WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 12 |

Основной аргумент авторов – уход государства не может быть полным. В настоящее время вне рамок семьи контроль государства почти тотален, в то время как в ее рамках – почти не ощущается. Распад союза мужчины и женщины, в котором рождаются дети не оставит государство равнодушным наблюдателем и оно бросится снова все регулировать.

Претензии религиозных институтов на замещение государства с точки зрения авторов, неосновательны потому, что брак существовал до всех основных религий - «до иудаизма, не говоря уже о христианстве и исламе». Если государство не вмешается и не поможет слабому брачному союзу, потом государству (то есть налогоплательщикам) придется заплатить куда большую цену за поддержку распавшихся компонентов семьи.

Авторы выражают сомнение относительно легитимности вмешательства суда с навязыванием «социально-либеральных норм» вместо того, чтобы защищать индивида и общества от государства.

Основные рекомендации авторов сводятся к следующему:

- необходимо признать брак особым социальным институтом, а не просто неким образцом поведения индивидов, следующих закону, изобретенному профессионалами (в экономической терминологии – брак, по мысли авторов, создает слишком значимые внешние эффекты, чтобы игнорироваться государством);

- поддерживать исследования права, ориентированные на укрепление, а не на ослабление института брака в т.ч. кросс-культурные и транснациональные;

- воздержаться от каких-либо законодательных мер по «переформатированию» института брака до проведения новых углубленных исследований и общественных дискуссий.

Разделяя большую часть взглядов и подходов авторов, вынуждены оспорить предположение о невозможности дерегулирования. Разумеется речь не идет об отказе семье общественных благ. Прежде всего таких, как безопасность (защита от прямого и опасного для здоровья и жизни насилия) и правосудие (в случае грубого нарушения семейного контракта той или иной стороной и неспособности разрешить конфликт самостоятельно).

При этом отказ государства от выплаты пособий по итогам распада брака – вполне реальная мера как раз означающая прекращение провоцирования одной из сторон к разрушению брака. Такой отказ меняет платежную матрицу игры в неустойчивый брак, давая ему шанс сохраниться.

Уход государства, очевидно, должен сопровождаться также и отказом от вмешательства в дела бывших супругов. Стимул большинства налогоплательщиков не расплачиваться за чужие ссоры, неосмотрительность или правонарушения представляется некоей основой для формирования коалиции против новой волны государственного регулирования.

Разумеется, опасения американских коллег отнюдь не беспочвенны. Попытка локализованного решения проблемы кризиса семьи в отрыве от ряда назревших реформ (даже в развитых правовых государствах), обеспечивающих индивидуальную независимость судьи при ограничении судейского активизма, обеспечивающих конкурентность медиа-рынка, наконец, восстанавливающих связь налогоплательщик – избиратель, может разбиться о консолидированное сопротивление коалиции гораздо более широкой, нежели непосредственные бенефициарии семейного кризиса, о которых речь пойдет ниже.

«Левые ценности» и их значение для нашего анализа

Правые и левые, «либералы» и консерваторы регулярно обмениваются пропагандистскими ударами, обвиняя друг друга в имморализме. Причем, если правые не без оснований отмечают отсутствие универсальных критериев отделения добра и зла у своих оппонентов, левые, в основном коллекционируют случаи «либерального» поведения правых, несоответствия ими собственным же критериям. Вероятно, потому столь болезненно они реагируют на аналогичные обвинения консервативных авторов (П.Швейцер - Schweizer, 2005).

Важно однако подчеркнуть вслед за Швейцером, что правый, нарушающий моральные запреты наносит ущерб, прежде всего, самому себе и своим близким.

Левый же, пытающийся разрушить легитимность морали распространяет ущерб на максимально широкий, неограниченный круг лиц.

Поскольку левые в отличие от правых едва ли не бравируют своей аморальностью, выставляя ее как знамя на обозрение своим сторонникам, электоральная статистика становится, в ряде случаев, косвенным измерителем общественной морали. Ценность и значимость такого индикатора настолько очевидна, что следует привести хотя бы минимальные примеры в подтверждение тезиса о принципиальной аморальности левых.

Отметим здесь уже упоминавшуюся коллекцию портретов известных левых американцев П.Швейцера (в котором он скорее выставляет своих персонажей скорее в выгодном для них свете, обвиняя их по сути лишь в лицемерии – так известная феминистка и борец с привязанностью к мужчинам Глория Стайнем (Gloria Steinem) сама не могла прожить и года без серьезного романа и даже вышла замуж, что с наших позиций можно лишь приветствовать).

Зато знаковая фигуряя для левых - Даниэль Кон-Бендит (Daniel Cohn-Bendit) описывал в своих воспоминаниях, изданных в 1975-м году и переизданных в 2001-м, эпизоды взаимоотношений с пятилетними девочками в детском саду, за которые многие политики в демократической стране поплатились бы карьерой, будучи обвинены в педофилии. Как, к примеру, в Латвии в сентябре 1999 года, когда обвинения, не основанные на каких-либо серьезных уликах, создали серьезные проблемы для правительства А.Шкеле3. Сам Кон-Бендит в ответ на обвинения сослался на свою молодость в то время и объяснил написанное желанием устроить «антибуржуазную провокацию»4, каковое объяснение вполне удовлетворило его коллег по фракции Зеленых в Европарламенте которую он возглавляет.

Шведские зеленые не вполне удовлетворились столь осторожной позицией и выступили в защиту педофилии как таковой5.

Норвежский профессор Унни Викан (Unni Wikan) 6 неоднократно заявляла, что в нарастающей волне изнасилований скандинавских женщин иммигрантами из отсталых (преимущественно исламских) стран7 виноваты сами европейки, не осознающие изменившегося состояния общества, ставшего мульткультурным, и одевающиеся безответственно вызывающе. В сочетании с вполне официальными действиями властей Швеции, создавшими прецедент запрета на цитирование Библии, каковое теперь подпадает под законодательство о подстрекательских высказываниях (Hate Speech)8 и разъяснением шведской прокуратуры по поводу случая регулярных грубых оскорблений в печати белых мужчин как группы населения о том, что белые мужчины не могут защищаться с помощью такого закона, так как не являются меньшинством становится понятным отнюдь не безобидный смысл «экстремистских» заявлений, которые вводятся в оборот и легитимизируются в общественном сознании (в силу rational ignorance это вполне реально, хотя и неприятно и невыгодно большинству) левыми «интеллектуалами. Затем, став привычными, с некоторым лагом они принимают форму и получают силу закона.

Завершить этот «парад интеллектуальной гордости» левых можно замечательным в своем роде юридическим изобретением лидера шведских феминисток (бывшей коммунистки) Гудрун Шиман (Gudrun Schyman), предложившей ввести налог на белых мужчин с целью финансирования помощи женщинам, пострадавшим от семейного насилия.

В одной из реакций на это предложение шведских правых «талибанский налог» (Taliban Tax)9 замечается, что логичнее было бы ввести налог на всех действующих и бывших коммунистов для возмещения ущерба неисчислимым жертвам этого политического явления.

Однако для нас интереснее в позиции «матриарха» шведского феминизма вовсе не идея коллективной ответственности, шокировавшая ее оппонента, сколько откровенное заявление левого политика о целеполагании такого рода действий: «Консерваторы хотят укрепить семью. Меня же это явление крайне тревожит». Поскольку семья основана «на традиционных гендерных ролях» и неявным образом подразумевает лидерство мужчины, являющееся, по всей видимости абсолютным злом для феминизма.

Настоящий щадящий (в силу своей краткости) обзор левых идей в сфере семейного права и морали ставит вопрос о разумном объяснении таких, на первый взгляд, странных и абсурдных заявлений и действий.

При введении допущения о рациональности их действий (без коего экономический анализ теряет смысл) представляется, что г-жа Шиман вполне откровенна и речь идет о действиях сознательно направленных на разрушение институтов, поддерживающих «буржуазное общество» (мягкую инфраструктуру капитализма и свободы – см. Niskanen, 1998). То есть библейского корня мораль и семейные ценности.

Дополнительная иллюстрация этого явления приведена ниже при описании инициированной немецким учительским профсоюзом дискуссии даже не о преподавании, а, скорее, о введении гомосексуализма в современную школьную жизнь страны.

Россия и мир: богатство народов и их рождаемость

Проведенный анализ влияния социально-экономических показателей на уровень рождаемости в регионах Российской Федерации показал, что уровень материального благополучия практически не оказывает влияния на репродуктивное поведение населения.

Анализ данных международной статистики выявил значимую отрицательную корреляцию между уровнем рождаемости и валовым внутренним продуктом на душу населения (GDP per capita, PPP (constant 1995 international $)).

Регионы Российской Федерации

Для выявления факторов репродуктивного поведения в 2004 г. рассматривались социально-экономические показатели в текущем году (2004 г.) и в предшествующий период (с 1990 г.). Из набора регионов были исключены Чеченская Республика и автономные округа, входящие в состав других регионов.

В качестве объясняемой переменной был взят общий коэффициент рождаемости ‑ число родившихся на 1000 человек населения.

Объясняющие показатели были сгруппированы по следующим блокам:

  1. социальные:
    1. среднедушевые денежные доходы населения, в месяц; рублей
    2. реальные доходы, в процентах к предыдущему году
    3. реальная начисленная заработная плата, в процентах к предыдущему году
    4. численность населения с денежными доходами ниже величины прожиточного минимума (в процентах от общей численности населения региона)
    5. уровень безработицы (в процентах)
    6. уровень зарегистрированной безработицы
    7. численность незанятых граждан, зарегистрированных в органах государственной службы занятости, в расчете на одну заявленную вакансию, человек
  2. демографические:
    1. удельный вес городского населения в общей численности населения (оценка на конец года; в процентах)
    2. общие коэффициенты брачности (на 1000 человек населения)
    3. общие коэффициенты разводимости (на 1000 человек населения)
  3. имущественные:
    1. число собственных легковых автомобилей на 1000 человек населения (на конец года; штук)
    2. площадь жилищ, приходящаяся в среднем на одного жителя (на конец года; квадратных метров)
  4. экономические:
    1. валовой региональный продукт на душу населения, рублей
    2. индекс физического объема валового регионального продукта, в процентах к предыдущему году
    3. удельный вес убыточных организаций (в процентах от общего числа организаций)
    4. просроченная задолженность по заработной плате, в процентах от месячного фонда заработной платы организаций, имеющих просроченную задолженность
  5. финансовые:
    1. расходы консолидированных бюджетов субъектов Российской Федерации, миллионов рублей
    2. доходы консолидированных бюджетов субъектов Российской Федерации, миллионов рублей
    3. дефицит/ профицит консолидированных бюджетов субъектов Российской Федерации, в % к доходам

Среди рассмотренных показателей наиболее сильное влияние (положительное, разумеется) на уровень рождаемости оказывает собственно сам уровень рождаемости в предыдущие годы (коэффициенты корреляции 0,8‑0,9), то есть данный процесс является весьма инерционным и достаточно устойчивым.

Рисунок 1. Рождаемость и смертность, Российская Федерация, на 1000 человек населения

Размер номинальных среднедушевых доходов не оказывает влияния на уровень рождаемости, коэффициенты корреляции незначимы, находятся в диапазоне от «-0,1» до 0,2. Рост реальных доходов не приводит к росту рождаемости, а рост реальной заработной платы влияет отрицательно, что в принципе легко объяснимо – женщины стараются заработать деньги и рождение ребенка является отложенным на более поздний срок.

Уровень безработицы является вторым по значимости фактором репродуктивного поведения. Связь сильная, положительная, коэффициенты корреляции 0,7. Самый высокий уровень рождаемости и безработицы отмечается в Чеченской Республике (уровень рождаемости 25,20 родившихся на 1000 человек населения, уровень безработицы 75,60%, уровень зарегистрированной безработицы 79,70%). Исключение из анализа регионов Северного Кавказа, в которых традиционно отмечается высокий уровень рождаемости и безработицы, не изменяет сложившегося соотношения. Возможно, что причиной является большая развитость женской безработицы и наличие гарантированных социальных выплат, связанных с беременностью и родами, являющимися в ряде случаев регулярным источником существования. Рождение и воспитание детей можно рассматривать как форму занятости и источник дохода среди незанятого населения. Напряженность на рынке труда10 также является фактором (но более слабым), положительно влияющим на уровень рождаемости.

Рисунок 2. Рождаемость и уровень безработицы, Российская Федерация, 2004 г.

Удельный вес городского населения значимо отрицательно связан с уровнем рождаемости, что отражает известную разницу в репродуктивном поведении городского и сельского населения, коэффициенты корреляции 0,5.

Брачность оказывает слабое положительное влияние, а разводимость – отрицательное (коэффициенты корреляции 0,3 и «‑0,5», соответственно). Статистика учитывает лишь зарегистрированные браки, в то время как весьма распространенными являются браки гражданские, зачастую более устойчивые, чем официальные. Вместе с этим следует отметить, что незарегистрированный брак является фактором, оказывающим существенное негативное влияние на течение беременности.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 12 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.