WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 17 | 18 || 20 | 21 |   ...   | 25 |

Система ИРП была тяжким бременем дляэкономики, поскольку взимала т.н. «налог диктатуры». С микроэкономической точкизрения, ИРП все еще олицетворяла «экономику диктатуры» - отягощенную чрезмернымконтролем, с недостатком возможностей для развития предпринимательства,монополизированную и коррумпированную – экономику, созданную для служенияинтересам олигархов и номенклатуры. Показательно, чтоиностранные инвесторы имели более твердые гарантии, чем внутренние инвесторы,хотя и гарантии для иностранных инвесторов были недостаточны хороши. Втабл. 1 приведены лишьотдельные примеры «диктаторского налога».

Таблица 1

«Диктаторский налог» ИРП намикроэкономическом
уровне к концу1999 г.

Микроэкономические условия

США В среднем по 6 реформируемым демократическимстранам со средним уровнем доходов*

Мексика

Число лицензий ипроцедуры, необходимых для открытия бизнеса a,f

1–2

(прохождение всех процедур занимало1 день)

Нет данных

45

(прохождение всех процедур занимало1 год)

Рейтинг экономической свободы (FH)a

«Свободная экономика»

«Свободная экономика»

«Восновном отсутствие экономической свободы»

Рейтинг экономической свободы (WSJ/HF)c

«Свободная экономика»

«Восновном свободная экономика»

«Восновном отсутствие экономической свободы»

Место по степени экономической свободыc

6-еиз 161

35-еиз 161

85-еиз 161

Число малых предприятий, не имеющих возможности получения кредитовg

Нетданных

Нетданных

72 %

Место в мире по свободе информации d

3-еиз 189

58-еиз 189

182-е из 189

Рейтинг свободы прессы a

«Свободная»

«Свободная»

«Частично свободная»

Рейтинг коррумпированности h

18-еиз 99

38-еиз 99

58-еиз 99

Рейтинг конкурентоспособности (IIMD) e

1-еиз 47

34-еиз 47

36-еиз 47

Стоимость местного звонка (US $ за 3 мин.) b

0,09

0,08

0,14

Рейтинг по защищенности малого бизнеса от преступностиb

Нетданных

32-еиз 65

64-еиз 65

Рейтинг по простотеоткрытия нового бизнеса b

Нет данных

6-е из 65

64-е из 65

Источники: a FreedomHouse; b World Bank;c Wall Street Journal/HeritageFoundation; dUniversidadIberoamericana; e International Institute for Management Development; f ConsejoCoordinador Empresarial; gEl Economista; hTransparency International.

* Польша, Чешская Республика, Эстония,Венгрия, Чили, Аргентина (за исключением рейтинга конкурентоспособности(Эстония не включена) и последних двух категорий, где не были включены Чили иАргентина). Мировой банк относит указанные страны, включая Мексику, к группестран с уровнем доходов выше среднего.

Примером может служить приватизация, котораябольше напоминала приватизацию в России, чем в Эстонии. Однако, в отличие отроссийских реформаторов, у ИРП действительно была возможность выбрать инойвариант приватизации. Вместо этого, крупнейшее из выставленных на продажупредприятий - Telefonos de Mexico, по существу, было подарено «ворув законе» Карлосу Слиму, личному другу президента Карлоса Салинаса,который теперь является самым богатым человеком в Латинской Америке. В течениесеми лет ему принадлежала монополия на международную связь, до настоящеговремени он обладает монополией на услуги внутренней телефонной сети. Мексиканцыплатили в 6 раз больше американцев за одни и те же виды услуг телефонной сети,включая мобильную связь. Большая часть полученной огромной прибыли быланаправлена им на поддержку ИРП.

Между 1970 и 1994 существовало периодическиповторяющееся явление, называемое «кризисом шестого года» (“sexeniocrisis”). В конце каждого шестилетнего президентского срока происходилообрушение национальной валюты (песо), и наступал финансовый кризис. Причины,лежащие в основе этого явления, были изучены экономистом Джонатаном Хитом,который заключил, что они были политическими по своей природе51. Например,перед выборами ИРП стремилась поддерживать завышенный курс песо, чтобысоздать ощущение экономического процветания. Однако завышенный курснациональной валюты влиял на все: от экспорта и производства до объема резервовв центральном банке и благосостояния фермерских хозяйств, продукция которых немогла конкурировать с дешевыми импортными продуктами. Здесь мы видиминтересный пример противоречий, возникших в результате стремления ИРПудержаться у власти. ИРП по существу была вынуждена перераспределять ресурсы отодних секторов к другим.

Другими факторами, о которых говорил ДжонатанХит, были недостаток прозрачности, ставка на краткосрочный спекулятивныйкапитал, чрезмерное наращивание задолженности, отсутствие независимой денежнойполитики и невнимательное отношение к первоначальным симптомам кризиса,что являлось типичными атрибуты режима данного типа. К тому же, акцент былсделан на потребление, а не на накопление капитала. Аналогичная политика,проводимая администрацией Йожефа Антала в Венгрии, подверглась критике состороны Корнаи. В Эстонии Март Лаар мог поддерживать заниженный курс кроны длятого, чтобы развивать производство и экспорт, однако его легитимностьдействительно зависела от воли избирателей, в отличие от ИРП. Таким образом,Мексика под управлением ИРП имела проблемы скорее политического, чемэкономического характера.

Несмотря на макроэкономическую стабильность,беззаконие, лежащее в основе режима, отпугнуло иностранных инвесторов.Например, несмотря на привилегированное географическое положение и наличиеторгового соглашения с США, объем иностранных инвестиций, поступавших вМексику, был незначителен по сравнению с другими странами. В последние годыправления ИРП объем иностранных инвестиций составлял в среднем 10 млрд.долларов, однако в подушевом выражении это равнялось одной пятой инвестиций,поступавших в Чили, Чехию и Эстонию.

Такова была цена половинчатых реформ,проводимых диктатурой. Вопрос заключается в том, был ли новый капитализм,основанный на круговой поруке, лучше старого социалистического строяаналогичной природы Многие мексиканцы так не считают, поскольку слова«приватизация», «капитализм» и т.п. вызывают негативную реакцию у населения.

Еще одной характеристикой классическойэкономической политики диктаторских режимов является то, что экономическаяреформа начинается только после того, как не остается по существуникакого выбора, и когда многое уже было разрушено в результате ошибок,которые легко можно было предотвратить или исправить придемократической системе. Классическим примером может служить банковскаясистема. Сегодня в Мексике нет банковского сектора в том виде, каким он былкогда-то. В настоящий момент 90-95% всех банковских активов принадлежатиностранным банкам, осуществляющим деятельность в стране. Как это произошлоПричинами послужили не обширные иностранные инвестиции в банковский секторМексики, а национализация, реприватизация с передачей предприятий в рукисторонников режима, девальвация, кризисы и иные составляющие экономикидиктатуры ИРП, результатом которых стал финансовый кризис 1994 года, подобныйроссийскому кризису 1998 года.

Банковская система рухнула по многим причинам,включая национализацию 1982 года и последовавшую реприватизацию лицами,связанными с ИРП, а также ввиду недостатка защиты права собственности. Крометого, существовала культура неплатежей, поскольку законы режима защищалидолжника и сделали фактически невозможным для банков конфисковать егоимущество в счет уплаты долгов.

Между февралем 1994 и январем 1995 резервыцентрального банка упали с 30 млрд. долларов до 4 млрд. в связи снеобходимостью поддержать сильное песо, поскольку приближались выборы. Однакобанк держал эти цифры в секрете от всех, за исключением нескольких олигархов,которые слышали, как новый президент Эрнесто Зедильо говорил онадвигающемся кризисе в ходе частного обеда. Так что они, включая КарлосаСлима, перевели свои немалые капиталы в доллары и тем самымисчерпали и без того скудные валютные резервы.

Последующий обвал песо мог бы быть ещезначительнее, если бы не вмешательство МВФ и лично президента Клинтона, которыйнакачал в мексиканскую экономику наличность и предоставил гарантии, чтопозволило стабилизировать ситуацию. Однако к этому моменту активы банковобесценились практически вдвое, а безнадежные долги стремительно росли.

Тогда ИРП запустила программу Fobaproa,которая заключалась в рекапитализации банков и списании их долгов. Однако, какстало известно после потери ИРП контроля над Конгрессом в 1997 году,большинство бенефициаров Fobaproa оказались не простыми вкладчиками, аактивными сторонниками режима, которые использовали свои связи, чтобы продатьпринадлежащие им вклады в рамках данной программы по высокой цене. Такимобразом, Fobaproa продолжила традицию регрессивного распределения доходов,израсходовав бюджетные средства на поддержку сторонников режима. Приблизительно15 % ВВП было потрачено на преодоление кризиса банковской системы. Ситуациямогла бы быть еще хуже, если бы ИРП не потеряла контроль над Конгрессом в 1997году.

Кризис банковской системы Мексики 1994 годапривел к тому, что в настоящий момент, как и в России, только небольшой процентнаселения Мексики пользуется услугами банковской системы: в 2000 году эта цифрасоставляла 5 % от общей численности населения страны.

Бытует мнение, что трудные времена длядиктаторского режима наступают, когда он пытается проводить реформы. В случае сМексикой это было не так: нелегитимность режима проявлялась сама собой. В 1994году был убит кандидат в президенты от ИРП, а также председатель самой ИРП.Проведенные расследования навели на мысль о борьбе внутри самой партии.Показательным является то, что несмотря на применение обычной практикиподтасовки голосов на выборах и использования монополизированных СМИ,предвыборная кампания нового кандидата Эрнесто Зедильо стоила в 25 раз большечем кампания Уильяма Клинтона в 1992 году (или в 500 раз, если соотнестиэто с ВВП двух стран).

Выпускник факультета экономики Йельскогоуниверситета Эрнесто Зедильо в целом продолжил проведение экономическойполитики своих предшественников, т. е. сочетал дисциплину в макроэкономическойсфере с ограничениями на микроэкономическом уровне. Несмотря на то что он частоупоминал о необходимости демократии (что дало повод некоторым сравнивать его сМ. Горбачевым), Эрнесто Зедильо был глубоко нелегитимной фигурой и не мог несоглашаться на внеконституционные требования различных групп интересов, чьяборьба за постепенно сокращающиеся ресурсы стала более или менее открытой.Когда отдельные группы мобилизовались, чтобы потребовать более высокиезаработные платы, больше праздников или еще что-либо, Зедильо соглашался, тем самым показывая им, что практикаиспользования улиц в качестве площадки для выдвижения требований эффективна,поэтому нет необходимости обращаться к законам, прессе или Конгрессу.Зедильо не решился ужесточить правила, поскольку режим находился на последнейстадии кризиса легитимности. В тот момент, когда ИРП не смогла больше кормитьсвоих «Франкенштейнов», она начала терять контроль над ними. Они началисводить счеты друг с другом, что, безусловно, было на руку оппозиции.

Можно сказать, что режимы диктатуры имеютсклонность «умирать от болезни крови», когда кровь, поддерживающаяжизнедеятельность режима, начинает портиться от неразрешимыхпротиворечий. Что было «кровью» коммунистической системы В Центральной Европедо 1989 года это были репрессии. Когда Горбачев ясно дал понять, что не будетподдерживать эти режимы, они пали. В СССР «кровью» считалась, по крайней мере,формально, в основном идеология. Поэтому здесь проблемы режима были вызваныидеологическими противоречиями, в результате мы наблюдали советскуюдемакратизацию как попытку разрешить эти противоречия, которая в конечном итогепривела к краху идеологического коммунизма и того, что на нем держалось.Основой режима Сухарто был, по-видимому, устойчивый экономический рост, начисто сметенный финансовым кризисом 1997–1998 гг.

Однако в Мексике кровью ИРП была не идеологияи не репрессии, а коррупция, поэтому все проблемы режима были связаны побольшей части с коррупцией.

Pages:     | 1 |   ...   | 17 | 18 || 20 | 21 |   ...   | 25 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.