WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

Через банк-трасти производятся все расчеты предприятия-эмитента с конечными инвесторами. Помимо этого, банк-трасти осуществляет контроль (мониторинг) за текущим финансовым состоянием эмитента. При невыполнении эмитентом своих обязательств по облигациям, банк-трасти предъявляет эмитенту требования об использовании средств резервного фонда для расчетов с инвесторами, представляет интересы облигационеров как коллективного кредитора в суде при возбуждении дела о банкротстве.

Заинтересованность банка выполнять роль трасти определяется тем, что он получает комиссионные за выполнение функций трансфер-агента и депозитария по специальному договору с эмитентом. За выполнение не предусмотренных депозитарным договором поручений инвесторов банк-трасти может получать дополнительное вознаграждение от последних.

Ключевой Основные функции банка - организатора размещения (банка-андеррайтера)

Функцией банка, осуществляющего размещение, является организация размещения эмиссии облигаций (андеррайтинг). Мировой практике известны следующие виды андеррайтинга:

а) Андеррайтинг “с гарантированными обязательствами” (firm commitment underwriting). Данный метод андеррайтинга предполагает, что банк или консорциум банков заключает с эмитентом договор о размещении ценных бумаг на комиссионных началах с обязательством выкупить у эмитента оставшуюся неразмещенной часть эмиссии по заранее определенной цене. Очевидно, что при данном методе на андеррайтера переходит риск неполного размещения бумаг. Поэтому инициатором эмиссии здесь, как правило, выступает банк-андеррайтер (консорциум банков), предложения которого фактически определяют общий объем выпуска и цену облигаций. Данный метод андеррайтинга близок к выкупу банком всего объема выпуска (который разновидностью андеррайтинга не является). Фактически при этом методе андеррайтинга комиссионный договор между эмитентом и андеррайтером неизбежно трансформируется в договор купли-продажи, так как в случае, если облигации будут котироваться ниже, чем рассчитывал банк, он будет обязан выкупить неразмещенную часть эмиссии, а в случае, если они будут котироваться выше, андеррайтер должен иметь право выкупа в качестве компенсации за принимаемый им на себя риск.

б) Андеррайтинг по принципу “максимальных усилий” (best effort underwriting) отличается от предыдущего варианта тем, что андеррайтер или группа андеррайтеров не несет никаких обязательств по выкупу нераспределенной части эмиссии, которая возвращается компании-эмитенту. В данном случае андеррайтер выступает в роли обычного комиссионера, получая комиссионные, пропорциональные количеству размещенных бумаг. Причем в контракте между эмитентом и андеррайтером заранее оговаривается в какой пропорции распределяется между сторонами дополнительная выгода, полученная от продажи облигаций по цене более высокой, чем предусмотренная в договоре (обычно эта выгода делится поровну). Этот способ андеррайтинга не сопряжен для андеррайтера с таким риском, как предыдущий, а потому более распространен в западной практике. С другой стороны, в случае роста курсовой стоимости облигаций, андеррайтер не имеет права отказаться от исполнения договора и выкупить облигации, а обязан делить дополнительную прибыль с эмитентом.

Существенную роль банк-андеррайтер может играть и на подготовительной стадии эмиссии, оказывая эмитенту экспертную помощь в выборе вида и свойств облигаций, объема эмиссии, рынка обращения и т.д.; в приведении финансовых показателей компании-эмитента к приемлемым значениям; оказывая посреднические услуги в установлении связей с целевыми инвесторами.

В качестве дополнительной функции банка-андеррайтера может быть предусмотрена его обязанность в течение определенного периода поддерживать курс облигаций на рынке.

В зависимости от вида эмитируемых облигаций набор функций участников эмиссии может модифицироваться. Так, при выпуске облигаций, обеспеченных банковской гарантией, банку-организатору размещения выгодно принять на себя одновременно функции банка-гаранта (хотя эту функцию может исполнять и другое лицо), так как обеспеченные банковской гарантией облигации можно разместить быстрее и на лучших условиях и вдобавок получить в качестве платы за эту услугу определенный процент выручки от размещения выпуска (помимо комиссионных за собственно размещение). Банк-трасти в этом случае должен выставлять требования по банковской гарантии. При выпуске облигаций, обеспеченных залогом акций эмитента, банк-трасти должен взять на себя функцию залогодержателя, при выпуске конвертируемых облигаций он обеспечивает процедуру конвертации.

Другой принципиальной новацией в общей схеме может быть составление и подписание эмиссионного (облигационного) контракта между эмитентом, банком-андеррайтером и банком-трасти. Смысл данного контракта – документальное оформление общей системы взаимоотношений участников эмиссии помимо отдельных специальных договоров (о депозитарном обслуживании, об андеррайтинге и др.). В случае, когда заключение эмиссионного контракта признано желательным, регистрация проспекта эмиссии и выпуска облигаций должна начинаться только после подписания этого контракта.

В соответствии с мировым опытом облигационный контракт (контракт, предусматривающий условия выкупа и обращения облигаций; в США и некоторых других англосаксонских странах – indenture) обычно представляет собой весьма обширный документ, разрабатываемый группой профессиональных экспертов. Он обусловливает:

  1. вид облигаций;
  2. активы (и доходы), служащие обеспечением для "старших" облигаций;
  3. гарантии по облигациям, выдаваемые публично-правовыми или частными учреждениями;
  4. номинальную стоимость облигации, форму сертификата;
  5. вид процентных платежей (фиксированный, плавающий процент), а также размеры и сроки выплат, включая отсрочку начала выплат для deferred coupon bonds;
  6. сроки погашения;
  7. сроки и условия досрочного выкупа (погашения)8;
  8. условия конвертирования в другие ценные бумаги для конвертируемых облигаций;
  9. условия индексирования для индексируемых облигаций;
  10. выбор валют, в которых деноминированы облигации для многовалютных обязательств;
  11. схема формирования фонда погашения корпорацией-эмитентом облигаций и условия функционирования такого фонда;
  12. условия возможного обмена облигаций на акции и другие ценные бумаги иных фирм (кроме компании-эмитента);
  13. наличие или отсутствие права владельца облигации "погасить" такую облигацию у фирмы-эмитента досрочно по фиксированной цене (putable or non-putable bonds);
  14. наличие или отсутствие у фирмы-эмитента права расчетов (выплат), использующих не (только) деньги, но и дополнительно эмитированные облигации - payment-in-kind (PIK) -bonds;
  15. условия первичного размещения облигаций и их котировки на вторичных рынках;
  16. прочие обязательства эмитента и др.

5.4. Обеспечение эмиссии (имущественные гарантии инвесторам)

Из перечисленных выше условий эмиссионного контракта в России особое значение будет иметь условие об имущественных гарантиях прав инвесторов по облигациям (об обеспечении эмиссии). Если в мировой практике различные способы обеспечения эмиссии используются эмитентом главным образом для снижения цены заимствований, то в России проблема состоит не столько в минимизации процента, сколько в предоставлении имущественных гарантий инвесторам на возврат основной суммы долга (помимо процентов). Ниже рассматриваются возможные способы обеспечения эмиссии9.

Конвертируемые облигации

Конвертируемую облигацию можно рассматривать как обычную облигацию с возможностью ее бесплатной замены на заранее определенное количество акций. Обычно (в мировой практике) инициатором конвертации не может быть компания-эмитент. В зависимости от того, в какой ситуации владельцу облигации предоставляется право на конвертацию, можно выделить два вида конвертируемых облигаций.

К первому виду конвертируемых облигаций следует отнести те, которые предоставляют инвестору право на конвертацию безусловно, в том числе и в ситуации, когда эмитент добросовестно исполняет свои обязательства по облигациям (нормальная ситуация). Практически это означает, что инвестор может воспользоваться правом на конвертацию в любой момент, как только рыночная стоимость акций данного эмитента превысит изначальную их стоимость, исходя из которой рассчитывался курс конвертации. С учетом того, что такие облигации предоставляют возможность получения акций эмитента по цене ниже рыночной, ставка купона по ним, как правило, ниже, чем по обычным облигациям.

Естественно, специфические признаки описанного вида конвертируемых облигаций проявляются лишь при условии, что акции компании-эмитента в принципе достаточно высоко котируются. Если это условие не соблюдено, этот вид конвертируемых облигаций мало чем отличается от конвертируемых облигаций второго вида, которые предоставляют инвестору право на конвертацию лишь в случае, когда эмитент не способен погасить долг по облигациям (негативная ситуация). Конвертируемые облигации этого вида по своим свойствам практически тождественны облигациям, обеспеченным залогом акций эмитента.

Здесь следует отметить, что в условиях развитой рыночной экономики неплатежеспособность предприятия ведет к банкротству и, следовательно, к полному обесцениванию акций данного предприятия. В переходной экономике, однако, неплатежеспособность предприятия не всегда влечет утрату интереса инвестора к его акциям, так как институт банкротства практически не работает. При условии, что к держателям облигаций в результате конвертации перейдет не менее 51% акций, они оказываются в заметно лучшем положении, чем владельцы необеспеченных облигаций. Последние могут заявить свои права только в рамках судебной процедуры банкротства, что достаточно рискованно, учитывая низкую очередность удовлетворения кредиторских требований по обычным облигациям. А владельцы конвертируемых облигаций при фактической неплатежеспособности эмитента могут получить контроль над предприятием и при условии эффективных санационных мероприятий вправе рассчитывать на компенсацию своих убытков по облигациям в будущем. Естественно, для осуществления контроля над предприятием необходимо, чтобы акции, полученные в результате конвертации в них облигаций, были сосредоточены в одних руках. Этого можно добиться в случае, если банк-трасти, представлявший интересы держателей облигаций в соответствии с эмиссионным контрактом, сохранит представительские функции (включая право голосования на общих собраниях) и после конвертации, для чего естественно потребуется получение специальных полномочий от акционеров.

Среди правовых проблем, связанных с конвертируемыми облигациями, следует отметить, во-первых, необходимость фиксации в уставе числа объявленных акций, предназначенных для конвертации (что требует созыва общего собрания акционеров), так как в соответствии с ч. 3 ст. 28 Закона “Об акционерных обществах” выпуск дополнительных акций допускается лишь в пределах количества объявленных акций, установленного уставом общества.

Во-вторых, важным для инвесторов и сложным с правовой точки зрения является вопрос о том, следует ли выпускать акции, необходимые для конвертации, одновременно с облигациями или только в момент возникновения оснований для конвертации.

На первый взгляд, интересам инвесторов более соответствует одновременный выпуск облигации и акций, необходимых для конвертации. При этом остается проблема гарантирования владельцам облигаций фактического наличия акций, необходимых для конвертации, в момент возникновения права на конвертацию. Хотя ст.37 Закона “Об акционерных обществах” запрещает размещение акций, выпущенных в целях конвертации, иначе, нежели путем такой конвертации, владельцам облигаций, очевидно, требуются дополнительные гарантии того, что данные акции не будут отчуждены эмитентом в течение периода, отделяющего момент их выпуска от момента возникновения права на конвертацию. С нашей точки зрения, эту проблему можно решить посредством депонирования акций, необходимых для конвертации. По условиям заключаемого при этом между эмитентом и депозитарием депозитарного договора, правом забрать акции с депонента должен обладать банк-трасти, представляющий интересы владельцев облигаций, при предъявлении документов, подтверждающих возникновение права на конвертацию, либо эмитент при предъявлении завизированных банком-трасти документов, подтверждающих, что расчеты по облигациям данного выпуска завершены.

Однако подобный депозитарный договор решает еще не все проблемы, связанные с одновременным выпуском конвертируемых облигаций и акций. В соответствии с ч. 5 ст. 24 Закона “О рынке ценных бумаг” эмитент обязан закончить размещение ценных бумаг по истечении одного года с даты начала эмиссии. Так как собственником акций, выпущенных для целей конвертации, до момента этой конвертации является эмитент, такие акции следует считать неразмещенными, а значит по окончании года с даты начала эмиссии данный выпуск акций должен быть признан несостоявшимся. Между тем, срок обращения конвертируемых облигаций может быть больше года. Следовательно, если право на конвертацию облигаций возникнет позже, чем через 1 год с момента их выпуска, необходимых для конвертации акций в наличии не окажется. Из этого следует, что одновременный выпуск облигаций и акций, необходимых для конвертации, не имеет смысла, если срок обращения данных облигаций превышает 1 год.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.