WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 8 |

Ко второй половине 90-х годов проблемы нарастания краткосрочного внешнего долга обнаружились с особой отчетливостью. Так, по данным Банка Международных Расчетов (BIS), к концу 1996 года внешний долг с дюрацией менее одного года в Таиланде составлял около 120% от резервов в иностранной валюте, а в Южной Корее и Индонезии - около 200%.

Опыт развития валютно-финансовых кризисов в странах Центральной и Латинской Америки, а также в азиатских странах свидетельствует о том, что в подавляющем большинстве случаев кризису предшествовал интенсивный приток иностранного капитала. Высокая доля иностранного капитала в финансировании инвестиций создает высокий риск возникновения кризиса в случае его оттока из страны.

Отток иностранного капитала дестабилизирует национальную валютную систему и подрывает национальный рынок ценных бумаг. Существенно при этом то обстоятельство, что для развивающихся рынков характерны гораздо более резкие амплитуды колебаний как притока (оттока) иностранного капитала, так и конъюнктуры финансовых рынков в условиях макроэкономической или политической нестабильности.

Указанные обстоятельства определили масштабы оттока капитала при первых признаках развертывания валютно-финансового кризиса.

(3) Структура финансовой системы

При анализе состояния финансовой системы “азиатских тигров” необходимо выделить целый ряд особенностей: общую неразвитость финансовой системы, а в институциональном плане - ее особенный упор на банковский сектор. В большинстве этих стран практически отсутствуют такие элементы обеспечения устойчивости финансовой системы как национальное страхование депозитов, централизованное выделение «проблемных» финансовых учреждений и надзор за ними и т.п. Сравнительно небольшую роль играют так называемые устойчивые консервативные инвесторы (национальные), прежде всего негосударственные пенсионные фонды и страховые компании.

Нестабильности системы способствовали и распространенные в странах Юго-Восточной Азии многочисленные барьеры, ограничивавшие доступ иностранного капитала к прямому контролю над местными фирмами; в таких условиях большая часть вложений иностранных инвесторов носила портфельный характер.

Вместе с тем, недостаточное развитие рыночных отношений, многочисленные проявления административного произвола в банковской сфере еще более ослабляли устойчивость финансовой системы (более подробно этот вопрос рассматривается ниже).

Медленное развитие рынков ценных бумаг приводило к тому, что частные капиталы притекали в «страны-тигры» как правило в форме не прямых инвестиций, а займов, предоставляемых местным банкам (особенно наглядно эту закономерность можно было проследить в Таиланде и Индонезии10). В результате иностранные инвесторы по существу полностью делегировали местным финансовым посредникам ответственность за выбор конечных заемщиков и их контроль. Между тем, компетентность банковского менеджмента оказалась ограниченной, банковский надзор в рассматриваемых странах - слабый.

В условиях валютного кризиса серьезную опасность для банковской системы может представлять высокая доля заимствований, номинированных в иностранной валюте (кредиты, полученные от зарубежных инвесторов). Это определяет высокий уровень курсовых рисков, возникающих в случае ухудшения платежного баланса или кризиса доверия к национальной валюте.

Таким образом, преобладание в финансовых системах стран Юго-Восточной Азии банковского кредитования, отражавшее неразвитость рынков ценных бумаг и практическое отсутствие рынков частных облигаций, стало важнейшим фактором, увеличивающим нестабильность финансовой системы.

Уязвимость экономики стран-«тигров» усиливалась также недостаточной «прозрачностью» их финансовых рынков, а также широким распространением нерыночных методов ведения хозяйственных операций: речь идет о “неформальных деловых отношениях”, непотизме и коррупции. В некоторых случаях правительство фактически принуждало банки выдавать ссуды конкретным финансовым группам или отраслям промышленности. Безнадежными оказались перспективы возврата большей части прямых бюджетных кредитов отдельным отраслям промышленности.

Проблема ликвидности вторичных рынков ценных бумаг связана с недостаточным развитием сети крупных маркет-мейкеров. Основой для поддержания рыночной активности оказывается интенсивное развитие дилерской сети, организация рынка РЕПО и механизмов «дисконтного окна».

Другой проблемой, связанной с функционированием рынка облигаций в развивающихся странах, оказывается оценка рейтингов кредитоспособности. В большинстве стран Восточной Азии в настоящее время существуют рейтинговые агентства. Однако их эффективность в предоставлении своевременной и точной информации, как правило, недостаточно высока.11 Тем самым еще более сужались возможности использования антикризисного инструментария (целенаправленная денежно-кредитная или валютная политика, санация банковской системы и др.).

Немаловажным фактором, который ограничивает возможности маневра правительства в условиях кризиса, является его зависимость от мощных финансово-промышленных группировок, поскольку принятие решительных стабилизационных мер грозит лоббистским группам значительными потерями. Именно такая ситуация свойственна для авторитарных и полуавторитарных режимов “азиатских тигров”.

(4) Роль крупных конгломератов

Важнейшей структурной характеристикой “азиатских тигров” является сочетание крупнейших, тесно связанных с государством, финансово-промышленных групп и значительного сектора мелкого бизнеса, однако, политически слаб и мало влиятелен. Главенствующую роль в экономической и политической жизни этих стран играют крупнейшие конгломераты, контролируемые отдельными семьями, в том числе семьями, представители которых занимают высшие посты в государстве.

Выше уже отмечалось господство конгломератов, втягивающих в сферу своего влияния банки и использующих их как инструмент обслуживания собственных интересов. Это приводило к отягощению финансовой системы огромными суммами “плохих” долгов. Одновременно такие структуры препятствовали созданию правовых механизмов, которые обеспечивали бы необходимую для общественного контроля «прозрачность» финансовых институтов. Это, в свою очередь, вело к неуклонному подрыву основ эффективного рыночного функционирования предприятий, особенно малого бизнеса.

В этой ситуации становится совершенно естественным, что власти, имея выбор между, с одной стороны, ужесточением денежной политики и оздоровлением финансового климата, и, с другой стороны, обвалом курса национальной валюты, избирают второй вариант (хотя и имели место безрезультатные попытки избежать девальвации путем валютных интервенций). Часто это может обеспечивать дополнительные выгоды некоторым конгломератам, тем, у которых сравнительно невелики финансовые активы, номинированные в национальной валюте. Девальвация повышает конкурентоспособность таких предприятий на внешних рынках, а негативные последствия заключаются в ускорении инфляции, задевающей интересы преимущественно низкодоходных слоев населения. Если бы власти выбрали путь ужесточения денежно-кредитной политики, то это нанесло бы удар как по банкам, так и конгломератам в целом.

Последствиями такого развития событий является, во-первых, снижение возможностей использования рыночного антикризисного инструментария (проведение целенаправленной денежно-кредитной, валютной и бюджетной политики, санация банковской системы и др.). Во-вторых, замедление процесса выхода из финансового кризиса. В силу этого кризис может приобрести затяжной стагфляционный характер (спад производства просто “перекладывается” на рост цен).

4.2. Валютно-финансовый кризис 1997-1998 годов и механизмы его развертывания в странах Юго-Восточной Азии

Как отмечалось выше, в основе финансового кризиса, развернувшегося в странах Юго-Восточной Азии в 1997 году, лежали прежде всего глубинные факторы, связанные с накоплением издержек ускоренной индустриализации. При всех различиях в характере кризисов и в Мексике в 1994 году12, и в Юго-Восточной Азии в 1997 - 1998 годах основной удар кризиса был нанесен по национальным банковским и валютным системам с последующей коррекцией фондовых рынков.

Схема финансового кризиса была примерно одинаковой: массовый отток внешнего капитала создавал угрозу падения курса национальной валюты, после чего иностранные институциональные инвесторы, действовавшие на внутреннем рынке, стремились вывести капитал и зафиксировать полученную прибыль. В результате, кризис распространялся на различные сектора финансового рынка.

Не менее очевидны и различия между этими кризисами. Формы развертывания кризиса в Мексике могут свидетельствовать о том, что имел место “кризис избыточного потребления”, при котором дефицит платежного баланса по текущим операциям был вызван прежде всего чрезмерно высоким уровнем текущего потребления. Финансовый кризис в странах Юго-Восточной Азии 1997 - 1998 годов, напротив, стал “кризисом избыточного инвестирования”, при котором внешнее финансирование, использовавшееся для расширения производства и долгосрочного инвестирования, выступало ключевым фактором перегрева конъюнктуры.

Развертывающийся валютно-кредитный кризис неизменно обнаруживает тенденцию к выходу за границы страны. В развитии кризиса в странах Юго-восточной Азии существенную роль сыграли процессы «эпидемического» распространения и кумулятивного взаимоусиления циклических процессов в рамках всего региона. Обобщая статистические характеристики послевоенных валютных кризисов, Б.Эйхенгрин, Э.Роуз и У.Уиплош вывели следующее соотношение: развертывание валютного кризиса в какой-либо стране при прочих равных условиях увеличивает вероятность валютных потрясений в соседних странах примерно на 8%.13 При всей очевидной условности подобных расчетов они позволяют более четко поставить вопрос о количественном измерении опасности «эпидемического» распространения финансовых кризисов в рамках региона.

Среди макроэкономических объяснений механизма развертывания кризиса исследователи прежде всего выделяют растущий приток капитала в условиях плавающих валютных курсов в 1995-1997 годах, который приводил к переоценке реальных валютных курсов, что в свою очередь усиливало дефицит текущих счетов платежного баланса14.

Циклический подъем вызывал особенно интенсивное накопление спекулятивных «пузырей» на рынках реальных и финансовых активов. Так, доля ссуд, выданных под строительство и покупку недвижимости, составляла от 10% до 35% активов южноазиатских коммерческих банков.15 В Сингапуре цены на рынке недвижимости в 1994 г. повысились более чем на 40% (годовой рост стоимости жизни в этот период не превышал 3%).16

Падение конкурентоспособности экспорта и обнаруживающиеся трудности сбыта сопровождались нарастанием удельного веса «плохих» долгов в активах банков. Переплетение промышленного и кредитного кризисов неизбежно вело к их взаимоуглублению17.

Острому развитию финансового кризиса способствовали не только отмеченные фундаментальные факторы, но и ряд ошибок экономической политики. Среди них выделяются такие, как искажение информации о начале спада в экономическом цикле; защита переоцененной валюты при наличии высокого текущего дефицита, что неизбежно влечет потерю резервов, обострение проблем ликвидности и соответствующее разбухание задолженности финансовых институтов; продолжение бюджетной политики, обнаружившей свою несостоятельность; политические заявления, связывавшие все финансовые трудности лишь с деятельностью спекулянтов и международных финансовых организаций. Все эти ошибки усиливали сомнения участников финансовых операций в способности властей управлять развитием событий.

Курсы национальных валют быстро растущих стран Юго-Восточной Азии были привязаны к корзинам, состоящим из набора устойчивых валют развитых стран, в которых около 80% составлял доллар США. Денежные власти стран рассматриваемого региона реагировали на приток иностранного капитала в 1993-1995 годах тем, что защищали свои валюты от повышения. Приток иностранного капитала при фактически фиксированном обменном курсе вызвал быстрое наращивание внешних резервов и соответствующий рост денежной базы. Вместе с тем замедление темпов экономического роста сокращало возможности обслуживания внешней задолженности. Таким образом, потребовался финансовый кризис для того, чтобы цепную реакцию роста задолженности.

Наряду с ростом задолженности местных фирм национальным банкам18 быстро расширялись прямые займы оффшорных банков, выпуски еврооблигаций и “янки бондз”, что увеличивало кредитные риски.

С развертыванием финансового кризиса и циклическим отливом капитала из стран Юго-Восточной Азии сброс акций приобретает кумулятивный эффект, вызывающий обвал фондовой биржи. Вместе с тем репатриация средств, в свою очередь, способствовала нарастанию валютного кризиса.

В силу отмечавшейся «непрозрачности» финансовых рынков «первичная» негативная информация о состоянии дел в валютно-финансовой сфере резко усиливает дополнительный риск вложений, а уровень доходности падает, что неизбежно ускоряет уход капитала. Иными словами, в условиях начавшегося кризиса недостаточная «прозрачность» финансовой системы порождает дополнительный мультипликатор нарастания риска.

Кульминацией развертывания финансового кризиса является банковский кризис. Это особенно характерно для региона, где рынки ценных бумаг относительно неразвиты; предшествующее «перекраивание» краткосрочных вложений в долгосрочные инвестиции еще более усиливала уязвимость банков. Основной удар приходится именно на банковский сектор, острота проблем которого особенно возрастает с учетом имеющихся нерыночных принципов взаимоотношений в рамках крупнейших финансово-промышленных группировок и частого административного вмешательства государства.

Можно выделить следующие наиболее острые проблемы в рамках механизмов развертывания кризиса на этой стадии:

- быстрое увеличение доли “плохих” ссуд в условиях роста цепочки неплатежей;

- трудности получения новых денежных ресурсов в условиях финансового и валютного кризиса;

- падение курсов ценных бумаг, которые приобретались банками, приводит к резкому обесценению банковских активов. Одновременно возникает необходимость возврата вложений краткосрочным иностранным инвесторам, а для этого (в силу обесценения активов) недостаточно ресурсов. Это ведет к банкротствам банков;

- банкротства маркет-мейкеров на рынке ценных бумаг, что традиционно является признаком глубины финансового кризиса;

- банкротства торговцев недвижимостью, связанные с падением соответствующих цен после 1995 года;

- банковский кризис, связанный с девальвацией национальной валюты (невозможность адекватного возврата вложенных денег в иностранной валюте после значительного удорожания доллара США).

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 8 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.