WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 8 |
  • слишком низким пенсионным возрастом и предоставлением многочисленных прав для более раннего выхода на пенсию; кроме того, в большинстве постсоциалистических стран пенсионеры и лица, получающие текущее пособие, могут без серьезных ограничений дополнительно работать (в целом это является пережитком периода дефицита рабочей силы);
  • другими отраслевыми и профессиональными привилегиями (льготными коэффициентами начисления пособий, доплатами, правом бесплатного или льготного приобретения разного вида товаров и услуг);
  • слишком малым количеством лет, являющихся основой для расчета величины пенсионной базы, что приводит к дополнительным манипуляциям, позволяющим увеличивать индивидуальные выплаты;
  • неэквивалентными принципами функционирования пенсий в сельском хозяйстве (колхозных и т. п.);
  • либеральным определением прав и либеральными принципами медицинской экспертизы в вопросах предоставления пособий по инвалидности;
  • ошибочным построением принципов индексирования пенсий.

Любые попытки пересмотра принципов функционирования пенсионной системы и ликвидации даже очевидно несправедливых привилегий, недостатков в пенсионном регулировании, способствующих в конечном итоге злоупотреблениям, или решений, выходящих за рамки финансовых возможностей государства, наталкиваются на сильное политическое противодействие многочисленных слоев пенсионеров и лиц предпенсионного возраста5, а также очень часто на протесты конституционных судов, усматривающих в этом нарушение законных прав граждан (например, в Польше и в Венгрии).

Данные таблицы 11.4 свидетельствуют о быстром росте доли социальных расходов в ВВП во всех странах Центральной и Восточной Европы (за исключением бывшей Чехословакии и Румынии). Значительно более низкий уровень этого типа расходов отмечался в первой половине нынешней декады в странах бывшего СССР — в большинстве из них произошло сильное инфляционное обесценивание выплат, которого благодаря развитой системе индексации не допустили страны Центральной Европы. Кроме того, в постсоветских государствах отмечалось меньшее влияние положения на рынке труда на пенсионную систему. Тем не менее, и в этих странах в 1994-1997 гг. наблюдаются тенденции к росту социальных, в т. ч. пенсионных, расходов в ВВП (особенно на Украине и в России).

Таблица 11.4

Доля расходов на социальное обслуживание
в 19891993 гг. (в процентах к ВВП)

Страна

1989

1990

1991

1992

1993

Албания

7,1

8,6

12,0

10,8

12,7

Болгария

10,4

12,0

14,2

14,1

15,8

Чехо-Словакия

13,6

13,6

16,1

16,4

Чехия

14,0

13,5

Эстония

7,6

8,8

Литва

19,2

14,3

Словакия

18,8

16,7

Венгрия

14,4

14,9

18,1

18,9

18,2

Польша

11,2

10,6

17,3

19,9

20,4

Румыния

9,5

10,6

10,1

9,1

8,9

Россия

6,1

6,7

Источник: WEO World Economic Outlook, International Monetary Fund, October. [1994], таблица 15.

Конечно, социальные программы не являются единственной причиной вторичного фискального кризиса, касающегося расходной части бюджета. В некоторых странах росту бюджетных расходов способствовали также обслуживание внутреннего и внешнего долга (Венгрия, Болгария, Польша), реструктуризация долгов предприятий и банков за счет государства (Венгрия, Болгария), нередко приобретавшая форму возврата к различным видам дотирования (Болгария).

Не подтвердились опасения относительно отрицательного воздействия слишком быстрой приватизации на состояние публичных финансов6. Более высокая налоговая дисциплина в государственном секторе оказалась временным явлением. Государственные предприятия очень быстро научились у частного сектора скрывать свои обороты и прибыль (или выводить ее за пределы предприятия), а также избегать уплаты налогов. Такая практика была и остается особенно распространенной в тех странах, где «большая» приватизация проходила медленно, а государственный сектор с самого начала не подвергался достаточно жестким бюджетным ограничениям (Белоруссия, Украина, Болгария, Румыния). С другой стороны, среди стран со сбалансированными бюджетами находятся Чехия и Эстония — страны, отличающееся особо высокой долей частного сектора в ВВП (на уровне около 75%).

Вообще, опыт Чехии, Словении, Хорватии и Эстонии показывает, что вторичный фискальный кризис (по крайней мере, серьезный) не является неизбежным. Однако в каждой из этих четырех стран фискальная политика проводилась по особому сценарию. Эстония оказалась в состоянии навести железную дисциплину в области расходов, в особенности расходов социального характера. Похожий сценарий, по всей видимости, имел место в Хорватии7. В отличие от Эстонии, в Словении показатели социальных расходов очень высокие. Однако Словения не только смогла сохранить ранее достигнутую долю доходов консолидированного бюджета в ВВП, но даже ее увеличить. В определенной степени Словения извлекла выгоду из распада югославской федерации, поскольку в прошлом она являлась значительным нетто-донором для остальных союзных республик страны. Все названные выше причины проявились в Чехии: сохранение относительно высокого уровня налоговых поступлений, особенно от предприятий, поддержание дисциплины социальных расходов (по сравнению с Польшей, Венгрией и Словенией), а также прекращение фискальных трансфертов в Словакию.

Этап связанного с трансформацией спада производства продолжался в странах, проводящих радикальную трансформацию не более двух (Польша) или трех (Чехия, Словакия, Словения, Эстония, Латвия) лет после начала проведения первоначальной стабилизации. Экономический рост, если он опирается на здоровые основы, связан обычно с пропорциональным ростом доходов и не обязательно с пропорциональным ростом расходов (здесь играют роль упоминавшиеся выше расходы «жесткого» характера)8, и в результате сам по себе должен способствовать улучшению фискального баланса. Дополнительно начинают давать результаты долгосрочные реформы налогообложения (прежде всего — введение НДС и консолидированного налога на личные доходы), улучшение налоговой администрации, а также мероприятия по адаптации бюджетных расходов (прежде всего в области социальных программ).

Переход от третьего этапа (вторичного фискального кризиса) к четвертому (фискальной консолидации) лучше всего проследить на примере Польши, где бюджетный дефицит начал со второй половины 1993 г. сокращаться. Улучшение бюджетной ситуации было прежде всего связано с последствиями экономического роста, продолжающегося с 1992 г., а также с упоминавшимися выше налоговыми реформами. Несколько меньшую роль сыграло урезание социальных расходов и снижение масштабов финансирования бюджетной сферы.

Симптомы постепенного улучшения бюджетной ситуации можно наблюдать также и в других странах, проводящих процесс трансформации — Словении, Хорватии, Эстонии, Чехии, Словакии, Латвии (в меньшей степени в Литве), а в 1996-1997 годах также в Венгрии, которая особо тяжело перенесла вторичный фискальный кризис в 1992-1995 годах. Часть из них (о чем говорилось раньше) вообще смогла избежать вторичного кризиса.

В общем можно сказать, что к настоящему времени большинство стран Центральной Европы и Балтии прошло четыре этапа процесса фискальной адаптации:

  1. Макроэкономическую дестабилизацию, связанную с распадом прежней политической и экономической системы.
  2. Первичную макроэкономическую стабилизацию, связанную с либерализацией экономики.
  3. Вторичный фискальный кризис, следующий за стабилизацией.
  4. Фискальную консолидацию.

Перспективы относительной фискальной стабильности в обсуждаемой группе стран будут зависеть прежде всего от глубины реформ пенсионной системы, других сегментов социальной политики и основных сфер социального обслуживания — здравоохранения и образования. Ситуация в странах, которые не проводят такие реформы достаточно быстро, будет в значительной степени зависеть от возможностей поддержания достигнутых темпов экономического роста. Любое ухудшение экономической конъюнктуры может привести к очередным фискальным трудностям в силу замедления или приостановки темпов роста бюджетных доходов.

11.4 Центральная Европа: ловушка
постсоциалистического социального
государства

Страны Центральной Европы вынуждены решить еще одну, очень серьезную проблему, прежде всего структурного характера — проблему слишком высокого уровня перераспределения ВВП государством. Таблица 11.2 показывает, что в Чехии, Словакии, Польше, Хорватии, Македонии и Словении доля консолидированных расходов государственного сектора в ВВП находится в пределах 43-50%, а в Венгрии превышает 50%. Балтийские страны находятся в менее затруднительном положении.

Такой высокий уровень перераспределения ВВП, как в странах Центральной Европы, можно наблюдать только в скандинавских странах и в некоторых странах Западной Европы, несмотря на огромные различия в уровне ВВП на душу населения (особенно заметные в случае бедной Македонии). Когда западные страны находились на том уровне экономического развития, на котором ныне находятся страны Центральной Европы (примерно 30 лет тому назад), то доля консолидированных государственных расходов в их ВВП не превышала 30-35%. Так же (или еше меньше) выглядит доля консолидированных государственных расходов в ВВП в странах Латинской Америки, где уровень ВВП на душу населения примерно такой же, как в странах Центральной Европы.

Главной причиной экспансии государственных расходов и в Западной, и в Центральной Европе являются социальные, в том числе пенсионные, программы. Согласно данным Всемирного банка9, в 1995 году консолидированные трансферты (разного типа социальные выплаты населению) составляли в процентах к ВВП: 28,6% в Словении, 21,0% в Польше, 20,5% в Словакии, 19,4% в Чехии и 18,8% в Венгрии.

Высокая доля государственных расходов в ВВП не способствует высоким темпам экономического роста. Она снижает объем частных сбережений, которые могут финансировать эффективные частные капиталовложения. Высокие налоги, необходимые для финансирования высокой доли расходов государства, тормозят деловую активность и способствуют ее уходу в зону теневой экономики (или за границы государства). Высокие социальные расходы обычно способствуют уходу из сферы официальной занятости и искажают функционирование рынка труда. Сравнительные исследования различных групп стран10 показывают, что не случайно страны Юго-Восточной Азии (так называемые азиатские тигры) опережают по темпам своего роста другие регионы. Доля государственных, в том числе социальных, расходов в этих странах — самая низкая, а экономический режим — очень либеральный. С другой стороны, страны Западной Европы не случайно переживают проблемы с поддержанием даже умеренных темпов экономического роста. По этой причине в конце восьмидесятых и в девяностых годах скандинавские страны (особенно Швеция) вынуждены были серьезно ограничить объемы «социального государства», а теперь та же самая задача стоит перед ведущими странами Европейского Союза — Францией, Германией, Италией и Испанией.

Дополнительным фактором, который заставляет и будет заставлять большинство европейских стран (а также США) серьезно реформировать свои социальные программы, являются неблагоприятные демографические тенденции.

11.5 Фискальная ситуация в странах,
отставших в проведении реформ

Как было сказано выше, страны СНГ и Балкан не смогли быстро завершить этап первоначальной макроэкономической стабилизации. Там, где удалось в конце концов этого достигнуть, качественные характеристики макроэкономической ситуации (особенно в сфере фискальной политики — см. таблицу 11.5) оказались намного хуже, чем в странах Центральной Европы и Балтии.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 8 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.