WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 15 |

Безусловно, индексы роста валовой сельскохозяйственной продукции не являются универсальным индикатором успешности проведенных реформ, тем более что преобразования в большинстве рассматриваемых стран еще далеки от завершения. Тем не менее, таблица 15.4 вполне иллюстрирует сформулированный выше вывод. Нетрудно заметить, что в аграрных странах перераспределение сельскохозяйственных угодий в пользу семейных хозяйств практически сразу привело к стремительному росту валовой продукции в аграрном секторе - в Албании с 1992 года, в Румынии - с 1993 года, в Китае - с начала 1980-х годов (за пределами таблицы). В качестве еще одного примера подобного развития земельных реформ можно привести Вьетнам, где также деколлективизация в типичной аграрной экономике привела к быстрому подъему сельскохозяйственного производства (к сожалению, точная количественная информация по данной стране нам в настоящее время недоступна).

Таблица 15.4

Годовые индексы роста (спада) валовой сельскохозяйственной продукции в некоторых постсоциалистических странах, %

1989

1990

1991

1992

1993

1994

1995

Болгария

0,8

-6,0

-0,3

-12,0

-18,6

2,5

10,0

Венгрия

-1,8

-4,7

-6,2

-19,9

-9,7

-1,1

0,7

Латвия

3,9

-10,2

-3,9

-16,0

-22,4

-20,5

-2,0

Литва

1,5

-8,9

-4,3

-23,8

-8,0

-18,0

1,8

Россия

1,7

-3,6

-4,5

-9,4

-4,4

-12

-8

Словакия

0,6

-6,7

-7,0

-12,8

-7,2

8,3

2,1

Чехия

2,3

-2,3

-8,9

-12,1

-2,3

-6,0

4,2

Эстония

7,5

-13,1

-4,0

-18,6

-7,7

-9,7

-7,2

Албания

6,5

-2,0

-17,4

17,1

18,6

8,3

13,0

Румыния

-5,1

-2,9

0,8

-13,3

12,8

0,2

5,5

Китай

2,0

9,0

4,7

8,8

4,7

4,0

4,5

Источник: Agricultural Policies, Markets and Trade in Transition Economies/Monitoring and Evaluation, 1996. Paris:OECD.1996; FAO yearbook.Production. Vol.48. 1994. База данных ОЭСР.

В то же время в противоположной группе стран рост сельскохозяйственного производства либо пока не наступил, либо наступил после относительно глубокого и в ряде случаев длительного периода спада. При этом подобная тенденция не зависит от доминирования крупных или мелких хозяйств. Рост аграрного сектора, скорее всего, обусловлен адаптацией рыночной инфраструктуры к новым экономическим условиям, но не непосредственно самим фактом земельных реформ. Иначе говоря, собственно земельная реформа не имела такого воздействия на объемы производства, как в аграрных странах. Можно предположить, что эффект роста наступит при осуществлении других аграрных преобразований.

Отметим также, что в наших рассуждениях вопрос земельной собственности не затрагивался. Приватизации земель в сельском хозяйстве могла вести к созданию семейных фермерских хозяйств (Латвия, Литва, Албания) или к формированию производственных кооперативов (Чехия, Словакия, Россия). С другой стороны, семейная структура аграрного сектора могла возникать и без передачи прав собственности на землю крестьянам (Китай, Вьетнам). Все это не влияет на общность заключений о роли земельных преобразований в общей аграрной реформе.

15.3 Институциональная реформа в
сельском хозяйстве

Мировой опыт свидетельствует, что наиболее адекватной рынку формой сельхозпредприятий является семейная частная ферма. Но уже на начальных этапах реформы в России было понятно, что полный переход советского сельского хозяйства на семейный фермерский тип хозяйствования в обозримой перспективе невозможен. Опросы общественного мнения в селе в конце 1980-х годов показывали, что вести самостоятельное хозяйство хотели бы только 10-15% сельских жителей. В этом сказались и выработанные стереотипы общественного сознания, но также и длительная эпоха специализации в аграрном производстве, в результате которой крестьяне становились узкими специалистами. Ведение же своего хозяйства требует от крестьянина универсальных навыков. Более того, быстрого развития принципиально иной инфраструктурной сети и соответствующей переналадки сельхозмашиностроения в силу бюджетных ограничений ожидать не приходилось, и раздел колхозов и совхозов на семейные фермы в сложившихся обстоятельствах в большинстве случаев обрекал бы крестьянство на архаичные технологии и образ жизни. Наконец, вряд ли в условиях экономического кризиса было бы рационально разрушать уже накопленный, пусть даже и неэффективно используемый, производственный потенциал крупных сельхозпредприятий, который часто технологически не поддается разделу на мелкие хозяйства.

Таким образом, еще до начала реформ встал вопрос о создании в аграрном секторе производственных единиц, адекватных рынку, способных самостоятельно хозяйствовать в новых условиях.

Прежде всего, были созданы возможности для развития семейных фермерских хозяйств. В 1987 году почти одновременно начались эксперименты с фермерскими хозяйствами в Орловской области и Пыталовском районе Псковской области. С принятием кооперативного законодательства в 1988 году семейные хозяйства стали возникать под видом сельскохозяйственных кооперативов. Те и другие частные аграрные предприниматели получали землю в колхозах и совхозах в аренду и подпадали в жесточайшую зависимость от своих арендодателей. Затем стало возможным получать участок в пожизненное наследуемое владение (специфический титул на землю со всеми полномочиями собственности без прав продавать и закладывать ее, введенный еще союзным земельным законодательством в 1989 году и унаследованный российским земельным кодексом). Но опять, землю должны были выделять колхозы и совхозы и, конечно, они не спешили ее отдавать. В деревнях возникали социальные конфликты по поводу земли. Более или менее адекватное законодательное основание для семейных фермерских хозяйств в России было создано в 1990 году с принятием Земельного кодекса, в котором была провозглашена частная земельная собственность (хотя и весьма ограниченная в правомочиях по распоряжению), и Закон о крестьянском (фермерском) хозяйстве. Тем не менее, процесс образования фермерских хозяйств шел крайне медленно, фермеры рекрутировались преимущественно из горожан в первом поколении, сельской элиты. Семейное хозяйство оставалось на селе экзотикой, подвергалось обструкции со стороны сельского населения.

Фермерский сектор, не имея шансов быстро стать основным производителем сельскохозяйственной продукции в стране, тем не менее, играл роль своеобразного катализатора рыночного процесса в деревне - задавал параметры потенциально возможной самодеятельности, хозяйственной независимости производственной единицы, до той поры не ведомой в централизованно планируемой экономике. Главным же производителем оставались колхозы и совхозы. Поэтому встала проблема трансформации колхозов и совхозов в рыночные субъекты, способные функционировать в новых экономических условиях.

В конце 1991 года были приняты основные решения, положившие начало современному этапу аграрной реформы. В 1992 году началась так называемая кампания по реорганизации колхозов и совхозов, рассчитанная на один год, которая предполагала: (1) передачу земли и неземельных средств производства в собственность трудовых коллективов сельскохозяйственных предприятий, (2) раздел этих фондов на индивидуальные паи и (3) перерегистрацию хозяйств в одну из разрешенных организационно-правовых форм в соответствии с текущим законодательством того периода3.

Очень быстро подобную реорганизацию объявили в прессе сугубо формальной процедурой, не затрагивающей сущностных отношений в сельском хозяйстве, “сменой вывесок”. Между тем, за действительно формальной процедурой переименования бывших колхозов и совхозов в акционерные общества и товарищества авторы подобных высказываний не увидели принципиальных изменений в аграрном секторе.

Была прекращена монополия государства на землю. Более 85% сельскохозяйственных земель из государственной собственности были переданы в собственность коллективов сельскохозяйственных предприятий. Существенно, что земля, которой пользовались колхозы и совхозы до реорганизации, перешла не в их собственность как юридических лиц, а в общую собственность группы лиц, работников и пенсионеров хозяйств. В правовой практике такая общая собственность в основном бывает семейной, после же реорганизации сельхозпредприятий земля оказалась в собственности своеобразных “семей” в 400-1000 человек. Несмотря на юридическую необычность такого совладения, решение было вполне оправданным как переходная, временная форма.

Сособственники должны были разделить землю, которой владели совместно, на условные паи. Условный пай представляет собой род ценной бумаги с особыми правилами обращения. Владелец такого пая имеет безусловное право на выдел в натуре земельного участка размером, указанным в сертификате на пай, и в месте, определяемом совместно с другими сособственниками. Кроме того, пай можно продать, арендовать, заложить, обменять на имущественный пай, передать по наследству. До октября 1993 года названные транзакции разрешались только в рамках первоначального коллектива, после соответствующего указа Президента в октябре 1993 года оборот паев был разрешен и вне коллективов.

Наиболее внешне заметным результатом реорганизации стало ускорение выхода крестьян из коллективных хозяйств со своей землей для ведения фермерского хозяйства. Если к началу 1992 года в стране насчитывалось менее 50 тыс. семейных ферм, то за последующие два года их число выросло в 4 раза. Более того, если до начала реорганизации 3/4 фермеров были выходцами из городов, а из остальной части большинство составляла сельская элита, то после наделения крестьян земельными паями ситуация изменилась диаметрально: преобладать стали фермерские хозяйства, основанные колхозниками и работниками совхозов, вышедшими со своим земельным паем. Иными словами, процедура реорганизации существенно облегчила выход с землей для ведения фермерского хозяйства.

Земельные паи получились по российским меркам не очень большими - 6-10 га на человека. Чтобы избежать фрагментации землепользования, была предусмотрена возможность продавать и сдавать в аренду паи внутри коллектива колхоза или совхоза. Таким образом, крестьянин, пожелавший основать собственную ферму, мог увеличить свой участок, купив или арендовав паи у соседей. При этом он приобретал не земельный участок в натуре, а своеобразную опцию, позволяющую ему получить земельный надел в натуре, соответствующий по размеру имеющихся у него на руках земельных паев. В силу такого устройства паев, приобретая земельные доли у других сособственников колхозной земли, выходящий колхозник мог претендовать на получение земли единым массивом, независимо от того, сколько и у кого он прикупил или приарендовал земельных долей.

Но, несмотря на стремительный рост фермерского сектора в первые годы реформы, его доля в аграрном производстве осталась незначительной (таблица 15.5).

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 15 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.