WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 12 |

В свою очередь, следствием взаимного санкционирования чиновниками своих правомочий собственности в отношении государственного имущества является отсутствие как рационального полноценного анализа эффективности использования ресурсов в социально-культурной сфере, так и отсутствие попыток усилить финансовый контроль за использованием бюджетных средств. Органы отраслевого управления в центре и на местах, руководители и работники социально-культурных учреждений сопротивляются приватизации и любым преобразованиям этих учреждений часто лишь потому, что значительная часть правомочий собственности на государственное имущество уже ими фактически приватизирована. Сохранение бесплатности предоставления услуг отвечает интересам и чиновников, и работников учреждений, поскольку служит для первых основанием для получения государственных средств в свое распоряжение, а вторым дает возможность получать плату за свои услуги прямо от клиента.

Нельзя сказать, что теневая приватизация — это “открытие” переходного периода. Широко распространенная в доперестроечный период практика использования оборудования, помещений и другого государственного имущества промышленных предприятий в личных целях работников этих предприятий относилась именно к этому классу явлений.

Однако “теневая” приватизация в централизованно планируемой экономике и в современных условиях имеют разные основания. В первом случае ее основой выступали запретительно высокие — в условиях тотальной государственной собственности — издержки контроля со стороны государства за использованием его имущества. Сегодня основная предпосылка теневой приватизации — слабая спецификация правомочий собственности. Например, как показывает анализ процесса теневой приватизации в научно-исследовательских организациях разных форм собственности, в государственных учреждениях ее уровень значительно выше, чем в тех институтах, которые трансформировались в акционерные общества20.

Практика функционирования негосударственного сектора образования и его взаимодействия с государственным сектором убедительно иллюстрирует общую закономерность: законодательный запрет экономически эффективных способов использования ресурсов будет нарушаться в массовом порядке в целях реализации интересов экономических субъектов. Это означает, что реальным препятствием теневой приватизации, если она рассматривается государством как негативное явление, может стать лишь изменение экономических интересов субъектов образовательной деятельности.

Для того чтобы преподаватели государственных образовательных учреждений посвящали свое рабочее время исключительно выполнению задач, возложенных на эти учреждения, а не использовали его для повышения своих доходов, работая “на сторону”, заработная плата, получаемая ими по основному месту работы должна обеспечивать им общественно нормальный уровень жизни. Поскольку государство в настоящее время не в состоянии этого обеспечить, очевидно, оно должно не препятствовать “теневой” приватизации, а легализовать ее, предоставив работникам учебных заведений право и возможность самим обеспечивать достойный уровень жизни.

В этой связи предметом особого внимания со стороны государства должна стать такая возможность, как некоммерческая приватизация, — преобразование государственных и муниципальных учреждений в некоммерческие организации иных форм21. Именно она выступает в качестве того института, который позволяет совместить некоммерческую функцию образовательных учреждений с реализацией принципов эффективного использования ограниченных ресурсов. Принятые федеральные законы “О благотворительной деятельности и благотворительных организациях” и “О некоммерческих организациях” вместе с Гражданским кодексом РФ образуют достаточную нормативную базу для осуществления некоммерческой приватизации в социально-культурной сфере.

16.9 Коммерциализация деятельности учреждений социально-культурной сферы

Нормативно-правовые ограничения на приватизацию в социально-культурном комплексе, призванные сохранить его отрасли в качестве производителей общественных благ, предоставляемых всему населению на бесплатной и льготной основе, не могли, разумеется, изолировать эту сферу от процессов перехода к рыночным отношениям в народном хозяйстве страны. Учреждения и организации социально-культурного комплекса повсеместно столкнулись с последствиями таких явлений, как либерализация цен, резкое ужесточение бюджетных ограничений, усиление дифференциации доходов в различных отраслях народного хозяйства и на предприятиях различных форм собственности и т.д.

Стремясь осуществлять свои функции в изменившихся экономических условиях, с одной стороны, и справедливо заботясь о повышении доходов своих работников в соответствии с ростом цен, учреждения социально-культурной сферы осуществляли адаптацию к формирующейся рыночной экономике прежде всего посредством коммерциализации своей деятельности.

Этот процесс осуществлялся в четырех основных формах:

  1. введение фактической (теневой) оплаты за предоставляемые стандартные “бесплатные” услуги населению;
  2. сокращение набора бесплатных услуг, “вымывание” бесплатных видов услуг из их традиционного перечня;
  3. предоставление новых видов профильных платных услуг;
  4. предложение новых видов непрофильных платных услуг, основанных на использовании материально-технической базы учреждений не по ее назначению.

Возможности для реализации той или иной из указанных форм коммерциализации были различными для разных учреждений и секторов социально-культурного комплекса. Среди факторов, обусловливающих распространение этих форм, следует выделить, в первую очередь, такие как:

  • наличие пробелов или, наоборот, прямых запретов в правовых актах, регулирующих деятельность в отдельных секторах социально-культурной сферы;
  • обслуживаемые контингенты населения, дифференциация их доходов и потребительских предпочтений обслуживаемых контингентов населения;
  • хорошая материально-техническая база учреждений, выгодное местоположение, излишки производственнойая площадиь, широта возможностьей использования оборудования;
  • дефицитность предоставляемых социально-культурных услуг, то есть наличие и масштабы значительного платежеспособного спроса населения;
  • сложившиеся традиции профессионального поведения работников учреждений;
  • социальная значимость предоставляемых услуг, высокий уровень социального контроля за ходом и качеством предоставляемых платных услуг;
  • наличие традиций теневой коммерциализации в дореформенный период.

В зависимости от сочетания этих факторов, а также от действия различных внешних причин, масштабы и темпы коммерциализации были существенно дифференцированы по секторам социально-культурной сферы.

Так, плата за услуги по содержанию детей в детских дошкольных учреждениях за период 1993-1996 гг. увеличилась в 266 раз, в то время как сводный индекс роста потребительских цен равнялся 83. Резкое удорожание посещения детских дошкольных учреждений было обусловлено в первую очередь тем обстоятельством, что предприятия и организации, в чьем ведении находилась значительная их часть и которые дотировали их деятельность, после начала реформ в большинстве своем утратили возможность предоставлять такие дотации. В этих условиях общий рост цен на товары и услуги и, соответственно, издержек детских дошкольных учреждений, мог быть компенсирован только соответствующим повышением цен на данный вид услуг. Именно этот фактор и определил общее повышение цен на услуги детских дошкольных учреждений, поскольку в муниципальных дошкольных учреждениях, которые продолжали дотироваться из местных бюджетов, плата за пребывание в них детей росла гораздо меньшими темпами. Иными словами, в данном секторе социально-культурной сферы процесс коммерциализации проходил иначе, чем в других секторах.

В отрасли здравоохранения, где перечисленные выше факторы коммерциализации действовали наиболее “согласованно”, имела место “классическая” ее форма. Действительно, начиная с середины 70-х годов в учреждениях здравоохранения самое широкое распространение получила теневая оплата оказываемых медицинских услуг. Особенно дорого стоило высокое качество обслуживания, не только собственно медицинского, но и связанного с бытовыми условиями пребывания в больничных учреждениях. Спрос на медицинские услуги обладает малой эластичностью по ценам на них и определяется объективными нуждами пациентов. В силу резкой ограниченности высококачественного медицинского оборудования соответствующие услуги являлись остро дефицитными, что в сочетании с отмеченной неэластичностью спроса обусловило возможность резкого повышения цен на них. По той же причине приобретение коммерческими лечебными организациями современного оборудования позволяло предоставлять населению новые высококачественные виды услуг, — разумеется, по монопольно высоким ценам22. Действовали в этой отрасли и другие из отмеченных выше факторов.

В сфере культуры, в таких секторах, как исполнительское искусство и выставочная деятельность, существовал и существует достаточно устойчивый платежеспособный спрос со стороны определенных слоев населения на соответствующие услуги. К тому же с 1987 г. начались эксперименты по коммерциализации деятельности государственных театрально-зрелищных организаций. Еще до начала рыночных реформ здесь были созданы предпосылки для адаптации этих организаций к условиям рынка. По данным Министерства культуры России, в 1995 г. внебюджетные поступления составляли 27,7% средств государственных и муниципальных театров.

Между тем в таких секторах культуры, как библиотечное и музейное дело, возможности для коммерциализации были более ограниченными. Процесс коммерциализации в библиотеках осуществлялся в силу высокой эластичности спроса по цене в основном в двух формах: предоставление дополнительных платных услуг (например, выдача на дом книг и журналов из читальных залов за плату, ксерокопирование, организация платных кружков по изучению иностранных языков и др.) и сдача помещений в краткосрочную аренду сторонним организациям для проведения различных мероприятий. Однако доходность этих форм коммерческой деятельности невелика. В 1995 г. внебюджетные поступления составляли всего 2,8% средств государственных и муниципальных библиотек. Для музеев этот показатель равнялся 18,3%.

16.10 Эволюция социально-культурных
отраслей в годы реформ

В 1992-1997 гг. сеть учреждений здравоохранения, образования, культуры, финансируемых из бюджета, была в основном сохранена. Ограниченность бюджетных возможностей государства в переходный период обусловила снижение показателей ввода в действие новых социально-культурных учреждений и ухудшение материально-технической базы действующих учреждений. Постепенное формирование негосударственного сектора в этой сфере, как правило, не сопровождалось адекватным развитием его материальной базы: частные школы, детские сады, больницы, театры и т.д. размещаются в уже существовавших зданиях, а не во вновь построенных объектах.

Таблица 16.12

Ввод в действие объектов социально-культурной сферы

1985

1990

1991

1992

1993

1994

1995

1996

1997

Больницы, число коек (тыс.)

31,4

21,8

17,4

8,2

14,3

12,4

9,7

8,7

7,0

Поликлиники, посещений в смену (тыс.)

76,3

85,5

62,5

30,6

47,3

39,4

36,1

19,0

26,4

Общеобразовательные школы, число мест (тыс.)

520,1

514,6

395,8

303,1

296,3

194,0

218,0

149,7

149,8

Источник: Госкомстат России.

Серьезные проблемы возникли с объектами социальной инфраструктуры, принадлежавшими промышленным и сельскохозяйственным предприятиям. В плановой экономике значительная часть учреждений культуры и рекреации, здравоохранения, дошкольных учреждений находилась на балансе предприятий. Расходы на их содержание покрывались за счет доходов предприятий, и статус этих учреждений отличался от статуса государственных учреждений. В условиях перехода к рыночной экономике и экономического кризиса содержание таких объектов стало для предприятий тяжелым бременем. Во многих случаях эти объекты либо закрывались, либо сдавались в аренду или продавались коммерческим структурам, которые использовали их по иному назначению. В результате общее число дошкольных учреждений сократилось за период 1992-1996 гг. на 18%, массовых библиотек — на 9%, клубных учреждений — на 17%.

В то же время численность занятых в отраслях социально-культурной сферы не только не сократилась, но выросла за период 1992-1996 гг. на 6,2%. Это произошло вопреки значительному увеличению разрыва в оплате труда между работниками социально-культурной сферы и других отраслей экономики. Объяснить это можно тем, что усиление разрыва компенсировалось стабильностью доходов: до конца 1995 года зарплата в отраслях социально-культурной сферы выплачивалась без существенных задержек в отличие от многих предприятий материального производства.

Таблица 16.13

Численность занятых в отраслях социально-культурной сферы
( тыс. чел.)

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 12 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.