WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 ||

Снижение процентных ставок спровоцировало цепную реакцию: бегство от лева, утечку капитала (почти 1 млрд долларов США в 1996 г.; резервы НББ упали ниже стоимости 1-месячного импорта), кризис на валютном рынке, обвальное падение курса болгарской валюты, инфляционный ценовой шок и еще более сильное падение спроса на лев. Усилия НББ задержать эту спираль путем повышения процентных ставок были предприняты слишком поздно и в недостаточном масштабе. Однако они означали резкое повышение расходов на обслуживание госдолга. В 1996 г. эти расходы достигли уровня около 20% ВВП (!), при совокупных налоговых поступлениях в размере около 25% ВВП. Бюджетный дефицит в 1996 г. достиг уровня 13,4% ВВП, несмотря на резкое снижение всех других статей расходов (кроме процентных платежей).

В момент пика кризиса (начало февраля 1997 г.) курс национальной валюты упал до уровня 3000 левов за 1 доллар США (еще в апреле 1996 г. он составлял 74 лева за 1 доллар), а месячный показатель инфляции составил 243% (!). Министерство финансов было в состоянии размещать лишь только 7-дневные казначейские обязательства под очень высокие проценты.

Параллельно происходил коллапс банковской системы. Чтобы предотвратить утечку денег из банковской системы, парламент принял в 1996 г. серию решений по страхованию депозитов (которые означали очередное серьезное бремя для госбюджета). Однако каждое такое решение лишь усиливало панику среди депозиторов, у которых отсутствовало какое-либо доверие к банковской системе и политике государства.

Результатом кризиса был рост инфляции с 32,9% в 1995 году до 310,8% в 1996 г. ВВП, немного увеличившийся в 1994-1995 гг. (+1,8% в 1994 г. и +2,1% в 1995 г.), в результате популистской политики манипулирования совокупным спросом в 1996 г. упал на 10,9%.

С февраля 1997 г. новое демократическое правительство вынуждено было принять очень жесткие меры в области денежной и фискальной стабилизации (включая установление механизма currency board) и вернуться к запоздавшей программе приватизации и структурных реформ.

Опасность кризиса болгарского типа реальна для многих стран анализируемой группы. На его грани стоял Кыргызстан в октябре-ноябре 1996 г. и Румыния в начале 1997 г. Он угрожает Украине, а также России.

Фактическая картина сбалансирования государственных финансов в странах СНГ выглядит обычно намного хуже, чем это можно заключить из официальных бюджетных данных. Это происходит потому, что кассовый дефицит бюджета не отражает фактической сбалансированности государственных финансов, а официально зарегистрированный госдолг — всех фактических и потенциальных обязательств государства17.

Бюджеты всех уровней, внебюджетные фонды (например, пенсионные фонды) и бюджетные организации регулярно задерживают выплату своих обязательств работникам, пенсионерам, поставщикам, и т. п. В 1995-1997 гг. средняя накопленная задолженность по зарплате на Украине достигала временами уровня 5-6 месяцев. Регулярные неплатежи касаются и поставок энергии бюджетным организациям, что нарушает работу предприятий ТЭК.

Механизм возникновения бюджетных неплатежей очень прост: у его основ лежит нереалистическое бюджетное планирование, т. е. переоценка возможного уровня реального ВВП и реальных доходов. На практике недоимка планированных доходов означает необходимость регулярной секвестрации расходов (в некоторых странах, например на Украине, даже ежедневной), что напрямую ведет к росту неплатежей, полного хаоса в управлении бюджетной сферой, падению финансовой, в том числе налоговой, дисциплины и подрыву авторитета государственных институтов. Если с самого начала переоценку бюджетных доходов можно было считать технической ошибкой процесса прогнозирования, вызванной высокими и не до конца определенными темпами инфляции, неизвестными темпами падения ВВП и т. п., то очень быстро она стала сознательным, регулярно повторяемым шагом, имеющим в своей основе нежелание парламентов (а часто и правительств) брать на себя ответственность за политически непопулярное снижение расходов. В результате всю ответственность за механическое сокращение расходов в виде секвестрации вынуждено взять на себя министерство финансов или входящее в его состав казначейство.

В обсуждаемой группе стран (за исключением Украины) уровень перераспределения ВВП через бюджет находится на значительно более низком уровне, чем в странах Центральной Европы, и при этом далее регулярно снижается. Однако эта тенденция не результат сознательного политического выбора (как, например, в Эстонии). Она определяется спонтанным падением уровня собираемости доходов, вызванным многочисленными недостатками налогового законодательства и налоговой администрации, а также работы других государственных структур. Описанный выше механизм секвестрации не позволяет противостоять низкой бюджетной и налоговой дисциплине. Высокая инфляция или гиперинфляция привела в многих странах к серьезной эрозии налоговой базы, вследствие падения общей монетизации экономики и вытеснения части деловой активности в теневую зону18.

В некоторых странах есть и дополнительные трудности. В России это — плохо работающий фискальный федерализм, в Грузии, Молдавии, Таджикистане и Азербайджане — отсутствие контроля центрального правительства над всей территорией страны.

В результате низкого уровня собираемости доходов страны анализируемой группы имеют огромные трудности с выполнением принятых на себя социальных обязательств19, а некоторые страны (крайним примером является здесь Грузия) даже с предоставлением основных публичных благ (public goods).

Среди недостатков налогового законодательства в первую очередь надо вспомнить о многочисленных налоговых льготах, а также о неправильных принципах бухгалтерского учета (например, начисление выручки и прибыли по принципу оплаты, а не отгрузки). Серьезным препятствием в нормальной собираемости НДС, акцизов и импортных пошлин являются плохо защищенные границы, особенно бывшие межреспубликанские границы. Что касается самого НДС, дополнительными техническими проблемами являются: плохо работающий механизм налогового кредита (возврата этого налога покупателям средств производства, сырья, энергии, материалов, полуфабрикатов, услуг, и т.п., включающих НДС с предыдущей фазы производства или торгового оборота), а также изначальное принятие принципа происхождения, а не назначения в налогообложении товаропотоков между странами СНГ.

11.7 Заключение

Опыт постсоциалистических стран показывает, что фискальные проблемы являются одними из самых сложных во всем процессе трансформации. Более того, они хорошо отражают качественную характеристику процесса перехода к рынку в данной стране и проводимой экономической политики. Непоследовательность проводимых реформ, замедление трансформации на микроуровне, слабость государственных структур или присутствие благоприятной политической среды для интенсивного лоббирования (rent seeking) сразу же отрицательно влияет на фискальную сбалансированность. Поэтому обеспечение фискального равновесия зависит не только от самой фискальной политики, но и от темпов, качества и последовательности реформирования экономики и государства в целом.

В ходе процесса трансформации произошло характерное расслоение бывших социалистических стран. Страны Центральной Европы и Балтии, которые вступили на путь радикальных рыночных реформ раньше и проводили их более последовательным путем, а также быстрее справились с основными проблемами государственного строительства, не испытывают в настоящее время (конец 1997 года) серьезных фискальных проблем, а часть из них вообще избежала фискального кризиса. Однако страны Центральной Европы должны в будущем преодолеть модель «постсоциалистического социального государства», с которой связано чрезмерное перераспределение ВВП системой государственных финансов, что в перспективе может оказаться серьезным препятствием на пути экономического роста.

В отличие от стран первой группы, страны СНГ и Балкан (за исключением Украины) страдают от слишком низкого уровня собираемости доходов, вызванного слабостями налоговой системы, медленной приватизацией и реструктуризацией предприятий, слабостью государственных структур и правовой системы (включая несовершенство взаимоотношений федерального центра и субъектов федерации в случае России), продолжением внутренних конфликтов в некоторых странах, а также продолжающимся падением официально зарегистрированного ВВП. Ограниченные доходы не позволяют финансировать очень неэффективную систему социальных обязательств (хотя на более низком уровне, чем в странах Центральной Европы), а в многих странах также основных общественных благ (public goods). Бюджетный дефицит продолжает оставаться на относительно высоком уровне, при этом в странах СНГ обычным инструментом контроля бюджетных расходов является их секвестрирование, ведущее к нарастанию бюджетных неплатежей и падению финансовой дисциплины во всей экономике.

Если, несмотря на указанные выше недостатки фискальной адаптации, многим странам СНГ удалось все-таки достичь серьезного снижения инфляции, то это произошло за счет активного использования курсового якоря и интенсивного внешнего и внутреннего заимствования (а в некоторых странах также за счет значительной безвозмездной финансовой помощи). Достигнутая таким путем стабилизация будет долговременной только в том случае, если в короткий срок удастся продвинуть необходимые микроэкономические реформы и достичь фискальной сбалансированности. Иначе быстро растущий объем госдолга, наряду с недоверием экономических агентов в то, что государство сумеет решить фискальные проблемы, может подорвать хрупкую ценовую стабильность, как это случилось в 1996 г. в Болгарии.


1 В рамках данной статьи автор не будет детально анализировать реформаторский рейтинг отдельных стран. Такой рейтинг можно найти в официальных документах международных организаций (например, в годовых докладах ЕБРР) и во многих сравнительных анализах — см. Aslund, Anders (1994): Lessons of the First Four Years of Systemic Change in Eastern Europe, Journal of Comparative Economics, Vol. 19, No. 1.Balcerowicz, Leszek & Alan Gelb (1995): Macropolicies in Transition to a Market Economy: A Three-Year Perspective, CASE ‑ Center for Social and Economic Research, Warsaw, Studies and Analyses, No. 33., Balcerowicz & Gelb [1995], de Melo, Denizer & Gelb [1996], Dabrowski [1996a], EBRD (1996): Transition report 1996, European Bank for Reconstruction and Development, October.

2 Sachs, Jeffrey D. (1995): Postcommunist Parties and the Politics of Entitlements, Transition, Vol.6, No.3, March.

3 Однако к данным, касающимся балтийских стран и стран бывшей Югославии, надо относиться очень осторожно, так как информация о первых годах трансформации (1991-1992) не всегда учитывает квазифискальное финансирование и межреспубликанские трансферты.

4 Barbone & Marchetti, 1995 Barbone, Luca & Domenico J. Marchetti (1995): Transition and the Fiscal Crisis in Central Europe, CASE ‑ Center for Social and Economic Research, Warsaw, Studies and Analyses, No. 40.

5 Sachs, 1995 op.cit

6 Aghion, Philippe & Olivier Jean Blanchard (1993): On the speed of transition in central Europe, European Bank for Reconstruction and Development (EBRD), Working paper No. 6, July. Coricelli, Fabrizio (1996): Fiscal Constraints, Reform Strategies and the Speed of Transition: The Case of Central-Eastern Europe, CEPR Discussion Paper, No. 1339. Roland, Gerard (1994): On the Speed and Sequencing of Privatization and Restructuring, Economic Journal, 104, pp. 1158-68, September.

7 Отсутствие у автора подробной информации не позволяет представить более широкий анализ причин относительной сбалансированности государственных финансов в Хорватии.

8 На практике в период экономического роста и возросших бюджетных поступлений не всегда удается затормозить рост расходов. Важную роль в этом играют факторы политического характера — стремление различных групп получателей бюджетных средств использовать результаты экономического роста, а также серьезные трудности, которые испытывают правительства при противодействии различным группам давления и в процессе осуществления непопулярных мероприятий, ограничивающих круг бюджетных обязательств. Фискальный кризис обычно является лучшим аргументом для противодействия давлению групповых интересов, а благоприятная ситуация в сфере доходов «смягчает» силу этого аргумента.

9 MultiQuery Database (1996), MultiQuery Database. A Tool for Cross-Country Comparisons, Europe and Central Asia Region, the World Bank, Spring 1996.

10 Sachs, Jeffrey D. & Andrew M. Warner (1996): Achieving Rapid Growth in the Transition Economies of Central Europe, CASE ‑ Center for Social and Economic Research, Warsaw, Studies and Analyses, No. 73.

11 По разным оценкам они составили около 8,2-8,4% российского ВВП в 1992 г. и около 3% ВВП в 1993 г. Dabrowski, Marek (1995): The Reasons of the Collapse of the Ruble Zone, CASE ‑ Center for Social and Economic Research, Warsaw, Studies and Analyses, No. 58, November. Подробнее о структуре доходов, расходов и дефиците бюджета в России в 1992-1994 годах см. выше (главы 6 и 7).

12 Гайдар, Е.Т. (1997): „Детские болезни” постсоциализма (к вопросу о природе бюджетных кризисов этапа финансовой стабилизации), Вопросы Экономики, № 4

13 Sachs, Jeffrey D. Russia: IMF gives too little, too late, Financial Times, March 31, 1994.

Sachs, Jeffrey D. (1994b): Russia's Struggle with Stabilization: Conceptual Issues and Evidence, Proceedings of the World Bank Annual Conference on Development Economics, pp. 57-80.

14 Эта критика не была верной, так как в рамках действовавших в это время в странах СНГ программ системной перестройки (STF - Systemic Transformation Facility) МВФ соглашался на очень высокий бюджетный дефицит, вплоть до 10% ВВП, при уровне монетизации экономики не выше 20% ВВП [см. Dabrowski Marek (1997): Western Aid Conditionality and the Post-Communist Transition, Journal of Policy Reform.

15 В случае Болгарии было списано 3,8 миллиардов долларов из 8,1 миллиарда долларов общей суммы задолженности коммерческим банкам (см. Dabrowski, 1997, op.cit.)

16 Россия также унаследовала от СССР огромную задолженность (около 140 миллиардов долларов США) со стороны многих развивающихся стран. Кроме этого, в 1992-1993 гг. накопились также долговые требования России к странам СНГ, возникшие в результате «технического» кредитования Центральным банком России центральных банков стран, принадлежащих в это время к рублевой зоне. Однако реальные возможности взыскания всех этих долгов остаются очень сомнительными.

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.