WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |

В-третьих, немаловажной проблемой является принятие проекта закона “Об утверждении государственной программы приватизации государственного имущества в РФ” Прежде всего интересно обратить внимание на сдвиги в приоритетах по сравнению с прежними программами.

Так, совершенно привычны и традиционно переходят из программы в программу такие формулировки, как “привлечение инвестиций”, “проведение реструктуризации предприятий”15, “создание механизмов поддержки социально незащищенных слоев населения”; “обеспечение поступлений в федеральный бюджет”, “создание условий для развития рынка недвижимости”, “оказание поддержки малому предпринимательству”.

Вполне разумны такие программные новации в приоритетах, как “сохранение государственного контроля на отдельные стратегические виды производств, обеспечивающие национальную безопасность государства” и “оптимизация бюджетных расходов на управление государственной собственностью”.

Другие же новации программы 1998 года не могут не настораживать (конечно, если это не останется на бумаге) или по крайней мере вызывают недоумение: “обеспечение оптимального соотношения отечественных и иностранных инвестиций”, “осуществление протекционизма по отношению к отечественным товаропроизводителям”. Интересны также (в рамках конкретной программы приватизации) такие предлагаемые приоритеты, как “производственная, социальная и экологическая реабилитация территорий, связанных с добычей, переработкой и транспортировкой не возобновляемых природных ресурсов”, “создание условий для сохранения конкурентного положения страны по отдельным видам продукции на мировом рынке”.

Хотя во многом проблема разработки перечней предприятий носит скорее “процессуально-формальный“ характер, без данного документа любая значимая сделка может быть признана недействительной16. Данный документ должен включать прогнозный перечень государственных унитарных предприятий, которые подлежат преобразованию в АО, а также прогнозный перечень АО, акции которых предполагается продать, обоснование выбора указанных предприятий и АО, предполагаемые способы и сроки их приватизации, предполагаемые ограничения при их приватизации, размеры подлежащих продаже пакетов акций АО и прогноз начальной цены таких пакетов акций. В то же время без включения в такой “прогнозный перечень” предприятий стратегического характера (законодательно отнесенных к таковым) акции таких предприятий не могут быть проданы.

Практика составления такого рода списков предприятий в 1995-1997 годах показала, что вокруг предприятий-кандидатов разворачивается ожесточенная борьба с участием правительства, министерств, регионов. администрации предприятий, потенциальных покупателей, их конкурентов и т.п. Хорошо известен также опыт прохождения прежних программ приватизации в Государственной Думе. Нетрудно представить поэтому, сколь затяжной может оказаться подготовка такого перечня со всеми вытекающими последствиями для приватизационных продаж.

12.5 Политика государства и банков в отношении заложенных пакетов акций ряда крупнейших
российских АО

Практика проведения залоговых аукционов конца 1995 года хорошо известна. Хронический бюджетный кризис и провал бюджетного задания по приватизации на 1995 год стали одним из наиболее весомых стимулов для реализации этой схемы. Состоявшиеся 12 аукционов по ряду крупнейших российских предприятий в совокупности принесли в бюджет 5,1 трлн рублей, включая 1,5 трлн рублей погашенной задолженности предприятий государству. Среди фактических победителей доминировали два крупных российских банка - “ОНЭКСИМ” и “Менатеп”.

Вне зависимости от юридической “оболочки” эти аукционы представляли собой в значительной степени завуалированный самовыкуп пакета акций предприятиями, либо прямую неконкурентную продажу пакета акций заинтересованным банкам. Вместе с тем целый ряд судебных разбирательств и проверок легитимности этих сделок в 1996-1997 годах не позволяет делать каких-либо выводов о нарушениях правового характера, допущенных в ходе залоговых аукционов и последующей продажи предмета залога. Это, тем не менее, дает основания не столько для выводов о прозрачности состоявшихся сделок, сколько о несовершенстве имевшейся на соответствующий момент нормативно-правовой базы.

Ярким примером конфликтной ситуации после залогового аукциона являлось противоборство “ОНЭКСИМбанка” и старой администрации РАО “Норильский никель”, завершившееся (в середине 1996 года) отставкой последней. Даже в настоящее время трудно оценивать, насколько эффективным оказалось новое управление, ибо (при отсутствии прозрачной финансовой отчетности и международного аудита) любые оценки носят политизированный характер и отражают интересы соперничающих группировок.

Известно лишь, что кредиты группы ОНЭКСИМбанка составили около 370 млрд рублей (что само по себе - способ давления), а новая администрация разработала “стратегию выхода из кризиса”. По ряду оценок середины 1997 года, ОНЭКСИМбанк ограничился контролем над финансовыми потоками РАО и не инвестировал в производство. Представители ОНЭКСИМбанка среди достижений называют тот факт, что удалось остановить деятельность многих торговых посредников, которые не возвращали деньги в РАО за отгруженный металл. Вместе с тем сам ОНЭКСИМбанк сконцентрировал 99% продаж у своей аффилированной компании “Интерросимпекс”. Всё налоговое бремя РАО перенесено на Норильский горно-металлургический комбинат, а концентрация финансовых ресурсов происходит в самом РАО17.

По истечении установленного срока (1 сентября 1996 года) залогодержатель имел право реализовать на рынке имеющийся у него пакет акций. Первоначально рассматривались варианты простого продления договора залога до 1997 года и различные схемы выкупа пакетов государством (для РАО “Норильский никель”, “ЮКОС”, “Сургутнефтегаз” и “Сибнефть”). В частности, речь шла о формировании “залоговой пирамиды” для выкупа заложенных пакетов за счет новых кредитов, об оплате ряда пакетов акций с помощью ГКО, “свободных валютных средств Министерства финансов в коммерческих банках” и др.

В итоге в конце сентября 1996 года было принято совместное решение правительства и Совета безопасности, которое подтвердило право банков продавать заложенные пакеты акций после 1 сентября 1996 года. Таким образом, право выбора было оставлено самим банкам-победителям. В этой связи их стратегия определялась тремя обстоятельствами: конкретная цель сделки (контроль или доход), истечение срока договора комиссии (3 года) и наличие ограничений на управление пакетом акций (тогда как право собственности на эти акции их бы сняло).

Очевидно, что практически все залогодержатели были заинтересованы получить данные пакеты в собственность и при этом минимизировать соответствующие финансовые затраты. Наиболее предпочтительным вариантом стала квази-открытая продажа заложенного пакета акций и приобретение его в собственность через аффилированных лиц. К началу 1998 года этот вариант уже использован в отношении пакетов акций нефтяных холдингов “ЮКОС” (45% вначале и 33,3% после “разводнения”, квалифицированный контроль банка “Менатеп”), “Сиданко” (51%, контроль ОНЭКСИМбанка), "Сибнефть" (51%, формально "Нефтяная финансовая компания"), “Сургутнефтегаз” (40,12%, фактический самовыкуп эмитентом), "Лукойл" (5%, фактический самовыкуп эмитентом), а также РАО "Норильский никель" (38%, контроль ОНЭКСИМбанка).

Хорошо известны скандалы, сопровождавшие большинство из этих сделок. В качестве примера можно привести конфликт, возникший при продаже на аналогичном конкурсе пакета акций компании "Сибнефть" (51%) в мае 1997 года Победителем стала "Нефтяная финансовая компания" (залогодержатель совместно с банком "СБС-Агро"), предложившая за пакет 110 млн долларов. По условиям конкурса победитель также должен передать "Сибнефти" 13% акций "Ноябрьскнефтегазгеофизики" или финансировать их покупку на рынке, инвестировать 40 млн долларов в строительные проекты компании и др. Конфликт вокруг “Сибнефти” возник на стадии сбора заявок, когда под предлогом неправильно оформленных документов от участия в конкурсе были отстранены конкуренты будущего победителя. Иными словами, при продаже пакета акций “Сибнефти” имели место не менее затруднительные для конкурентов организационные условия, чем при продаже, к примеру, пакета акций "Норильского никеля". Тем не менее нет никаких данных о том, что правительство намеревалось по крайней мере оценить данные условия с правовой точки зрения.

Пожалуй, наиболее бесконфликтно прошли продажи заложенных пакетов акций НК “Сургутнефтегаз” и "Лукойл", являвшиеся тривиальным самовыкупом акций компаниями-эмитентами через посредничество управляющих компаний их пенсионных фондов.

При многих сделках помимо других методов активно использовался такой механизм отсечения конкурентов, как требование передать эмитенту, акции которого приобретаются, его ценные бумаги или акции другой компании. Так, уже при покупке 34% акций "Сиданко" на инвестиционном конкурсе РФФИ среди условий определил передачу "Сиданко" 13% акций "Черногорнефти". Очевидно, что эти 13% уже имелись у ОНЭКСИМбанка, а конкуренты не имели времени для приобретения такого пакета. Этот прием использовался Альфа-банком при приобретении акций Тюменской нефтяной компании. В инвестиционных условиях конкурса по продаже 5% акций НК "Лукойл" одним из условий была передача "Лукойлу" 15% акций "Нижневолжскнефть". Аналогичное условие имело место и при покупке пакета акций НК “Сургутнефтегаз” - победитель должен был передать НК 5% акций ОАО “Сургутнефтегаз”.

Во всех описанных случаях также обращает на себя внимание крайне малое превышение стартовой цены и, соответственно, незначительная выручка государства. Главные причины этого - отсутствие реальной конкуренции, “договорной” характер ряда аукционов, неудовлетворительно сформулированные требования и условия приватизационных сделок.

12.6 Новая фаза перераспределения
собственности

В настоящее время продолжается этап борьбы за контроль над созданными в ходе приватизации АО, в том числе посредством перераспределения и концентрации первично приобретенных прав собственности. Этот этап начался в 1993-1994 годах.

Среди типичных форм такого перераспределения, выявившихся в 1993-1997 годах, необходимо отметить следующие: (1) агрессивная либо “согласованная” скупка акций на вторичном рынке (у работников предприятий, инвестиционных институтов, брокеров, банков); (2) лоббирование конкретных сделок с пакетами акций, остающихся у федеральных и региональных властей; (3) добровольное или административно-принудительное втягивание независимых компаний в холдинги или финансово-промышленные группы (см. ниже).

Для первых лет постприватизационного перераспределения собственности (1993 - 1995 годы) наиболее характерны самые обычные приемы, связанные со сделками (квази-сделками) на первичном и вторичном рынке - конечно, с поправкой на “специфику” переходной экономики и “особую” роль государства. Хотя и позднее, в 1997 году, не наблюдалось заметного прогресса в области защиты прав акционеров, но именно в этот период - 1993-1995 годы - нарушения корпоративного законодательства как следствие борьбы за контроль приобрели наиболее “дикие” формы (размывание долей “чужих” акционеров, манипулирование реестрами акционеров, самовыкуп акций многими АО через подставные фирмы и др.). По сути дела, базовым конфликтом этих лет был конфликт между старыми менеджерами, ожесточенно отстаивающими свои позиции, и потенциальными захватчиками контроля. Это касалось большинства российских предприятий, хотя и по разным причинам (финансовые потоки и прибыль, сведение счетов, экспортная ориентация, земельный участок и иная недвижимость, сегмент рынка или отраслевая специализация, представляющие интерес для зарубежной компании аналогичного профиля и др.).

Конечно, этот конфликт сохраняет свое значение до сих пор. По имеющимся оценкам, пока борьба за контроль завершилась не более чем на 30% российских приватизированных предприятий. Растущее вторжение аутсайдеров и концентрация собственности как важнейшие тенденции развития типового приватизированного предприятия сохранят свое значение и после 2000 года (подробнее см. ниже)

Тем не менее в конце 1995 года - 1997 году началась новая фаза пост-приватизационного перераспределения собственности, для которой характерны следующие основные черты:

- использование или по крайней мере разработка нетривиальных технических схем (залоговые аукционы, легализованное размывание государственных долей, конвертация долгов в ценные бумаги, продажа дебиторской задолженности, доверительные схемы, скупка векселей, манипулирование дивидендами по привилегированным акциям и др.);

- главными объектами перераспределения являются крупнейшие или наиболее “интересные” российские компании, где уже имела место некоторая структуризация контроля (в том числе достигнута определенность с государственными долями);

- главными субъектами (инициаторами) перераспределения являются некоторые крупнейшие банки (финансовые группировки);

- активное содействие государства, которое - реализуя интересы крупнейших финансовых и промышленных альянсов - преследует и свои разнообразные цели (политические, бюджетные и др.).

Стержневым конфликтом данного этапа является, по всей видимости, столкновение интересов старых (хотя и в новой корпоративной “оболочке”) естественных монополий, крупнейших промышленных и добывающих структур и новых финансово-промышленных группировок, экспансионистские интересы которых пересеклись при новом перераспределении собственности. Безусловно важным для понимания данного конфликта является и учет политического фактора и властных интересов в различных ветвях российской политической элиты.

Иными словами, за фасадом крупнейших (в том числе нереализованных пока) сделок 1995-1997 годов происходит завершающий и во многом внеэкономический этап передела собственности в ряде ключевых компаний России. В некоторых из них уже достигнута договоренность между основными центрами влияния, и передел собственности - при прочих равных условиях - маловероятен. В других - финальная стадия установления контроля затягивается в силу продолжающегося противоборства и интенсивного лоббирования, причем этот процесс многомерен: его основными сторонами являются федеральные и региональные власти, естественные монополии, крупнейшие банки и крупнейшие промышленные предприятия.

12.7 Структура собственности и интересы
существующих акционеров в контексте
остаточных продаж

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.