WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 14 |

Институт экономики переходного периода

103918, Россия, Москва, Газетный переулок д. 5 Тел./ факс 229 6596, www.iet.ru

Корпоративное управление и права собственности:

актуальные направления реформ

Авторы:

Радыгин А.Д. - руководитель проекта

Энтов Р.М.

Шмелева Н.А.

Москва

Март 2001 г.

Оглавление

Оглавление 2

1 Введение 3

2 Права собственности и проблемы экономической реформы 5

2.1 Современные концепции прав собственности 5

2.2 Права собственности и обязательства, внушающие доверие 16

2.3 Теория собственности и итоги массовой приватизации 19

2.4 Защита прав собственности: общие принципы и задачи реформы 29

3 Основные направления реформы и практические рекомендации 35

3.1 Защита прав акционеров (инвесторов) 35

3.1.1 Акционерное право 37

3.1.2 Реорганизация 41

3.1.3 Прозрачность и инсайдерские сделки 44

3.1.4 Вывод активов 46

3.1.5 Идентификация принципалов («групп») 48

3.2 Баланс интересов кредиторов и предприятий-заемщиков (банкротства) 50

3.3 Залог 55

3.4 Траст (доверительное управление) 58

3.5 Переход имущества 62

4.Право собственности и общественные интересы. 67

5. Заключение 71

6.Источники 79

7.Приложение 1. Доверительное управление государственными пакетами акций. 83

  1. Введение

Работа подготовлена в рамках проекта, финансируемого Агентством США по международному развитию (USAID). На первом и втором этапах исследований в рамках контракта ИЭПП-USAID (1998-март 2000) были рассмотрены наиболее общие (постановочные) проблемы развития системы корпоративного управления в России.

На первом этапе исследований (тема 19 «Анализ проблем и рекомендации по защите прав акционеров (инвесторов)») авторы уделяли основное внимание таким предварительным вопросам, как роль приватизации для формирования модели корпоративного управления, основные тенденции формирования корпоративного законодательства в странах с переходной экономикой, общее развитие нормативно-правовой базы корпоративного управления и защиты прав акционеров, сравнительная оценка возможных прикладных моделей построения долгосрочной системы корпоративного управления.

В рамках работ по второму этапу исследований (тема 12 «Пост-кризисное перераспределение прав собственности и проблемы защиты прав акционеров (инвесторов)») проведен детальный анализ влияния финансового кризиса на динамику и особенности процессов перераспределения собственности в России в 1998-1999 гг. в контексте защиты прав инвесторов. На этой основе сделаны выводы о продолжающейся дестабилизации прав собственности (также с учетом данных, полученных в рамках работ по теме 20 первого этапа «Структура собственности и проблемы корпоративного контроля в российской экономике»). Это позволило с учетом среднесрочной перспективы оценить современную роль классических внешних механизмов корпоративного управления для специфики функционирования российских корпораций.

Практическим итогом работ в рамках первого и второго этапов стали конкретные нормативно-правовые рекомендации по совершенствованию процедур защиты прав акционеров в рамках закона «Об акционерных обществах», а также ряд других предложений институционально-правового характера.

В настоящее время наиболее актуальными являются проблемы создания общей благоприятной институционально-правовой среды как фактора долгосрочного развития национальной модели корпоративного управления в России и, в целом, развития корпоративного сектора российской экономики. Соответственно, основной целью работ в рамках нового третьего этапа исследований должно быть выявление (с учетом результатов первого и второго этапов) наиболее значимых «белых пятен» формирования стабильной системы прав собственности и разработка комплекса правовых рекомендаций среднесрочного характера.

Соответственно, с содержательной точки зрения реализация указанной цели предполагает выполнение следующих новых исследований:

- анализ подходов к проблеме прав собственности в контексте задач экономической реформы (с учетом новых подходов в современной теории);

- комплексная оценка принципов и задач реформы в области защиты прав собственности в России;

- комплексный обзор основных направлений реформы и практические рекомендации (акционерное право, реорганизация, инсайдерские сделки, идентификация принципалов («групп»), банкротства, залог, траст (доверительное управление), переход имущества и др.).

Данное исследование должно стать основой для последующего (на дальнейших этапах работы) концептуального описания модели корпоративного управления, наиболее адекватной задачам повышения эффективности и инвестиционной привлекательности компаний (с учетом сложившихся реалий поведения экономических агентов). Это предполагает развитие как «внутренних» (внутрикорпоративных процедурных), так и «внешних» (рынок ценных бумаг, банкротства, рынок корпоративного контроля, антимонопольное регулирование, системное законодательство) инструментов.

Практическое использование результатов проекта может быть связано с разработкой рекомендаций по концептуальным направлениям развития и подготовке проектов новых нормативно-правовых актов государственного регулирования защиты прав акционеров (инвесторов) в России.

Потенциальными пользователями результатов проекта могут быть Правительство РФ, Государственная Дума Федерального Собрания РФ, Федеральная комиссия по рынку ценных бумаг, Министерство экономического развития и торговли РФ, Министерство по антимонопольной политике РФ, Министерство государственного имущества РФ.

  1. Права собственности и проблемы экономической реформы
    1. Современные концепции прав собственности

В рамках традиционной теории (см., например, Barzel 1989, Bromley 1991) в последнее время все чаще выявлялась недостаточность прежних, чрезвычайно общих ("универсалистских") концепций, характеризующих права собственности1. Новые подходы к анализу экономического содержания собственности все теснее связывались с проблемами хозяйственной эффективности и особенностями хозяйственных и правовых отношений (прежде всего контрактных отношений), складывающихся между теми, кто принимает участие в функционировании фирмы - владельцами факторов производства, работниками, менеджерами, кредиторами и др.

Не только при экономической оценке альтернативных структур собственности, но и при выборе правовых процедур, регулирующих имущественные отношения, в качестве главного критерия судебных решений выдвигаются соображения хозяйственной эффективности. Это критерий, который "несмотря на всё своё несовершенство, по-прежнему остается единственным чуждым произвола мерилом справедливости решения, принимаемого судом, во исполнение государственной политики и осуществление надзора за таковой…" (Маттеи 1999, стр. 80). Таким образом, даже морально-этические оценки ("мерило справедливости" и т.п.) все чаще связываются с экономической эффективностью реализации тех или иных структур имущественных отношений.

В качестве общего фона при анализе прав собственности обычно фигурирует совокупность контрактных отношений, складывающихся внутри фирмы и между частными фирмами (напомним, что современные теоретические концепции - см., например, Jensen, Meckling 1976; Williamson 1985; Alchian, Woodward 1988 и др. - обычно характеризуют фирму как "nexus of contracts", средоточие контрактов). В рамках разветвленной системы контрактов отношения собственности существенно модифицируются. В одних случаях они могут "облекаться в одежды" контрактных прав, а в других - обнаруживаться в условиях, которые не предусмотрены (не могут быть предусмотрены) действующей системой контрактов. При этом можно утверждать, по-видимому, что чем более полон представленный в контрактах перебор возможных ситуаций (и соответственно - прав и обязанностей каждой стороны в рассматриваемых ситуациях), тем меньшую роль играют "остаточные права", служащие индикатором выявляющихся отношений собственности. Подобный подход помогает полней и четче высветить реальное влияние собственника в сложнейшей структуре современных имущественных отношений (а вместе с тем роль различных групп акционеров, менеджеров, кредиторов, владеющих облигациями, тесно сращенных институтов и т.д. в условиях господства корпоративной собственности).

Согласно одному из исходных теоретических постулатов, права собственности выступают на первый план в рыночных отношениях между фирмами; взаимодействуя друг с другом, каждая фирма реализует свои имущественные права. Что же касается взаимодействий между различными участниками внутри фирмы, то их отношения непосредственно регулируются правами собственности лишь в ситуациях, не предусмотренных (недостаточно четко определённых) условиями контрактов.

Система прав и обязанностей, предусмотренная заключенными контрактами, обычно предоставляет руководителям корпорации сравнительно большую свободу распоряжения ресурсами фирмы, включая трудовые и финансовые ресурсы. Именно это и обеспечивает достаточно широкие возможности внутрифирменного управления и дополнительные ("нерыночные") возможности перераспределения ресурсов2.

Экономический анализ стремится выявить особенности современной многоярусной собственности и, в частности, особенности перехода права распоряжения ресурсами от "конечного" владельца факторов производства к корпорации. Никакие контрактные отношения не могут предусмотреть все возможные варианты последующего развития событий (states of nature) и оговорить права и обязанности сторон в каждом из случаев. Поэтому именно в непредусмотренных системой контрактов ситуациях и выявляются "остаточные" (по отношению к контрактным) права контроля, в том числе контроля над используемыми корпорацией факторами производства3.

Наиболее полно указанный подход представлен в работах С. Гроссмана - О. Харта и О. Харта - Дж. Мура (см.Grossman, Hart 1986; Hart - Moore 1990, Hart 1995). Некоторые особенности теоретических моделей Гроссмана - Харта - Мура (далее ГХМ) уже рассматривались авторами4. В данной работе хотелось бы на примере данной концепции выделить и более подробно обсудить некоторые общие характеристики современной экономической теории прав собственности.

В качестве исходного пункта теоретических моделей ГХМ используется тезис о неполноте любого контракта. Насколько существенно подобное положение Ведь если предполагается, что все стороны, участвующие в заключении контракта, действуют рационально, обычно можно договориться о включении некоторых дополнительных "правил игры", вступающих в силу при появлении непредусмотренных обязательств.

Э. Маскин и Ж. Тироль в своей статье привели соответствующие примеры: действуя рационально, участники хозяйственного процесса могли бы составить такие контракты, при которых неполнота перечня предусматриваемых ситуаций не будет играть существенной роли5. В соответствии с терминологией авторов, можно сформулировать "теоремы иррелевантности" (irrelevance theorems), демонстрирующие, что в некоторых случаях просто не требуется предусматривать в контракте полное описание последующих ситуаций. Наиболее важные из этих теорем предусматривают, однако, чрезвычайно жесткие, не всегда реалистичные условия (см. Mаskin, Tirole 1998)6.

В этой связи необходимо вернуться к исходному определению неполноты контракта. При этом, разумеется, речь не идет о недостаточно тщательно составленных контрактах, когда, например, нечетко оговорены характеристики приобретаемых услуг или материальные санкции в случае нарушения условий контракта (подобные ситуации часто встречаются в практической жизни). Дело в том, что случаи, когда поведение участников процесса оказывается недостаточно рациональным, чрезвычайно многообразны, и вряд ли могут быть описаны с помощью небольшого числа достаточно общих теоретических моделей.

Речь об ином - даже при совершенно рациональном поведении каждой из сторон, вступающих в контрактные отношения, все возможные исходы и соответствующие реакции сторон не могут быть предусмотрены и заранее зафиксированы (или их описание ex ante может требовать чрезвычайных затрат). Во многих случаях стороны вынуждены фиксировать в контракте те характеристики (цены, скидки и премии и т.п.), которые они в принципе предпочли бы оставить подвижными. Так, в соответствии с новым определением Харта - Мура (Hart, Moore 1998, p.37), контракт, предусматривающий, что продавец S обязан к определенному сроку поставить Х изделий покупателю В по некоторой фиксируемой соглашением цене (причем в контракте точно оговорены санкции в случае нарушения предусмотренных требований по поводу качества продукта, сроков и места доставки и т.п.) следует все же считать неполным, в ситуациях, когда какая - либо из договаривающихся сторон в принципе предпочитала бы - если бы существовала такая возможность - сохранить свободу решений и впоследствии изменить количество покупаемых (продаваемых) изделий в зависимости от складывающихся обстоятельств.

Уточнив исходные определения, рассмотрим общую постановку проблемы. В качестве объекта прав собственности - "вещных прав"7- в дальнейшем изложении будем рассматривать прежде всего реальные активы, например, факторы производства. Будем полагать, что их объединение в рамках фирмы оформляется системой безукоризненно составленных контрактов. Факторы производства, используемые при осуществлении "однократных" инвестиций, легко могут служить объектом контракта, оформляющего их куплю (продажу). Сама фирма при этом выступает неким объединением активов (collection of assets), а права собственности обнаруживаются, прежде всего, как "остаточные" права владельца, позволяющие в соответствующей ситуации распоряжаться принадлежащими ему активами (Hart, Moore 1990).

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 14 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.