WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 10 |

Но была и другая возможность – девальвировать курс рубля. Мы избрали почти единодушно, при отдельных голосах против, курс повышения ставки рефинансирования и повышения доходности ГКО.

К чему это привело К чему вообще приводит такая политика Если повышается ставка рефинансирования ЦБ, то повышаются все ставки. Это означает, что промышленности не выгодно брать кредиты, а значительная доля оборотных средств промышленности формируется за счет кредитов. Постепенно там начинают сокращаться оборотные средства и объем промышленного производства падает. Это неизбежно, что мы и наблюдали в 1996 г., когда после прекрасного 1995 г., резко были повышены доходность ГКО и ставка рефинансирования (для того чтобы собрать деньги в преддверии президентских выборов). Промышленность лишилась кредитов и сократилась на 6%. В конце 1997 г. и первой половине 1998 г. произошло то же самое. В силу инерции промышленность держалась до апреля, а с мая промышленное производство начало стремительно сокращаться: еще до 17 августа выпуск промышленной продукции упал на 10%.

Повышение доходности ГКО ведет к тяжелейшим проблемам бюджета, поскольку растет доля выплат на обслуживание внутреннего долга со всеми вытекающими от сюда последствиями. Более интенсивно растет задолженность пенсионерам, бюджетникам и т.д. Как следствие растут налоги, что опять таки сказывается на промышленности.

Повышение ставки рефинансирования и доходности ГКО может использоваться как временная мера, на несколько месяцев, чтобы отразить первый удар, и после этого величина ставки должна вернуться на прежней уровень. При серьезном кризисе в Юго-Восточной Азии, который не удалось достаточно быстро нивелировать, подобный курс безнадежен. Он мог привести только к катастрофе, что в конце концов и произошло.

В ноябре 1997 года это было не вполне ясно. Была иллюзия, что можно малой кровью отбить атаку, и не нужно менять курс. Но уже в январе, когда пришлось ставку рефинансирования повышать почти до 60%, стало очевидно, что этот путь безнадежен. В мае, когда ставка рефинансирования и доходность ГКО моментами были выше 100%, только ленивый не говорил, что нам необходимо менять курс. И только правительство и ЦБ демонстрировали оптимизм.

Моя точка зрения заключается в следующем. Курс рубля и в ноябре 1997 г. был явно завышен. К этому моменту уже Тайвань, Сингапур и Южная Корея девальвировали национальную валюту, только мы и Бразилия как утесы стояли, хвастаясь, что наша валюта самая сильная в мире, что совершенно не соответствовало действительности.

Мне кажется, что необходимо было идти на девальвацию рубля, но девальвацию не стихийную, которая произошла 17 августа, а плановую, как сделал Тайвань, т.е. на определенный процент, скажем, на 30-40%. Это бы имело плохие последствия для банков, для инвестиций, но это бы предотвратило катастрофу. Катастрофа усугубилась из-за правительственных кризисов и первого, и второго, и из-за политики, которая проводилась уже после 17 августа.

В. Мау

(Рабочий центр экономических реформ при Правительстве РФ)

Политэкономия финансового кризиса в России

Профессор Скидельски приводил примеры из XIX века, показывающие, с его точки зрения, что дефолт - это скорее правило, чем исключение и никто не заимствует деньги для того, чтобы их отдавать. Продолжая историческую линию, начатую лордом Скидельски, я хотел бы провести некоторые параллели между нынешним экономическим положением в России и ситуацией конца XVIII века во Франции. Конкретней, я имею в виду период между 1795 и 1798 годами, то есть время перехода от Директории к Консулату. Подобное сопоставление, полагаю, вполне уместно, поскольку в обоих случаях мы говорим о финансовом кризисе не только при определенном наборе финансовых и макроэкономических характеристик, но - очень важный политический момент! - общим для одного и другого случая является также такой признак, как слабость государства.

Перечислю некоторые черты тогдашней французской экономики и экономической политики, которые говорят сами за себя. Итак, только что произошла революция и сменился политический режим. Активно прошел и почти завершился процесс фундаментального перераспределения собственности. В стране, начиная примерно с 1789 года, не собираются налоги - я бы сказал, принципиально не собираются. Иногда в оправдание этого факта ссылаются на теорию физиократов, которые утверждали, что никакого иного налога, кроме земельного, быть не должно, вместе с тем все понимают, что собирать налоги правительство просто не способно. Каждые полгода предлагаются новые налоги, поскольку предыдущие не собираются, но и эти новые не собираются тоже. Огромные неплатежи в бюджетной сфере. Если полистать французские газеты того времени, почти в каждом номере встречаешь сообщения, что провинциальные учителя месяцами не получают зарплату, что в больницах нет лекарств... Наконец, огромный внутренний долг, который не удалось обесценить инфляционным методом, через махинацию с ассигнатами, поскольку долг этот относился к периоду более раннему и был номинирован в золоте.

Что делает правительство, которое немного укрепилось после ухода с политической сцены якобинцев и после парижского голода - голод, заметим, тоже подорвал возможность народа к сопротивлению, поскольку народ начал уставать Так что же делает правительство Оно объявляет дефолт двух третей внутреннего долга, так называемое банкротство двух третей, определяя, кому оно не намерено платить по счетам. Это типичная логика развития событий в стране, где правительство слабое, правительство, которое осуществило массированные манипуляции с собственностью и ресурсов собственности для того, чтобы обеспечить себе поддержку, оно больше не имеет, а финансировать себя каким-то образом должно.

Что касается развития ситуации в нынешней России, крайне важно, на мой взгляд, за обсуждением вопросов о роли бюджетного кризиса, о роли валютного кризиса увидеть фундаментальную проблему связи происходящего с социально-политическими процессами. Особое внимание я обратил бы на два аспекта. Это баланс различных групп интересов и возможности данных групп непосредственно влиять на принятие решений в условиях слабого государства. И это особенности конституционной системы, которая, как выясняется, играет в развитии кризиса весьма существенную роль.

Среди социальных факторов, как об этом не раз говорили, самый главный – неспособность власти собирать налоги. Это фактор, повторю, не столько технический, сколько политический. Посмотрите динамику прироста налоговых недоимок за последние шесть-семь лет и увидите, что наиболее резкие скачки происходили в условиях максимального ослабления федеральной власти: в августе 1993 года и на рубеже 1995-1996 годов.

Между этими периодами величина недоимок колебалась - были ее снижения, был рост, но вот фундаментальные изменения, то есть когда после скачка ситуация к прежней отметке больше не возвращается - таких фундаментальных изменений было два, и происходили они в моменты, когда конфликты ветвей власти достигали своего апогея и всем экономическим агентам становилось понятно, что требовать в данный момент налогов ни одна из ветвей федеральной власти не сможет, не захочет и не будет.

И еще об одном существенном моменте, который много объясняет в нашей истории: в 1997-98 годах обнажился конфликт между сторонниками и противниками твердого валютного курса. Если скажем, применительно к 1994-95 годам основной конфликт можно характеризовать как классический латиноамериканский - между импортозамещающими и экспортоориентированными отраслями, или, в условиях нашей тогдашней действительности, между неэффективными “!патриотами” и эффективными “компрадорами”, то к 1997-1998 году ситуация существенно изменилась: экономические показатели 1997 года свидетельствовали, что даже в условиях завышенного, нестабильного валютного курса возможен рост и возможно импортозамещение на рынке.

Конфликт возник между сторонниками и противниками девальвации. Рациональным шагом была бы в то время мягкая, поэтапная девальвация. Однако этот идеальный вариант понятен сейчас, задним числом. В ту же пору проблема заключалась в том, что существовавший баланс сил позволял что угодно, кроме плавных действий. Причем ситуация в социально-политическом плане еще более усложнялась, потому что экспортеры в значительной своей массе требовали не столько девальвации, сколько ослабления налогового бремени.

Посмотрим, например, какую занимали позицию нефтяники и газовики. Это сфера, где много получали, где были значительные инвестиции и значительный спрос на оборудование. Так вот, исходя из этого мы можем утверждать, что газовики и нефтяники - не просто экспортеры. Они импортеры капитала и в значительной своей части, пользуясь проблемами завышенности курса и мирового финансового кризиса, были куда больше заинтересованы в ослаблении фискального бремени, нежели в стандартном проведении мягкой девальвации.

Вместе с тем, возникли мощные факторы прямого противодействия девальвации, тем более девальвации мягкой. Я, в частности, хотел бы обратить внимание на то, что наличие жесткого валютного курса было на самом деле результатом бюджетного дефицита. То есть жесткий валютный курс и бюджетный дефицит - это не два параллельных фактора, которые проявляются независимо один от другого, и мы можем обсуждать, валютный у нас кризис или фискальный.

Действительно, одна из фундаментальных отличительных черт азиатского кризиса -это большой бюджетный долг правительства в условиях слабого государства. Правительство не способно быстро сбалансировать бюджет, не способно принять адекватные меры, которые, естественно, лишили бы его возможных источников финансирования бюджетного дефицита и одновременно не способно обнулить этот бюджетный дефицит.

Соответственно факторы сопротивления девальвации также уходили у нас в России в область социально-политическую. Хочу, в частности, напомнить, что категорически препятствовали девальвации те банки, политическая роль которых была особенно сильной и которые располагали мощными инструментами влияния на правительство, - эти банки были одним из очень важных элементов политической системы того времени.

Было понятно, что девальвация может обернуться, с учетом фактора устойчивости банков, размеров вкладов населения в банки, колоссальным проявлением политической нестабильности, - в то время говорили даже о возможности падения режима. Одним словом, существовал набор факторов, которые жестко препятствовали девальвации. Говорю это не в оправдание действий правительства. Оно допустило много ошибок, но это отдельная тема, и она не раз нами описывалась. Надо, однако, видеть реальные условия принятия политических решений - хотя бы с тем, чтобы со временем не допускать повторения пройденного.

Но и, конечно, довлел опыт «черного вторника». С. Алексашенко написал, что любое желание Центробанка немного отпустить курс в плавание сопровождалось звонками как из зарубежных экономических и научных центров: «Что вы делаете», так и из Совета Безопасности и ФСБ: « Не повторяете ли вы «черный вторник», не пора ли прокуратуре вмешаться и посмотреть, кто у вас выигрывает от нестабильности курса». Понятно, что денежные власти не хотят объясняться с прокуратурой - во всяком случае, в краткосрочном плане.

Второй комплекс вопросов - это конституционно-политические. Обозначу коротко проблемы финансового кризиса под этим углом зрения. Самой фундаментальной из них представляется мне это конфликт между уровнем экономического развития, уровнем государственного вмешательства в экономику и демократической конституцией.

Многочисленные эмпирически полученные данные свидетельствуют о наличии более или менее понятной внутренней корреляции между уровнем ВВП на душу населения и бюджетной нагрузкой ВВП. В условиях демократической конституции, как правило (из которого, впрочем, есть исключения) доля бюджета в ВВП обычно растет вместе с ростом доли ВВП на душу населения.

С этой точки зрения, демократическая конституция в России была очень плохо совместима с сохранением имевшейся бюджетной нагрузки. сохранять в условиях длительной инфляции и при 3-4 тыс. долларов доли ВВП на душу населения, имея не только демократическое, но слабое государство, - сохранять при таких условиях бюджетные обязательства на уровне 40% ВВП - вещь практически нереальная. Отсюда ошибка большинства, упрекающая за то, что произошло у нас, МВФ. Хотя было совершенно ясно, что, строго говоря, возможность избежать бюджетного кризиса кроется не в доходной части, при всей ее важности, а, к сожалению, в расходной - с решением всех тех задач, которые связаны с реструктуризацией бюджетной сферы, и так далее и тому подобное.

Другой очень важный конституционный фактор обусловлен балансом властей, установленным российской Конституцией. Как известно, сдвиг в пользу исполнительной власти, обеспеченный Конституцией 1993 года, был задуман как противодействие популизму законодателей в условиях радикальной реформы - с понятными аргументами, что исполнительная власть обычно менее уязвима перед лицом популизма. Вместе с тем, развитие событий показало, что если эти проблемы не удается решить быстро, то дальше законодатели перестают быть заинтересованными в улучшении экономической ситуации. Причем безотносительно к тому, связаны ли они с правительством, формируют ли его или нет.

Это еще одна фундаментальная проблема, которую в течение ближайших лет предстоит решать в России, причем очень болезненно. Потому что, с одной стороны, политика должна быть ответственной, а, с другой, конституционные рамки делают ответственность правительства перед Думой практически невозможной. Возникает восхитительный парадокс: в Думе у нас имеется вечная оппозиция.

Да, каким бы ни было правительство, на кого оно бы ни опиралось, в Думе оппозиция всегда. Это действительно важная фундаментальная проблема, которую так просто не обойти. С этой точки зрения, если речь пойдет об изменении конституции, мне кажется, нам почти не обойтись без решения вопроса по эстонскому варианту о конституционном запрете бюджетного дефицита,.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 10 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.