WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |

Во-вторых, при проведении масштабной либерализации цен с 1 января 1992 года было принято решение не затрагивать уровень тарифов на жилищно-коммунальные услуги для населения. Причем эти тарифы не только не были либерализованы, не было осуществлено даже их повышение. Фактически они продолжали оставаться на уровне 1928 года, когда, например, квартирная плата за 1 м2 площади была установлена в размере 13,2 — 16,5 копеек в месяц. Тем самым был упущен момент для формирования механизмов финансирования жилищных и коммунальных услуг за счет потребителей, что могло бы создать у них мотивацию для осуществления быстрых институциональных изменений в этой сфере. Более того, в 1992-1993 годах, когда происходила адаптация ценовых и финансовых пропорций к новым условиям, уровень покрытия затрат жилищно-коммунального хозяйства за счет населения резко снизился, упав почти до нуля.

В-третьих, радикальным преобразованиям в жилищной сфере препятствовал принятый порядок приватизации жилья. Законодательство России в этой области исходило из принципа фактически бесплатной приватизации. Причем устанавливалось, что данный процесс является добровольным, по времени срок бесплатной приватизации не ограничивался, и собственники приватизированных квартир не обязаны были брать на себя какие-либо обязательства по управлению тем комплексом недвижимости (зданием), в котором находилась их квартира. Тем самым темпы преобразований отношений собственности в жилищном фонде, затрагивающие механизмы управления и обслуживания жилья, оказывались в жесткой зависимости от желания владельцев приватизированных квартир образовывать товарищества собственников жилья (кондоминиумы) и принимать места общего пользования в общедолевую собственность. В противном случае здание сохранялось в муниципальной собственности, даже если значительная часть квартир в нем была приватизирована. Любые другие варианты преобразования отношений собственности на существующие муниципальные здания блокировались бессрочным правом жильцов на приватизацию своих квартир.

В результате процесс приватизации в основном затронул формирование рынка жилья, но существенно не повлиял на организацию управления и обслуживания жилищного фонда. В принципе механизмы предоставления жилищно-коммунальных услуг и их оплаты, роль жильцов в этом процессе могут быть абсолютно одинаковыми в доме, где 100% квартир приватизированы, и в доме, где нет ни одной приватизированной квартиры.

Хотя отдельные документы по реформе жилищно-коммунального хозяйства принимались на протяжении 1992 года, основные подходы в этой области определились начиная с декабря 1992 года, когда вступил в силу закон “Об основах федеральной жилищной политики”, и затем были конкретизированы в 1993 году в ряде нормативных актов. Среди них можно отметить: Указ Президента РФ №8 от 10 января 1993 г. “Об использовании объектов социально-культурного и коммунально-бытового назначения приватизируемых предприятий”; Постановление Правительства РФ №935 от 22 сентября 1993 г. ”О переходе на новую систему оплаты жилья и коммунальных услуг и порядке предоставления гражданам компенсаций (субсидий) при оплате жилья и коммунальных услуг”; Указ Президента РФ №2275 от 23 сентября 1993 г. “О временном положении о кондоминиумах”; Постановление Правительства РФ № 1325 от 23 декабря 1993 г. “О финансировании объектов социально-культурного и коммунально-бытового назначения, передаваемых в ведение местных органов исполнительной власти при приватизации предприятий“; Постановление Правительства РФ №1329 от 23 декабря 1993 г. “О дополнении к Постановлению Совета Министров — Правительства Российской Федерации от 22 сентября 1993 г. № 935” и т. п. Концепция реформы жилищно-коммунального хозяйства, заложенная в этих документах, в дальнейшем не пересматривалась, новые решения в этой области лишь развивали и незначительно видоизменяли исходные подходы3. Основные идеи, заложенные в концепцию реформы жилищно-коммунального хозяйства, сводились к следующему.

В области оплаты жилья и коммунальных услуг была принята стратегия ее постепенного повышения. При этом в городах предполагалось создать систему социальной поддержки малообеспеченных семей, не способных по своему уровню дохода оплачивать установленную долю расходов на жилищно-коммунальные услуги. Механизм предоставления жилищных субсидий исходил из их добровольно-заявительного и адресного характера. Субсидии предполагалось выдавать в том случае, если расходы семьи на жилищно-коммунальные услуги превышали нормативно установленную долю в семейном доходе и исходя из социальной нормы площади жилья, утвержденной в данном регионе4.

Первоначально предполагалось довести уровень покрытия затрат за счет населения до 100% за пять лет равными долями в соответствии с графиком, отраженным в таблице 17.2. В дальнейшем от такой жесткой схемы отказались, оставив лишь задачу перейти за пять лет к бездотационному режиму функционирования жилищно-коммунального хозяйства. В начале 1996 года Государственная Дума приняла решение о продлении этого срока с пяти до десяти лет, в результате чего достижение 100-процентного уровня покрытия затрат за счет населения было отодвинуто до 2003 года.

Таблица 17.2

График перехода на новую систему оплаты жилья и коммунальных услуг населением в соответствии с Постановлением Правительства РФ № 935 от 22 сентября 1993 года

Годы

Предельный уровень затрат на содержание жилья и коммунальные услуги, покрываемый платежами населения (в %)

Максимально допустимая доля расходов на жилищно-коммунальные услуги в совокупном доходе семьи (в %)

1994

15-20

10

1995

20-40

15

1996

40-60

15

1997

60-80

15

1998

100

20

В то же время концепция реформ ориентировала на осуществление институциональных преобразований, способствующих снижению затрат и повышению качества предоставления услуг в жилищно-коммунальной сфере. Предполагалось упростить структуру управления ЖКХ, снизить ее многозвенность и одновременно произвести разделение функций заказчика и подрядчика. Ключевым элементом в данной структуре должна была стать Служба Заказчика, создаваемая в форме муниципального учреждения или муниципального предприятия. В функции этой службы входило заключение договоров с различными предприятиями жилищно-коммунального хозяйства, контроль за качеством их работы и оплата предоставляемых ими услуг за счет концентрации в своих руках платежей населения и бюджетных дотаций, выделяемых на эти цели. В условиях медленного преобразования реальных отношений собственности эта служба выступала бы в качестве представителя жильцов муниципального жилищного фонда, действовуя во взаимоотношениях с подрядчиками в интересах жителей.

В тех сферах, где это технологически возможно, и в первую очередь в обслуживании жилья, провозглашался принцип конкурсного отбора подрядчиков с целью снижения стоимости услуги и повышения ее качества. В принципе предполагалось, что муниципальные и частные предприятия должны иметь равные возможности участия в конкурсах, и дискриминация частных фирм как в ходе, так и после проведения конкурса не должна допускаться. Что касается вопросов регулирования локальных естественных монополий, то в тот период они не были предметом специального рассмотрения в нормативных документах по жилищной реформе.

Была принята также нормативная база для создания товариществ собственников жилья (кондоминиумов). Подобные товарищества должны были формироваться на добровольной основе, хотя в случае принятия решения о создании товарищества устанавливалось обязательное членство в нем всех собственников жилых и нежилых помещений в здании. С точки зрения предоставления дотаций из местного бюджета товарищества должны были находиться в равных условиях с муниципальным жильем, тем самым создание товарищества не означало резких изменений в уровне оплаты жилья и коммунальных услуг для проживающих в доме. Одновременно товарищества могли получать дополнительный доход за сдачу в аренду нежилых помещений и использовать его на цели благоустройства здания. Тем самым в рамках принятой концепции обеспечивались некоторые стимулы для создания товариществ и, соответственно, для ускорения преобразования отношений собственности в жилищном секторе. Процесс создания товариществ получил законодательное оформление с принятием Закона РФ “О товариществах собственников жилья”.

Еще одной сферой институциональных преобразований в жилищном секторе стал ведомственный жилищный фонд, в первую очередь, приватизируемых предприятий. Этот фонд не мог входить в состав приватизируемого имущества и должен был передаваться в собственность муниципалитетов в течение не более чем шести месяцев с момента приватизации предприятия. До этого момента он оставался “на балансе” предприятия, то есть оно по прежнему несло ответственность за административное и финансовое обеспечение функционирования этого фонда, но не могло принимать решения по его распоряжению и использованию.

Хотя в различных документах по-разному трактовался вопрос об источниках финансирования дополнительно принимаемого муниципалитетом жилья, реально таких источника сформировалось два. Во-первых, на муниципальном уровне мог вводиться налог в размере не более 1,5% от объема реализованной продукции предприятий на содержание жилищного фонда и объектов социально-культурной сферы, причем реально взимаемый налог уменьшался на объем расходов предприятия по содержанию объектов социальной сферы, находящихся у него на балансе. Предприятия, не имевшие социальной сферы либо уже передавшие ее муниципалитету, должны были выплачивать налог в полном объеме. Во-вторых, из федерального бюджета выделялись трансферты на приемку ведомственного жилищного фонда.

Оценивая в целом эту программу, можно отметить, что в большинстве сфер она открыто придерживалась принципа постепенности осуществления преобразований, характерного для градуалистского подхода. Предполагалось, что муниципальные власти по доброй воле либо под давлением бюджетных ограничений сами проведут необходимые институциональные реформы, в конечном счете подрывающие их возможность бесконтрольных действий в жилищно-коммунальной сфере, и создадут предпосылки для более глубоких преобразований. Нежелание быстрых, насильственных действий в этой области проявлялось, например, в отрицании “всеобщей кондоминизации” жилищной сферы как аналога “всеобщей коллективизации” сельского хозяйства.

Одновременно считалось, что сохранение относительно низких тарифов на жилищно-коммунальные услуги и лишь постепенное их изменение позволит снизить социальное напряжение при проведение радикальных реформ в других сферах, сыграя роль своеобразного социального буфера. В одной из первых работ, посвященных преобразованиям в жилищном секторе России, достаточно типичным образом характеризовались причины того, что “правительство отвергло “шоковую терапию” при повышении квартплаты”. “Во-первых, с политической точки зрения совершенно невозможно было принять закон, предусматривающий такие резкие изменения в жилищной политике. Во-вторых, возможности ускорения этого процесса сдерживаются отсутствием информации … никто не знает, сколько же стоит сегодня содержание жилья в Российской Федерации. … В-третьих, благодаря постепенному подходу появляется больше времени для роста доходов населения”5.

17.3 Результаты реформы жилищно-коммунального хозяйства, 1994-1997 годы

Концепция реформы, рассмотренная нами выше, с небольшими изменениями осуществлялась на практике в течение более чем трех лет, предоставив достаточно обширный материал для оценки ее реалистичности и эффективности. Основные выводы, которые можно сделать на основе накопленного опыта, сводятся к следующему.

Сразу бросается в глаза, что среди городов России произошла глубокая дифференциация по темпам, направлениям и степени комплексности осуществляемых жилищных реформ. Принципиальную роль с этой точки зрения играл уровень понимания проблемы и реальные интересы местных властей, что, судя по всему, имело более важное значение, чем объективные характеристики (размер населенного пункта, финансовое состояние и т.п.). Так, в ряде городов, где до начала реформ практически весь жилищный фонд принадлежал крупным предприятиям, местные власти проявили достаточно высокую активность в его приемке, часто несмотря на связанные с этим финансовые трудности. Например, жилищный фонд небольшого города Волхова (Ленинградская обл.) с 1992 по 1996 год в результате приемки ведомственного фонда возрос в три раза. Город Череповец (Вологодская область), в муниципальной собственности которого находилось лишь 11.5% жилищного фонда города, начал принимать ведомственный фонд от четырех крупнейших предприятий, расположенных на его територии, еще в 1992 году и почти завершил этот процесс в течение 1995 года. Можно предположить, что это объяснялось в первую очередь стремлением городского руководства обрести действительную самостоятельность и получить в свои руки реальный объект управления.

Одновременно, как видно из таблицы 17.3, более крупные города с более диверсифицированным городским хозяйством, не имевшие подобного стимула, по возможности затягивали процесс приемки ведомственного жилья. Установленный в нормативных документах шестимесячный срок на передачу муниципалитету социальных активов приватизированных предприятий нарушался практически повсеместно.

Таблица 17.3

Доли муниципального и ведомственного жилищного фонда
в некоторых городах России (в %)

Владимир

Рязань

1992

1995 (3 кв.)

1992

1995 (3 кв.)

Доля муниципального жилищного фонда

58,4

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.