WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||

Опросы общественного мнения говорили в общем о готовности населения, уставшего от нерешительности и колебаний власти, воспринять радикальные шаги, нацеленные на нормализацию экономической ситуации. Правда, результаты опросов свидетельствовали о своеобразном, двусмысленном отношении к перспективам проводимого курса24, но личная популярность Б.Ельцина становилась дополнительным фактором политической устойчивости программы радикальных либеральных реформ. В пользу этой программы свидетельствовал и опыт Польши, к тому времени уже в течение двух лет осуществлявших схожий комплекс мер.

На пятом Съезде народных депутатов РСФСР решение по докладу Б.Ельцина о предстоящей либеральной рыночной реформе было принято подавляющим большинством голосов. Тогда вряд ли кто-либо мог с точностью предсказать, как пойдет реформа, какие силы будут ей препятствовать и сколько времени она продлится. Но в конечном успехе у авторов реформы сомнения не было. “Сейчас будет решаться, что за страной будет Россия в наступающие годы и десятилетия” — заявил президент страны. И это пророчество оправдалось в полной мере.


1 Первый специальный анализ такого рода содержался в работах Б. Бруцкуса, а в следующем поколении экономистов соответствующая система аргументов была подробно развита А. Бергсоном. См.: Бруцкус Б.Д. Проблемы народного хозяйства при социалистическом строе // Экономист. 1922. N 1, 2, 3; Bergson A. Essays in Normative Economics, Harvard University Press, 1966; Bergson A. Market Socialism Revisited // Journal of Political Economy, Vol. 75 (1967, Octobre). P. 663-675.

2 Hanson Ph. From Stagnation to Catastroika: Commentaries on the Soviet Economy, 1983-1991. New York: Praeger, 1992. Впрочем, работы Ф.Хансона всегда сильно отличались от “советологического мейнстрима”, занимая более правые и более ориентированные на анализ экономических проблем позиции, чем это было принято среди советологов.

3“To change everything at once is impossible, but partial change creates contradictions and inconsistencies”, — писал тогда A.Nove. (Pravda International. 12. 1887: 7, p. 36. См. также: Hosking G. The Awakening of the Soviet Union. London: Hienemann, 1990. P. 133-134).

4 Goldman M.I. What Went Wrong with Perestroika. New York — London: W.W.Norton and Co, 1991. Впрочем, подобные взгляды в значительной мере были направлены на оправдание ошибочных прогнозов “классической советологии”, которые стали для всех очевидны к концу 1991 года.

5 Rosser J.B., Rosser M.V. Schumpeterian Evolutionary Dynamics and the Collapse of Soviet-Bloc Socialism // Review of Political Economy. 1997. Vol. 9. N 2.

6 Практически все западные исследователи советского общества связывали с именем М.Горбачева перспективы осуществления в СССР определенных реформ. При всем критическом отношении к “кремленологии”, ряд западных исследователей указывали на это вполне определенно еще в начале 80-х годов. Однако характер реформ оставался весьма туманным, а судьба представлялась печальной (Bialer S., Thane G., eds. Russia at the Crossroads: The 26th Congress of the CPSU. London: George Allen & Unwin, 1982; McAuley M., ed. The Soviet Union After Brezhnev. London: Heinemann Educational Books, 1983; Colton T. The Dilemmas of Reform in the Soviet Union. N.Y.: Council for Foreign Relations, 1986).

7 Albert M. Capitalism contre capitalism, P.: Editions du Seuil, 1991.

8 Появившаяся позднее книга Фрэнсиса Фукуямы “Конец истории” останется навсегда своеобразным интеллектуальным кредо этой эпохи. (См.: Fukuyama F. The End of History and the Last Man. London: Penguin Books, 1992).

9 См.: Hantington S.P. The Third Wave: Democratization in the Late Twentieth Century. Norman — London: University of Oklahoma Press, 1991. P. 61-68. Этот уровень составляет примерно 5000-6000 долларов (в долларах 1990 года). Здесь также нельзя не отметить, что рыночные реформы в Китае начались при душевом ВНП, примерно соответствующем уровню России 20-х годов нынешнего столетия или Франции 20-х годов прошлого века. Делая поправку на специфику социально-политической ситуации, можно сказать, что реформы в Китае были во многом сродни нэповскому эксперименту в СССР — разумеется, сродни по задействованным социально-экономическим и политическим механизмам, а не по последствиям.

10 Наиболее важными были закрытый доклад Т.Заславской, подготовленный в Новосибирском Институте экономики и организации промышленного производства АН СССР в 1983 году и получивший скандальную известность благодаря публикации в США и Германии (cм.: Washington Post. 1983, August 3); О совершенствовании производственных отношений социализма и задачах экономической социологии // Заславская Т.И. Российское общество на социальном изломе: взгляд изнутри. М.: ВЦИОМ, 1997), а также подготовка Комплексной программы научно-технического прогресса, в работе над которой участвовали представители всех поколений реформаторов (Н.Федоренко, С.Шаталин, А.Анчишкин, Н.Петраков, А.Аганбегян, Е.Ясин, Е.Гайдар, Г.Явлинский и др.).

11 Более подробно см.: Sutela P. Economic Thought and Economic Reform in the Soviet Union. Cambridge: Cambridge University Press, 1991; Mau V. The Political History of Economic Reform in Russia. London: CRCE, 1996. P. 17-32;

12 См.: Ципко А.С. Некоторые философские аспекты теории социализма. М.: Наука, 1983. Эта книга вызвала широкий общественный резонанс и подверглась настоящей травле со стороны партийной и научной ортодоксии. (См.: На заседании Научного совета МГУ по системе экономических законов и категорий политической экономии // Вестник Московского университета: Серия Экономика. 1984. N 4).

13 Здесь следует отметить, что названные особенности программы экономических реформ середины 80-х годов имеют более универсальное значение, будучи принципиальными характеристиками любой предреволюционной программы действий.

14 См.: Murarka Dev. Gorbachev: The Limits of Power. London: Hutchinson, 1988. P.54-56; Gagnon V.P. Gorbachev and Collective Contract Brigade // Soviet Studies. 1987. N 1.

Последнее нуждается в некотором пояснении. Практическая вовлеченность М.Горбачева в поиск новых форм организации труда и стимулирования в хозяйствах края подвела его к ряду выводов относительно перспектив и тупиков решения экономических проблем СССР, весьма близких к выводам концепции совершенствования хозяйственного механизма. Опыт внедрения бригадного подряда и “полного хозрасчета” на уровне производственных единиц приводил, по его собственным словам, к резкому всплеску производительности труда и, соответственно, заработков. Одновременно ему пришлось столкнуться и с откровенным сопротивлением со стороны центральных ведомств, представители которых всячески стремились ограничивать возможности получения членами бригад заработанных ими средств, не говоря уже об их плохо скрываемом стремлении прикрыть подобного рода эксперименты. Не смог он преодолеть такого отношения к экономическим экспериментам, даже находясь в составе политбюро ЦК КПСС.

М.Горбачев был склонен приписывать такую позицию бюрократизму чиновников центрального аппарата, дополняемому их опасениями потерять часть своей власти в случае расширения самостоятельности хозяйственных звеньев. Теперь очевидно, что будущий генеральный секретарь явно недооценивал аргументы макроэкономического характера, которые имплицитно наличествовали в позиции “московских бюрократов”. Последние явно опасались, что эксперименты с бригадным подрядом могут привести к опасному разбалансированию важнейших макроэкономических пропорций, стабильность которых и так поддерживалась центральными органами с огромным напряжением и которые все равно постепенно ухудшались, что находило наиболее отчетливое проявление в росте товарного дефицита. Однако, как мы уже замечали, в логике совершенствования хозяйственного механизма макроэкономические проблемы были константой. И если такой позиции придерживались профессиональные экономисты, то тем более она была естественна для практического политика, имевшего возможность видеть успехи передовых экономических идей непосредственно на производстве.

15 См.: О коренной перестройке управления экономикой: Сборник документов. М.: Политиздат, 1987.

16 См., например: Joyce Walter, H.Ticktin, S.White (eds). Gorbachev and Gorbachevism. London: Frank Cass, 1989; Goldman M.I. What Went Wrong with Perestroika. New York — London: W.W.Norton and Co, 1991; Boettke P.J. Why Perestroika Failed. London — New York: Routledge, 1993.

17 Нечто схожее, как известно, попытались сделать большевики сразу после своего прихода к власти. Однако они смогли очень быстро отказаться от такой практики — как только стала очевидной ее экономическая и политическая ущербность. Но им удалось осуществить это, поскольку действовали уже в условиях радикальной фазы революции, больше считаясь не с популярностью, а с текущей политической целесообразностью. (См. подробнее: Мау В. Реформы и догмы. М.: Дело, 1993).

18 Еще более интересно, что фактически такой же позиции индифферентного отношения к трансформации отношений собственности придерживалось и подавляющее большинство западных советологов. По-видимому, они тоже были “загипнотизированы” — сперва принципиальной невозможностью приватизации в СССР, а потом и собственной внутренней логикой программы советских реформаторов, которая внешне оказывалась вполне целостной и без трансформации отношений собственности. Среди единичных случаев понимания этой проблемы на Западе можно выделить публикации Ф.Хансона. (См.: Hanson Ph. Economics, Sovetology and Mr Gorbachev’s Agenda. Birmingham: The University of Birmingham, 1988).

19 Наиболее близкий по времени пример — Чили времен правительства “Народного Фронта” (1971-1973). Начиная свою мирную революцию, С.Альенде предпринял ряд шагов, непосредственным результатом которых стал рост потребления населения. Однако начавшееся одновременно с этим быстрое проедание валютных резервов и резкое ухудшение платежного баланса сигнализировали о приближающемся кризисе, который и разразился примерно через полтора года после начала популистского эксперимента. Последовавший затем военный переворот с макроэкономической точки зрения должен был решить задачу восстановления макроэкономического равновесия и на этой базе — экономического роста. (Хотя на самом деле эта задача была решена далеко не сразу). См. подробнее: Dornbusch R., Edwards S. (eds). The Macroeconomics of Populism in Latin America. Chicago — London: The University of Chicago Press, 1991.

20 Kotz D., Weir F. Revolution from Above. London — New York: Routledge, 1997. P. 73-86.

21 Подробнее см.: Мау В.А. Экономика и власть. М., Дело, 1986. С. 24-25, 91.

22 См. подробнее: Синельников С. Бюджетный кризис в России 1985-1995 годы. М.: «Евразия», 1995.

23 Типичным примером, характеризующим различие подходов обеих групп, является решение ими вопроса о соотношении приватизации и либерализации цен. Г.Явлинский предлагал начинать с приватизации, что соответствовало теории и должно было смягчить либерализационный шок. Е.Гайдар опирался на имевшийся мировой опыт, включая уже опыт ряда посткоммунистических стран, ни одной из которых не удавалось осуществить реформы “по теории”, и потому в качестве первого шага реформ им была предложена либерализация цен..

24 Мы имеем в виду проявившуюся у большинства опрошенных готовность пойти на временное ухудшение своего положения, а также сочетание поддержки частной собственности и рынка с одной стороны, с непринятием свободы цен — с другой.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.