WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

Новый источник ресурсов, заменивший иссякший традиционный сектор, был найден. Однако хронический кризис коллективизированного сельского хозяйства, дефицит продуктов питания - серьезная структурная проблема социалистической экономики, во многом определившая ее дальнейшее развитие. Китайская Народная республика, оказавшаяся в сходной ситуации в 70-е годы, вынуждена была, по существу, решительно отказаться от сложившейся социалистической модели экономического роста: там в одночасье (как сказали бы сейчас, “шоковым методом”) были распущены сельскохозяйственные кооперативы и рядом с государственным сектором промышленности стал динамично развиваться частный сектор, в основном ориентированный на экспорт. Последнее стало возможным только благодаря наличию огромных трудовых ресурсов в сельском хозяйстве. В СССР же к рассматриваемому периоду этот источник ресурсов был полностью исчерпан, в результате возникла существенная модификация социально-экономических структур, получившая официальное название развитого, зрелого социализма. Его характерной чертой было падение темпов экономического роста на фоне консервативности сформировавшихся на предшествующем этапе производственных структур. Но содержание устаревших неэффективных отраслей и производств обходилось все дороже, росло структурное отставание от развитых рыночных экономик в ключевых отраслях, определяющих динамику научно-технического прогресса.

Исчерпание возможностей традиционной модели социалистического роста оставляло для коммунистической элиты две линии поведения: либо начать перестройку механизмов экономического регулирования (попытавшись в какой-то форме подключить рыночные регуляторы), либо принять утрату экономического динамизма как данность, сделать упор на стабильность и устойчивость сложившихся структур.

1.4 О возможностях реформирования
социалистической экономики

Как известно, вопрос о целесообразности проведения экономических реформ был стержнем внутренней полемики по стратегическим вопросам социально-экономического развития СССР еще в середине-конце 60-х годов8. Это относится и к восточноевропейским сателлитам. В этот период предпринимаются попытки дополнить традиционные иерархические регуляторы системой стимулов, расширить права предприятий, в ограниченных масштабах восстановить элементы рыночного регулирования. В их числе можно отметить реформы 1966-1968 гг. в СССР; 1957-1958 гг. и 1965-1969 гг. - в ЧССР; 1965-1969 гг., 1973-1979 гг. - в ПНР, 1965-1969 гг. - в ГДР, реформы в ВНР, начатые после 1957 года.

Анализ их хода и результатов позволяет сделать некоторые общие выводы9.

  1. Социалистическая экономика является целостной системой и легко отторгает или формализует преобразования, не затрагивающие ее фундаментальных характеристик. Разрозненные попытки внедрения новых показателей, изменения структур стимулирования, расширения прав хозяйственных звеньев и т.п., после короткого периода интереса высшего руководства к этим новациям вскоре перестают оказывать какое-либо видимое воздействие на работу укоренившихся механизмов иерархической экономики.

Наблюдения за ходом этих реформ побудили некоторых исследователей даже поставить вопрос о принципиальной нереформируемости социалистической экономической системы.

2. Все устойчивые преобразования включают минимальный набор элементов, существенно меняющих облик экономики:

а) резкое расширение роли рынка в регулировании хозяйственной деятельности, либерализацию существенной части цен или появление двойных (административных и рыночных) цен;

б) кардинальное расширение самостоятельности хозяйственных звеньев в формировании производственной программы и системы хозяйственных связей;

в) введение в различной форме стимулов, связанных с финансовыми результатами хозяйственной деятельности;

г) легализацию частного сектора, по меньшей мере, в отдельных секторах экономики.

3. Немногочисленные устойчивые реформы (Югославия, Венгрия, Китай, Вьетнам) существенно сближают трансформированные социалистические экономики с рыночными экономиками импортозамещающей индустриализации. Их объединяет значительная роль государства в регулировании экономики, бюрократизация хозяйственной жизни, высокий уровень тарифной и нетарифной защиты внутреннего рынка при существовании развитой системы товарных рынков и легальном частном секторе.

4. Комплексная экономическая реформа всегда подвергает испытанию устойчивость механизмов социально-политического контроля социалистического государства. Ее результатами неизбежно являются рост социальной дифференциации и ускорение темпов открытой инфляции, подрывающие важнейшие основы идеологии социалистического режима - эгалитаризм и стабильность. Условие успеха реформы - сохраняющийся эффективный политический контроль авторитарного режима, способного обеспечить в период реформ дееспособность механизмов иерархического управления (система директивных заданий, рационирование, государственный контроль цен), возможность противопоставить всплеску инфляции достаточно жесткую бюджетную и денежную политику, не допустить укоренения высоких темпов инфляции и масштабных диспропорций фиксированных и свободных цен.

5. Все успешные реформы были начаты в странах, еще не завершивших процесс социалистической индустриализации, с сохранившимися избыточными трудовыми ресурсами традиционного сельского хозяйства (Китай - 1978, Вьетнам - середина 80-х, СФРЮ - 1953, Венгрия - 1957)10. Между тем в СССР на этапе “зрелого социализма” возникают очевидные трудности, стоящие на пути начатых реформ:

а) исчерпание ресурсов социалистического роста и невозможность использовать анестезию повышения общего уровня доходов для смягчения проблем растущей социальной дифференциации;

б) невозможность формирования новых секторов экономики за счет ресурсов аграрного перенаселения;

в) нарастающий, в период старости системы, консерватизм политической и хозяйственной элиты, привыкшей к жизни и работе в стабильных условиях и с трудом воспринимающей серьезные социально-экономические нововведения.

Объективные трудности реформирования зрелой индустриализированной социалистической экономики, а особенно опыт Чехословакии, где экономические реформы проложили дорогу политической дестабилизации режима - все это побудило руководство ЦК КПСС к концу 60-х годов отказаться от серьезных рыночных экономических преобразований. Казалось, что богатая ресурсная база, структурная ригидность экономики и тоталитарный политический контроль гарантировали СССР и его восточноевропейской империи долгосрочную устойчивость - хотя бы и при низких или нулевых темпах экономического роста. И хотя потенциал социалистической индустриализации был исчерпан и экономика вышла на предельный уровень продуктивности, определяемый базовыми характеристиками избранной экономической модели, можно было предположить, что она сумеет еще долго функционировать вблизи этого рубежа.

Но дальнейшее развитие событий опрокинуло эту картину позднесоциалистического мира. Эрозия социалистической системы была тесно связана с реальными противоречиями в интересах самой правящей коммунистической элиты: не случайно приватизационные процессы, вопреки расхожим мнениям, начались еще в рамках социалистической системы.

Имеются убедительные научные доказательства того, что экономическое развитие СССР и тесно связанных с ним стран-членов СЭВ в 70-80-х гг. носило внутренне неустойчивый характер, что с этой траектории уже не было выхода в режим хотя бы и стагнирующей, но устойчивой социалистической экономики. Соответственно, происходившее впоследствии падение производства в постсоциалистических странах было порождено не только объективными трудностями перехода, но и невозможностью устойчиво поддерживать экономические структуры, сформированные в 70-80 годах.

1.5 Признаки исчерпания модели роста

В данном случае следует остановиться на другой компоненте, предопределившей исторически быстрый крах, казалось бы весьма прочной системы - на особенностях характера самого социалистического роста в эти два десятилетия.

Как указывалось, нефтяные деньги стали заменой ресурсов традиционного сектора. Появляются новые источники финансирования развития, заменяющие прежний налог с оборота на сельхозпродукцию (быстрорастущие доходы от внешнеэкономической деятельности), валюта для обеспечения комплектных поставок технологического оборудования и закупок сельхозпродукции, энергоресурсы, позволяющие наращивать и дальше производство и доходы на душу населения. Вместо того, чтобы направить дополнительные свободные ресурсы на обеспечение безболезненного выхода из социализма, запуска рыночных регуляторов, их используют, чтобы вывести ВВП на душу населения за тот уровень, который может устойчиво поддерживаться в рамках социалистической модели.

Признаки исчерпания модели роста, теперь уже основанной на нефтяных доходах, начинают проявляться в начале 80-х годов. Несмотря на продолжающийся быстрый рост капиталовложений в ТЭК (в 1985 они в два раза превысили уровень 1975 года) и доли ТЭК в общем объеме капиталовложений, рост добычи нефти остановился: 1980 - 603 млн т, 1985 - 595 млн т. Если за 1970-1980 гг. физический объем экспорта вырос на 62%, а стоимостной объем в результате благоприятной динамики экспортных цен увеличился в 3,7 раза, то за 1980-1985 гг. физический объем экспорта вырос лишь на 7,4%, а его стоимостной объем, достигнув максимума в 1983 году (91,4 млрд дол.), начинает сокращаться (в 1985 году - 86,7 млрд дол.).

Собственно, с этого времени и был запущен механизм развала социалистической системы и, следовательно, резкого падения производства и уровня жизни. Попытки остановить падение добычи нефти в 1986-1987 годах привели лишь к перефорсированию месторождений и ускорению темпов последующего снижения добычи. Экономика попала в порочный круг: недостаток средств для капиталовложений на поддержание добычи нефти, падение добычи нефти, углубление кризиса энергоемкого народного хозяйства, дальнейшее сокращение капиталовложений в нефтяную промышленность и ускорение падения производства.

К началу восьмидесятых годов СССР утратил былую свободу финансового маневра. Активное привлечение товарных кредитов на финансирование многочисленных строек привело к тому, что в 1981 году средства, поступившие от обслуживания предоставленных СССР другим странам кредитов (2 млрд дол.) покрыли менее 30% платежей по предоставленным Союзу кредитам (6,4 млрд дол.). Обслуживание взятых кредитов шло за счет получения новых, причем их структура постепенно ухудшалась, увеличивалась доля среднесрочных и краткосрочных займов. Отражением этого стало постоянное увеличение расходов на обслуживание долга: в 1984 году их сальдо составило 5,9 млрд дол., а в 1986 - 15,1 млрд дол. К началу перестройки нарастание внешнего долга страны приобрело лавинообразный характер.

В 1985 году, когда М. Горбачев пришел к руководству страной, ее экономическое положение лишь на первый, поверхностный взгляд казалось “застойно” прочным. На деле возможности не только развития, но и сохранения сложившегося уровня производства и потребления полностью зависели от факторов, находившихся вне его контроля - мировой конъюнктуры на нефтегазовых рынках, открытия новых месторождений с крайне высокими параметрами нефте- и газоотдачи, возможностей беспрепятственного привлечения долгосрочных кредитов на мировых финансовых рынках по низким процентным ставкам. Однако начавшееся падение цен на нефть на мировом рынке, сокращение абсолютного уровня экспортных поступлений (1983 год - 91,4 млрд дол., 1985 - 86,7 млрд дол.) свидетельствовало о том, что чуда не произойдет.

История экономической политики перестройки: основные экономические ошибки команды Горбачева, связь нарастающего бюджетного кризиса с антиалкогольной компанией и попыткой форсировать экономический рост, выход денежной массы из под контроля, усиление подавленной инфляции, экономика популизма и экспансия социальных расходов в 1989-1991 годах, валютный кризис, попытки залатать бреши расползающейся экономики вывозом золотого запаса, использованием валютных ресурсов, конфискацией валютных счетов предприятий, государственное банкротство и крах механизмов иерархической экономики - все это является темой следующей главы11.

Здесь следует лишь отметить, что объективная оценка изложенных факторов, самого характера экономического роста 1970-х - начала 1980-х годов заставляет признать: роль экономических ошибок М.Горбачева и Н.Рыжкова в крахе социализма не столь велика, как это принято считать. Действительно, многое из того, что они делали, в сложившейся ситуации было контрпродуктивно и ошибочно. Но эти ошибки определили лишь сроки и конкретные механизмы кризиса, но не его природу и масштабы. Сам же кризис был неизбежен.

В этой связи принципиальное значение имело то, что происходило в СССР: основанный на нефтяных доходах экономический рост, будучи внутренне несбалансированным и неустойчивым, все же к началу 80-х вплотную приблизил страну по уровню ВВП на душу населения к группе развитых рыночных демократий. Урбанизация, развитие образования, расширение информации о внешнем мире, постепенное расширение слоя людей со структурой потребления, характерной для среднего класса - все это объективно расшатывало тоталитарный режим. После первых, робких либерализационных шагов М.Горбачева, сделанных в период ранней перестройки (1985-1987 гг.), именно эти факторы определили появление мощной демократической волны, быстро вышедшей из под контроля власти. Экономический кризис, рожденный сокращением нефтяных доходов, крахом экономической стратегии предшествующих двух десятилетий, придал этой волне дополнительную энергию. Лишенные силовой поддержки из Москвы, стали рушиться коммунистические режимы Восточной Европы.

Общим местом стали упреки М. Горбачеву в том, что он, в отличие от китайских руководителей, начал с политической либерализации, а не с экономической реформы. С точки зрения взаимосвязи экономики и политики резонно поставить вопрос: а были ли у него другие реальные возможности Выясняется, что еще советские руководители начала 70-х годов, и в первую очередь Л.Брежнев, поставившие на внутренне ненадежный, базирующийся на нефтяных доходах, экономический рост, выбрали стратегию, ускорившую исторически неизбежное катастрофическое крушение политических и экономических институтов социализма.


1 Е.Гайдар, Избранные соч. Том 2, М. “Евразия”. 1997.

2 Л. Мизес. Социализм. М. 1994; Б. Бруцкус Б.. Проблемы народного хозяйства при социалистическом строе // Экономист. 1922. N 1, 2, 3; Ф. Хайек. Дорога к рабству. М., 1993

Pages:     | 1 || 3 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.