WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 22 |

Обращение же к законодательству штатов позволяет обнаружить некоторые детали, которые легко упустить, если сосредотачиваться исключительно на федеральном уровне. Этим обстоятельством является та серьезная роль, которую фермерское лобби играло и играет в американской политике. Основными представителями фермеров в политической системе США являются республиканцы, к которым и принадлежал сенатор Джон Шерман.

На протяжении долгого времени республиканская партия выступала защитницей высоких внешнеторговых тарифов, важнейшей задачей которых была защита фермеров. Подобный способ защиты был вполне эффективным и адекватным той ситуации, когда фермерские хозяйства сравнимого уровня технологического развития предлагали сходные товары. В таком случае, основную угрозу для фермеров представляли их коллеги из других стран.

Однако интенсивная капитализация экономики, происходившая в конце 19 века, привела к появлению механизированного аграрного производства, расположенного, в основном, в Чикаго. Это производство имело серьезные преимущества в эффективности перед мелкими фермерами, что угрожало их существованию. В этой ситуации основную угрозу представляли не такие же мелкие хозяйства других стран, а более крупные предприятия внутри страны, что сделало относительно неважным международный протекционизм и повысило важность внутреннего протекционизма – антимонопольного законодательства.

Указанные обстоятельства позволяют считать, что антимонопольные законы принималась не как реакция на монополизм, а напротив, как средство борьбы с интенсивной конкуренцией, характерной для времени индустриализации. Соответственно, применение этих законов связано не с большей, а меньшей конкуренцией, и, соответственно, более низкими темпами роста

В этой связи особое значение приобретает сформулированный в ст. 7 ФЗ «О конкуренции…» запрет органам государственной власти «принимать акты и (или) совершать действия, которые ограничивают самостоятельность хозяйствующих субъектов, создают дискриминационные условия деятельности отдельных хозяйствующих субъектов, если такие акты или действия имеют либо могут иметь своим результатом недопущение, ограничение, устранение конкуренции и ущемление интересов хозяйствующих субъектов».

По нашему мнению, это единственная норма данного закона, результатом применения которой является рост конкуренции и общественного благосостояния. Важно отметить, что в свете приведенного в данной работе анализа, последовательная ее реализация должна означать полную отмену антимонопольного законодательства (за исключением обсуждаемой статьи 7 ФЗ«О конкуренции…»).

Глава 5 Международный контекст

Антимонопольное регулирование и свобода торговли: проблемы соотношения

Полезность свободной международной торговли для благосостояния граждан является одной из достаточно немногих "точек согласия" среди экономистов. Так, например, в 1990 г. снижение тарифов и квот безо всяких оговорок поддерживали 76% американских экономистов, а с определенными оговорками - 94%101.

Полезность же антимонопольного законодательства (АМЗ) вызывает гораздо большие сомнения (уровень безоговорочной поддержки, по тем же данным, составлял 35%). И эти сомнения будут усиливаться по мере осознания того, что выбор неизбежен: либо защита свободной торговли, либо поддержка антимонопольного законодательства.

Непреодолимое противоречие между свободой международной торговли и АМЗ достаточно легко увидеть, если обратить внимание на историю АМЗ, изложенную в четвертой главе, где показывается роль антимонопольного законодательства как замены протекционизму при защите от «внутренних конкурентов».

В дальнейшем успешный опыт борьбы с конкуренцией внутри отдельных стран оказался полезным и в международной торговле, где различные меры антимонопольной политики стали применяться для устранения конкурентов иностранных. В результате, АМЗ стало одной из наиболее опасных и, при этом, респектабельных форм современного протекционизма.

Соотношения между АМЗ и "классическим" протекционизмом, несколько упрощая, можно выразить следующим образом. Протекционизм направлен на противодействие иностранным компаниям, а АМЗ - на противодействие крупным компаниям. Таким образом, существуют как "точки взаимодействия", так и "поводы для столкновения" (см. Таблица 2).

Таблица 2. Сравнение "мишеней" антимонопольного законодательства (АМЗ) и протекционизма (П)

Основная «мишень»

Российские компании

Иностранные компании

Большие компании

АМЗ

АМЗ и П

Малые компании

-

П

АМЗ используется как оправдание протекционизма в борьбе против иностранных компаний. Наиболее характерным инструментом в этой борьбе является антидемпинговое законодательство, которое ставит своей целью защиту промышленности под предлогом противодействия "нечестной конкуренции".

Так, недавно американская алюминиевая компания Alcoa инициировала расследование предполагаемого случая демпинга со стороны Hulett Aluminium (ЮАР), компании, доля которой на мировом рынке (1,2%) намного меньше доли Alcoa (13,5% в 2002 году). При этом объем продаж, которые Alcoa рассматривает как демпинговые, также составляет менее 1% алюминиевого рынка США102. Соотношение размеров компаний в описанном случае таково, что не может быть даже и тени подозрения, что Hulett Aluminium действительно пыталась при помощи демпинговых продаж выдавить конкурента с рынка. Зато есть все основания считать, что целью Alcoa является устранение конкуренции руками правительства и поддержание максимально возможных цен.

Противоречия между АМЗ и протекционизмом выражаются в том, что АМЗ препятствует развитию тех самых крупных национальных компаний, которые протекционистские меры призваны защищать.

Например, 9 сентября 2003 года австралийская Competition and Consumer Commission запретила создание альянса между австралийской авиакомпанией Qantas airline и новозеландской Air New Zealand. В рамках альянса предполагалась покупка австралийской компанией 22,5% акций Air New Zealand. Причиной намечавшейся сделки была угроза разорения Air New Zealand, о которой компания заявила в августе, объяснив это конкуренцией с намного более крупной Qantas. Подобная угроза не выглядела нереалистичной в свете нескольких лет убытков и банкротства австралийского филиала Air New Zealand, после которого правительство Новой Зеландии было вынуждено потратить на спасение компании 531 млн долларов.

В конце октября от одобрения сделки отказалась и новозеландская Commerce Commission, заявившая, что предлагаемый план "повредит конкуренции и потребителям и, следовательно, не в интересах новозеландцев.

Таким образом, в результате слаженных действий регуляторов, австралийскому антимонопольному ведомству удалось предотвратить расширение бизнеса национальной компании, а новозеландскому - "стимулировать конкуренцию", поставив под угрозу существование фирмы, которая могла бы стать прибыльной103..

С другой стороны, протекционистские меры препятствуют иностранным компаниям конкурировать с национальными компаниями, что должно бы было приветствоваться "по теории" АМЗ.

Эти проблемы уже содержит упомянутая переписка сенатора Шермана. Так, в августе 1888 года руководитель John Deere Company в Иллинойсе просил Шермана и республиканцев принять антимонопольное регулирование, основываясь на следующей проблеме: "Мы наблюдаем значительное недовольство со стороны промышленников по поводу трестов и объединений, которые существуют в большинстве сырьевых отраслей... Несмотря на то, что эти объединения {combinations} могут и не являться прямым порождением протекционистских тарифов, в ряде случаев такие объединения была бы невозможны, а в других затруднительны, если бы не было тарифов... Мы верим в протекционистский тариф на том основании, что он повышает общее благосостояние, но {наша} лояльность подвергается жестоким испытаниям, когда мы вынуждены покупать сырье у объединений и сталкиваться с контролируемыми ими ценами, которые намного выше, чем в другом случае были бы на свободном рынке"104.

Этот случай позволяет также продемонстрировать проблему "порочного круга" регулирования - вмешательство государства в свободный рынок приводит к непредвиденным до этого проблемам, для решения которых уже приходится идти на новое вмешательство.

Так или иначе, АМЗ мешает свободной торговле - то ли препятствуя входу на рынок иностранных компаний, то ли нанося ущерб развитию компаний собственной страны.

Достаточно условно можно выделить три уровня, на которых сторонники АМЗ противодействуют развитию свободной торговли.

Во-первых, национальный уровень. Большинство стран мира (список редких "неприсоединившихся" можно найти в Таблица 3) имеет антимонопольное законодательство, и такое специфическое именно для международной торговли его проявление, как антидемпинговое законодательство. Для развитых стран основной тенденцией последних десятилетий является некоторое смягчение этих норм в рамках широких пакетов реформ. В посткоммунистических странах наблюдается противоположная тенденция - принятие АМЗ там, где его до этого не было.

Например, в Канаде в 1984 году был отменен Акт "Об антидемпинге". Хотя это и не означает полного отказа от антидмемпинговых мер, но приближает их применение к другим мерам антимонопольного регулирования, что является шагом к отказу от дискриминации иностранных компаний.

Другие нормы антимонопольного регулирования также претерпевают изменения. В США и даже в России все большее количество деловых практик ограничивается по принципу здравомыслия (rule of reason), что означает отказ от полных запретов в пользу предоставления возможности компаниям обосновать наличие позитивных социальных последствий от прежде незаконных сделок.

Во-вторых, уровень двусторонних отношений "страна-страна". Отношения этого типа строятся преимущественно по принципу эксклюзивности, т.е. государства договариваются об "уступках" в смягчении законодательного режима именно друг для друга. Важной тенденцией в этой области становится создание зон взаимного отказа от антидемпингового законодательства.

Так, в 1996 году между Канадой и Чили было заключено двухстороннее Соглашение о Свободной Торговле (Free Trade Agreement), отдельная часть которого была посвящена отмене использования антидемпинговых мер в отношении компаний друг друга. С момента вступления в силу Соглашения каждая из сторон соглашается не применять свое антидемпинговое законодательство к товарам другой стороны, а именно:

  • · Ни одна из сторон соглашения не будет начинать антидемпинговые расследования относительно товаров другой стороны
  • · Каждая сторона соглашения должна отменить любое проводящееся антидемпинговое расследование относительно товаров другой стороны
  • · Ни одна из сторон не будет вводить новые антидемпинговые пошлины или другие меры относительно товаров другой стороны
  • Каждая сторона должна отозвать все существующие предписания, вводящие антидемпинговые пошлины относительно товаров другой стороны.
  • Применение антидемпинговых мер возможно только в таких исключительных обстоятельствах, как значительные изменения в существующих условиях торговли, и с обоюдного согласия обеих сторон105.

В-третьих, уровень многосторонних отношений ("страна-организация"). На этом уровне наиболее характерна деятельность по унификации правил антимонопольной политики и антидемпингового законодательства. Тем не менее, к этому типу отношений можно отнести и формирующиеся многосторонние зоны взаимного отказа от антидемпингового законодательства.

Начало антидемпинговой политики было положено отдельными странами, принявшими соответствующие законы: Канадой (1904 г), Новой Зеландией (1905 г), Австралией (1906), Южно-Африканским Союзом. Однако массовым распространение антидемпинговых норм стало после подписания ГАТТ (Генерального соглашения о тарифах и торговле) в 1947 г, статья VI которого осуждала демпинг. Будучи сформулированными в достаточно общем виде, нормы ГАТТ не допускали однозначной интерпретации. В итоге 13 июля 1967 года, в ходе так называемого "раунда Кеннеди" переговоров по ГАТТ (Женева) несколькими участниками было подписано первое Соглашение об интерпретации данной статьи. С тех пор Соглашение претерпело значительные изменения, а список его участников неуклонно расширялся. Участниками последнего, третьего Соглашения, являются все страны-члены ВТО.

Обозначенным уровням столкновений сторонников и противников АМЗ приблизительно соответствуют четыре основные проблемы в отношениях между АМЗ и международной активностью любой страны.

Во-первых, АМЗ препятствует развитию бизнеса страны, которые интенсивно вовлекается в международную торговлю и благодаря этому становится все более крупным.

Во-вторых, АМЗ препятствует международной торговле тем, что активно вмешивается в деятельность международной инфраструктуры торговли (транспорт, информатика).

В-третьих, АМЗ препятствует входу на национальный рынок иностранных компаний и является специфическим дополнением протекционизма.

В-четвертых, в международной деятельности государств широко распространена практика навязывания норм АМЗ. Многие государства поддаются на соблазн (или давление) "импорта" этого вида законодательства.

Далее мы затронем каждую из указанных проблем.

АМЗ как фактор уменьшения конкурентоспособности страны

АМЗ и "группы особых интересов"

С момента принятия Акта Шермана АМЗ в различных его проявлениях было принято в большинстве стран мира, хотя и не во всех (см. Таблица 3).

Таблица 3. Страны, где отсутствует антимонопольное законодательство

Азия

Африка

Европа

Океания

Северная Америка

Южная Америка

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 22 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.