WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 12 |

Доля затрат на культуру, искусство и средства

массовой информации в бюджетных расходах (в %)

Федеральный бюджет

1,5

1,0

1,1

1,0

0,6

0,6

Бюджеты субъектов РФ

2,4

2,6

2,7

2,7

3,1

2,9

Соотношение затрат федерального бюджета и бюджетов

субъектов РФ на сферу культуры (в %)

Федеральный бюджет

51

33

36

29

17

16

Бюджеты субъектов РФ

49

67

64

71

83

84

Источник: Госкомстат РФ

В 1993 г. доля затрат на культуру, искусство и средства массовой информации в совокупных расходах федерального бюджета не только не достигла 2%, предусмотренных законом, но и значительно сократилась по сравнению с предыдущим годом: с 1,5 до 1%. Для борьбы за соблюдение уже принятого закона у профессиональных сообществ и отраслевых органов управления сил оказалось недостаточно.

Сокращение ассигнований из федерального бюджета частично компенсировалось увеличением затрат из бюджетов субъектов РФ. Доля затрат на культуру в расходах региональных бюджетов увеличилась с 2,4% в 1992 г. до 2,9% в 1997 г. Таким образом, произошло значительное перераспределение нагрузки между федеральным и региональными бюджетами в финансировании сферы культуры. Если в 1992 г. соотношении федерального и региональных бюджетов в финансировании культуры равнялось 51 к 49; то в 1997 г. — 16 к 84.

Парламентские выборы, прошедшие в декабре 1993 г., вызвали некоторое усиление внимания политических сил к состоянию отечественной культуры. Слова о необходимости сохранения культурного наследия, возрождения культуры были в предвыборных программах практически всех партий. Пользуясь ситуацией, группам специальных интересов в сфере культуры удалось усилить свое давление на правительство и парламент. В конце 1993 г. был принят президентский указ, предоставляющий государственным учреждениям культуры, а также творческим союзам и их членам ряд дополнительных налоговых и таможенных льгот. Но затем ситуация изменилась.

Таблица 16.11

Доля затрат на отрасли социальной сферы в расходах
федерального бюджета (%)

Исполнение за 1995 г.

Закон на 1996 г.

Исполнение за 1996 г.

Закон на 1997 г.

Исполнение за 1997 г.

Отрасли социально-культурной сферы, всего

в том числе

5,4

6,5

4,9

7,4

6,3

Здравоохранение

1,.3

1,7

1,2

2,2

2,2

Образование

3,1

3,6

3,2

3,5

3,5

Культура, искусство и средства массовой информации

1,0

1,2

0,6

1,7

0,6

Источник: Госкомстат РФ.

Сокращение расходов из федерального бюджета сопровождалось задержками выплат и невыполнением принимаемых решений о размерах финансирования. При утверждении федерального бюджета на 1996 и на 1997 гг. декларировалось намерение увеличить долю затрат на социальные отрасли, и в частности, на сферу культуры. Однако именно сфера культуры оказалась наиболее пострадавшей от бюджетного кризиса. В 1995 г. расходы на культуру, искусство и средства массовой информации из федерального бюджета сократились в сопоставимом выражении на 40% по отношению к предыдущему году, а в 1996 г. — еще на 43%. Секвестирование расходов федерального бюджета на сферу культуры в 1996 г. и 1997 г. было беспрецедентным: в 1996 г. выделенные средства равнялись 42% от запланированной величины, в 1997 г. — 40%.

Кинематографическому сообществу удалось добиться принятия в августе 1996 г. федерального закона «О государственной поддержке кинематографии Российской Федерации». Закон предусматривает, что государственное финансирование кинематографии устанавливается в размере не менее, чем 0,2% расходной части федерального бюджета. Но повторилась та же история, что и с «Основами законодательства о культуре». В утвержденном федеральном бюджете на 1997 г. затраты на кинематографию были определены в размере 0,06% от расходов. Закон предусматривает также предоставление значительных налоговых льгот организациям кинематографии. В 1997 г. от налога на добавленную стоимость, действительно, были освобождены обороты по производству кинопродукции, реализации прав на ее прокат или показ. Остальные меры поддержки (льготы по налогу на прибыль, по оплате коммунальных услуг и т.д.) остались нереализованными.

Главной особенностью развития телевидения и радиовещания в переходный период стали высокие темпы замещения государственного финансирования внебюджетными средствами, прежде всего доходами от рекламы. До начала 90-х годов затраты на телевидение и радиовещание практически полностью покрывались государством. Объем коммерческой рекламы был незначителен, и реклама носила в основном скрытый характер. Затем правительство, испытывая трудности с формированием бюджета, разрешило использование эфирного времени на государственном телевидении и радио для показа коммерческой рекламы и использования полученной за это платы для финансирования основного вещания. Процесс замещения бюджетного финансирования доходами от продажи эфирного времени для рекламы пошел очень быстро. По данным Федеральной службы по телевидению и радиовещанию, уже в 1994 г. средств, поступающих из федерального бюджета на финансирование вещания по первому каналу телевидения, хватало только на обеспечение пяти часов эфирного времени в сутки. В 1996 г., в год проведения президентских выборов, бюджетные ассигнования государственному телевидению обеспечивали лишь 6 часов вещания в сутки.

В 1992-1996 гг. сокращался объем вещания, непосредственно обеспечиваемый государственным телевидением. Первоначально вечернее время четвертого канала было передано негосударственной телекомпании НТВ. Затем права вещания по шестому частотному каналу получила негосударственная компания ТВ-6. В 1995 г. вещание на первом частотном канале вместо государственной телекомпании "Останкино" стало осуществлять акционерное общество закрытого типа "Общественное Российское телевидение" (ОРТ). Его учредителями, помимо государства стал ряд негосударственных коммерческих структур. Тем самым был создан прецедент слияния государственного и частного финансирования производства "чистых общественных благ". В 1996 г. указом президента восьмой частотный канал, который использовался Всероссийской государственной телевизионной и радиовещательной компанией в дневное время и негосударственной телекомпанией НТВ в вечернее время, в полном объеме закреплен за НТВ.

Печатные средства массовой информации, наоборот, столкнулись с недостаточностью платежеспособного спроса и доходов от размещения рекламы для покрытия растущих затрат на печатание газет и журналов. С 1992 г. из федерального бюджета ежегодно выделяются субсидии ряду изданий по перечню, утверждаемому парламентом.

Контроль властной элиты за средствами массовой информации и прежде всего за телевидением не только не ослаб, но стал более эффективным. Традиционные механизмы государственного регулирования, сочетающие бюджетное финансирование с влиянием в рамках системы административного права, трансформировались в механизмы влияния, характерные для клановых отношений.

16.8 Теневая приватизация в социальной сфере

Приватизация в социально-культурной сфере, в отличие от отраслей материального производства, не получила заметного развития. Первоначально приватизация государственных и муниципальных учреждений здравоохранения, образования и культуры была запрещена, за исключением аптек и кинотеатров. В принятой программе приватизации государственных предприятий в 1994 г. такой запрет был снят. Предусматривалось разработать специальные федеральные законы, устанавливающие порядок приватизации в отраслях социально-культурной сферы. Но этого не было сделано.

Запрет на приватизацию не распространялся на социально-культурные учреждения, принадлежавшие государственным предприятиям. Исторически эти, так называемые «ведомственные», учреждения не имели статуса государственных, хотя находились на балансе государственных предприятий. В процессе приватизации предприятий такие объекты либо были переданы в муниципальную собственность, либо оставались в собственности уже приватизированных предприятий. Во втором случае происходила их формальная приватизация. Формальная потому, что объект социально-культурной сферы переходил в частный сектор, не приобретая прав юридического лица, и по-прежнему оставаясь на балансе той же самой, но уже негосударственной коммерческой организации. Тем не менее государственная статистика относила такие учреждения к разряду приватизированных.

Еще одной формой легальной приватизации социально-культурных объектов была передача религиозным организациям культовых зданий, национализированных после 1917 г. и являющихся памятниками культуры. Проблема состояла в том, что объектом притязаний церковных общин были главным образом те монастыри и храмы, в которых после национализации были размещены музеи и другие виды социально-культурных учреждений, поскольку соответствующие здания и помещения реставрировались и ремонтировались, в отличие от многих других, которые использовались под склады и производственные помещения. Подобная приватизация нередко означала ухудшение условий деятельности организаций культуры, которым зачастую не предоставлялись взамен равноценные по площади и качеству помещения.

В условиях прямого запрета на приватизацию государственных и муниципальных социально-культурных учреждений в 1992-1996 гг. происходил малозаметный процесс присвоения отдельных правомочий собственности руководителями и работниками социально-культурных учреждений в отношении их имущества17. Некоторые исследователи называют данный процесс «спонтанной приватизацией»18. Представляется более подходящим термин «теневая приватизация», поскольку более важной характеристикой данного процесса является то, что происходит формально нелегитимное присвоение правомочий, которое однако опирается на неформальное взаимное санкционирование таких действий чиновниками разного уровня и работниками этих учреждений. Нелегитимность фактически означает лишь, что подобное присвоение правомочий собственности не санкционировано в долгосрочном плане. Временной отрезок действия неформальных социальных санкций не определен.

Опираясь на известную классификацию правомочий собственности, предложенную А. Оноре19, можно выделить в качестве объектов теневой приватизации следующие правомочия:

  • право пользования имуществом — право личного использования в своих целях работниками учреждений их помещений, оборудования, мелкого инвентаря;
  • право управления — право самостоятельного принятия решений о том, кем и как может быть использовано имущество учреждений;
  • право на извлечение дохода — право на получение и личное присвоение денег и иных благ, появляющихся вследствие личного использования имущества, либо разрешения использовать его другим лицам.

Общим признаком разнообразных форм присвоения правомочий собственности является отсутствие платы владельцу имущества за его использование и неуплата налогов с получаемых личных доходов, что обеспечивает высокую экономическую эффективность такого рода деятельности для ее субъектов. Отсюда их заинтересованность в получении, сохранении и расширении возможностей такого присвоения.

С 1992 г., после либерализации экономики, в условиях продолжающегося экономического спада и сокращения бюджетных возможностей государства материальное положение работников здравоохранения, образования, культуры резко ухудшилось в абсолютном и в относительном, в сравнении с другими социальными группами, выражении. Сохраняется низкий престиж их профессий. Интересы сотрудников социально-культурных учреждений, финансируемых из бюджета, сосредоточились на поиске средств для выживания. Они вынуждены искать вторичную занятость, любые возможности получения дополнительных доходов. Приватизация доходов от использования находящегося в их распоряжении имущества государственных и муниципальных социально-культурных учреждений стала наиболее удобным и легко осуществимым способом решения этой задачи.

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 12 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.