опасный монополист, чем существовал ранее в сфере обслуживания. Не испытывая конкурентного давления и не подвергаясь существенному контролю, подобная организация неизбежно начинает все более переориентироваться с интересов, связанных с рационализацией жилищной сферы и обеспечением качества обслуживания, на собственное укрепление и развитие, то есть работать сама на себя. Тем самым создаются благоприятные предпосылки для резкого расхождения потенциально различных интересов заказчика и потребителя, что существенно влияет на мотивацию не только заказчика, но и подрядчиков.

Принципиально важным для формирования мотивации подрядчика является то, что он вынужден в своей деятельности ориентироваться не на интересы жильцов, а на интересы службы заказчика. Причем это касается в равной степени муниципальных и частных фирм, работающих в данной области. Более того, конкурсный отбор лишь укрепляет подобную зависимость, поскольку санкцией за противодействие службе заказчика может оказаться потеря работы в результате проигранного конкурса. Именно по этой причине в некоторых городах, где преодолено первоначальное недоверие к конкурсам, их организация резко активизировалась. Службы заказчика почувствовали, что это не угроза их власти, а, напротив, инструмент ее укрепления.

Аналогичные проблемы возникают и с товариществами собственников жилья. Условия их формирования и функционирования также во многом отданы на откуп муниципалитетам, для которых создание товариществ — это уменьшение их собственного жилищного фонда. Кроме того, товариществам должны предоставляться бюджетные дотации, а также компенсироваться жилищные субсидии на тех же условиях, что и муниципальному жилью. Поэтому рост числа товариществ означает отвлечение все большего объема ресурсов от муниципального фонда. Неудивительно, что для многих городов характерны многомесячные долги товариществам со стороны местного бюджета.

Кроме того, службы заказчика часто воспринимают товарищества как конкурентов в борьбе за контроль и ресурсы, а также как опасный пример возможности более рационального хозяйствования, а потому всячески препятствуют их формированию и регистрации. Другой вариант — это попытки “прикрепить” товарищества к муниципальным жилищным предприятиям, лишить их возможности самостоятельно принимать решения и распоряжаться деньгами, и тем самым выхолостить весь смысл их создания. Чрезмерная опека товариществ, попытки регулировать их деятельность иногда предпринимаются и со стороны тех муниципальных структур, которые в принципе призваны способствовать их созданию. Последствия подобного рода “перекосов” очевидны: товарищества лишаются свободы выбора, а тем самым и возможности существенно повысить эффективность хозяйствования. Тем самым далеко не все структуры, формально фигурирующие как товарищества, на самом деле являются самостоятельными немуниципальными образованиями, способными существенно повлиять на механизмы управления жилищным фондом в городах.

Усиление кризиса местных бюджетов и связанной с ним проблемы неплатежей не препятствует осуществлению внутренне логичной схемы жилищной реформы, а лишь углубляет и обостряет те противоречия, которые были в нее изначально заложены. Требования к подрядчикам, включенные в договоры, начинают играть все меньшую роль, так как муниципалитет (служба заказчика) не может выполнить своих обязательств по оплате выполненных работ. Формализуются и конкурсы на обслуживания жилья, поскольку и заказчик, и подрядчик понимают, что те обязательства, которые берутся сторонами в процессе конкурса, будут существенно отличаться от реальных правил игры, определяемых фактическим наличием средств. В условиях обострения финансовых проблем усиливается вероятность создания более благоприятных условий финансирования для “своих”, муниципальных предприятий в ущерб “чужакам” из частного сектора. В тяжелой ситуации оказываются товарищества собственников жилья, не получающие причитающиеся им бюджетные средства.

Причем в большинстве случаев муниципальным властям оказывается проще не доплачивать жилищно-коммунальным предприятиям и товариществам собственников жилья, и не заниматься активным поиском резервов экономии, тем более что эту экономию вполне реально потерять при утверждении бюджета на следующий год11. Резко снижается качество жилищно-коммунальных услуг, а вместе с тем растет противодействие населения повышению их оплаты. Противоречия, заложенные в концепции реформы, все более выходят на поверхность. Это стало очевидным к началу 1997 года, когда процесс преобразований практически повсеместно приостановился, а кое-где началось и попятное движение.

17.4 Новый этап реформ: каковы перспективы

В апреле 1997 года указом Президента12 была одобрена новая Концепция реформы жилищно-коммунального хозяйства, предусматривающая ускорение и углубление преобразований в этой сфере, а также усиление контроля федерального уровня за ходом жилищной реформы на местах. Необходимость рационализации жилищно-коммунального хозяйства и снижения связанных с ним затрат выдвинута в ней на первый план. Для этого предлагается как расширение масштабов преобразований по традиционным направлениям жилищной реформы, так и некоторые новые идеи.

В концепции сформулирована идея четырех федеральных стандартов в области оплаты жилья: федеральный стандарт социальной нормы площади жилья; федеральный стандарт стоимости предоставления жилищно-коммунальных услуг на 1 м2 общей площади жилья; федеральный стандарт уровня платежей граждан по отношению к уровню затрат на содержание и ремонт жилья, а также коммунальные услуги; максимально допустимая доля собственных расходов граждан на оплату жилья и коммунальных услуг в совокупном семейном доходе. Региональные и местные власти сохраняют права на самостоятельное установление основных параметров перехода на новую систему оплаты жилья, однако трансферты из федерального бюджета будут выделяться им исходя из федеральных стандартов. Если субъекты федерации сочтут целесообразным установить более мягкие условия оплаты для своих жителей, связанные с этим затраты они будут обязаны финансировать за счет внутренних ресурсов.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.