WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 |

Российские политики, особенно представители аграрного истэблишмента, крайне озабочены вопросами продовольственной безопасности страны. В Государственной думе РФ несколько раз за последние годы обсуждались законопроекты по продовольственной безопасности страны. В основном все эти документы имеют резко лоббистскую аграрную направленность и сводятся к необходимости поддержки агропродовольственного комплекса. В настоящее время Совет Безопасности страны готовит доктрину продовольственной безопасности России, которая должна быть подписана Президентом РФ. Этот документ несколько отличается от законопроектов, рассматриваемых в Думе, более комплексным подходом к рассматриваемой проблеме: в доктрину помимо аграрной политики включена политика доходов, политика качества продовольствия. Тем не менее, влияние данной доктрины на реальную агропродовольственную политику остается неясным.

Реальная же политика как на федеральном, так и на региональном уровне не всегда за последнее десятилетие содействовала укреплению продовольственной безопасности России. Прежде всего, затягивание экономических реформ в агропродовольственном секторе вело к медленной адаптации сектора к рыночным условиям, к нестабильному производству. Так, многие федеральные программы поддержки АПК сдерживали становление соответствующих частных объектов рыночной инфраструктуры: например, программы государственного лизинга тормозили развитие частных лизинговых компаний. Программы товарного кредита на региональном уровне содействовали распространению бартеризации аграрных рынков и распространению межрегиональных торговых барьеров.

Личное подсобное хозяйство населения как буфер в продовольственном обеспечении нации в период реформ.

Главным позитивным вкладом федеральной политики в поддержание уровня продовольственного обеспечения населения России в ходе реформ стали решения о снятии всех ограничений с подсобных хозяйств населения. В сельской местности земли личных подсобных хозяйств (ЛПХ) в самых первых декретах по аграрной реформе были выведены из землепользования колхозов и совхозов и переданы в полноценную частную собственность семей. С 1996 года для расширения ЛПХ можно взять и свой земельный пай. Развитию ЛПХ содействавла также либерализация аграрной экономики: отмена обязательных поставок сельхозпродукции государству сделало возможным значительную часть продукции сельхозпредприятий распределять своим работникам и пенсионерам. Распределяются, в основном корма, которые в дальнейшем используются в домохозяйствах для откорма животных.

В 1991 году также были облегчены условия получения участков земли для ведения подсобного производства (сады и огороды) и для городских жителей. В результате это подсобное производство стало буферным механизмом снабжения населения продовольствием в самые тяжелые годы адаптации к рынку, падения реальных доходов, нестабильной экономической конъюнктуры.

Гуманитарная продовольственная помощь

В 1991-1994, а затем в 1999-2000 годах Россия принимала гуманитарную продовольственную помощь зарубежных стран. Хотя решения о принятии такой помощи обусловливались продовольственным дефицитом, роль этой помощи была скорее отрицательная, чем положительная. Во-первых эта помощь не достигала действительно нуждающиеся слои населения, во-вторых, ее распределение порождало криминальную активность в продовольственном секторе, в-третьих, поступление помощи оказывало угнетающее воздействие на российских производителей.

Так, гуманитарная помощь 1999 года была получена после кризиса 1998 года, породившего панику на внутреннем продовольственном рынке. В ноябре 1998 г. правительство РФ подписало соглашение с правительством США о продовольственной помощи и связанном кредите на покупку продовольствия. В январе 1999 года подписано аналогичное соглашение с ЕС.

Такое решение было официально мотивировано острой нехваткой продовольствия в России и грозящем голоде. Главной причиной продовольственного дефицита объявлен неурожай прошедшего сельскохозяйственного года. Отсутствие точной информации о конечном валовом сборе зерна и полная неопределенность с учетом переходящих запасов породили целую волну экспертных оценок, которые варьировали в определении валового сбора от 46 до 52 млн. т и в определении запасов от 8 до 20 млн. т. При этом верхние оценки дают независимые эксперты, не имеющие экономических интересов на агропродовольственных рынках (например, Институт зерна и некоторые другие), заниженные оценки принадлежат субъектам рынка, заинтересованных в массовых закупках (например, представителям Росхлебопрдукта). При справедливости верхних оценок Россия была обеспечена зерном до следующего урожая. При этом необходимо учесть, что в структуре зернового баланса в 1998 году была необычайно высока доля высококачественной продовольственной пшеницы.

Второй продукт государственной заботы было мясо. Оно тоже вошло в пакет соглашений. Мясной рынок в значительной мере зависел от импортной продукции и импортного сырья для изготовления мясопродуктов внутри России. Тем не менее, с девальвацией рубля импорт резко сократился. В этих условиях реальный дефицит на мясном рынке будет определяться соотношением эластичностей спроса и предложения на отдельные виды мяса.

Очевидно, что производство говядины низко эластично, именно на этом рынке при сокращении импорта будет происходить резкое снижение предложения. Но и спрос на говядину отличается сверхвысокой эластичностью, то есть с падением уровня реальных доходов населения именно этот вид мяса будет выводится из рациона населения. В этом смысле дефицита на рынке возникнуть не должно. Спрос населения на мясо будет переключаться на птицу и свинину. Но российское производство птицы последний год демонстрирует высокие темпы роста (8,1%), то есть предложение здесь вполне эластично, и внутренний спрос может быть удовлетворен отечественным производителем.

Отечественное сахарное производство также продемонстрировала в течение двух последних лет высокую реактивность на протекционистские меры. Девальвация рубля фактически является еще более сильной мерой внешнеторгового протекционизма, которая позволит в значительной заместить импорт отечественной продукции и в этом секторе.

Иными словами, в сложившихся условиях потребности в продовольственной гуманитарной помощи не возникло. Голод возможен только в регионах Крайнего Севера, куда своевременно не было завезено продовольствие. Но если в благоприятных для северного завоза летних условиях этого сделано не было, нет оснований ожидать, что это будет сделано в зимние месяцы.

Также с падением уровня реальных доходов в стране возрастет группа слоев населения с низкими доходами, которые будут недоедать. Однако эта проблема не является проблемой агропродовольственного сектора или нехватки продовольствия. В стране так и не создана реальная социальная служба помощи этим категориям граждан, поэтому гуманитарная помощь их вновь не достигнет, как и в 1992-1994 году.

Любые гуманитарные или демпинговые поставки продовольствия в Россию сегодня уменьшают потенциальную возможность использовать тот шанс, который открылся перед отечественным агропродовольственным сектором с начала кризиса.

Во-первых, условия соглашений запрещают России экспортировать те виды продуктов, которые поступают по продовольственной помощи, в частности зерно. Это подрубает возможности расширения сбыта российскими производителями, открывшиеся в условиях девальвации рубля. Так, общий экспорт пшеницы за 1998 год (до запрета) вырос почти в три раза, а уже в первом квартале 1999 года (после запрета) упал на 12%.

Во-вторых, поставки по продовольственной помощи составляют значительную долю (по зерну – до 20%) внутреннего рынка, что не может не сказаться на ценах. Статистика цен устроена таким образом в России, что проследить влияние гуманитарной помощи на рынки было невозможным. Но если в России и создан хотя бы слабый рынок зерна, то вброс на него такого объема гуманитарного зерна не мог не сказаться на ценах производителей.

В-третьих, гуманитарная помощь – это по сути восстановление централизованного импорта продовольствия в массовых масштабах. Централизованный импорт, в свою очередь – это восстановление распределительной системы. С конца 1998 года вся бюрократическая иерархия АПК занималась дележом поступающей помощи, и естественно, все пороки распределительной системы оказались очень быстро восстановлены тоже (коррупция, внеэкономическое давление на экономические субъекты и т.д.). Таким образом, в гуманитарная помощь не только депрессировала рынок, но и содействовала рецедиву административно-командной экономики в агропродовольственном секторе.

В-четвертых, для распределения продовольственной помощи были отобраны четыре компании (даже без конкурса). В современных условиях это означает, что эти компании получили бесплатно от государства оборотные средства, и следовательно, получили неоспоримые конкурентные преимущества перед всеми другими посредническими структурами. Последние оказались в крайне невыгодном положении, стали нести убытки. Таким образом, кровью и болью в течение труднейших пореформенных лет формируемая инфраструктура агропродовольственного сектора оказалась под ударом только благодаря продовольственной помощи. Не случайно, до отбора четырех компаний все торговые фирмы выжидали и не обнародовали своих данных о реальном состоянии рынка сельхозпродукции в стране. После потери надежд получить свою долю участия в распределении продпомощи они стали активными противниками такой помощи и обнародовали свою статистику, показывающую отсутствие критического дефицита продовольствия в стране.

В-пятых, схема аккумуляции поступлений от реализации продпомощи в Пенсионном фонде страны также утопична. Реальное распределение гуманитарных продуктов таково, что основная часть поступает в наиболее финансово обеспеченные регионы – Москву с областью, Петербург с областью, Свердловскую и Кемеровскую области. Очевидно, что централизованный Пенсионный фонд не сможет получить деньги для перераспределения в менее финансово благополучные регионы. Итоги полугодия это наглядно продемонстрировали.

Межрегиональные торговые барьеры

Одним из наиболее сильным фактором продовольственного обеспечения на территории Росси являются межрегиональные торговые барьеры. Вводящие их регионы, как правило, объясняют их необходимостью продовольственного снабжения населения своих территорий. Анализ показывает, что такие барьеры являются классическим примером rent seeking.

Административные ограничения на перемещение агропродовольственной продукции в России стали возникать уже в первые годы реформ, а именно в 1993 году в связи с перемещением программ поддержки животноводческих цен с федерального на региональный уровень. Региональные власти начали ограничивать вывоз дотируемой продукции за пределы своих территорий, объясняя это тем, что выплаченные дотации должны остаться на их территории. Нетрудно видеть, что такая политика приводила к относительному снижению закупочных цен на продукцию сельхозпроизводителей, а эффект дотации в той или иной мере элиминировался. Таким образом, дотация, выплачиваемая de jure сельхозпроизводителям, в конечном счете, de facto, получалась покупателями сельхозсырья (переработчиками, заготовителями). Конечные потребители – население данных территорий – не получали выгоды от такой политики.

В эти же годы стали формироваться и приемы введения ограничений на вывоз продукции. Такие ограничения не всегда носили нормативный характер, то есть были закреплены в нормативных актах региональной администрации. Часто они осуществлялись устными распоряжениями дорожной полиции, которые устраивали кордоны на границах региона. Другой метод, сформировавшийся в те годы – это меры фитосанитарного и ветеринарного контроля, когда ограничения вводились под благовидным предлогом нераспространения некачественной или зараженной продукции по территории страны.

Вторая волна распространения административных торговых барьеров в агропродовольственном секторе стартовала в результате введения федеральной программы товарного кредита весной 1995 г. В результате региональные власти получили сильную мотивацию получения сельхозпродукции в уплату долгов по товарным кредитам. Свою роль в этом сыграла и высокая закредитованность сельхозпроизводителей, которые из-за блокированных счетов стали уводить свой оборот в теневую сферу. Так, в 1997 г. по нашим оценкам, не более 20% реализации сельхозпродукции проходило через банковские счета сельхозпроизводителей. Не имея возможности контролировать поступления на счета хозяйств и тем самым гарантировать возврат своих кредитов (и кредитов федерального правительства, выданных под гарантии региональных властей), региональные администрации стали вводить сезонные ограничения на вывоз сельхозпродукции до уплаты долгов по изначально товарным, а затем и общим кредитам.

На этой стадии стали формироваться и иные мотивации введения торговых ограничений, связанные с rent seeking региональных руководителей. Для уплаты долгов требовалась не вся сельхозпродукция, а только наиболее ликвидная – в частности, зерно. Риторические заявления глав администраций, что региональные фонды создаются для обеспечения устойчивого продовольственного снабжения населения своих территорий, не работают, так как в фонды реально аккумулируются только зерно и некоторые другие ликвидные продукты. В каждом регионе существует региональная продовольственная корпорация (имеющая свое название в каждом конкретном случае), подконтрольная администрации. Введение торговых барьеров, даже временных, создает потенциал цен, когда внутри региона-экспортера резко падают закупочные цены, а в регионах-импортерах они также резко растут. Это позволяет корпорации получить существенную выгоду на экспортных (в другие регионы) операциях. При этом для осуществления таких операций такой корпорации не требуется оборотного капитала, так как продукция к ним поступает в счет товарного кредита. В такой крайне непрозрачной процедуре контроль за расходованием бюджетных средств (а в товарных кредитах это средства доходной части бюджета, что еще более затуманивает суть операции) практически не возможен.

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.