WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 15 |

Преобразование коллективного хозяйства, возникшего в ходе первичной реорганизации, в коммерческую ферму возможно и иным способом. Часто преуспевающий соседний фермер через механизм земельных и имущественных паев постепенно (хотя иногда и одномоментно) скупает часть, обычно наиболее эффективную и жизнеспособную, или все соседское сельхозпредприятие. В этом случае изначально семейное фермерское хозяйство превращается в крупное сельхозпредприятие, но уже не коллективного, а антрепренерского типа, основанное на аренде земли и найме значительного числа работников (при этом последние могут формально рассматриваться как “члены” фермерского хозяйства, что не изменяет экономического содержания возникающих экономических отношений найма).

Третье направление, ведущее к возникновению коммерческой фермы - это покупка бывшего колхоза или совхоза несельскохозяйственной компанией. Сегодня этот процесс достаточно интенсивно развивается в южных, наиболее продуктивных регионах России. Такие корпорации, как Газпром, Росэнерго, крупные финансовые компании, железные дороги скупают сельскохозяйственные предприятия-банкроты по цене их кредиторской задолженности. В большинстве случаев целью покупки является не приобретение подсобного хозяйства для обеспечения своей сети продовольствием, а производственная инвестиция: покупатель не требует поставок продукции для себя, но осуществляет за свой счет необходимые (и часто значительные) капитальные вложения в приобретенных хозяйствах. Это приносит свои плоды; так, например, в 1996 году в хозяйствах Газпрома производство выросло при общем спаде в сельском хозяйстве страны. Эффект дают не только производственные инвестиции, но также и уход от коллективной формы организации управления. Земля при такой покупке чаще всего сохраняется в собственности бывших владельцев, хотя до недавнего времени арендные договоры (или другие контракты) на земельные паи при подобных сделках не заключались из-за неопределенности законодательства и отсутствия правового контроля.

Отметим попутно, что так называемая Нижегородская модель реорганизации сельскохозяйственных предприятий приводит как к первому, так и ко второму направлению реальной трансформации хозяйства. Главное содержание этой модели заключается в явном, подготовленном и юридически оформленном перераспределении прав собственности и пользования между изначальными собственниками имущественных и земельных паев. В результате может произойти раздел бывшего колхоза-совхоза на более мелкие сельскохозяйственные и сервисные предприятия (хотя редко - фермерские хозяйства), но очень часто создается единое крупное предприятие с новым организационно-правовым устройством, по преимуществу - товарищество на вере. Второй вариант чаще всего случается в регионах, где предпринимательский потенциал в сельской местности низок, где трудно найти потенциального собственника-менеджера для сельского предприятия.

Наконец, есть еще один, наименее желательный, но, по-видимому, неизбежный в сложившейся ситуации путь трансформации многих бывших колхозов и совхозов. По-видимому, он будет достаточно типичен для маргинальных областей Нечерноземной зоны России, столкнувшихся с серьезным экономическим кризисом аграрного сектора. Большинство хозяйств этой зоны, скорее всего, сохранят номинально форму коллективного предприятия (безотносительно к юридическому ее названию - колхоз или акционерное общество), но фактически крестьяне разойдутся по своим подсобным хозяйствам. Коллективная часть фондов будет использоваться лишь для обслуживания этих личных подсобных хозяйств. Производство будет сокращено до уровня, необходимого для выживания крестьянской семьи - 2-3 коровы, поросята, птица. При росте спроса на сельскохозяйственную продукцию в среднесрочной перспективе наиболее жизнеспособная часть этих ЛПХ станет базой быстрого становления фермерства в названных регионах.

Значение личного подсобного хозяйства резко выросло в ходе аграрной реформы. Были сняты все ограничения на этот сектор, селяне получили достаточно большие земельные наделы для подсобного хозяйства. Отмена "первой заповеди колхозника" (обязательных, приоритетных перед всеми другими нуждами поставок сельхозпродукции государству) позволила хозяйствам все возрастающую часть сельхозпродукции распределять для своих работников в виде ли натуральной оплаты, продажей ли им по льготированным ценам. Это также создало благоприятную почву для роста ЛПХ. Кроме того, ослабление дисциплины в хозяйствах привело к росту воровства из коллективного производства, что тоже усиливает позиции подсобного хозяйства.

Таким образом, всплескообразное развитие ЛПХ всецело обязано структурным изменениям в коллективном хозяйстве, что еще более подтверждает его минифундистскую природу, зависимость от крупного хозяйства. Массовая трансформация ЛПХ в фермерские хозяйства зависит, по нашему мнению, от формы трансформации материнского сельхозпредприятия.

Если предприятие будет реально преобразовываться в частные коммерческие фермы, то новые собственники будут стремиться к ограничению деятельности ЛПХ как источника мотивации воровства в основном производстве и фактора, отвлекающего работника от работы на крупной ферме. Если вспомнить советскую практику, то наиболее “крепкие” руководители хозяйств (например, В.А. Стародубцев) ограничивали масштабы ЛПХ, предоставляя работникам взамен сельскохозяйственные продукты из общественного производства. Аналогично и сегодня, владельцы крупных фермерских хозяйств, привлекающие постоянный наемный труд, склонны ограничивать подсобные хозяйства своих работников. Так, к примеру, семья орловских фермеров Пешехоновых, предоставляя своим работникам целый набор социальных благ (в том числе бесплатное жилье и питание), предпочитают оговаривать при найме отсутствие ЛПХ у работника. Можно предположить что в перспективе, корпоративные владельцы сельхозпредприятий будут тяготеть к подобной же тактике.

С другой стороны, владельцы ЛПХ не заинтересованы в независимости от крупного сельхозпредприятия, в организации самодеятельного фермерского хозяйства, так как это влечет за собой отсоединение от источников многих ресурсов, социальных услуг, увеличивает неопределенность и риск. Поэтому было бы ошибочно трактовать рост ЛПХ как базу для формирования мощного фермерского сектора в перспективе.

Таблица 15.7

Доля личного подсобного хозяйства в производстве
основных сельхозпродуктов, %

1991

1992

1994

1995

1996

1997

Продукция сельского хозяйства

28

33

38,3

43,0

46,0

н.д.

Зерно

н.д.

0,5

0,7

0,9

0,8

0,8

Сахарная свекла

н.д.

0,2

0,7

0,7

0,7

0,8

Подсолнечник

н.д.

1,2

1,6

2,0

1,6

1,4

Картофель

72

78,0

88,1

89,9

90,2

91,3

Овощи

46

54,7

67,0

73,0

76,8

76,4

Мясо

31

35,3

42,9

47,8

51,0

55,2

Молоко

26

31,4

38,7

41,7

45,0

47,0

Яйца

н.д.

26,1

28,8

30,0

31,0

30,4

Источник: Агропромышленный комплекс Российской Федерации. М.: Госкомстат.1994. Стр. 31-43; Социально-экономическое положение России.1994 г.: Оперативная информация. М.: Москва.1994. Стр.30-32; Социально-экономическое положение России.1997 г. М.: Москва.1997. Стр.95,99

Другое дело, когда сельхозпредприятие становится только формой поддержания семейных хозяйств сельского населения. В этом случае часть ЛПХ будет перерастать в фермерские хозяйства товарного типа. При этом рост экономической конъюнктуры в аграрном производстве будет способствовать трансформации все большей части семейных хозяйств подсобного типа в независимые семейные коммерческие фермы.

Таким образом, постепенно формируется новая аграрная структура, базирующаяся в основном на частной собственности на землю и средства производства и относительно крупных коммерческих фермах.

В настоящее же время, в результате незавершенных преобразований в аграрной сфере, сложилась противоречивая, достаточно сложная переходная структура земельной собственности: собственниками земель являются коллективы бывших колхозов-совхозов, пользователями (часто бесплатными) выступают сельскохозяйственные предприятия. При этом юридически их взаимоотношения прописаны плохо: собственники почти не получают гарантированной, оговоренной каким-либо контрактом арендной платы, но и земельный налог за них платит пользователь. Землепользование для предприятий без договора тоже оказывается не совсем удобным - собственник в любой момент может потребовать назад свой участок (долю в совместной собственности), что означает отсутствие каких-либо гарантий стабильного производства для крупного предприятия.

Дальнейшее развитие земельных отношений в русле реформы предполагает закрепление юридических прав собственников и пользователей, свободный оборот земельных паев, приводящий к аккумулированию земельной собственности в руках эффективных собственников. Необходимо отметить ключевую роль фермерства в этом процессе. Паи и земельные участки вряд ли в обозримом будущем будут в массовом порядке перетекать от крупного хозяйства к другому крупному хозяйству, но мелкий частный собственник создает определенный питательный раствор вокруг крупных сельхозпредприятий, через который земельный оборот может стать реальностью уже сегодня: преуспевающий фермер будет постепенно оттягивать земельные паи из крупных предприятий, разоряющийся фермер постарается продать хозяйство тому, кто в состоянии предложить более высокую цену - преуспевающему соседу-фермеру или эффективному крупному хозяйству. Таким образом, будет сформирован конкурентный рынок со свободным входом и выходом производителей.

Но в аграрной среде вызрело и другое решение возникшего земельного противоречия. Руководители хозяйств, которые остро ощущают эту проблему, фактически предлагают закрепить земли, обрабатываемые крупными сельхозпредприятиями, в их собственность как юридических лиц. Это, безусловно, кардинально разрешает противоречие сложившегося земельного устройства. Но это так же ведет к экспроприации всех тех собственников земельных долей, которые 2-3 года назад внесли их в коллективные предприятия, что социально и политически неприемлемо. С точки зрения экономической это останавливает дальнейшие преобразования земельных отношений в аграрном секторе, ибо, как уже отмечалось выше, в этом случае трудно ожидать какого-либо земельного оборота сельхозугодий. Иными словами, основной ресурс аграрного производства - земля - изымается из рыночного механизма перераспределения между хозяйствующими субъектами. Данный подход в своих принципиальных чертах сформулирован в положениях нового Земельного кодекса, предлагавшегося Государственной Думой на протяжении нескольких лет - в очевидном противоречии с Конституцией Российской Федерации.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 15 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.