WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 | 19 |   ...   | 24 |

Крупный бизнес в России, как и во всем мире, является ключевым участником процесса коммерциализации. Крупные фирмы наиболее инновационно-активны с точки зрения расходов на инновационную деятельность в расчете на одного занятого59. Однако пока инновационная активность и развитие НИОКР на отечественных промышленных предприятиях отстают от среднемировых показателей. Удельный вес инновационно-активных предприятий в России в последние три года находится на уровне 9%60, что значительно ниже, чем не только в странах ОЭСР (там этот показатель составляет около 50%), но и в странах Восточной Европы (Румыния – 28%, Словения – 32%, Польша – 38%61). По данным опроса, проведенного ИЭПП в сентябре 2003 г., 31% промышленных предприятий проводит собственные НИОКР и 15% заказывают их на стороне62. При этом структурных сдвигов не происходит: лидерами по уровню инновационной активности остаются машиностроение и химическая и нефтехимическая промышленность. Это вполне объяснимо: именно в этих секторах (наряду с отраслями нефтяной, черной и цветной металлургии) доминируют финансово-промышленные группы (ФПГ). А ФПГ одними из первых начали ориентироваться на инновационное развитие, поскольку вышли на мировой рынок.

Большинство инноваций финансируется из собственных средств предприятий. Согласно данным Госкомстата собственные средства составляют 87% ото всех источников финансирования инноваций, а по данным ИЭПП – 71%. Доля государственного бюджета несущественна (не превышает 4%), хотя есть предприятия, которые финансируют свою инновационную деятельность целиком за счет государства. Банковские кредиты, согласно опросу ИЭПП, используют 12% предприятий.

Сегодня трансфер технологий в промышленности идет преимущественно за счет приглашения на работу специалистов и путем заказов на выполнение НИОКР (см. таблицу 12).

Таблица 12

Формы передачи технологий (данные обследования 25 тыс. организаций в 2001г.)

Форма передачи

Доля организаций, практикующих эту форму, %

Целенаправленный прием (переход) на работу квалифицированных специалистов

42.2%

Результаты исследований и разработок

36.3%

Права на патенты, лицензии и использование изобретений

7.8%

Покупка (продажа) оборудования

6.6%

Другое

7.1%

Источник: Кулакин Г. Научно-технологический потенциал отраслей: инновационная активность организаций // Проблемы прогнозирования, 2004, №1, с.140.

Обследования показывают, что в среднем картина складывается достаточно тревожная: на большинстве промышленных предприятий отсутствуют какие-либо систематизированные и упорядоченные маркетинговые процедуры по выбору и постановке на производство новой продукции, поэтому 85-90% вновь осваиваемых продуктов не имеют желаемого объема сбыта. На 85% российских предприятий инвестиционные процессы не являются рационально управляемыми и осуществляются либо по очевидной необходимости, либо случайно63.

Вместе с тем предпосылки к тому, чтобы следовать инновационным путем, у руководства предприятий есть: 80% российских бизнесменов имеют высшее образование, а 40% крупных предпринимателей - ученую степень64. Это – важный фактор. Так, отсутствие достаточного образовательного уровня у лидеров промышленности Великобритании было признано одной из существенных причин, из-за которой сдерживаются инновационное развитие и налаживание партнерских связей между бизнесом и университетами65.

С точки зрения уровня взаимодействия промышленного и научного секторов наибольший интерес к возможной коммерциализации разработок отечественных ученых проявляют предприятия сырьевого сектора. Нефтяные компании уже несколько лет вкладывают средства в бывшие отраслевые институты, а «Газпром» реализует крупные инновационные проекты. В том, что наиболее инновационно-активными являются сырьевые отрасли, нет ничего тревожного для перспектив инновационного развития страны. Если сначала сырьевые, а потом и остальные отрасли станут заказчиками у отечественного научного комплекса, то наука уже не будет находиться на «грани выживания».

Кроме того, не так давно появились признаки нового этапа развития корпоративной науки. Свои научные подразделения развивали «ТНК», «ЮКОС», «ЛУКОЙЛ», «Норильский никель», АФК «Система». Более того, недавно появился первый прецедент государственно-частного партнерства: частный НИИ («Унихимтек»), созданный профессором химического факультета МГУ, привлек в число соучредителей МГУ, которому принадлежит 20% акций данного НИИ. Однако развитие промышленно-научного взаимодействия идет достаточно медленно. Промышленность в среднем не готова к активному инвестированию в инновации, но в то же время в научной среде отсутствует бизнес-культура, поскольку сфера науки всегда была оторвана от промышленности. За редким исключением, российские ученые не умеют работать на конкретный заказ, в сжатые сроки, строго следуя техническому заданию. По этой причине не сложился целый ряд контактов между промышленностью и наукой. Поэтому крупный бизнес все больше следует по пути развития собственных научных подразделений.

Пока корпорации предпочитают финансировать прикладные краткосрочные проекты, которые могут окупиться за 2-3 года. А в среднем 65% российских организаций расходуют на исследования и разработки менее 1% своего оборота. Опрос ИЭПП показал, что медианные затраты на НИОКР составляют среди обследованных предприятий 2% от их оборота66. В то же время мировая практика свидетельствует о том, что расходы крупных корпораций на НИОКР достаточно высоки и составляют 3-20% их бюджетов при среднем показателе 8-10%67. Например, расходы на НИОКР в «Дженерал Моторс» больше 8 млрд.долл., IBM – свыше 4 млрд.долл., «Хьюлет-Паккард» - свыше 3 млрд.долл. в год. Если 10 ведущих российских сырьевых корпораций выделят минимальные 3% на НИОКР, то это составит более 2 миллиардов долларов68, что в полтора раза превышает государственные расходы на гражданскую науку. Для российских предприятий одной из эффективных стратегий становится также долгосрочная кооперация, участие в альянсах с мировыми лидерами хайтека – что является альтернативой самостоятельному выходу на внешние рынки69.

В условиях глобализации важным показателем инновационного развития становится рост числа технологических альянсов, транснациональных компаний, совместных научно-технических организаций.

В отечественной статистике отсутствуют полные данные о числе и направлениях деятельности филиалов национальных компаний за рубежом. По разным оценкам, российские компании входят в число 90-180 международных технологических альянсов, что в 3-4 раза ниже показателей для таких стран, как Италия, Швеция, Швейцария, и в 8-12 раз ниже показателей для Великобритании, Германии, Франции.

Разнообразные научно-технические альянсы, действующие в России, можно свести к следующим видам70: 1) выполнение совместных проектов в области фундаментальных и прикладных исследований; 2) производство технически сложной продукции для последующей реализации в России или странах СНГ; 3) предоставление технически сложных услуг для освоения российского рынка зарубежными компаниями.

Доля организаций иностранной и совместной форм собственности в научно-технической сфере России растет, и составляет в настоящее время 1.5%, а в суммарных затратах на исследования и разработки – 3.2%71.

Актуальное направление развития инновационной среды – это сотрудничество между малым бизнесом и крупными предприятиями. Пока такие связи налажены очень слабо – поэтому на государственном уровне и называется в качестве приоритетной задача построения «технологического коридора». Опрос 92 руководителей крупных предприятий г.С.-Петербурга о перспективах сотрудничества с малыми инновационными фирмами показал, что в целом менеджеры готовы рассматривать возможности такой кооперации, однако существует несколько серьезных препятствий к ее развитию. Это: недостаточный государственный заказ (так считают 60% руководителей), отсутствие налоговых льгот (40%), а также благоприятного инвестиционно-налогового климата (20%)72.

Для стимулирования развития связей, в том числе между промышленностью и научными организациями, включая малые инновационные фирмы, в 2002 году государство выступило с новой инициативой по поддержке реализации крупных инновационных проектов, выполняемых коллективами, объединяющими представителей науки и промышленности.

В мае 2002 г. Минпромнауки объявило тендер на выполнение крупных инновационных проектов. Каждый из выигравших проектов получил 20 млн. долларов США на два года, что для научно-инновационной сферы является весьма значительным финансированием. При этом государство обеспечивает не более половины требуемых средств, а остальное должно быть получено от заинтересованных инвесторов. На сегодняшний день выбрано 12 проектов из более чем 200, поступивших на конкурс. В бюджете на 2003 год отдельной строкой были запланированы 1, 26 млрд. рублей на финансирование научного сопровождения важнейших инновационных проектов государственного значения, а в бюджете 2004 г. финансирование возросло до 2 млрд. руб.

В основе данной инициативы лежит идея о том, что высокотехнологичные отрасли могут более других отраслей способствовать экономическому развитию страны. Поддерживая крупные инновационные проекты, государство принимает на себя технологические риски и таким образом создает условия для развития высокотехнологичного бизнеса. При этом прямая государственная поддержка инновационных проектов – инициатива временная, для создания примеров успеха.

Отбор инновационных проектов – и это тоже новое в подобных конкурсах – проводился комиссией, включившей в себя не только чиновников и ученых, но и представителей бизнеса. Все это вместе дает надежду, что отобраны не только перспективные исследовательские проекты, но те из них, которые кто-то готов реализовать на рынке. Их можно также рассматривать как фактически появившиеся «снизу» приоритеты, то есть те конкретные проекты, которые могут дать реальную отдачу в рамках девяти государственных приоритетных направлений развития науки и технологий. Ожидается, что 200 млн. долларов бюджетных средств вернутся через 2-3 года в виде 1 млрд. долларов, и таким образом отечественным и зарубежным инвесторам будет продемонстрирована выгодность вложений в российский наукоемкий сегмент экономики. А в целом успех данного проекта должен показать, что в России можно и выгодно создавать инновационную промышленность и реализовывать проекты, основанные на высоких технологиях. «Побочными» эффектами проекта могут стать и рост числа современных научных менеджеров, и развертывание венчурного бизнеса. Наконец, программа может помочь выявить те причины, по которым до сих пор сотрудничество науки и бизнеса было не очень распространенным и не всегда эффективным.

Ожидается, что первые итоги можно будет подвести в конце 2004 года, а оценить эффективность всей программы – не раньше чем 2006г. Главным агрегатным показателем должна стать возросшая капитализация высокотехнологичного сектора экономики. Принятый подход через крупные инновационные проекты тоже может оказаться эффективным при правильном выборе объектов инвестирования.

Вместе с тем развернулась дискуссия о правильности выбора самих инновационных проектов. В частности, обсуждалось, следует ли реализовывать такие инновационные проекты, результаты которых имеют невысокие шансы на внедрение в силу не экономических, а организационно-правовых условий (например, связанных с экологическим законодательством73).

Идея стимулирования рыночного спроса за счет финансовой поддержки государства является достаточно эффективной. Важно, чтобы стимулировался именно рыночный спрос, а не продвижение любых инновационных разработок на рынок. В том случае, если поддержка базируется на оценке потребностей рынка («market pull»), она оказывается наиболее эффективной.

VI. Формирование института посредников: технологические брокеры, центры по продвижению технологий и подготовке кадров

Технологические брокеры на российском рынке высоких технологий

Посредники являются необходимыми экономическими агентами в системе коммерциализации технологий. Они занимаются собственно продвижением разработок на рынок. К организациям-посредникам относятся структуры, занимающиеся патентованием и лицензированием, консалтингом, маркетингом инноваций. Посредники выполняют очень важную функцию, поскольку помогают избегать ситуации несправедливого распределения доходов от реализации интеллектуальной собственности, что нередко происходит на практике, когда российские НИИ и вузы пытаются самостоятельно вести переговоры с потенциальными заказчиками.

В России институт посредничества пока еще мало развит. Компании, формально относящиеся к «посредникам», преимущественно концентрируют свою деятельность на предоставлении консалтинговых услуг, но, как правило, не занимаются управлением интеллектуальной собственностью и, предоставляя патентно-лицензионные услуги, не отвечают за конечный результат коммерциализации.

Одной из наиболее известных в этой сфере и успешно работающих компаний, находящейся на российском инновационном рынке с 1993 г., является фирма ТЕХНОКОНСАЛТ, учрежденная в форме закрытого акционерного общества специалистами из отраслевых научно-исследовательских институтов. В настоящее время это не только посредническая, но и консультационная служба с американской партнерской организацией в Чикаго. Отличительной особенностью ТЕХНОКОНСАЛТА всегда было то, что она никогда не использовала бюджетное финансирование.

Первым направлением бизнеса ЗАО ТЕХНОКОНСАЛТ стал поиск российских партнеров в сфере высоких технологий по запросам зарубежных компаний. Созданная в компании система поиска технологий основана на привлечении более 200 высококвалифицированных экспертов из различных областей науки и техники, партнеров в ведущих регионах и иностранных специалистов. В дальнейшем были созданы подразделения логистики, управления проектами и консультирования.

Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 | 19 |   ...   | 24 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.