WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 22 | 23 || 25 | 26 |   ...   | 39 |

Таким образом можно констатироватьрасслоение семей. Многие семьи адаптировались к новым условиям и укрепились(что отражается в росте числа усыновлений, использовании новых возможностей дляобеспечения будущего своих детей, в частности, услуг частных образовательных илечебных учреждений). Но многие семьи не сумели адаптироваться и развалились(разваливаются), что приводит к росту как регистрируемого, так инерегистрируемого числа безнадзорных детей (при коммунистах фактическаябезнадзорность также имела место, но, разумеется, почти совсем нерегистрировалась). Хотя внешние проявления проблемы стали много ярче. Вчастности, в следствии возможности для люмпенизированных слоев избавляться отсобственности (включая квартиры), в результате чего дети оказываются на улице ипроблема обостряется.

Несмотря на медленное и постепенноевозрождение семьи, чему реформы никак не помешали, аналога клановых связей,которые позволяют обеспечивать минимальный уровень доверия78

и ответственности, в России нет. И вряд листоит пытаться реанимировать в России давно умершие роды и общины. Вместе стем, использование внутрисемейного “капитала доверия” в российском бизнесеналицо. Особенно значимым было оно в первые годы реформ.

Сколько-нибудь сильной религиозной традиции,способной, подобно протестантизму или иудаизму стать важным блоком фундаментаэкономически эффективной институциональной системы в России также несохранилось. Хотя последние десятилетия коммунистического режима число верующихперестало сокращаться, а религиозные праздники собирали немало любопытствующих,религиозные институты были крайне слабы. Прежде всего, в силуподконтрольности уцелевших институтов религиозных общин иному, более мощномуинституту - КГБ. Хотя, судя по опросам, авторитет религиозных институтовзаметно вырос за годы реформ.

Впрочем, качество “религиозного возрождения”хорошо иллюстрируют данные, приведенные профессором Зубовым в передачерадиостанции “Свобода” “Факты и мнения” от 8 июля 2000 года, согласно которымсогласно данным всероссийского опроса проведенного в 1997-м году респондентам“был задан вопрос о том, верят ли они взагробную жизнь, …, лишь 49% людей, объявивших себя верующими, признали, чтоони верят в загробную жизнь, а 30% сказали, что не верят и еще 20% сомневалисьв том, есть или нет загробная жизнь, (средиобозначивших себя как «верующие», а не среди всех респондентов). В тожевремя на вопрос, верите ли вы астрологам, гаданиям, предсказаниям судьбы, чтони в исламе, ни тем более в христианстве, в православии, к которому отнеслисебя 90% верующих людей поэтому опросу, 40% сказали, что они верят астрологам, гаданиям и предсказаниям,хотя, с точки зрения христианства, вера во все эти вещи … прямо нарушаетдогматы церкви. И лишь 47% сказали, что не верят…., только 20% людей,считающих себя православными, молятся, 60% не молятся вообще. Только 36%считают, что опасно совершить грех, совершить грешный поступок, остальные имеютоб этом самое приблизительное представление.

… количество верующих в возрастных группахувеличивается … во всем мире по мере старения респондентов и среди молодеживерующих процентов на 15 меньше, чем среди лиц старше 55-ти лет, но, тем неменее, уровень как бы сознательности религиозной резко возрастает именно вмолодых когортах. Среди верующих в 97-м году по опросу, проведенному в МГУ, носреди студентов, а среди всего населения России, в спасение души для вечнойжизни верят 48% россиян младше 24-х лет верующих и лишь 28% старше 55-ти летверующих. И такие же тенденции по всем остальным вопросам. То есть мы наблюдаемследующую картину: молодежь более религиозна сознательно, чем старики, утраченымногие догматические основания веры, но стихийное стремление к вере оченьсильно и возрастает.”

Подчеркнем еще раз, что большинство “новыхверующих” не верит в загробную жизнь. То есть не верит в то, что ихсуществование – игра сбесконечным числом ходов. Однако, резкое изменение картины в младших возрастныхгруппах дает надежду на то, что в долгосрочной перспективе религиозные общинысмогут стать одним из институтов, поддерживающих доверие, хотя и опосредованно(через поддержание морально - этического стандарта), но сравнительноэффективно.

Но для поддержания такого стандарта общинадолжна быть самостоятельной силой, независимой от государства.

И, пока реформаторы имели заметное влияниена законотворчество, процесс религиозного возрождения был разумноотрегулирован. Первые шаги к установлению государственного статуса православия,ослабляющего его эффективность как института поддержания доверия, были сделаныуже второй Думой. Хотя и не без сопротивления президента Ельцина, отклонившегопервый, откровенно антиконституционный вариант закона «О свободе совести и орелигиозных объединениях».

3.1.2. Мораль

Косвенными критериями для оценки моральногоуровня могут служить результаты выборов, опросов (к примеру, выявляемоеими отношение к определенным однозначно идентифицируемым личностям,организациям, событиям и т.п.), о доверии обществу, окружающим (т.е.потенциальным партнерам по контракту) институтам [112, стр. 131, 143, 153], идаже о спросе на них [89, стр. 28, 29, 33].

Уместность выборов связана с тем, что онидемонстрируют число ходов игры, в которую играет с обществом индивид– избиратель.Голосующий за КПРФ или за другие экстремистские, по определению, данномуво второй главе данной работы партии поддерживает (специально или, как минимумв пакете с другими, более ценными с его точки зрения благами) вырождение игры водноходовую. Поскольку требование рациональности обуславливает понимание такимизбирателем факта, что он голосует за прекращение игры «свободные выборы» сосвободным освещением в СМИ и т.п. Косвенно он поддерживает таким образом иснижение других гарантий бесконечной продолжительности игры.

Избиратель «конформистских», про -властныхпартий, голосующий за сегодняшнюю власть играет в игру с нечетко определеннымчислом ходов игры. Однако, оно заведомо невелико, поскольку в таком выборепревалируют краткосрочные мотивы (получить что-либо в награду за лояльность отсегодняшней власти или предотвратить наказание за нелояльность можно толькосегодня). Таким образом, такая стратегия электорального поведениясвидетельствует о высоком значении индивидуального коэффициента дисконтированияу игрока.

Нет оснований рассматривать избирателяправолиберальных, «реформистских» партий, как обладателя индульгенции насовершение аморальных проступков. Однако, в данной игре такой избирательсовершенно очевидно настроен на бесконечное число ходов и руководствуетсядолгосрочными соображениями, что свидетельствует о близости индивидуальногокоэффициента дисконтирования к единице.

Поскольку после кратковременного всплеска1989-92 гг. уровень электоральной поддержки основных политических направленийсравнительно стабилен нет никаких оснований говорить о деморализации общества.В то время, как до конца 80-х свыше 90% взрослых жителей страны регулярнодемонстрировали свою лояльность тоталитарной власти, подтверждая ее мандат надискреционное (то есть принципиально не связанное какими бы то ни былонормативными ограничениями) регулирование.

Несмотря на две чеченские войны ценностьчеловеческой жизни заметно выросла. Собственно терпимое отношение ко второйвойне в обществе обусловлено, прежде всего, уверенностью большинства населенияв серьезности чеченской угрозы, вполне соразмерной тем потерям, которые армиянесет во время войны. То есть вполне нормальным (то есть распространенным дажев наиболее культурных странах) предпочтением сохранения собственной жизни ценойжизни далекого незнакомого чужака. Восприятие же чеченцев, как врагов (несмотряна тот факт, что юридически - они полноправные граждане России) исключаетвозможность адекватной оценки жертв среди мирного чеченского населения в средероссийского обывателя.

Показательны результаты опросов. В декабре1999-го, когда первые данные о преступлениях военных в Чечне уже были приданыогласке (в частности, факты авиаударов по колоннам беженцев) 54% респондентовво всероссийской выборке полагали, что война в Чечне ведется достаточногуманно. 14% полагали, что даже слишком гуманно. Однако уже тогда, еще подсвежим впечатлением от взрывов 18% не были удовлетворены гуманитарным аспектомвоенных действий российской армии. Всего лишь восемь месяцев спустя уже26%79 респондентов указали страдания мирного населения в качествеосновного итога войны в Чечне. Такой сдвиг можно было прогнозировать, еслиисходить из рациональности респондентов, накопления ставших известными фактов онасилиях и преступлениях со стороны армии (то есть из предположения, чтодеятельность правозащитников также является рациональной - то есть приносящейпозитивный результат).

Но такой вывод ставит российское обществоскорее рядом с западными - если не по количественному стандарту гуманизма, топо базовым тенденциям в восприятии проблем. Наконец, по предсказуемости реакцийв свете представлений науки и просто здравого смысла, а не в свете интересовкакой-либо элитарной партийной группы или вождя, чьи интересы и воляотождествляются с волей нации в обычном тоталитарном или ином традиционномобществе. Наконец, следует отметить, что российский обыватель мало чемотличается от американского или западноевропейского.

Мораль косвенно влияет на качествозаконодательства и прямо – на уровень правоприменительной практики (что, в свою очередь,критически важно для оценки инвестиционного климата). Важным позитивнымфактором для восстановления общепринятых норм морали служат символы, ориентиры,оценка прошлого. Ведь одна из основ морали – представления об абсолютнойзначимости и принципиальном отличии Добра и Зла. Сила же моральныхпредставлений (массовой морали) в значительной степени обусловлена тем,насколько ярко и выпукло (т.е. усваиваются и воспроизводятся с наименьшимииздержками) отличаются проявления добра и зла в индивидуальном и общественномсознании. Отсюда следует важность личностей, событий, символизирующих зло идобро. Ведь определенное отношение к подобным символам имеет куда большийпроцент населения, нежели доля знающих наизусть десять заповедей, не говоря ужео доле тех, кто считает предосудительным их нарушение.

Так однозначные оценки Нюрнбергскимтрибуналом НСДПА, СС и иных нацистских институтов, как преступных организаций,безусловно, способствовали моральной санации Западной Германии. Таким же важнымфактором для Восточной стали суды над партийными функционерами СЕПГ,руководителями разведки и тайной полиции восточногерманской диктатуры. ДляЧехии и Словакии - люстрации и т.п.

Невнятный, политизированный приговорКонституционного Суда по делу о КПСС (когда запрет Центральных органовпартии был признан конституционным, а региональных и первичных организацийпротиворечащим конституции) способствовал дезориентации общества. Прокарательные органы этой партии, много превзошедшие "штази" по свирепости икровожадности вообще никаких судебных решений не принималось. Единственноеподобие моральной оценки на высоком государственном уровне содержалось впреамбуле Указа президента РФ от 21 декабря 1993 года № 2233 “Об упраздненииМинистерства безопасности Российской Федерации и создании Федеральной службыконтрразведки Российской Федерации”.

К сожалению, примерам обратного нестьчисла. Это широкое употребление электронными СМИ продуктовкоммунистической пропаганды, «борьба с коррупцией» и т.п.. Характерно«разоблачение» относительно респектабельными “Известиями” (при главномредакторе Голембиовском, в период публикации “сливов” на Чубайса, Собчакии др.), Рауля Валенберга, как английского шпиона80.

О причинах, порождающих стимули оппортунистического поведения вгосударственных СМИ мы остановимся подробнее ниже. Общей же причиной«отрицательного отбора» (действовавшей одинаково как в госструктурах, так и вчастном холдинге «Медиа-Мост») была тактика реформаторов «не предоставлятьзначимых преференций лояльным журналистам, не наказывать враждебных». Подформулировкой «наказание враждебных» имеется в виду, разумеется, не борьба соппозиционной прессой, а сочетание судебных преследований за откровеннуюклевету с контрраследованиями (о полезности которых высказался в начале«разоблачения писателей из Госкомимущества» С.А.Ковалев) в случае явногоиспользования СМИ как орудия банального вымогательства и шантажа [68]. Свыяснением динамики доходов (потребления) отдельныхжурналистов.

3.1.3. Социалистические общественныеорганизации и корпорации

Коммунистические "профсоюзы" были вписаны вструктуру управления социалистическими корпорациями и предприятиями. В каковыхих главы имели статус руководителя среднего звена. Обычно, на уровне статусалидера местной молодежной коммунистической организации и много нижеруководителя коммунистов, главного инженера, не говоря уже о директоре. Апотому говорить о каком-либо позитивном "социальном капитале" накопленном этой,а равно и подавляющим большинством других фиктивных общественных организаций неприходится. Суть их деятельности сводилась к перераспределению средств отнасильственно взимаемых с работников взносов, а также к получению под имеющиесяусловно-денежные ресурсы реальных благ (дефицитные товары, путевки вмало-мальски приличные дома отдыха или зарубежные поездки, строительствоведомственных домов отдыха, гостиниц и т.п.).

Разумеется, стержнем всех этих институтовбыла так называемая "партия". Чья организация и функции проецировались во всехорганизациях - сателлитах, во всех корпорациях тоталитарного общества.Механизмы формирования и функционирования которых в России достаточноподробно описаны в "Номенклатуре" М.С.Восленского81. Там,в частности, в разделах 3-5 главы 3, главах 5 и 8 подробно, с массой примеровизлагается структура, неписаные нормы внутренних взаимоотношений, быта,отшлифованных временем стратегий поведения членов того, что Оруэлл назвал"внутренней партией".

Pages:     | 1 |   ...   | 22 | 23 || 25 | 26 |   ...   | 39 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.