WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||

Своеобразно, и также под воздействием накопленного опыта, был решен вопрос о положении Центрального банка в системе органов государственной власти страны. Формально независимость его провозглашена не была, как не было сказано и о подчиненности Центробанка той или иной ветви власти. Фактически, в логике Конституции 1993 года, это означало более тесную зависимость от исполнительной власти, что и нашло вскоре проявление в обязательном участии председателя Центробанка в заседаниях Правительства. Однако Конституция провозгласила, что “денежная эмиссия осуществляется исключительно Центральным банком Российской Федерации”, и он ее осуществляет “независимо от других органов государственной власти”. В совокупности с назначением председателя Центробанка Государственной думой (нижней палатой) по представлению Президента и его фактической несменяемости на протяжении 5 лет, это создавало достаточно надежные гарантии стабильности и независимости курса денежных властей и одновременно требовало координации денежной политики с Правительством. Но, разумеется, как и в ситуации с сильным Президентом, приверженность Центробанка курсу на денежно-финансовую стабильность в значительной мере попадала в зависимость от позиции Президента и личных качеств председателя Центрального банка.

Правда, оставалась существенная проблема, касающаяся финансово-денежной политики, которая не получила правового закрепления - запрет бюджетного дефицита. Собственно, конституционный запрет принимать дефицит с бюджетом является довольно редким явлением в мировой правовой практике. В посткоммунистических странах наиболее последовательное решение этот вопрос получил в Эстонии. В России вопрос конституционного запрета бюджетного дефицита всерьез не ставился и не обсуждался, хотя проблема вполне реальна, особенно в ситуации отсутствия общественного консенсуса по базовым ценностям дальнейшего развития общества.

Еще одним фактором, важным с точки зрения решения задач макроэкономической стабилизации, стало более жесткое разграничение полномочий между центром и субъектами федерации, включая запрет на эмиссию иных, кроме выпускаемых Центробанком рублей, денежных средств. Хотя впоследствии проблема квазиденег приобрела в России достаточно болезненный характер. принципиальная установка Конституции в совокупности с решительными действиями властей остановили начинавшуюся эмиссионную активность отдельных субъектов федерации.

Одновременно с подготовкой к принятию Конституции осенью 1993 года федеральные власти предприняли шаги по формализации налоговых отношений в РФ. Тогда удалось отойти от индивидуального распределения налоговых поступлений (прежде всего НДС) между федеральным центром и субъектами федерации, что также способствовало созданию предпосылок для стабилизации финансовой системы и стало важным шагом на пути к современным формам бюджетного федерализма.

И, наконец, был резко усложнен механизм внесения в Конституцию РФ поправок. Это была не чисто экономическая проблема, но она играла ключевую роль для оздоровления экономической ситуации в стране. Облегченная система исправления Конституции делала ее заложником текущих настроений законодателей и создавала обстановку постоянной нестабильности, в том числе и нестабильности экономической. Принятие решений хозяйственными агентами было крайне затруднено как по политическим, так и по экономическим причинам.

Словом, при всех недостатках Конституции 1993 года ее главным достоинством было формирование четких правил игры вообще и в сфере финансово-экономической в особенности. Бюджетный процесс стал более управляемым, а Центральный Банк был отделен он популистски настроенных законодателей. Все это оказывало соответствующее влияние на возможности исполнительной власти осуществлять ответственный макроэкономический курс. Последнее отчетливо проявилось на рубеже 1994-1995 годов, когда была начата последняя по времени и увенчавшаяся успехом попытка финансовой стабилизации.


1 Уровень инфляции ниже 40% годовых - хотя и недостаточное, но совершенно необходимое условие реального возобновления инвестиционного процесса.

2Проблема отложенных стабилизационных реформ получила развитие как раз в литературе последнего десятилетия, что поначалу было реакцией на трудности, с которыми столкнулись стабилизационные реформы в Латинской Америке, а затем эта проблема стала актуальной применительно к некоторым посткоммунистическим странам (См. подробнее: Alesina A., Drazen A. Why are Stabilizations Delayed // American Economic Review. Vol. 81. 1991. December. P. 1170-1188; Drazen A. The Political Economy of delayed Reform // The Journal of Policy Reform. Vol. 1. 1996. N 1. P. 25-46).

3 См. об этом подробнее: Мау В., Синельников-Мурылев С., Трофимов Г. Макроэкономическая стабилизация, тенденции и альтернативы экономической политики. М.: ИЭППП, 1996.

4 См., например: Alesina A. Political Models of Macroeconomic Policy and Fiscal Reform. Washington: IBRD,1992., а также сноску 126.

5 Об исключительном и, естественно, негативном влиянии сезонности на макроэкономические процессы вообще и на решение задачи стабилизации в особенности писали на протяжении 1992-1995 годов многие видные экономисты. В качестве примеров можно привести многочисленные публикации на эту тему в журнале "Коммерсантъ", а также политические заявления Г.Явлинского. (См.: Экономика становится проще, доходные игры сложнее // Коммерсантъ-Weekly. 1994. N 36. С. 44; Кириченко Н., Малов А. Октябрьская революция свершилась // Коммерсантъ-Weekly. 1994. N 42. С. 66; Кириченко Н. // Коммерсантъ-Weekly. 1994. N 46. С. 59).

6 См., например: Yavlinsky G., Braguinsky S. The Inefficiency of Laissez-Faire in Russia // Journal of Comparative Economics. Vol. 19. 1994. N 1.

7 См. подробнее: Burdekin R.C.K., Burkett P. Distributional Conflict and Inflation. London: Macmillan, 1996.

8 Эти проблемы более подробно описаны в: Мау В.А. Экономика и власть. М.: Дело, 1995. С. 47-55.

9 Опять же с чисто формальной точки зрения в определенные моменты 1992-1993 годов у отечественных и у иностранных аналитиков создавалось впечатление быстрого нарастания мощи Гражданского Союза (и лично А.Вольского), когда Правительство стало быстро пополняться выходцами из директорского корпуса, которые считались креатурой ГС. Однако со временем стало ясно, что назначение вице-премьерами В.Черномырдина, В.Шумейко, Г.Хижи, О.Сосковца, равно как и избрание В.Черномырдина главой Кабинета не только не усиливает влияние ГС на политику правительства, но и способствует уточнению и поляризации позиций самих названных руководителей, становящихся политиками.

10 См.: Домбровский М., Антчак Р. Украинский путь к рыночной экономике 1991-1995. Варшава: Центр социально-экономических исследований, 1996.

11 Сошлемся на различные решения Правительства по поддержке отраслей и предприятий, политически лояльных к исполнительной власти и считающихся сторонниками рыночных реформ. Поддержка автомобильной промышленности (прежде всего ВАЗа), ряда банковских и финансовых структур являются в этом отношении весьма характерными примерами. И это в общем понятно - поддержка автомобилестроителей даже по чисто экономическим соображениям (не говоря уже о политических) казалась делом более осмысленным, чем, скажем, поддержка аграриев или комбайностроителей. Забегая несколько вперед, следует также отметить, что последствия подобного рода решений со стратегической точки зрения были по меньшей мере противоречивыми. С одной стороны, вроде бы это способствовало укреплению позиций реформаторских сил в исполнительной власти, находившей поддержку активной части бизнеса в наиболее острые моменты политического противостояния. С другой стороны, это создавало возможность откладывать необходимые для адаптации к реальной рыночной конкуренции реформы на "лояльных" предприятиях, а также способствовало чрезмерному сращиванию значительной части госаппарата с коммерческими структурами, что вело к резкому обострению проблемы коррупции.

12 См. главу 14.

13 См. подробнее: Паппэ Я. Отраслевые лобби в правительстве России (1992-1996) // Pro et Contra. 1996. N 1. С. 61-78.

14 О конституционных проблемах макроэкономической стабилизации и экономической реформы см. также: Мау В.А. Экономика и власть. М.: Дело, 1995. С. 76-83; Hellman J.S. Constitution and Economic Reform in the Post-Communist Transitions // Sachs J.D., Pistor K. The Rule of Law and Economic Reform in Russia. Boulder, Cо: Westview Press, 1997. P. 55-78.

15 Характерно, что тезис о ключевой роли выполнения советской Конституции как основы демократизации коммунистической системы разделяли даже общественные деятели из диссидентского лагеря. Типичным и одновременно наиболее последовательным документом, отражающим конституционно-правовые иллюзии того времени может быть письмо А.Сахарова, Р.Медведева и В.Турчина, направленное Л.Брежневу в 1970 году. Уже тогда, квалифицируя состояние советской системы, и особенно экономики, как “начало стагнации”, они связывали провал экономической реформы 1965 года с сохранением антидемократических норм общественной жизни. Среди предлагавшихся ими мер были: развитие открытости и гласности, свобода информации, восстановление реальной власти Советов, наличие альтернативных кандидатов при выборах в партийные и советские органы. (См.: Appeal of Soviet Scientists to the Party-Government Leaders of the USSR // Survey, 70. (1970). P. 160-170)..

Иными словами, эта программа не шла дальше лозунга “вся власть Советам” в условиях сохранения однопартийной системы в СССР. Суть конституционной реформы сводилась к необходимости соблюдения действующей конституции и обеспечения торжества закона над партийной директивой. В этом же духе был разработан и сахаровский проект конституции “Союза суверенных республик Европы и Азии”. Схожие в сути своей соображения о совершенствовании конституционной системы в направлении повышения роли представительных органов власти разрабатывались и рядом видных отечественных юристов 70-х годов, хотя, разумеется, их формулировки были гораздо более осторожными. (См., например: Демочкин Н.Н. Власть народа: Формирование, состав и деятельность советов в условиях развитого социализма. М.: Наука, 1978.). Ситуация практически не изменилась и во второй половине 80-х годов, когда в разгар горбачевской перестройки А.Сахаров предлагал положить в основу политических реформ действующую советскую Конституцию 1977 года.

16 Вообще, независимость Центрального банка от исполнительной власти обычно считается фактором, способствующим проведению жесткой денежной политики. Например, в Grilli V., Masciandro D., Tabellini G. Institutions and Policies // Economic Policy, October 1991 объясняются различия стран по величине внутреннего долга, дефицита бюджета и инфляции, исходя из реальных политических институтов: особенностей конституции, выборной системы, степени независимости центрального банка и др.). В работе Barro R., Gordon R. Rules, Discretion and Reputation in a Model of Monetary Policy // Journal of Monetary Economics, Vol. 12, 1983 демонстрируется, что сдвиг политики в проинфляционную сторону может быть обусловлен свободой действий Центрального Банка, а также трудностью реализации правил денежной политики, заслуживающих доверия, при которых удается избежать инфляции. В условиях России на протяжении всего послереформенного времени Правительство было гораздо менее склонно к проведению популистской проинфляционной политики, чем законодательная власть и до 1995 года Центральный банк. Соответственно, независимость Центрального банка в России от правительства до начала процесса стабилизации в 1995 году облегчала проинфляционным силам осуществление мягкой финансовой политики.

17 См. подробнее: Гайдар Е. Дни поражений и побед. М.: Вагриус, 1996. С. 259-260.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.