WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 11 |

Приватизационные чеки для всего населения

Не применялась

Реституции

Не применялись

Передано свыше 300 компаний и 240 тысяч объектов

Ликвидация и банкротства в ходе приватизации

Минимально

Ликвидировано 2.700 и признано банкротами 400 компаний

Роль финансовых посредников

Значительная: создано 660 чековых инвестиционных фондов

Минимальная: 25 фондов приобрели миноритарные пакеты акций 100 компаний

Квота (%) обязательной продажи при приватизации

Очень широкий диапазон с большим числом покупателей

Продажа одному покупателю не менее 51% акций

(см. продолжение)

Выкуп менеджерами

Не предусмотрен в чистом виде

Около 2000 компаний

Льготы рядовым работникам

Максимальные в мировой практике (до 51% акций)

Незначительные

Проблема долгов предприятий

Проигнорирована

Переход долгов к Ведомству по опеке, продажа предприятия "за 1 марку"

Разукрупнение предприятий

Спонтанно в отдельных случаях; напротив, создано не менее 90 холдингов

Целенаправленная политика разукрупнения комбинатов

Реструктурирование предприятий

За исключением правового (корпоратизация) до продаж не проводилось

Создание специальных управляющих холдинговых компаний для реструктурирования перед продажей

Инвестиции

На уровне деклараций

Политика стимулирования

Малая приватизация

К осени 1995 года осуществлена на 50-60%

Завершена в 1991-1992 годах с преобладанием аукционов и аренды

Сельскохозяйственные земли

Крайне медленное и затрудненное выделение паев работников соответствующих предприятий

Передача 40% земель Ведомству по опеке, в основном сдача в краткосрочную аренду

Проверка выполнения приватизационных контрактов

Специально не предусмотрена

Мониторинг 50 тысяч контрактов в плане инвестиций и занятости

* Источники: Bohm A., ed. Privatization in Central & Eastern Europe. 1995. CEEPN, Ljubljana, 1995; Зинн Г., Зинн Х. -В. Холодный запуск. М., 1994.С.105-186; Trends and policies in privatization. Vol. 1. №3.Paris. OECD, 1994. Рp.105-131; Privatisieren: miteinander in die Soziale Marktwirtschaft. Koln, Dt. Inst. -Verl., 1992.

Политический фактор в приватизационной политике, в частности, самым непосредственным образом усиливает противоречивость и нестабильность законодательной базы, что проявляется в отсутствии единого правового подхода, одновременном действии противоречащих друг другу нормативных актов, частой смене тактических установок и моделей, принятии в ряде конкретных случаев актов, дающих той или иной стороне исключительные права вне рамок законодательства, возможность отмены уже принятых решений. Более того, высочайшая степень политизации приватизационного процесса в России и, следовательно, конфликтно-компромиссный характер его развития обусловливают выбор приватизационной модели, ориентированной на максимальное достижение социального компромисса. Это, в свою очередь, ведет к исключительно высокому уровню трансакционных издержек как в ходе реализации приватизационных программ, так и впоследствии при осуществлении сделок, связанных с перераспределением собственности.

12.3 Российская приватизационная модель:
этап внеэкономического закрепления
новых прав собственности

Если 1985-1989 годах можно охарактеризовать как период косметических изменений действовавшей системы, когда любые альтернативные формы собственности рассматривались лишь в контексте многоукладной социалистической экономики с доминирующим государственным сектором, то 1990-1991 годах - это годы более систематических реформ или, точнее, более систематических концепций прорыночных преобразований. Заметный сдвиг произошел в идеологических подходах к вопросам собственности в целом и к реформированию соответствующих отношений в частности. Последнее проявлялось и в содержании рассматривавшихся программ, и в принятом в этот период законодательстве. Одновременно - на фоне продолжающихся дискуссий о допустимости альтернативных форм собственности и методах приватизации - резко активизировался спонтанный процесс приватизации: номенклатурно-бюрократической, номенклатурно-территориальной, коллективной, менеджериальной и др.11.

Вне зависимости от содержательных оценок рассматриваемого процесса, 1992 год войдет в историю России как год старта крупномасштабной реформы в сфере отношений собственности на основе разработанного приватизационного законодательства. Если 1993-1994 годы стали временем интенсивного наращивания "критической массы" соответствующих количественных преобразований, то для 1995-1996 годов были характерны попытки, в сущности неудачные, перехода к новой - денежной - приватизационной модели12.

Фактически подготовка к масштабной приватизации началась с осени 1991 года. С самого начала заявив о приватизации как об одном из ключевых элементов экономической реформы, сформированное в ноябре 1991 года правительство форсировало разработку приватизационного законодательства, но в то же время не имело реальной возможности сразу взять в свои руки оперативный контроль за ходом приватизации. Одной из особенностей программы экономической реформы стало поэтому проведение либерализации цен до начала широкомасштабной официальной приватизации, что не укладывалось в господствующую теоретическую ортодоксию перехода к рынку. На это были вполне весомые причины:

- невозможность ожидать окончания большой приватизации, проводимой по классическим канонам (то есть в течение ряда лет), в силу жесточайшего товарного дефицита, имевшегося в 1991 году;

- в условиях нелиберализованных цен любое государственное предприятие являлось по сути государственным учреждением по административному распределению дефицитных товаров, что означало в итоге (и без свободных цен) серьезный социальный конфликт;

- интенсивная спонтанная приватизация.

29 декабря 1991 года Президент РФ подписал указ "Об ускорении приватизации государственных и муниципальных предприятий", в соответствии с которым были утверждены разработанные на основе проекта Государственной программы приватизации на 1992 год "Основные положения программы приватизации государственных и муниципальных предприятий в РФ на 1992 год". Их реализация началась с 1 января 1992 года. Основные положения стали фактически первым документом, на практике регулирующим приватизационный процесс и давшим старт программной (то есть не спонтанной) приватизации в России.

Первая программа приватизации (1992 год) стала основополагающим документом для последующей масштабной приватизации в 1992-1994 годов, и одновременно, компромиссом, с одной стороны, между платной (для активной части населения) и безвозмездной (ваучеры всему населению и льготы трудовым коллективам) приватизацией и, с другой стороны, между моделью приватизации для всех и разделом собственности среди работников предприятий. Этот компромисс обусловил такие явные - с экономической точки зрения - недостатки осуществлявшейся модели, как остаточная методика оценки имущества, игнорирование проблемы реструктурирования (привлечения инвестиций) предприятий перед и в ходе технической приватизации, проблемы социальной инфраструктуры предприятий, игнорирование демонополизации одновременно с проблемой сохранения технологических цепей, отсутствие инвестиций и ряд других.

На рубеже двух этапов осуществления российской приватизации стали очевидны и следующие специфические противоречия приватизационной программы в России:

- между формально устраненной количественной диспропорциональностью разных типов собственности и реально сохраняющимся доминированием государства как субъекта и регулятора отношений (прав) собственности;

- между потребностями реструктурирования российских предприятий по меньшей мере в ходе реализации приватизационной программы и возможностями запуска последней только в рамках социально-политического компромисса (конкретно, системы льгот работникам и ваучерного механизма);

- между однозначной необходимостью остановки спонтанного приватизационного процесса до и в ходе официальной приватизации и ролью спонтанной приватизации как подготовительной фазы для реализации официальных программ;

- в рамках соответствующей политики государства, когда одни и те же властные органы (от высших федеральных до муниципальных) выступают одновременно как законодатели единых легальных процедур и как генераторы спонтанного процесса приватизации;

- историческое и логическое противоречие между предпосылками и итогами приватизации в переходной экономике, когда уже начавшаяся приватизация формирует, в частности, необходимую среду для своего осуществления (рынок ценных бумаг, инвестиционные институты и др.);

- между первоначальной дисперсией прав собственности (в рамках модели массовой приватизации) и потребностями привлечения стратегических инвесторов, а также осуществление такой дисперсии прав собственности в условиях отсутствия каких-либо институтов контроля за менеджментом;

- между скоростью и стандартизированностью приватизационных процедур в соответствии с конкретной экономико-политической задачей и целями экономической эффективности (максимизации дохода);

- между сохраняющимся хаотическим вмешательством государства в экономику и сферу отношений собственности (что, возможно, является предварительным этапом самоустранения государства из этой сферы) и растущей потребностью в системно-целенаправленном регулировании государством экономики (и самого постсоциалистического перехода).

И критики, и сторонники чековой модели, срок действия которой истек 30 июня 1994 года, сходятся только в одном: формальный количественный успех программы массовой приватизации бесспорен и очевиден. Итоги же реализации программы массовой приватизации, лежащие за рамками количественных оценок, были и остаются предметом острых содержательных дискуссий.

С точки зрения идеологов российской приватизации, прагматическим обоснованием введения этой модели стал учет реальной ситуации на момент начала технической приватизации:

- отсутствие платежеспособного спроса населения;

- нулевой интерес иностранных инвесторов;

- наличие свыше 240 тысяч государственных и муниципальных предприятий (что требовало типовых стандартных процедур приватизации);

- необходимость максимально высоких темпов легального приватизационного процесса (на первом этапе) для блокирования интенсивной спонтанной приватизации.

Не менее важно, на наш взгляд, и осознание реальных (реально достижимых) целей приватизации в переходной экономике на разных этапах трансформации. Достаточно наивно оценивать итоги реализации этой модели по тем формальным целям, которые были записаны в программах приватизации. Реальная цель была лишь одна: временное массовое распределение и закрепление формальных прав частной собственности в российском обществе при минимуме социальных конфликтов в расчете на последующие трансакции в пользу эффективных ответственных собственников. Иными словами, с завершением реализации модели массовой приватизации оканчивается количественный этап, адекватный первому этапу приватизации как системообразующего явления, в рамках которого можно говорить о приватизации только с точки зрения технических определений.

Его важнейшим итогом - с точки зрения перспектив развития новой системы прав собственности - стало формирование новых экономико-правовых механизмов и институциональных структур. В частности это (данные на сентябрь 1997 года):

- корпоративный сектор экономики ( свыше 30 тысяч АО) ;

- рынок корпоративных ценных бумаг, включая инфраструктуру торговли и вторичный рынок акций приватизированных предприятий (капитализация в сентябре 1997 года свыше 100 млрд долларов);

- система (пока переходная, но уже довольно мощная) институциональных инвесторов;

- социальный слой, который (с учетом его крайней неоднородности и правовой незащищенности) можно назвать слоем собственников (около 40 млн формальных акционеров по итогам массовой приватизации).

По оценкам Госкомимущества РФ и Министерства экономики РФ, доля государственного сектора в ВВП в 1994 году составляла 38%, в 1996 году - 23%. Доля приватизированных предприятий (включая корпорации с государству) соответственно 37% и 39%, доля изначально частных предприятий - соответственно 25 и 38%. Для понимания незначительной динамики доли приватизированных предприятий следует учесть тот факт, что к концу 1994 года практически все крупнейшие российские предприятия преобразовались в АО, поэтому доля корпоративного сектора в ВВП не могла весомо измениться в 1995-1996 годах.

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 11 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.