WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 18 |

В ситуации отложенной приватизации, возникшей в целых секторах российской экономики по мере развития приватизации и сокращения объема государственной собственности, неизбежно встал вопрос о создании законодательной базы по оперативному и стратегическому управлению этим сектором экономики и смешанными предприятиями в новых условиях. Комплексного механизма и единой долгосрочной стратегии решения этой проблемы выработано не было.

Основным подходом к управлению предприятиями смешанной формы собственности стало представительству интересов государства в акционерных компаниях с государственным участием, получившее в итоге наибольшее распространение на практике.

Нормативная база по этому вопросу появилась уже в первый год рыночных реформ. Уже упоминавшийся Указ Президента РФ "О мерах по реализации промышленной политики при приватизации государственных предприятий" от 16 ноября 1992 г. N 1392 устанавливал, что при преобразовании в АО предприятий, контрольные пакеты акций которых закрепляются в федеральной собственности, правительство РФ и ГКИ вправе поручать представление интересов государства в Совете директоров предприятия на контрактной основе определенным лицам из числа должностных лиц администрации государственных предприятий или органов государственного управления. Позднее эта норма была подтверждена во второй программе приватизации (Указ Президента РФ от 24 декабря 1993 г. N 2284).

Затем последовал Указ Президента РФ от 10 июня 1994 г. N 1200 “О некоторых мерах по обеспечению государственного управления экономикой”. Он касался управления, как существующими федеральными госпредприятиями, так и АО с государственным участием. В документе определялись условия контрактов заключаемых с руководителями госпредприятий и договоров с лицами, представляющими интересы государства в органах управления АО, акции которых закреплены в федеральной собственности (включая круг вопросов, по которым представители государства в органах управления АО должны согласовывать с делегировавшими их органами государственного управления в предварительном порядке свои будущие действия на заседаниях органов управления АО: изменение его учредительных документов и уставного капитала АО, назначение конкретных лиц на руководящие должности в АО, получение предприятием кредитов в сумме, превышающей 10% чистых активов АО, продажа и иное отчуждение имущества, участие в создании других предприятий, включая ФПГ). Правительству РФ было поручено утвердить подробные примерные договора на представление интересов государства, порядок и формы отчетности руководителей федеральных госпредприятий, действующих в соответствии с контрактами и лиц, представляющих интересы государства в АО с закрепленными в федеральной собственности пакетами акций. Однако соответствующий порядок (договор) был утвержден лишь два года спустя после традиционной борьбы Госкомимущества РФ с отраслевыми ведомствами и региональными руководителями.

На рубеже 1995-1996 гг. в советы директоров АО, имеющих долю государства, входило 2500 государственных чиновников. Из них 82% - сотрудники федеральных министерств и ведомств, 12% - представители Госкомимущества РФ, региональных комитетов, 8% - представители местных властей. В качестве конкретного примера можно привести предприятия оборонной промышленности, где в 1996 г. по 376 АО с участием государства из 449 представителями государства были сотрудники Миноборонпрома.

Однако указанное представительство в основном носит формальный характер, поскольку государственный чиновник не в состоянии эффективно управлять пакетами акций в 5-10 АО, находящихся в разных регионах и часто относящихся к разным отраслям. Этому мешают не только технические и временные сложности, но также отсутствие необходимой квалификации (прежде всего - знания конкретного предприятия) и легальных материальных стимулов. В целом для их деятельности характерны нерегулярность участия в работе органов управления курируемых АО, слабая профессиональная подготовленность, самоустраненность от реальных процессов происходящих на предприятиях, включая игнорирование крупных долгов предприятий по зарплате и перед бюджетом (относительно недавний пример - АО “Ростовуголь”, где начатое после шахтерских волнений 1998 г. и длившееся около двух лет расследование показало индифферентность госпредставителей к нараставшей задолженности и нарушениям финансовой дисциплины со стороны руководства предприятия). Весьма нерегулярной была и предоставляемая представителями государства отчетность. Так, в 1995 г. по принятой форме отчиталось лишь 30% их числа. Пакеты акций, которые по тем или иным причинам не продавались и остались в фондах имущества, могли становиться предметом торга (по поводу продажи, “правильного” голосования) между фондом, региональной администрацией и иными заинтересованными структурами. Сам же фонд или представитель государства в АО в типовых случаях не имел никакой позиции в отношении управления конкретным предприятием.

Наиболее вопиющим проявлением нарушение порядка согласования своих действий с МГИ РФ и отраслевыми органами является голосование государственным пакетом от имени государства на собрании акционеров АО за вторичную эмиссию, по итогам которой доля государства многократно сокращалась, причем государство не использовало свое преимущественное право как акционера на выкуп дополнительно выпускаемых акций. Размывание федерального пакета нанесло ущерб государству на сотни миллиардов рублей. Особую тревогу вызывает уменьшение доли государства на ряде стратегически важных для обеспечения национальной безопасности предприятий (некоторые примеры: “Иркутское авиационное ПО” (с 25,5% до 14,5%) в 1996 г., АО “Пермские моторы” (с 14,25% до 6,7%) в 1997 г.), а также в ряде крупных коммерческих банков, располагавших определенной дивидендной базой, по крайней мере, до финансового кризиса 1998 г. (Автобанк, Агропромбанк, Промстройбанк).

Разумеется, имеются и примеры активного вмешательства представителей государства в деятельность курируемых предприятий. Так, в 1997 г. по их инициативе произошло смещение руководителей 22 АО самых различных отраслей, допустивших задолженность по зарплате и платежам в бюджет (в их числе “Ленформаш”, “Кирэнерго”, “Сокол” (Белгородская область), “Жигулевские стройматериалы”, “Старт” (Самарская область), “Башкируголь”)25. Аналогичными примерами из практики 1998-1999 гг. являются “Волготанкер” (Самара), “Сибэнергомаш” (Барнаул), “Морской торговый порт-Санкт-Петербург”, “Восток” (Кировская область)26. Тем не менее, эти примеры относительно немногочисленны.

Параллельно деятельности представителей государства для управления пакетами акций, находящимися в государственной собственности, предпринимались попытки внедрения такого нестандартного и весьма радикального механизма, как институт доверительной собственности (траста), на основании Указа Президента РФ от 24 декабря 1993 г. N 2296 и последующих документов ГКИ. В 1994-1996 гг. эта практика носила характер отдельных пилотных проектов.

Классическим примером доверительной собственности был договор об ее учреждении в отношении 35% акций РАО “Газпром”, заключенный 17 февраля 1994 г. В плане практического развития этого направления интересно, что, несмотря на наличие законодательства по вопросам траста (доверительной собственности) (Распоряжение ГКИ РФ от 15 февраля 1994 г. N 334-р об утверждении Типового договора об учреждении траста (доверительной собственности) на пакет акций, находящихся в государственной собственности) встречалась передача государственных пакетов акций и в доверительное управление. Так, согласно Постановлению Правительства РФ от 15 июня 1994 г. N 674, закрепленные в федеральной собственности 51-% пакеты акций 38 приватизируемых хладокомбинатов (предприятий), осуществляющих закупку и поставку продуктов животноводства для государственных нужд, а также ряда других АО, передавались в доверительное управление АО “Российская торгово-промышленная компания “Росмясмолторг” сроком на 3 года, что приблизило ситуацию корпоративного управления на этих предприятиях к имеющейся в акционерных обществах, контрольные пакеты которых передавались в коммерческое управление РАО “ЕЭС России”, государственных компаний “Росуголь” и “Роснефть” (см. п. 4).

Здесь необходимо подчеркнуть также, что доверительная собственность по Указу Президента РФ от 24 декабря 1993 г. N 2296 предполагала передачу доверенному лицу весьма широких полномочий в отношении имущества, вплоть до прав самого собственника. С введением в действие с 1 марта 1996 г. второй части Гражданского кодекса РФ в юридическом обороте осталось доверительное управление, предполагающее наличие ряда серьезных ограничений для доверенного лица.

Весьма низкий уровень этой работы, по мнению руководителей всех властных структур, исходя из практического опыта в области управления федеральными пакетами акций 1993-1995 гг., обусловил продолжение поиска новых методов управления государственной собственностью в корпоративном секторе, адекватных реалиям постприватизационного периода. В 1996 г. ознаменовался принятием новых важных нормативно-правовых актов по этому вопросу, которые в качестве альтернативы институту государственных представителей вводили два варианта управления государственными пакетами акций, представляющие собой развитие вышеупомянутых направлений документальной базы, появившейся после 1992 г.

Постановление Правительства РФ от 21 мая 1996 г. № 625 с двухлетней задержкой создало правовой механизм представления интересов государства в АО на договорной основе (для физических лиц - институт поверенных в делах государства), утвердило примерный договор на представление интересов государства, порядок его заключения и регистрации, который должен был быть утвержден еще в 1994 г. согласно указу Президента РФ “О некоторых мерах по обеспечению государственного управления экономикой” от 10 июня 1994 г. № 1200. Российскому фонду федерального имущества предписано исходить из предложенного порядка.

По ряду вопросов функционирования АО (назначение конкретных лиц на руководящие должности в АО, получение предприятием кредитов в сумме, превышающей 10% чистых активов АО, продажа и иное отчуждение имущества, участие в иных хозяйственных структурах, включая ФПГ) поверенный в обязательном порядке должен согласовывать с доверителем свою позицию в работе его руководящих органов. Наиболее существенные изменения, внесенные в эту схему летом 1998 г. (новая редакция постановления от 24 июня 1998 г.), вменяют в обязанность поверенного заботу о сохранении мобилизационного потенциала предприятия и вводят запрет на разглашение для посторонних лиц информации о ситуации вокруг АО.

При этом речь шла только о представителях государства, образующих категорию “иные граждане РФ”, т. е. не являющихся госслужащими. Подбор представителей государства вменен в обязанность именно отраслевым ведомствам. Механизмы деятельности государственных служащих и регламентация договоров с юридическими лицами на представление интересов государства отсутствовали. Тогда же отдельным постановлением правительства РФ было определено, что представителями государства по управлению закрепленными в федеральной собственности пакетами акций предприятий топливно-энергетического комплекса должны быть должностные лица Министерства топлива и энергетики РФ, которые обязаны голосовать на общих собраниях акционеров в соответствии с директивами министерства.

К сожалению, новый закон о приватизации 1997 г. (ст. 5 и 6) не внес ничего нового в этот вопрос, лишь установив в самом общем виде, что при закреплении в государственной собственности акций АО представителями Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований в органах управления открытых акционерных обществ могут назначаться государственные или муниципальные служащие, а также иные лица, которые осуществляют свою деятельность на основании положения, утвержденного Правительством Российской Федерации, а использовании в отношении предприятий права “золотая акция” - только государственные и муниципальные служащие, которые осуществляют свою деятельность на основании положения, утвержденного Правительством Российской Федерации.

Несколько более подробно были прописаны условия (ст. 20) преобразования государственных унитарных предприятий в АО, 100% акций которых находится в государственной (муниципальной) собственности: проведение инвентаризации имущества и аудиторской проверки, ряд ограничений на хозяйственные операции в течение 6 месяцев до момента принятия решения о преобразовании в АО и с момента принятия данного решения до момента регистрации АО.

Спустя почти два года в закон 1997 г. был принят ряд поправок (федеральный закон “О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон “О приватизации государственного имущества и об основах приватизации муниципального имущества в Российской Федерации” от 23 июня 1999 г. (N 116-ФЗ).

Согласно наиболее существенным из них, касающихся АО, созданных в процессе приватизации, до момента, когда количество акций в собственности государства составит не более 25% их общего количества:

- если в полномочиях представителей государства не указано количество голосов, подаваемых за выдвинутую кандидатуру, они обязаны голосовать таким образом, чтобы обеспечить максимальное представительство государства в органах управления акционерных обществ;

- представители интересов Российской Федерации, субъекта РФ, муниципального образования в совете директоров (наблюдательном совете) открытого акционерного общества согласовывают в письменной форме в порядке, установленном соответственно Правительством РФ, органом исполнительной власти субъекта РФ, муниципальным образованием, свое голосование по вопросам, рассматриваемым на совете директоров (наблюдательном совете) общества.

- Правительство РФ, уполномоченные им федеральные органы исполнительной власти, орган исполнительной власти субъекта РФ, муниципальное образование вправе в любое время осуществить замену члена совета директоров (наблюдательного совета), избранного из числа выдвинутых ими кандидатур и представляющего соответствующие государственные интересы;

- сделки по отчуждению акций, внесенных в уставный капитал общества, (или предусматривающие возможность отчуждения, включая, передача в доверительное управление) без письменного согласия органа управления, представляющего интересы государства в АО, признаются ничтожными;

При закреплении в государственной или муниципальной собственности 100 процентов акций открытого акционерного общества:

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 18 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.