WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 |

2.5. Сфера исследований и разработок

Прошедший год можно охарактеризовать как имеющий все признаки стабилизации в научно-технической сфере. В течение года происходили небольшие изменения в руководстве и структуре органов исполнительной власти, отвечающих за развитие научно-технологической деятельности. Был назначен новый министр промышленности, науки и технологий, а также создан Совет при Президенте РФ по науке и высоким технологиям для обеспечения возможности оперативного обсуждения проблем науки непосредственно с президентом страны. Стоит отметить, что аналогичный Совет создавался и при президенте Б.Ельцине, однако ощутимых результатов его деятельность не принесла. В отношении нового Совета тоже пока неизвестно, когда он будет собираться и какие вопросы будут на нем рассматриваться в ближайшее время.

Смена министра повлекла за собой и изменение некоторых приоритетов. Во-первых, скорее всего будет усилена поддержка инновационной деятельности и ВПК. Во-вторых, высока вероятность ревизии государственных научных центров (ГНЦ) и ускорения формирования Федеральных центров науки и высоких технологий (ФЦНВТ). Наконец, была практически прекращена инициатива, являвшаяся одним из приоритетов деятельности прежнего министра – а именно «кодификация знаний».

В настоящее время в стране действует 58 ГНЦ, и в прошедшем году происходила их очередная переаттестация. Изначально ГНЦ создавались для сохранения наиболее важных исследовательских структур и направлений исследований, и как правило этот статус получали институты с уникальной и масштабной экспериментальной базой. К настоящему времени стало очевидным, что отчасти этот статус изжил себя, поскольку программы экстренного сохранения научных центров уже не нужны. Однако для обоснованного принятия решений о судьбе ГНЦ необходим не только анализ их научных результатов, который проводится регулярно, но и оценка экономической эффективности их деятельности. Так, например, неизвестен размер прибыли, полученной ГНЦ за отчетный период, нет информации об уплаченных налогах, о соотношении частных и государственных источников финансирования их деятельности. Существует некая обобщенная оценка, сделанная в Минпромнауки, согласно которой на каждый рубль бюджетного финансирования ГНЦ сами дополнительно зарабатывают семь рублей. Это свидетельствует о том, что ГНЦ живут и развиваются в основном за счет внутренних резервов, в числе которых немалое значение имеет и сдача помещений в аренду. Тем не менее Государственная Дума приняла решение об отмене поправки о том, что «доходы от сдачи в аренду имущества, находящегося в федеральной собственности, получаемые государственными научными центрами, являющимися государственными унитарными предприятиями, направляются ими на содержание и развитие материально-технической базы этих предприятий»1. Поэтому дирекции ГНЦ предвещают банкротство своих Центров уже к февралю, поскольку лишение Центров средств от сдачи помещений в аренду равносильно их закрытию.

На смену ГНЦ могут прийти новые структуры, и существует несколько возможных схем преобразования ГНЦ, одна из которых состоит в формировании на их базе ФЦНВТ, основанных на более глубокой интеграции науки, образования и промышленности. ФЦНТП представляют собой аналоги МНТК, однако действующие в новой правовой среде и на основе обновленного перечня приоритетных научно-технических направлений. Статус федерального центра предполагает корпоративное объединение вузов, НИИ, производственных организаций и конструкторских бюро для разработки и распространения новых технологий в различных отраслях экономики. Фактически это - научно-промышленные корпорации, основа промышленного сектора науки. После двухлетних обсуждений концепции ФЦНВТ в ноябре 2001 г. был наконец создан первый такой центр на базе Всероссийского научно-исследовательского центра по проблемам гражданской обороны и чрезвычайным ситуациям МЧС России. Это сложная структура, в состав которой вошли 45 организаций. Несмотря на учреждение первого ФЦНТП здесь остается немало нерешенных проблем. Так, юридическое понятие «федерального центра» не определено и не вполне вписывается в Гражданский кодекс. У ФЦНВТ нет государственных гарантий их деятельности, хотя данный статус предполагает наличие дополнительного бюджетного финансирования (по аналогии с программами ГНЦ). Наконец, пока ФЦНВТ не увязаны с госзаказом науке и с масштабными проектами научно-технологического и промышленного развития.

Одной из приоритетных задач 2001 года в области научной политики вплоть до смены руководства Минпромнауки оставалась кодификация знаний. В этой работе было много неясного, начиная от самого понятия «кодификация знаний» и заканчивая предполагаемыми потребителями закодифицированного знания. Неофициальное «закрытие» данного приоритета можно расценивать как положительный фактор текущей политики, поскольку в эту сферу существенных инвестиций еще не успели сделать, и поэтому государственное финансирование может быть потрачено на решение более актуальных задач, которых немало.

К сожалению, стремление к экономии государственных средств не всегда было хорошо продуманным, что в некоторых случаях привело к свертыванию работ, имеющих во всем мире приоритетное значение. Так, в процессе пересмотра состава и механизмов отбора и финансирования федеральных целевых программ под сокращение попал ряд важных направлений исследований, включая программу «Геном человека». Кроме того, теперь по каждой теме, а темы были значительно укрупнены, будет только один грантополучатель. При этом пока детально не прописано, кто и как будет проводить экспертизу и на основе каких критериев. Вводимый подход фактически поощряет развитие монополизма в науке и особенно жестко ударяет по региональным научным центрам. Сегодня на программы тратится незначительная, по сравнению с базовым финансированием, часть государственного научного бюджета, и экономия средств могла бы осуществляться за счет изменения соотношения между базовым и конкурсным финансированием. Однако на практике продолжалось смещение структуры финансирования в сторону дальнейшего роста относительной доли расходов на содержание сети научных организаций и административных структур при сокращении доли конкурсного финансирования и неизменной доле отчислений на функционирование государственных научных фондов.

Институциональные изменения в 2001 году были незначительными и в первую очередь касались академической и вузовской науки. В целом число организаций в научно-технической сфере выросло на 0.7% и достигло, по предварительным оценкам, 4176. Темпы прироста были примерно вдвое ниже, чем в предшествующем году. Наиболее быстрыми темпами росло число НИИ, в том числе академических. При этом выявленные в качестве несостоятельных научные структуры продолжали функционировать.

В центре внимания в течение практически всего года находилась РАН – и не только потому, что это был год перевыборов ее Президента и Президиума. РАН сохранила большинство черт советской Академии наук, и стала плохо вписываться в рамки как существующего законодательства, так и изменившихся экономических реалий, и это инициировало дискуссию о необходимости ее институционального реформирования. Очевидно, что руководство академии не склонно к проведению существенного внутреннего реформирования, и поэтому в течение года предпринимались различные меры для того, чтобы укрепить авторитет и власть РАН в существующем виде. Характерно, что в другой государственной Академии - РАМН - реформа идет динамичнее, может быть и потому, что ее вынуждает к этому более скромное финансирование из бюджета. Там дали большую самостоятельность подведомственным институтам, а также провели реорганизацию внутри самих институтов: зарыли около 150 лабораторий, часть объединили, и в то же время создали сеть региональных центров, связанных с вузами.

«Большая» академия остается значительно более централизованной структурой, с большим объемом финансовой, хозяйственной и организационной деятельности, где снабжение всех подведомственных организаций, включая региональные НИИ, идет через центральные органы РАН. В течение 2001 года Академия пыталась показать, что ее назначение – быть не только главным научным экспертом страны, но и главным координатором по развитию связей с отраслевой наукой и активизации инновационной деятельности, по интеграции науки и образования, привлечению молодежи в науку и ряда других инициатив. В частности, Президиум РАН издал постановление «О научно-методическом руководстве РАН научными учреждениями, не входящими в состав академии», где речь идет о сотрудничестве с ГНЦ с целью интеграции академической и отраслевой науки, а также объявил о планах создания при Академии наук двух ассоциаций – российских университетов и ведущих отраслевых наукоемких центров. Помимо этого было признано целесообразным создать в Академии свой фонд-аналог Российского Фонда технологического развития (РФТР), и таким образом постепенно сформировать «государство в государстве». Некоторые из предпринятых действий скорее выявили кризис власти в РАН, нежели способствовали ее усилению. Так, в мае 2001 года произошло событие, которое вызвало сильную негативную реакцию научной общественности и зарубежных научных и благотворительных организаций. Президиум РАН издал распоряжение "О плане мероприятий РАН по воспрепятствованию нанесения ущерба Российской Федерации", которое вскоре было заменено новым документом, постановлением Президиума РАН от 19 июня 2001г. №175 «О совершенствовании работы научных учреждений РАН в области международного научно-технического сотрудничества и охраны интеллектуальной собственности», где содержание первого распоряжения было значительно смягчено и сокращено. Суть первоначальной акции сводилась к тому, что ученых обязывали предоставлять руководству институтов всю информацию об имеющихся у них международных контрактах, грантах, информировать о подготавливаемых заявках и предоставлять их копии, сообщать обо всех визитах иностранцев в лаборатории, подавать отчеты о результатах научных поездок за границу, и, наконец, направлять администрации институтов копии всех статей, направляемых для публикации за рубеж.

В ответ на возмущенные отклики последовали объяснения со стороны РАН о назначении принятого постановления и о том, что оно касается только работ, связанных с созданием и применением двойных технологий. Действительно, такая практика в отношении данных работ применяется во всем мире, однако касается она специализированных национальных лабораторий, но не университетов, аналогами которых являются у нас академические организации. Кроме того, первоначальный документ был сформулирован так, что было сложно догадаться об ограничении сферы его действия только двойными технологиями. На сегодняшний день, с принятием нового постановления, инцидент кажется исчерпанным.

Необходимость институциональных трансформаций стала актуальной и для вузовской науки, особенно после произошедших изменений в действующем законодательстве. В настоящее время юридически НИИ при вузах оказались в неопределенном положении: хотя они включены в перечень видов научных организаций, однако их организационно-правовая форма и правовой статус не установлены. В связи с этим НИИ и научные подразделения при вузах не могут быть аккредитованы как научные организации, и поэтому не имеют прав на устанавливаемые для таких организаций льготы. Возможно, одним из правомерных юридических выходов может стать образование государственными вузами унитарных предприятий, финансирующих и осуществляющих научно-исследовательскую деятельность. Положение может быть также отрегулировано после создания исследовательских университетов и университетских комплексов. Пока же многие НИИ вошли в состав вузов как их структурные подразделения, утратив юридическое лицо и осуществляя свою деятельность по доверенности, выданной ректором. Однако такое положение нередко неудобно как для НИИ, так и для самих вузов. Существующая коллизия фактически тормозит развитие научных исследований в вузах. В то же самое время науке в системе аккредитации вузов начинает придаваться все большее значение. В 2001 году была изменена система критериев государственной аккредитации вузов в сторону усиления роли научно-исследовательской деятельности. Были увеличены пороговые значения показателей бюджетного и внебюджетного финансирования исследований и разработок на единицу профессорско-преподавательского состава для отнесения вуза к той или иной категории (университету, академии либо институту).

Финансирование науки в вузах не относилось к числу приоритетов государства. Если план по финансированию РАН перевыполняется, то по вузовской науке, поддерживаемой через Министерство образования, наоборот, недовыполняется. Планируемое на 2002 год распределение бюджетных средств по ведомствам опять оказывается не в пользу Министерства образования и Минпромнауки. А научно-исследовательскую деятельность МГУ, финансирование которой осуществляется отдельной строкой в бюджете, планируется поддержать в объеме 76% от уровня 2001 года. В целом в 2001 году продолжалось падение показателя доли ассигнований на науку в расходной части бюджета. Он составил 1.84%, а в проекте бюджета на 2002 год заложено только 1.5%.

Сокращение бюджетных ассигнований повлияло на изменение структуры источников финансирования науки. Доля бюджетного финансирования сокращалась, достигнув, по предварительным оценкам, 48.7%2, в то время как доля предпринимательского сектора практически не менялась, а доля зарубежных источников росла. Сегодня, согласно данным социологических опросов, в успешно работающих институтах не менее 25% их бюджета составляют зарубежные средства. С этой точки зрения Россия уникальна, если сравнивать ее с развитыми странами Запада и с бывшими Восточноевропейскими социалистическими странами. Темпы роста зарубежного финансирования российской науки были в последние пять лет беспрецедентными, и сейчас Россия лидирует по доле зарубежного финансирования в общих расходах на науку. Имея 17.1%-ную долю зарубежного финансирования в суммарных расходах на науку, Россия опередила Великобританию – лидера по доле зарубежного финансирования среди развитых стран Запада (16.8%) и все восточноевропейские страны (Венгрию, Чехию, Польшу), где доля зарубежного финансирования варьирует в пределах от 1.5% до 5%3. При этом фактически объем зарубежного финансирования российской науки еще выше, поскольку в силу особенностей статистического учета этот показатель занижен приблизительно на 20-30%.

Pages:     || 2 | 3 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.